Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-269 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании недействующими пунктов 3, 12, 13, 14 Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и Типового договора найма жилого помещения фонда для временного поселения вынужденных поселенцев, утв. постановлением Правительства РФ от 26 января 2006 г. N 42, оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-269


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению А.А.В. о признании недействующими пп. 3, 12, 13, 14 Правил отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду и Типового договора найма жилого помещения фонда для временного поселения вынужденных переселенцев, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 января 2006 г. N 42 по кассационной жалобе А.А.В. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2010 г., которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М.Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ф.А.В., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

в соответствии со ст.ст. 92 и 100 Жилищного кодекса Российской Федерации постановлением Правительства Российской Федерации от 26 января 2006 г. N 42 утверждены Правила отнесения жилого помещения к специализированному жилищному фонду (далее - Правила) и Типовой договор найма жилого помещения фонда для временного поселения вынужденных переселенцев (далее - Типовой договор найма жилого помещения). Названный нормативный правовой акт опубликован для всеобщего сведения в "Российской газете" от 17 февраля 2006 г., Собрании законодательства Российской Федерации за 2006 г., N 6.

А.А.В. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими со дня их принятия следующих норм Правил:

пункта 3, согласно которому отнесение жилых помещений к специализированному жилищному фонду не допускается, если жилые помещения заняты по договорам социального найма, найма жилого помещения, находящегося в государственной или муниципальной собственности жилищного фонда коммерческого использования, аренды, а также если имеют обременения прав на это имущество;

пункта 12, которым установлено, что включение жилого помещения в специализированный жилищный фонд с отнесением такого помещения к определенному виду жилых помещений специализированного жилищного фонда и исключение жилого помещения из указанного фонда производятся на основании решения органа, осуществляющего управление государственным или муниципальным жилищным фондом (далее - орган управления), с учетом требований, установленных настоящими Правилами;

пункта 13, определяющего какие документы заявитель представляет в орган управления для отнесения жилых помещений к определенному виду жилых помещений специализированного жилищного фонда;

абзаца четвертого п. 14, устанавливающего, что отказ в отнесении жилого помещения к определенному виду специализированного жилищного фонда допускается в случае несоответствия жилого помещения требованиям, предъявляемым к этому виду жилых помещений.

В подтверждение заявленных требований А.А.В. указала, что приведенные нормы не соответствуют требованиям частей 1, 3 ст. 1, ст. 2 Жилищного кодекса Российской Федерации, так как допускают отнесение к специализированному жилищному фонду жилых помещений, занятых не по договорам социального найма (п. 3), не отвечают принципу определенности, не раскрывая содержание понятий: "орган управления", "заявитель", "орган, осуществляющий управление государственным жилищным фондом" (пп. 12, 13, 14), не предусматривают отказ в отнесении жилого помещения к специализированному жилищному фонду, в связи с необоснованностью отнесения к такому фонду (п. 14).

Заявитель просит признать недействующим Типовой договор найма жилого помещения в целом, фактически оспаривая его в части, предусматривающей вселение в жилое помещение только тех членов семьи нанимателя, которые являются вынужденными переселенцами, что, по ее мнению, противоречит частям 5, 6 ст. 100 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Оспариваемые нормы, по мнению заявителя, нарушают жилищные права ее и несовершеннолетних детей.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2010 г. в удовлетворении заявления отказано. В кассационной жалобе А.А.В. просит об отмене решения суда и принятии нового решения об удовлетворении заявления. Полагает, что решение суда не соответствует требованиям ч. 1 ст. 195 ГПК РФ, абзацу первому ч. 4 ст. 198 ГПК РФ, поскольку не приведены мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, не приведены основания, по которым требования признаны необоснованными. По мнению А.А.В. невозможно понять, что хотел сказать суд в своем решении.

Заявитель А.А.В., представитель Правительства Российской Федерации в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований к отмене решения суда.

В силу ч. 1 ст. 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Верховный Суд Российской Федерации, проанализировав оспоренные положения Правил и Типового договора найма жилого помещения на соответствие федеральному законодательству пришел к правильному выводу о том, что оспоренные положения Правил и Типового договора найма жилого помещения соответствуют требованиям Жилищного кодекса Российской Федерации и Закона Российской Федерации от 19 февраля 1993 г. N 4530-I "О вынужденных переселенцах" и, следовательно, не нарушают прав и законных интересов заявителя.

Правила и Типовой договор найма жилого помещения утверждены Правительством Российской Федерации во исполнение полномочий, предоставленных ему ч. 2 ст. 92 и ч. 8 ст. 100 Жилищного кодекса Российской Федерации (в ранее действующей редакции).

Пункт 13 не допускающий отнесение к специализированному жилищному фонду жилых помещений, предоставленных в установленном порядке в пользование граждан (на основании договоров социального найма, аренды), а также имеющих иные обременения прав на это имущество, согласуется с требованиями ст. 19 (пп. 1, 3 ч. 2, пп. 2 и 4 ч. 3), ст. 92 (п. 5 ч. 2, ч. 2), ст. 99 Жилищного кодекса Российской Федерации, регулирующими особенности правового режима жилых помещений специализированного жилищного фонда.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "ст. 92 (п. 5 ч. 2, ч. 2)" имеется в виду "ст. 92 (п. 5 ч. 1, ч. 2),


Установленное этой нормой ограничение, как правильно указал суд в решении, направлено на защиту жилищных прав, возникших у граждан и организаций по основаниям, предусмотренным законом, и не противоречит жилищному законодательству, поэтому прав граждан не нарушает.

Не было у суда оснований для удовлетворения требований заявителя в части признания пп. 12, 13, 14 Правил недействующими. Содержащиеся в них понятие "орган управления" раскрыто в п. 12 Правил, согласно которому таким органом является орган, осуществляющий управление государственным или муниципальным жилищным фондом, соответствует формулировке, содержащейся в ч. 2 ст. 92 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Утверждение заявителя о неопределенности п. 13 Правил, поскольку в нем не определено понятие "заявитель", суд первой инстанции правильно признал необоснованным. В подп. "б" п. 13 Правил указано, что для отнесения жилого помещения к определенному виду жилых помещений специализированного жилищного фонда представляется документ, подтверждающий право собственности, либо право хозяйственного ведения или оперативного управления на жилое помещение. Исходя из этого, суд пришел к обоснованному выводу о том, что заявитель должен являться собственником или обладать одним из указанных вещных прав на жилое помещение либо быть уполномоченным на представление интересов собственника или обладателя таких прав. Учитывая, что в качестве специализированных жилых помещений используются жилые помещения государственного и муниципального жилищных фондов, то под заявителем в оспариваемых нормах понимается орган государственной власти или орган местного самоуправления, осуществляющий от имени собственника управление государственным, муниципальным имуществом, а также государственное или муниципальное предприятие, учреждение, наделенное правом хозяйственного ведения либо оперативного управления на закрепленное за ним имущество.

Пункт 14 Правил, в части, предусматривающей отказ в отнесении жилого помещения к определенному виду специализированного жилищного фонда в случае несоответствия жилого помещения требованиям, предъявляемым к этому виду жилых помещений, основан на ч. 2 ст. 92 Жилищного кодекса Российской Федерации, которой предусмотрено, что отнесение жилых помещений к специализированному жилищному фонду допускается с соблюдением требований и в порядке, установленных уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. При таких данных у суда не было оснований для признания незаконным этого положения правил.

Разрешая данное дело, суд пришел к правильному выводу о законности Типового договора найма жилого помещения.

Типовой договор найма жилого помещения предусматривает: жилое помещение, находящееся в федеральной собственности, передается за плату во владение и пользование нанимателям и членам его семьи для временного проживания в нем, в договоре указываются признанные в установленном порядке вынужденными переселенцами члены семьи нанимателя, которые вселяются совместно с ним (п. 5); за гражданином, если он перестал быть членом семьи нанимателя, но продолжает проживать в жилом помещении, сохраняются равные с нанимателем и членами его семьи права (п. 11); члены семьи умершего нанимателя сохраняют права и обязанности по этому договору в течение срока действия их статуса вынужденных переселенцев (п. 11).

Суд пришел к обоснованному выводу о том, что эти положения Типового договора найма жилого помещения соответствуют назначению жилых помещений фонда для временного поселения вынужденных переселенцев и гарантиям защиты прав и законных интересов вынужденных переселенцев на территории Российской Федерации, установленным Законом Российской Федерации "О вынужденных переселенцах", в частности его ст.ст. 6, 7, 9 и 11, предоставляющими право на получение жилого помещения указанного фонда только вынужденным переселенцам для проживания в течение срока действия статуса вынужденного переселенца.

Типовой договор найма жилого помещения не регулирует вопрос вселения в занимаемое нанимателем жилое помещение в период действия заключенного договора найма членов семьи, не признанных вынужденными переселенцами, поэтому суд первой инстанции правомерно не согласился с утверждением заявителя о том, что Типовой договор устанавливает запрет на вселение в занимаемое нанимателем жилое помещение указанных лиц. В п. 6 Типового договора предусмотрено, что не указанные в договоре найма права нанимателя, в том числе на вселение других лиц и изменение действующего договора найма, определяются в соответствии с действующим законодательством.

Типовой договор найма жилого помещения утвержден во исполнение ст. 100 Жилищного кодекса Российской Федерации, определяющей содержание договора найма жилого помещения, заключаемого на основании решения о предоставлении такого помещения, основан на положениях этой статьи, предписывающей указывать в договоре найма специализированного жилого помещения членов семьи нанимателей, и правомерно не регламентирует право нанимателя на вселение членов семьи в период действия договора найма.

Статья 100 Жилищного кодекса Российской Федерации, как правильно указал суд в решении, не затрагивает вопросы вселения членов семьи нанимателя после заключения с ним договора найма специализированного жилого помещения, и не делегирует федеральному органу исполнительной власти полномочия по регулированию этих отношений. В связи с этим отсутствие правового регулирования отношений, связанных с реализацией нанимателем права на вселение в занимаемое им по договору найма специализированного жилого помещения членов своей семьи, не противоречит требованиям Жилищного кодекса Российской Федерации.

Довод кассационной жалобы о противоречии п. 5 Типового договора найма жилого помещения, предусматривающего, что совместно с нанимателем в жилое помещение вселяются признанные в установленном порядке вынужденными переселенцами члены его семьи, ч. 6 ст. 100 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которой в договоре найма специализированного жилого помещения указываются члены семьи нанимателя, не опровергает вывод суда о законности этого пункта Типового договора. В силу положений ст. 97 Жилищного кодекса Российской Федерации, Закона Российской Федерации "О вынужденных переселенцах" право на вселение в жилое помещение специализированного жилищного фонда вместе с нанимателем в качестве членов его семьи имеют члены семьи, имеющие статус вынужденных переселенцев.

Утверждения в кассационной жалобе о том, что решение суда необоснованно, непонятно изложено, противоречит требованиям ч. 1 ст. 195, ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не соответствуют содержанию решения суда и не могут служить поводом к его отмене.

Ссылки А.А.В. на то, что в решении суда отсутствуют объяснения, почему в Правила нет необходимости внести нормы, которые по ее мнению, позволят защитить жилищные права вынужденных переселенцев не свидетельствуют о незаконности принятого судом решения. При рассмотрении дела об оспаривании нормативного правового акта полностью или в части, суд проверяет содержание акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу. Восполнение пробелов в правовом регулировании и уточнение тех или иных формулировок, содержащихся в них, не относится к компетенции суда.

Поскольку решение суда вынесено в соответствии с нормами материального права и с соблюдением норм процессуального права, оснований предусмотренных ст. 362 Гражданского кодекса Российской Федерации, для отмены решения в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 31 марта 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу А.А.В. - без удовлетворения.



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 3 июня 2010 г. N КАС10-269


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение