Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 мая 2010 г. N 45-П10 О возобновлении производства по уголовному делу в отношении осужденного, виновного в совершении особо тяжких преступлений, ввиду новых обстоятельств, в связи с тем что Европейским Судом по правам человека установлено нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 мая 2010 г. N 45-П10


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств в отношении П.

По приговору Свердловского областного суда от 17 января 2002 года

П., 4 декабря 1959 года рождения, уроженец г. Ревды Свердловской области, ранее не судимый,

осужден:

по п.п. "а, ж, з, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы,

по п.п. "д, е" ч. 2 ст. 117 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 126 УК РФ к 6 годам лишения свободы,

по ч. 3 ст. 127 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ч. 1 ст. 30, п.п. "а, б" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ч. 3 ст. 166 УК РФ к 5 годам лишения свободы,

по ч. 4 ст. 166 УК РФ к 7 годам лишения свободы,

по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 14 годам лишения свободы с конфискацией имущества,

по ч. 2 ст. 327 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 22 года лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 6 лет в тюрьме, а остальной части наказания - в исправительной колонии строгого режима.

По ч. 3 ст. 30, п.п. "ж, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ П. оправдан за недоказанностью его участия в совершении этого преступления.

По делу также осуждены Ж.В.Г., В.А.Г., К.С.А., М.В.Б., Б.В.Л., М.М.А., К.А.Г., Х.И.В., В.А.Н., Ш.С.А.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 августа 2003 года приговор в отношении П. в части осуждения по п.п. "д, е" ч. 2 ст. 117, ч. 3 ст. 127 УК РФ отменен, производство по делу в этой части прекращено за непричастностью к совершению преступлений. Исключено осуждение по ч. 3 ст. 166, ч. 1 ст. 30, п. "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. "а, ж, з, к" ч. 2 ст. 105, п. "б" ч. 2 ст. 158, п. "а" ч. 3 ст. 162, ч. 4 ст. 166, ч. 2 ст. 209, ч. 2 ст. 327, ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ, назначено 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме. В остальной части приговор в отношении П. оставлен без изменения.

Постановлением судьи Камышловского городского суда Свердловской области от 16 августа 2004 года судебные решения в отношении П. приведены в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ, его действия переквалифицированы с п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ на ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) с назначением 2 лет лишения свободы, с ч. 2 ст. 327 УК РФ на ч. 1 ст. 327 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) с назначением 2 лет лишения свободы, с ч. 1 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) с назначением 6 лет лишения свободы с исключением дополнительного наказания в виде конфискации имущества, также исключено из осуждения по п. "а" ч. 3 ст. 162, ч. 2 ст. 209 УК РФ дополнительное наказание в виде конфискации имущества.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с отбыванием первых 5 лет в тюрьме.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в отношении П. ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д.А.А., изложившего обстоятельства дела, содержание приговора, кассационного определения, других судебных решений, мотивы представления, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., поддержавшего представление, адвоката Б.А.А. об отмене всех судебных решений с направлением дела на новое судебное рассмотрение, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

П. признан виновным в том, что в период с июля по декабрь 1998 года, действуя в составе банды на территории Свердловской области, созданной Ж. и В. для нападения на граждан и организации с целью личного обогащения, совершил ряд тяжких и особо тяжких преступлений.

Так, в ноябре 1998 года Ж. предложил участникам банды В. и П. любым способом, в том числе и путем разбойного нападения, завладеть автомашиной "КАМАЗ" и передать ему для личного использования.

Реализуя план своих преступных намерений, В. и П. 9 ноября 1998 года в г. Челябинске познакомились с Н. и под надуманным предлогом договорились с ним о поездке в г. Ревду Свердловской области.

По прибытии утром 10 ноября 1998 г. в г. Ревду В. и П. пришли в офис Ж. и доложили, что подысканная ими для завладения автомашина и ее водитель находятся у здания.

После этого Ж., П. и В. привлекли к реализации плана М. и Б., роль которых сводилась к непосредственному разбойному нападению, для чего М. был вооружен пистолетом ТТ и 8 патронами, а также наручниками.

В пути следования В. и П., находясь в автомашине "КАМАЗ" и увидев автомашину "ИЖ-2715", в которой следовали Б., В. и М., дали команду Н. остановиться.

После этого М. и Б. с применением физической силы завязали Н. глаза, надели наручники, поместили его в грузовой отсек автомашины "ИЖ-2715" и доставили в офис к Ж.

В тот же день по прибытии в офис М., Б., В. с Н., П. и В. на похищенной автомашине "КАМАЗ" Ж. дал указание В., а также М. и Б. убить Н. с целью скрыть совершенное в отношении него преступление.

Б., В. и М., исполняя приказ Ж., вывезли Н. в лес, где В. выстрелом из пистолета в голову убил потерпевшего.

В результате преступления Ж. завладел автомашиной "КАМАЗ", принадлежавшей Н. и Б., стоимостью 35000000 (неденоминированных) рублей.

В начале декабря 1998 года участники банды Ж., В, П., М., а также не входившие в состав банды Х., Ш. и М. вступили в сговор на совершение разбойного нападения на лиц, перевозивших на автомашинах грузы по автодороге Екатеринбург-Пермь, выбрав таким местом придорожное кафе, где останавливались водители.

В помещении офиса в г. Ревда Ж., П. и В. разработали детальный план совершения разбойного нападения с применением огнестрельного оружия, а также привлекли к совершению преступления К., намереваясь использовать его в качестве водителя.

10 декабря 1998 года, около 17 часов, осужденные, имея при себе огнестрельное оружие, приехали к месту совершения преступления в придорожное кафе "Тюш".

Дав указания, Ж. и Х. вернулись в г. Ревду ожидать результатов нападения.

По указанию В., Ш. уехал на автомашине "КАМАЗ" в распоряжение Ж. и Х.

11 декабря, около 4 часов утра, В. на требование повара-бармена кафе П. расплатиться за ужин достал пистолет и направил его в сторону потерпевшей. На крик последней в зал из подсобного помещения вышел сторож С., который потребовал убрать оружие и расплатиться. В ответ на это В. с целью убийства выстрелил из пистолета в голову потерпевшего, причинив сквозное ранение мягких тканей шеи, однако смерть С. не наступила по не зависящим от В. обстоятельствам.

После этого В., П., Б., М. и М., считая, что С. убит, с целью сокрытия этого преступления вступили в сговор на убийство двух лиц - П. и находившегося в это время рядом с кафе водителя автомашины "ЗИЛ-130" С., видевшего участников банды.

М. и Б. остановили убегавшую П., завели ее в помещение кафе, где П. с целью убийства произвел в потерпевшую выстрел из обреза. Дробовой заряд попал в табурет, которым она защищалась, сбив её с ног, после чего В. двумя выстрелами из пистолета убил П.

Затем П. совместно с М., В., М. и Б., угрожая обрезом, завели С. в помещение кафе, где П. выстрелом в голову из обреза ружья убил потерпевшего.

После этого П. вступил в сговор с другими членами банды на неправомерное завладение автомашиной "ЗИЛ-130". С этой целью П. сел в кабину, запустил двигатель и тронулся с места, однако автомашина застряла в снегу.

Увидев подъезжавшую к кафе автомашину "УАЗ-3307", принадлежавшую Богдановичскому фарфоровому заводу, с грузом посуды, в которой находились водитель Г. и экспедитор Л., осужденные напали на них, угрожая применением оружия, забрали у Г. 30 рублей, у Л. - 600 рублей, после чего заставили потерпевших сесть в кузов автомашины, вывезли в лес, связали им руки шарфом потерпевшей и потребовали не сообщать в милицию в течение 2 часов.

Опасаясь разоблачения, Ж. дал указание П. избавиться от автомашины с грузом фарфоровой посуды, однако тот, действуя единолично, присвоил указанный товар, поместив его в сарай.

В январе 1998 года П. для дальнейшего использования в преступных целях приискал паспорт гражданина СССР на имя М.А.Н., из которого удалил фотографию владельца и наклеил свою, нанеся также рельефный оттиск "ПАСПОРТ СССР".

В октябре-ноябре 1998 года П. приобрел у неустановленного лица паспорт гражданина СССР на имя З.Е.Г., из которого удалил фотографию владельца и наклеил свою, нанеся также рельефный оттиск "ПАСПОРТ СССР".

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств, в связи с тем, что Европейским Судом по правам человека в постановлении от 24 сентября 2009 года указано на нарушение п.п. 1, 3 (с) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод в ходе досудебного производства и судебного разбирательства в отношении П.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М., находит представление подлежащим удовлетворению.

Установленное Европейским Судом по правам человека нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом Российской Федерации уголовного дела согласно п/п. "б" п. 2 ч. 4 ст. 413 УПК РФ является основанием для возобновления производства по уголовному делу в порядке, установленном главой 49 УПК РФ.

Из постановления Европейского Суда по правам человека от 24 сентября 2009 года усматривается, что в отношении П. были допущены нарушения п.п. 1, 3 (с) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, выразившиеся в чрезмерно длительном производстве по уголовному делу, а также в необеспечении властями принципа справедливости судебного разбирательства ввиду непредоставления заявителю эффективной юридической помощи адвоката на стадии досудебного расследования.

При таких данных производство по уголовному делу в отношении П. подлежит возобновлению ввиду новых обстоятельств.

В своей жалобе, направленной в Европейский Суд по правам человека, П. утверждал, что судебный процесс против него был чрезмерно длительным, он был лишен юридической помощи защитника на различных этапах разбирательства по делу. В частности, заявитель указывал на то, что он был лишен права пользоваться защитником в течение первых дней пребывания под стражей, его защитник оказался не в состоянии предоставить эффективную юридическую помощь в суде, и ему не была предоставлена юридическая помощь в суде кассационной инстанции.

Из содержания постановления Европейского Суда по правам человека следует, что 15 декабря 1998 года П. во время его задержания по подозрению в совершении разбоя было разъяснено право на защиту, после чего он заявил, что нуждается в услугах адвоката, для чего просил связаться с Л.С.С, сообщив номер его телефона, и если Л. был вне досягаемости, следственные власти должны были предложить заявителю возможность использовать услуги другого адвоката или назначить адвоката из местной коллегии адвокатов для защиты заявителя в соответствии с положениями ст.ст. 47, 48 УПК РСФСР.

Каких-либо данных о том, что заявителю предлагалось найти другого адвоката либо была предложена другая юридическая помощь, в материалах дела не содержится.

После составления протокола задержания следователь продолжил допрашивать заявителя, несмотря на то, что его просьба о правовой помощи осталась неудовлетворенной. В результате 15 декабря 1998 года заявитель сделал заявление, в котором признался в ограблении. На следующий день, 16 декабря 1998 года, следователь продолжил допрос заявителя, так и не предоставив ему адвоката. Допрос закончился еще одним признанием, на этот раз - в ряде уголовных преступлений, включая убийство и похищение человека.

Европейский Суд по правам человека пришел к выводу, что 15 и 16 декабря 1998 года, когда П. делал заявления перед следственными властями, он не имел доступа к адвокату и в его отсутствие он не мог самостоятельно юридически отказаться от своих прав на защиту и отвечать на допросе. Таким образом, заявитель, который выразил желание участвовать в следственных действиях только посредством адвоката, не должен подвергаться дальнейшим допросам властями, пока ему не предоставят адвоката.

Допросы 15 и 16 декабря 1998 года проводились по инициативе властей, и нет доказательств того, что признания заявителя в ходе допросов были сделаны по его собственной инициативе.

Европейский Суд по правам человека не находит, что признания заявителя, сделанные в отсутствие адвоката, могут считаться имеющими юридическую силу и отказом от права.

Поэтому, как указано в постановлении, хотя утверждения заявителя, сделанные 15 и 16 декабря 1998 года, были не единственным доказательством, на котором основывалось вынесение приговора, тем не менее, оно было решающим для защиты заявителя и представляло собой значительный элемент, на котором основывалось обвинение.

Европейский Суд по правам человека констатировал, что на заявителя, несомненно, отрицательно влияло ограничение в доступе к адвокату, поскольку утверждения, сделанные им в ходе следствия 15 и 16 декабря 1998 года, были использованы для его осуждения. Тот факт, что П. не была предоставлена юридическая помощь на начальных стадиях допросов, непоправимо повлиял на его право на защиту и уменьшил возможность ведения справедливого разбирательства и соблюдения принципа равноправия сторон.

Европейский Суд по правам человека также указал, что ввиду выявленного нарушения п. 3 (c) ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод П. должен быть, насколько это возможно, поставлен в положение, в котором требования данного положения были бы соблюдены, и наиболее подходящей формой компенсации указанного нарушения является новое судебное разбирательство или возобновление производства, если это потребуется.

По смыслу закона (п/п. "б" п. 2 ч. 4 ст. 413, ч. 5 ст. 415 УПК РФ) Президиум Верховного Суда Российской Федерации принимает решение об отмене или изменении вступивших в законную силу приговора, определения или постановления суда в тех случаях, когда установленное Европейским Судом по правам человека нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод позволяет сделать вывод о незаконности, необоснованности или несправедливости состоявшихся судебных решений.

Поскольку Европейский Суд по правам человека признал такие нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод по настоящему делу, приговор в части его осуждения и все последующие судебные решения в отношении П. подлежат отмене, уголовное дело - передаче на новое рассмотрение.

С учетом отмены приговора и всех последующих решений и принимая во внимание, что П. обвиняется в совершении особо тяжкого преступления, может скрыться от суда и воспрепятствовать таким образом производству по уголовному делу в разумные сроки, Президиум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь требованиями статей 97, 108, 255 УПК РФ, избирает осужденному меру пресечения в виде заключения под стражу.

На основании изложенного, а также руководствуясь п. 3 ст. 415 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. удовлетворить.

2. Возобновить производство по уголовному делу в отношении П. ввиду новых обстоятельств.

3. Приговор Свердловского областного суда от 17 января 2002 года, кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 августа 2003 года, постановление судьи Камышловского городского суда Свердловской области от 16 августа 2004 года в отношении П. в части его осуждения по п.п. "а, ж, з, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ч. 1 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ), п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ, ч. 4 ст. 166 УК РФ, ч. 2 ст. 209 УК РФ, ч. 1 ст. 317 УК РФ, ч. 1 ст. 30, ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) отменить, уголовное дело передать на новое судебное рассмотрение.

4. Избрать в отношении П. меру пресечения в виде заключения под стражу на срок до 19 августа 2010 года.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 мая 2010 г. N 45-П10


Текст постановления опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, декабрь 2010 г., N 12 (в извлечении)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.