Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 мая 2010 г. N 202-П09 "О возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств"

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 мая 2010 г. N 202-П09
"О возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств"


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. на приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 5 ноября 1993 года, по которому

Ф.О.В., родившийся 27 февраля 1967 года в г.Ижевске Удмуртской АССР, несудимый,

осуждён: по ст. 93.1 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 1 ст. 218.1 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, по ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 218.1 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, по п.п. "а, е, з" ст. 102 УК РСФСР к исключительной мере наказания - смертной казни, по ст. 15, ч. 1 ст. 218 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, путём поглощения менее строгих наказаний более строгим и сложения с дополнительным наказанием окончательно определена исключительная мера наказания - смертная казнь с конфискацией имущества.

Постановлено взыскать с Ф.О.В. в пользу потерпевшей С.Э.А. 999 рублей, в пользу потерпевшей Г.Р.И. - 984 рубля и в пользу Ижевского механического института - 4486 рублей, обратив взыскание на имущество осуждённого Ф.О.В.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 октября 1994 года приговор в отношении Ф.О.В. изменён, его действия переквалифицированы со ст. 93-1 УК РСФСР на ч. 3 ст. 144 УК РСФСР, по которой назначено 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

На основании ст. 40 УК РСФСР по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 218.1, ч. 3 ст. 218.1, ч. 1 ст. 218, ст. 15, ч. 1 ст. 218, ч. 3 ст. 144, п.п. "а, е, з" ст. 102 УК РСФСР, окончательно определено Ф.О.В. наказание в виде смертной казни с конфискацией имущества.

Исключено из мотивировочной части приговора при назначении Ф.О.В. наказания указание о том, что он совершил убийство трёх человек, не испытывая при этом ни малейшего раскаяния, имеет отрицательные черты характера, выявленные при судебной психолого-психиатрической экспертизе. В остальном приговор в отношении Ф.О.В. оставлен без изменения.

По настоящему делу осуждён также М.А.В., производство в отношении которого не возбуждено.

Указом Президента Российской Федерации от 21 декабря 1998 года N 1623 "О помиловании" смертная казнь Ф.О.В. с учётом того, что он молод, ранее не судим, имеет малолетнего ребёнка, заменена пожизненным лишением свободы.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 29 сентября 1999 года приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 5 ноября 1993 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 октября 1994 года в отношении Ф.О.В. оставил без изменения.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. ставится вопрос о возобновлении производства по уголовному делу в отношении Ф.О.В. ввиду новых обстоятельств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации РС.В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, определения, постановления Президиума, выступления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Ф.С.Н., полагавшего производство по уголовному делу возобновить, постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 года отменить, приговор и определение в отношении Ф. оставить без изменения, а также осужденного Ф.О.В., Ф.Ф.А., адвоката К.Ю.А., просивших приговор и определение изменить, заменить смертную казнь лишением свободы, а постановление Президиума отменить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Ф. признан виновным в хищении чужого имущества в крупных размерах, в хищении огнестрельного оружия, в ношении, хранении и сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов без соответствующего разрешения, в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов путём разбойного нападения, в умышленном убийстве трёх лиц из корыстных побуждений и с целью скрыть и облегчить совершение другого преступления, в покушении на сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов без соответствующего разрешения.

Так, 3 ноября 1990 года Ф. по сговору с М. совершил из Ижевского механического института кражу компьютера марки "Самсунг РС-ХТ" стоимостью 38000 рублей.

6 декабря 1990 года Ф. по сговору с М. совершил из Ижевского механического института кражу компьютера "Амстрад-1640" стоимостью 60000 рублей.

14 марта 1991 года Ф. из музея Ижевского механического института совершил кражу огнестрельного оружия: трёх пистолетов Марголина, трёх пистолетов Стечкина, пистолета Макарова с двумя обоймами и 15 патронами, пистолета "Кольт", пистолета-пулемёта "Штеер", автомата Драгунова, автоматов АК, АК-74 и АКСУ-74.

По сговору с М. часть похищенного оружия была сбыта.

Ф. решил похитить оружие путём разбойного нападения. С этой целью он вооружился пистолетом Марголина с глушителем и 16 сентября 1991 года пришёл в тир Ижевского механического института, закрыл дверь изнутри и прошёл в помещение, где хранились оружие и боеприпасы. Застав там начальника тира Соковнина, с целью убийства и последующего завладения оружием Ф. двумя выстрелами в голову убил его. Достав из кармана убитого ключи, Ф. прошёл в оружейную комнату и стал вскрывать ящики с оружием и боеприпасами. В этот момент в тир вошёл рабочий института В., и Ф. с целью убийства произвёл 4 выстрела в голову потерпевшего, убив его.

Затем Ф. стал складывать в сумку оружие и боеприпасы, но в тир пришёл преподаватель военной кафедры института Г., и Ф. с целью убийства и доведения своего умысла на завладение оружием до конца произвёл 3 выстрела в голову Г. и убил его.

После этого Ф. похитил из тира 2 револьвера "ТОЗ-36", 8 пистолетов Марголина, 13 магазинов и патроны.

Ф., М. и Х. пытались сбыть похищенное оружие, но были задержаны.

В представлении Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. поставлен вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств в связи с признанием Конституционным Судом Российской Федерации закона, применённого в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации.

Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации В.П.Л., адвокат К.Ю.А. также ходатайствуют о пересмотре состоявшихся судебных решений.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, рассмотрев уголовное дело по представлению Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М., находит представление подлежащим удовлетворению, а постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 года - отмене.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 2 февраля 1999 года признал не соответствующим Конституции Российской Федерации пункт 1 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года в той части, в которой он далее (после 2 февраля 1999 года) не обеспечивает на всей территории Российской Федерации реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

В названном постановлении Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал правовую позицию, содержание которой заключается в том, что с момента принятия Конституционным Судом РФ постановления от 2 февраля 1999 года и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трёх профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей (пункт 5 резолютивной части).

В резолютивной части постановления Конституционный Суд РФ указал, что уголовное дело в отношении Ф.О.В. (участника конституционного судопроизводства) подлежит пересмотру в установленном порядке с учётом пункта 5 резолютивной части Постановления.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации 29 сентября 1999 года по заключению первого заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации пересмотрел судебные решения в отношении Ф. и оставил их без изменения, мотивируя свои выводы тем, что на момент вынесения постановления Конституционному Суду Российской Федерации не было известно, что 21 декабря 1998 года Президент Российской Федерации помиловал Ф.О.В., заменив ему смертную казнь пожизненным лишением свободы. Таким образом, по мнению Президиума, жизнь Ф.О.В. сохранена, смертная казнь в отношении него применена быть не может, и наказание, которое должен отбывать Ф.О.В., не противоречит постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года.

Названное постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации нельзя признать законным, обоснованным и справедливым, и оно подлежит отмене по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ в случае, если Конституционный Суд Российской Федерации признал закон, применённый в конкретном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, данное дело, во всяком случае, подлежит пересмотру компетентным органом в обычном порядке.

По смыслу данного закона под пересмотром уголовного дела следует иметь в виду пересмотр судебного решения в соответствии с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации, в том числе и в соответствии с правовыми позициями, сформулированными в данном постановлении.

Поскольку Президиум Верховного Суда Российской Федерации оставил судебные решения в отношении Ф.О.В. без изменения только на том основании, что в отношении него состоялся акт помилования, которым смертная казнь заменена пожизненным лишением свободы, и не высказал никаких суждений относительно содержания постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года, следует признать, что уголовное дело фактически не было пересмотрено таким образом, как того требует ст. 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

В связи с этим, постановление Президиума от 29 сентября 1999 года подлежит отмене, а судебные решения в отношении Ф.О.В. - пересмотру в соответствии с п. 5 постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года по правилам, установленным главой 49 УПК РФ.

В соответствии с ч. 1 ст. 413 УПК РФ вступившие в законную силу приговор, определение и постановление суда могут быть отменены и производство по уголовному делу возобновлено ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Согласно п. 1 ч. 4 ст. 413 УПК РФ, признание Конституционным Судом Российской Федерации закона, применённого судом в данном уголовном деле, не соответствующим Конституции Российской Федерации, является новым обстоятельством, влекущим возобновление производства по уголовному делу.

Признание Конституционным Судом Российской Федерации пункта 1 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года в той части, в которой он далее (после 2 февраля 1999 года) не обеспечивает на всей территории Российской Федерации реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, является основанием для возобновления производства по уголовному делу.

Вместе с тем оснований для отмены либо изменения судебных решений в отношении Ф.О.В. в связи с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года Президиум Верховного Суда Российской Федерации не находит.

В пункте 5 резолютивной части названного постановления, в соответствии с которым предложено пересмотреть судебные решения в отношении Ф.О.В., сформулирована правовая позиция, содержание которой заключается в том, что наказание в виде смертной казни назначаться не может, начиная с момента принятия постановления Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 года и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Поскольку приговор в отношении Ф.О.В. был постановлен 5 ноября 1993 года, то есть до принятия Конституции Российской Федерации и до вынесения постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П, правовая позиция Конституционного Суда РФ, изложенная в пункте 5 резолютивной части этого постановления, не может быть применена для пересмотра судебных решений в отношении Ф.О.В.

В пользу такого вывода свидетельствует и тот факт, что пункт 1 постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года был признан не соответствующим Конституции Российской Федерации в той мере, в какой он далее, то есть после 2 февраля 1999 года, не обеспечивает на всей территории Российской Федерации реализацию права обвиняемого в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. При этом Конституционный Суд Российской Федерации исходил из того, что после принятия Конституции (12 декабря 1993 года) Федеральное Собрание располагало достаточным временем для выполнения предписаний статьи 20 (часть 2) и абзаца первого пункта 6 раздела второго "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации.

Разъясняя пункт 5 резолютивной части Постановления от 2 февраля 1999 года N 3-П по запросу Верховного Суда Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 19 ноября 2009 года N 1344-О-Р уточнил, что с учётом международных обязательств Российской Федерации смертная казнь в России не может применяться, то есть наказание в виде смертной казни не должно ни назначаться, ни исполняться, начиная со дня подписания Протокола N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, то есть с 16 апреля 1997 года.

Учитывая вышеизложенное и принимая во внимание, что приговор в отношении Филатова был постановлен до принятия Конституции Российской Федерации, до подписания Протокола N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и до вынесения Конституционным Судом Российской Федерации постановления N 3-П от 2 февраля 1999 года, следует признать, что наказание в виде смертной казни назначено Ф. в полном соответствии с действовавшим на тот период времени уголовным законом.

Таким образом, оснований для отмены либо изменения судебных решений в отношении Ф.О.В. в связи с постановлением Конституционного Суда Российской Федерации N 3-П от 2 февраля 1999 года не имеется.

На основании изложенного, а также руководствуясь ст. 415 ч. 5 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Представление Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. удовлетворить.

2. Возобновить производство по уголовному делу в отношении Ф.О.В. ввиду новых обстоятельств.

3. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 1999 года в отношении Ф.О.В. отменить.

4. Приговор Верховного Суда Удмуртской Республики от 5 ноября 1993 года, определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 5 октября 1994 года в отношении Ф.О.В. оставить без изменения.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 мая 2010 г. N 202-П09 "О возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств"


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.