Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2010 г. N 13-О10-18СП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении по предварительному сговору и убийстве, сопряженном с разбоем, подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2010 г. N 13-О10-18СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бондаренко О.М.

судей Колышницына А.С., Кузьмина Б.С.

при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Анисимова Б.В., Черемисина А.Н., адвоката Семёнова А.В. на приговор Тамбовского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 апреля 2010 года, по которому

Анисимов Б.В., ...

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 9 лет; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 13 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Черемисин А.Н., ...

осужден к лишению свободы по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 10 лет; по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ на 13 лет.

На основании ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Колышницына А.С., объяснения адвокатов Вишняковой Н.В., Хворова А.В. поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Анисимов и Черемисин осуждены за совершение по предварительному сговору разбойного нападения на потерпевшую Ж. и её убийство сопряженное с разбоем, совершенные 7 июня 2009 года в _.

В кассационных жалобах:

осужденный Черемисин указывает, что приговор незаконные и необоснованный; судебное заседание проведено с обвинительным уклоном; председательствующий согласился с вердиктом присяжных заседателей без должной проверки всех доказательств; во втором, пятом, девятом, двенадцатом вопросах вопросного листа, в нарушении требования ст. 334 УПК РФ, поставлены вопросы о мотиве и цели преступлений; кроме этого поставлен вопрос о доказанности удушения потерпевшей осужденными, противоречащий заключению судебно-медицинского эксперта, который не обнаружил на теле потерпевшей следов удушения; оставлены без удовлетворения ходатайства стороны защиты об исследовании предлагаемых ею доказательств; государственный обвинитель не ответил на вопрос присяжных заседателей; до присяжных заседателей не было доведено, что Анисимов на предварительном следствии не всегда говорил об участии в преступлениях его (Черемисина); государственный обвинитель и председательствующий оставили без внимания показания Анисимова в суде; государственный обвинитель в прениях, утверждая, что освещения на месте происшествия не было, сослался на его (осужденного) показания, однако он таких показаний не давал; государственный обвинитель сослался также на два мужских голоса, которые слышал свидетель К., позвонив на мобильный телефон потерпевшей, хотя данное обстоятельство не исследовалось в суде; делая вывод о том, что он (Черемисин) причастен к преступлениям, государственный обвинитель, сославшись на результаты следственного эксперимента, утверждал, что тело погибшей с места происшествия унесли, однако председательствующий на это никак не отреагировал; в напутственном слове председательствующий слишком кратко напомнил о доказательствах стороны защиты, не сказал об отсутствии следов удушения на теле потерпевшей, отсутствии доказательств его причастности к переносу тела потерпевшей, противоречий в показаниях Анисимова, подчеркнул необходимость критического отношения к показаниям осужденных; квалификация содеянного не соответствует описательно-мотивировочной части приговора. Просит приговор отменить и дело производством прекратить;

адвокат Семёнов просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что при судебном разбирательстве были допущены нарушения уголовно-процессуального закона; несмотря на то, что происшествие с потерпевшей освещалось в средствах массовой информации, у кандидатов в присяжные заседатели не выяснено, не сложилось ли у них мнение по настоящему уголовному делу; необоснованно отказано в допросе судебно-медицинского эксперта; не разграничены повреждения, причиненные потерпевшей мужем и нападавшими; действия Черемисина, указанные в обвинении, не подтверждаются доказательствами; в вопросном листе не поставлены вопросы в отношении каждого из осужденных; в напутственном слове председательствующий разъяснил, что нахождение второго лица на месте происшествия образуют группу лиц, даже, несмотря на то, что второе лицо не принимало участие в насилии, а также, сделал вывод о том, что если тело потерпевшей переносили вдвоем, то и убийство было совершено группой, при этом не сообщил, что Анисимов менял показания; председательствующий оказал также давление на присяжных заседателей, сообщив им, что в случае признания осужденных невиновными, они будут освобождены и продолжат преступную деятельность;

осужденный Анисимов обращает внимание на то, что он не согласен с приговором, поскольку тот чрезмерно суров; он явился с повинной, присяжные заседатели признали его заслуживающим снисхождения, он сотрудничал со следствием. Просит снизить наказание.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Станкевич указывает, что приговор является законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор суда следует оставить без изменения.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Указанные в кассационной жалобе доводы о том, что совершение Черемисиным действий, указанных в обвинении не подтверждается доказательствами, не являются, в соответствии со ст. 379 УПК РФ, основанием отмены либо изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего и вердикт присяжных заседателей отвечают требованиям ст.ст. 339, 340, 343 УПК РФ.

В соответствии со ст. 328 УПК РФ стороны, участвующие в судебном заседании, имеют право задать кандидатам в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.

Как следует из протокола судебного заседания участники процесса со стороны защиты каких-либо вопросов к кандидатам в присяжные заседатели, в том числе и об их информированности из средств массовой информации по настоящему делу, не задали.

Все заявленные стороной защиты ходатайства, в том числе о допросе судебно-медицинского эксперта, исследовании доказательств, должным образом разрешены председательствующим.

В присутствии присяжных заседателей были исследованы только допустимые доказательства, в том числе и акт судебно-медицинской экспертизы.

Из протокола судебного заседания усматривается, что сторона защиты отказалась от исследования в присутствии присяжных заседателей протокола очной ставки, проведенной между осужденными. Другие показания осужденных в ходе расследования были оглашены в присутствии присяжных заседателей.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб о том, что до сведения присяжных заседателей не доведено то обстоятельство, что Анисимов на следствии изменял свои показания, с учетом принципа состязательности сторон, следует признать несостоятельными.

Не состоятельно также утверждение, содержащееся в кассационной жалобе осужденного Черемисина, о том, что государственный обвинитель не ответил на вопрос присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель подробно ответил на вопрос присяжных заседателей о месте обнаружения сумки потерпевшей.

Нельзя также признать обоснованными доводы кассационной жалобы о нарушении требований уголовно-процессуального закона государственным обвинителем при выступлении в прениях сторон.

В присутствии присяжных заседателей был исследован протокол следственного эксперимента, они выслушали показания свидетеля К. о том, что он слышал два мужских голоса, когда позвонил на телефон потерпевшей, показания осужденного Анисимова об отсутствии освещения на месте происшествия.

В своей речи государственный обвинитель упомянул указанные доказательства. В связи с чем доводы жалобы о том, что он сослался в своем выступлении на неисследованные доказательства, несостоятельны.

То обстоятельство, что государственный обвинитель по факту отсутствия освещения на месте происшествия сослался на показания Черемисина, а не на показания Анисимова, нельзя расценить как нарушение закона, ставящее под сомнение вердикт присяжных заседателей.

Вопреки доводам кассационных жалоб, вопросный лист сформулирован с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, в соответствии с требованиями ст. 338 УПК РФ и в отношении каждого из осужденных.

В напутственном слове председательствующий привел содержание обвинения, сообщил содержание уголовного закона, предусматривающего ответственность за совершение деяний, в которых обвинялись осужденные, напомнил об исследованных в суде доказательства, а также другие положения, предусмотренные ст. 340 УПК РФ.

Утверждения кассационных жалоб о том, что председательствующий в напутственном слове подчеркнул необходимость критического отношения к показаниям осужденных; разъяснил, что нахождение второго лица на месте происшествия образуют группу лиц, даже, несмотря на то, что второе лицо не принимало участие в насилии, а также, сделал вывод о том, что если тело потерпевшей переносили вдвоем, то и убийство было совершено группой; оказал также давление на присяжных заседателей, сообщив им, что в случае признания осужденных невиновными, то они будут освобождены и продолжат преступную деятельность, не основаны на тексте напутственного слова, содержащегося в материалах дела.

К тому же после обращения председательствующего с напутственным словом от сторон не поступили возражения в связи с содержанием напутственного слова по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности.

Приговор постановлен на фактических обстоятельствах, установленных вердиктом присяжных заседателей.

Действия осужденных квалифицированы правильно.

Наказание Черемисину и Анисимову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом содеянного, данных о личности и всех обстоятельств дела. При этом суд принял во внимание и доводы, указанные в кассационной жалобе Анисимова.

Считать назначенное Анисимову наказание чрезмерно суровым, на что указывается в кассационной жалобе осужденного, оснований не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тамбовского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 апреля 2010 года в отношении Анисимова Б.В., Черемисина А.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий

О.М. Бондаренко


Судьи

А.С. Колышницын



Б.С. Кузьмина



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 1 июля 2010 г. N 13-О10-18СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение