Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2010 г. N 33-010-18 Суд оставил приговор без изменения, поскольку наряду со смягчающими обстоятельствами имеются и отягчающие, что исключает назначение осужденным более мягкого наказания

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2010 г. N 33-010-18


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего Магомедова М.М.

судей Истоминой Г.Н. и Нестерова В.В.

при секретаре Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании 5 июля 2010 года кассационные жалобы осужденных Акопяна Л.К., Молчанова А.В., их защитников Гаврилова В.Г., Клишина П.В. на приговор Ленинградского областного суда от 19 марта 2010 года, которым

Акопян Л.К.,

ранее судимый: 18 декабря 2007 г. по п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158, п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158, п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30 и п.п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, по совокупности преступлений на

основании ч. 2 ст. 69, ст. 73 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 18.12.2007, и в соответствии со ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытого наказания по приговору от 18.12.2007 окончательно назначено 10 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Молчанов А.В.

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Акопян Л.К. и Молчанов А.В. признаны виновными и осуждены за то, что 26 октября 2008 г. ... действуя группой лиц по предварительному сговору на убийство С. и распределив между собой роли, находясь в квартире Акопяна, при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре, умышленно с целью убийства нанесли С. не менее 6 ударов тупым твердым предметом по лицу, голове и телу, после чего Молчанов с близкого расстояния выстрелил в потерпевшего из охотничьего гладкоствольного ружья пулевым зарядом 16 калибра, а Акопян нанес потерпевшему не менее 5 ударов ножом, из которых 4 в шею, причинив С. указанными совместными действиями перечисленные в приговоре телесные повреждения, от которых потерпевший скончался на месте происшествия.

Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., объяснения осужденных Акопяна Л.К., Молчанова А.В. в режиме видеоконференцсвязи, их защитников Каневского Г.В., Богославцевой О.И., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, а жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Акопян Л.К., не оспаривая доказанности его вины в преступлении, высказывает несогласие с приговором в части квалификации деяния и назначенного наказания. Полагает, что суд не учел сведения о личности ... и причину, по которой им было совершено убийство потерпевшего. С. более 10 лет находился в местах лишения свободы, последний раз был судим по ч. 4 ст. 162 УК РФ, освободился в 2004 году, но своего поведения не изменил, еще более озлобился, избил и причинил телесные повреждения нескольким жителям поселка, которые, однако, не обращались с заявлениями в милицию из-за боязни С. Поэтому, когда С. стал угрожать убить и расчленить его малолетнего ребенка, это вызвало с его стороны естественную реакцию возмущения и желание защитить своего ребенка.

По показаниям свидетеля Р. С. собираясь на встречу с ним, взял с собой заточку и произнес слова "как они мне надоели", а до этого неоднократно угрожал ему и Молчанову причинением смерти, поэтому последнее высказывание С. можно расценивать только как "смертный приговор" для него и Молчанова. Данный факт, по мнению осужденного, еще раз свидетельствует о том, что они не нападали на С., а только защищались от действий потерпевшего, тогда как в планы последнего входило причинение им смерти.

Материалы судебного разбирательства, которые он отметил в предоставленной ему копии протокола судебного заседания, подтверждают, что между ним и Молчановым не было предварительного сговора, а все произошло спонтанно. Зная, что С. не произносит слов "впустую", сознавая грозящую его семье опасность, и тем самым находясь в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного угрозами, тяжкими оскорблениями, аморальным поведением, а равно психотравмирующей ситуацией, он и совершил убийство, которое при таких обстоятельствах должно квалифицироваться по ст. 107, а не по ст. 105 УК РФ.

Кроме того, считает, что имеющиеся по делу смягчающие обстоятельства являются исключительными, существенно уменьшающими степень общественной опасности преступления, и дают основания суду для применения к нему ст. 64 УК РФ и назначения более мягкого наказания.

Также утверждает, что он был задержан не 06.11.2008 г., как это указано в материалах дела, а 05.11.2008 г. Данный факт подтвердил в судебном заседании следователь П., который не смог объяснить причины, по которым зарегистрировал его задержание 06.11.2008 г. Тем самым следователь нарушил УПК РФ и его конституционные права как гражданина, однако суд необъективно подошел к делу и не отразил в приговоре подтвержденную следователем дату. На необъективность суда указывает и необоснованное отклонение ходатайства защитника Гаврилова В.Г. о вызове в суд и повторном допросе судебно-медицинских экспертов, чьи показания могли бы существенно повлиять на квалификацию его действий.

С учетом приведенных доводов просит пересмотреть приговор, смягчить ему наказание, исчислять срок наказания с 5 ноября 2008 г.

В кассационной жалобе защитник осужденного Акопяна Л.К. - адвокат Гаврилов В.Г., также не оспаривая доказанности вины его подзащитного, вместе с тем считает приговор незаконным в части объема обвинения и квалификации содеянного. По его мнению, вывод суда о нанесении осужденными не менее 6 ударов неустановленным тупым твердым предметом по лицу, голове и телу С. противоречит материалам дела.

Все удары ножом в шею были нанесены Акопяном один за другим, без разрыва по времени, носили прижизненный характер, после чего еще живой С. был перемещен из квартиры в автомашину. В деле нет ни одного доказательства о нанесении 6 ударов тупым твердым предметом потерпевшему.

Основываясь на описании в акте судебно-медицинской экспертизы ножевых ранений, нанесенных Акопяном С., защитник полагает, что их последствия несопоставимы с последствиями огнестрельного пулевого ранения, и именно последствия пулевого ранения привели к смерти

Защитник приводит в жалобе собственную версию развития ситуации на месте происшествия, из которой делает вывод о том, что сначала Молчанов произвел нецеленаправленный и спонтанный выстрел в потерпевшего из ружья и убежал из квартиры, предупредив Акопяна не трогать потерпевшего, после чего Акопян, несмотря на сделанное предупреждение, нанес ранения С. в область шеи. В этой связи полагает, что если между осужденными и был предварительный сговор, то он закончился предупреждением Молчанова Акопяну не трогать потерпевшего, а дальнейшие действия Акопяна подпадают под понятие "эксцесса исполнителя".

По указанным причинам просит изменить приговор, исключить из обвинения Акопяна нанесение 6 ударов тупым твердым предметом и огнестрельного ранения потерпевшему, и с учетом изменения квалификации действий Акопяна смягчить осужденному наказание.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Молчанов А.В., не оспаривая своего участия в преступлении, ссылается на то, что потерпевший С. сам своим поведением спровоцировал его действия и довел до преступления. Далее осужденный подробно излагает сведения о личности С., отрицательно характеризующие потерпевшего, аналогичные тем, о которых указал в своей жалобе Акопян, а также утверждает, что в течение двух последних лет С. неоднократно совершал в отношении него противоправные действия, связанные с избиениями, нанесением телесных повреждений, высказываниями угроз, угоном автомобиля, систематически вымогал у него деньги, однако он, боясь исполнения С. угроз, отказывался подавать в милицию заявления о привлечении С. к уголовной ответственности. Поэтому, зная жестокость С. он опасался за свою жизнь и жизнь своей девушки, испытывал перед С. чувство страха.

Когда Акопян сообщил ему о приказе С. убить его, и убийство планировалось именно в тот момент, когда он совершал преступление, то он, "окончательно потеряв разум", был лишен возможности отказаться от данного преступления.

Осужденный приводит в жалобе сведения о своей личной жизни, отношении к учебе и работе, обращая внимание на то, что он всегда вел положительный образ жизни, не совершал преступлений, не привлекался к административной ответственности, положительно характеризуется по месту работы и жительства, сотрудничал со следствием по данному делу. Его отец и младшая сестра являются инвалидами, находятся на его иждивении и нуждаются в его финансовой помощи, а сам он страдает целым рядом заболеваний.

Просит учесть все вышеуказанные обстоятельства, то, что он раскаивается в содеянном, совершил это преступление "по глупости", и смягчить ему наказание.

В кассационной жалобе защитник осужденного Молчанова А.В. - адвокат Клишин П.В. высказывает частичное несогласие с приговором, считая, что вывод суда о наличии предварительного сговора между Акопяном и Молчановым сделан лишь на основании того, что они незадолго до убийства звонили друг другу. При этом не учтено, что осужденные дружили и на протяжении длительного времени ежедневно созванивались между собой. Вывод суда о нахождении С. в состоянии обороны противоречит заключению экспертизы о том, что в момент выстрела С. стоял на ногах, об этом же показали и осужденные.

Расхождение между первоначальными показаниями Акопяна и Молчанова, их явками с повинной, которые, как утверждают осужденные, они дали под давлением сотрудников милиции, о том, что Молчанов стрелял в С. с расстояния около 2-2,5 м, и заключением экспертизы о выстреле в упор, лишний раз подтверждает доводы его подзащитного о том, что Молчанов выстрелил не умышленно, а случайно, когда С. с угрозами двинулся на него.

В ходе судебного разбирательства был установлен факт противоправных действий потерпевшего по отношению к Молчанову, направленных на унижение Молчанова, нанесение физического и материального вреда, а возможно и лишение жизни.

С учетом приведенных доводов, сведений о личности Молчанова, полагает назначенное Молчанову наказание чрезмерно суровым и просит изменить приговор ввиду несправедливости.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Брюхов В.В. указывает на несостоятельность приведенных в них доводов, отсутствие оснований для изменения квалификации деяния и смягчения наказания осужденным, и просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым, а кассационные жалобы осужденных и защитников не подлежащими удовлетворению.

Вывод суда о виновности Акопяна и Молчанова в совершении инкриминированного им преступления основан на совокупности исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах. Данные доказательства полностью опровергают доводы жалоб о том, что между осужденными отсутствовал предварительный сговор на убийство С., а их действия на месте преступления были незапланированными и обусловленными необходимостью защищаться от противоправного поведения С.

Так, согласно протоколу явки с повинной Акопяна от 05.11.2008, последний незадолго до происшествия рассказал Молчанову о том, что С. принуждает его убить Молчанова, а в случае отказа угрожает убить самого Акопяна и его семью, расчленить ребенка. В связи с этим Акопян и Молчанов, боясь за свои семьи и за свою жизнь, и не находя возможным обратиться в правоохранительные органы, решили убить С., для чего Акопян отправил жену с ребенком к дяде, вызвал С. к себе домой и, держа в руке нож, стал говорить, что собирается убить Молчанова, который должен придти через час. В это время Молчанов пришел с ружьем, зашел в комнату, он, сидя напротив С., отодвинулся, и Молчанов выстрелил в С., попав в руку и грудь. С., достав из кармана шило, погнался за Молчановым, добежал до коридора и упал, там он ударил С. ножом, после чего тот "окончательно погиб". Они завернули тело С. в одеяло и простыню, на машине довезли до моста и оттуда сбросили в реку. После этого переоделись, помыли машину, он выкинул нож и одежду в реку, и они разошлись по домам (т. 1 л.д. 214-216).

Данные сведения Акопян полностью подтвердил на допросе в качестве подозреваемого в убийстве С. 06.11.2008, заявив о том, что свою вину в содеянном полностью признает, раскаивается, готов понести соответствующее наказание, в остальном от дачи показаний отказывается на основании ст. 51 Конституции РФ (т. 1 л.д. 224-226).

Из протокола явки с повинной Молчанова А.В. от 05.11.2008 следует, что 26 октября 2008 г. около 20 часов он пришел к Акопяну с ружьем, зашел в комнату, где находились Акопян и С., направил ружье на С., сказав последнему, что тот мешает жить всему поселку, и выстрелил в С., но куда попал, точно сказать не смог. С. встал и побежал за ним, он отбежал к двери, С. упал, и в это время Акопян нанес С. два удара ножом в шею. После чего они завернули С. в покрывало, на его машине вывезли на середину моста, оттуда вдвоем сбросили тело в реку.

Вернувшись ..., переоделись, одежду, в которой совершили преступление, положили в пакет, который Акопян куда-то выкинул, ружье и нож он выкинул с железнодорожного моста. На совершение преступления его толкнуло то, что C. угрожал ему и его семье физической расправой, обещал зарезать их, он знал, что С. способен на это, так как неоднократно судим. Поэтому он боялся за свою жизнь и жизнь своей семьи (т. 1 л.д. 160-163).

Проанализировав протоколы явок с повинной, суд установил и правильно отметил в приговоре, что Акопян и Молчанов собственноручно изложили в них сведения о мотиве, способе и орудиях убийства С., механизме и локализации причиненных ему телесных повреждений, месте нахождения трупа и способе сокрытия следов преступления, которые до этого не были известны органам следствия. Впоследствии все эти сведения были подтверждены протоколами осмотров места происшествия, показаниями свидетелей, в том числе об обнаружении трупа C. в указанном подсудимыми месте реки ..., а также результатами экспертных исследований.

Обстоятельства составления протоколов явок с повинной, доводы подсудимых о написании ими явки под незаконным воздействием оперативных сотрудников милиции тщательно проверялись судом в ходе судебного разбирательства, с этой целью исследовались показания допрошенных в качестве свидетелей сотрудников милиции Д., П., следователя П., понятых при осмотре места происшествия с участием Акопяна - Н., С. заключения судебно-медицинских экспертиз об отсутствии у Акопяна каких-либо телесных повреждений и отсутствии на теле Молчанова повреждений, полученных в период убийства С. и другие материалы дела.

По результатам проверки суд обоснованно признал сообщенные Акопяном и Молчановым в протоколах явок с повинной сведения допустимыми и достоверными доказательствами, и сослался на них в приговоре.

Из указанных сведений прямо следует, что осужденные, имея определенный мотив для убийства С. заранее договорились о его совершении, распределили между собою роли и далее в соответствии с этими ролями совершили совместные и согласованные действия, направленные на реализацию преступного сговора. Между протоколами явок с повинной Акопяна и Молчанова нет существенных противоречий. Приведенные обстоятельства полностью соответствуют другим исследованным в судебном заседании доказательствам.

Исходя из показаний свидетеля М. труп С. был обнаружен на середине реки ...

По заключениям судебно-медицинских экспертиз, на трупе С. действительно имелись сочетанное огнестрельное пулевое ранение левой руки с последующим проникающим ранением грудной клетки, а также множественные (пять) колото-резаные ранения передней поверхности шеи. Кроме того, на трупе обнаружены такие прижизненные повреждения, как две ушибленные раны на голове, перелом костей носа и кровоизлияние в области спинки, кровоизлияния в мягкие ткани груди и поясничной области, которые могли образоваться от воздействия тупых твердых предметов с ребристой (раны) и ограниченной контактирующей поверхностью не менее чем от 6 ударов в области головы, лица, груди спереди, поясничной области сзади (т. 3 л.д. 28, 102-103, 124-126), что опровергает доводы защитника Гаврилова В.Г. об отсутствии в деле доказательств нанесения потерпевшему 6 ударов тупым твердым предметом.

Также вопреки доводам жалобы защитника Гаврилова В.Г., в результате судебно-медицинских и медико-криминалистических экспертных исследований установлено, что у С. имелось 5 резаных и колото-резаных ранений, в том числе 4 ранения передней и левой боковой поверхности шеи и 1 ранение первого пальца правой кисти. Огнестрельное повреждение левой руки и грудной клетки и колото-резаные раны шеи сопровождались повреждением крупных кровеносных сосудов и внутренних органов, являлись опасными для жизни как каждое по отдельности, так и в совокупности, привели к острой кровопотере и смерти потерпевшего.

На этом основании суд сделал правомерные выводы о нанесении Акопяном потерпевшему С. не менее 5 ударов ножом, из них 4 в область жизненно важного органа - шеи, и доказанности прямой причинной связи между совместными действиями осужденных, направленными на лишение С. жизни, и наступившей смертью потерпевшего.

Довод жалобы защитника Клишина П.В. о том, что в момент выстрела С. стоял на ногах, противоречит заключениям проведенных по делу экспертиз, которыми такие сведения не установлены. Исходя из протоколов явок с повинной Акопяна и Молчанова, потерпевший С. в момент выстрела в него сидел.

Свидетель М., проживавшая совместно с С. показала, что 26 октября 2008 г. около 18.40 С | на мобильный телефон позвонил Акопян Л.К., после чего С. около 19 часов уехал из дома на велосипеде и больше домой не возвращался. На следующий день в подъезде дома, где проживают Акопяны, она увидела велосипед С. Через несколько дней в разговоре с нею Акопян Л.К. подтвердил, что 26 октября 2008 г. С. был у него в квартире.

Данные показания свидетельствуют о том, что C. оказался в квартире Акопяна не случайно, а был вызван туда самим осужденным. Они объективно подтверждены показаниями свидетелей Р., И., сведениями оператора сотовой связи ... об исходящем звонке с мобильного телефона Акопяна Л.К. на мобильный телефон С. 26 октября 2008 г. в 18.35 (т. 4 л.д. 13-38).

Суд мотивировал в приговоре, почему он принял вышеперечисленные доказательства и отверг как недостоверные показания подсудимых о случайном характере убийства С., совершенного Молчановым в ходе защиты от противоправных действий С. нанесении Акопяном не более 3 ударов ножом в шею потерпевшему, отсутствии причинной связи между ножевыми ранениями и смертью С. Эти показания подсудимых тщательно проверялись в ходе судебного следствия, однако своего подтверждения не нашли.

Исследованным и положенным в основу обвинительного приговора доказательствам суд дал надлежащую оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности каждого доказательства, и достаточности всей совокупности для правильного разрешения дела.

Действия осужденных квалифицированы правильно, на основании объективно установленных судом фактических обстоятельств дела, а доводы кассационных жалоб о наличии оснований для их переквалификации на статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за менее опасные преступления, противоречат приведенным выше материалам дела. Преступный сговор между осужденными на совершение убийства С. был достигнут до начала выполнения действий, составляющих объективную сторону данного преступления, оба осужденных целенаправленно участвовали в лишении потерпевшего жизни, их действия носили совместный и согласованный характер.

В ходе предварительного следствия в отношении Акопяна и Молчанова назначались и проводились стационарные комплексные психолого-психиатрические экспертизы, которыми ни у Акопяна, ни у Молчанова в момент совершения ими инкриминируемых действий не выявлено признаков аффекта или иного эмоционального состояния, способного оказать существенное влияние на их сознание и поведение (т. 3 л.д. 214, 231-232).

Судом исследованы все представленные сторонами доказательства, разрешены в установленном порядке все заявленные ими ходатайства, обеспечены иные процессуальные права участников. Необоснованного отклонения ходатайств сторон, других нарушений процедуры уголовного судопроизводства, прав его участников, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, судом при рассмотрении дела не допущено.

Все принятые судом решения по делу мотивированны.

Наказание Акопяну Л.К. и Молчанову А.В. назначено судом каждому с учетом характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих наказание, о которых осужденные указали в кассационных жалобах. При этом вопреки доводам жалоб, судом признаны и в полной мере учтены в качестве смягчающих обстоятельств противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом к преступлению, и явки с повинной осужденных. Вместе с тем, имеющиеся смягчающие обстоятельства не являются исключительными и не дают оснований для применения к осужденным положений ст. 64 УК РФ.

В этой связи назначенное осужденным наказание нельзя признать несправедливым.

Довод осужденного Акопяна о неправильном исчислении срока его наказания и подтверждении этого факта в суде самим следователем, является необоснованным.

Как видно из протокола судебного заседания, в нем допрашивался следователь П., который пояснил, что Акопян был задержан в качестве подозреваемого после проведенного им с участием Акопяна осмотра места происшествия - квартиры, 6 ноября 2008 г. около часа ночи, что он и отметил в протоколе задержания. Акопян с протоколом судебного заседания ознакомлен, замечаний по этому поводу не приносил.

В протоколе задержания Акопяна в качестве подозреваемого указано время его фактического задержания 6 ноября 2008 г. в 01.35. Протокол задержания прочитан лично подозреваемым, замечаний с его стороны, в том числе в отношении времени задержании, не поступило (т. 1 л.д. 217-221). Данные о том, что Акопян до указанного времени был уже фактически лишен свободы, в материалах дела отсутствуют.

При таких обстоятельствах оснований для исчисления времени содержания Акопяна под стражей, подлежащего зачету в срок наказания, с 5 ноября 2008 г. не имеется.

По указанным мотивами оснований для удовлетворения жалоб об изменении приговора не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ленинградского областного суда от 19 марта 2010 года в отношении Акопяна Л.К. и Молчанова А.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и адвокатов Гаврилова В.Г., Клишина П.В. - без удовлетворения.


Председательствующий

Магомедов М.М.


Судья

Истомина Г.Н.


Судья

Нестеров В.В.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2010 г. N 33-010-18


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.