Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2010 г. N 45-О-10-55 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, хищении огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, и хищении чужого имущества подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2010 г. N 45-О-10-55


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.,

судей Истоминой Г.Н. и Нестерова В.В.,

при секретаре Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Ивановского Д.Ф. и адвоката Эшбаева К.И. на приговор Свердловского областного суда от 5 апреля 2010 года, по которому

Ивановский Д.Ф., ... ... осужден к лишению свободы:

по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 13 лет,

по ч. 1 ст. 158 УК РФ на 1 год,

по п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ на 8 лет;

в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок наказания исчислен с 15 апреля 2009 года.

Он же оправдан по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 222 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

По делу разрешены гражданские иски, решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Нестерова В.В., объяснения осужденного Ивановского Д.Ф., адвокатов Матвеева П.П., Эшбаева К.И. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Погореловой В.Ю. об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Ивановский осужден за то, что в ночь на 10 апреля 2009 года, действуя с лицом, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, убил С. Действуя группой лиц по предварительному сговору с этим же лицом, он похитил огнестрельное оружие и боеприпасы, при этом применил насилие, опасное для жизни и здоровья, а также похитил чужое имущество.

Преступления совершены ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ивановский Д.Ф. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.

Указывает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. У него имелось алиби, необоснованно отвергнутое судом. В основу приговора положен самооговор, совершенный им в результате незаконного воздействия оперативных работников милиции. Обстоятельства, изложенные в явке с повинной, не согласуются с доказательствами, собранными по делу. Протокол об обнаружении похищенного у убитого пистолета составлен 15 апреля 2009 года, то есть раньше написания явки с повинной. По составленной им схеме невозможно было найти тайник с оружием. Суд оставил без внимания акт применения служебной собаки, обнаружение 5 свежих следов обуви, кепки, окурков, не принадлежавших ему.

10 апреля 2009 года правоохранительными органами были изъяты записи камер наружного видеонаблюдения. Если бы он приезжал к месту происшествия, то это отразилось бы в записи видеокамер. Но записи скрыты органами следствия.

Не установлен мотив преступления. У него не было никакого повода для завладения оружием, он мог купить его на свои деньги.

Нарушено его право на защиту, он не имел возможности подать замечания на протокол судебного заседания.

Адвокат Эшбаев К.И. в кассационной жалобе в защиту интересов осужденного Ивановского Д.Ф. просит отменить приговор и прекратить уголовное дело за непричастностью его к инкриминируемым деяниям.

Считает, что в основу приговора судом необоснованно положены первоначальные "признательные" показания осужденного, данные им на предварительном следствии под психическим и физическим давлением со стороны сотрудников милиции. У него имелось алиби, оно необоснованно отвергнуто судом.

До написания явки с повинной Ивановскому не разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ. Схема в явке с повинной не соответствует действительности, с Ивановским не проводился следственный эксперимент. Он не знал обстоятельств преступления. Из объяснений оперативных работников Б. и M. следует, что первым добровольно местонахождение пистолета и телефона указал Бортничук. Однако суд отказался исследовать эти материалы дела и признал, что похищенный пистолет с боеприпасами был обнаружен по данным, указанным в явке с повинной Ивановского. Не проверено опытным путем, умел ли он обращаться с пистолетом. Оружие и сотовый телефон обнаружены до написания явки с повинной Ивановским. При проведении проверки показаний на месте Ивановский был пристегнут наручниками к сотруднику милиции, который и водил его к месту преступления. Ивановский и Бортничук указывали разные места, в связи с чем, по мнению адвоката, фототаблица к протоколу проверки показаний на месте Ивановского умышленно не приобщена следствием к материалам дела. Кроме того, на похищенном сотовом телефоне обнаружен отпечаток пальца Бортничука, отпечатков пальцев Ивановского не обнаружено. В фототаблице к протоколу осмотра места происшествия от 10 апреля 2009 года видны отпечатки следов обуви, не указанные в самом протоколе. У Ивановского изымалась обувь, но сравнительного исследования не проводилось. Не установлена принадлежность кепки, обнаруженной на месте происшествия. Кобура пистолета, пакет, в котором обнаружены похищенные пистолет и сотовый телефон, не исследовались на наличие отпечатков пальцев. Суд не принял во внимание акт применения розыскной собаки, показания Ивановского о предмете, которым Бортничук душил погибшего, противоречивы. Его показания о том, что после убийства он и Бортничук находились у него в квартире до утра, опровергаются детализацией телефонных звонков с телефона Ивановского. Вывод суда о том, что Ивановский мог за короткий промежуток времени съездить к месту работы и вернуться домой, основан на предположении. В ходе следствия изъяты записи с камер наружного наблюдения ... ... но они умышленно скрыты от материалов уголовного дела. Обвинение по ч. 4 ст. 226 УК РФ является не конкретизированным, поскольку оружие и боеприпасы имеют разную стоимость, а не общую. Бортничук, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, признан невменяемым, в связи с чем не мог являться соучастником преступлений группой лиц и группой лиц по предварительному сговору.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Соколов Д.С. просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия считает, что выводы суда о доказанности вины осужденного Ивановского Д.Ф. в совершении указанных преступлений основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полно и подробно изложенных в приговоре.

Признавая доказанной его вину в содеянном, суд обоснованно сослался в приговоре на совокупность имеющихся в деле доказательств, в том числе на показания самого осужденного в ходе предварительного следствия, показания потерпевших Д., М. свидетелей И., Ш., Б., П., Д. и других, протоколы осмотра мест происшествия, заключения экспертов, вещественные доказательства.

В основу обвинительного приговора суд обоснованно положил первоначальные показания Ивановского Д.Ф. на предварительном следствии, в которых он признавал вину в содеянном и рассказывал об обстоятельствах преступления. Его показания полны, непротиворечивы, подтверждены совокупностью других доказательств, исследованных судом. Они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии профессионального защитника, очная ставка проведена с участием двух защитников. Проверка показаний, помимо защитника, проведена также и с участием понятых, от которых не поступило никаких замечаний, в том числе на недопустимые действия сотрудников правоохранительных органов.

Из этих показаний следует, что Ивановский и лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, приехали в ночное время по месту своей работы с целью похитить у охранника огнестрельное оружие, на охраняемую территорию проникли обманным путем. Они сознавали, что охранник C. находится при исполнении должностных обязанностей.

Вышеуказанное лицо сразу же напало на него, нанесло множественные удары, стало душить отрезком электропровода, а Ивановский, с целью причинения смерти, взял подушку, положил на голову потерпевшего и из пистолета, похищенного у него, выстрелил через подушку ему в голову.

После этого он похитил у потерпевшего сотовый телефон.

Указанные обстоятельства добровольно изложены Ивановским в сделанной им явке с повинной, что подтвердили в судебном заседании свидетели - оперуполномоченный Б. и следователь П. При явке с повинной, то есть добровольном сообщении лица о совершенном им преступлении, согласно ст. 142 УПК РФ, не требуется разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ.

Утверждение о том, что "признательные" показания Ивановский дал в результате физического и психологического давления со стороны сотрудников милиции, судом проверено и мотивированно признано не соответствующим действительности.

Суд учел, что согласно заключению эксперта от 17 апреля 2009 года Ивановский был осмотрен, телесных повреждений не обнаружено, в ходе экспертизы он пояснил, что ударов не получал и сам не наносил, а лишь произвел в потерпевшего выстрел из пистолета, (т. 5, л.д. 171).

Суд обоснованно сослался также на заключение почерковедческо-авторо-ведческой судебной экспертизы, согласно которому исполнителем и автором текста явки с повинной является сам Ивановский Д.Ф. Признаков, свидетельствующих о выполнении и составлении им этого текста в каких-то необычных условиях, необычном состоянии, в том числе под диктовку или участии другого лица, не установлено (т. 3, л.д. 19-27).

17 апреля 2009 года в отношении Ивановского была проведена судебно-медицинская экспертиза, установившая отсутствие у него каких-либо повреждений в области головы, туловища, конечностей (т. 3, л.д. 171).

При осмотре 23 июня 2009 года ... ... Ивановский жалоб на состояние здоровья не высказывал, телесных повреждений не зарегистрировано (т. 5, л.д. 143).

Показания осужденного о способе совершения преступления, использовавшихся орудиях, нанесенных потерпевшему телесных повреждениях, объективно подтверждены проведенными по делу экспертизами, в том числе судебно-медицинской экспертизой о причине смерти потерпевшего, не доверять выводам которых у суда оснований не имелось. Его показания свидетельствуют и о мотиве преступлений.

Ивановский не только сообщил сотрудникам милиции о месте, где хранятся похищенные у потерпевшего С. пистолет, патроны и сотовый телефон, но и рассказал о действиях лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

Свидетель П. показал, что о месте нахождения похищенных у потерпевшего предметов до сообщения Ивановского следствию не было известно. Учитывая их нахождение в лесном массиве, без его сообщения найти похищенные пистолет, боеприпасы и сотовый телефон было бы невозможно.

В ходе очной ставки с Бортничуком Ивановский пояснил, что ранее из пистолета он действительно никогда не стрелял, но в фильмах видел, как нужно обращаться с оружием. Так же действовал при совершении убийства С. (т. 5, л.д. 18-25). В связи с этим проведение в ходе предварительного следствия следственного эксперимента относительно умения осужденного обращаться с оружием не являлось необходимым.

Судом исследовано заявление Ивановского о наличии у него алиби в ночь на 10 апреля 2009 года. При этом по ходатайству стороны защиты допрошены свидетели К. А. Л. Ж. П. Л. К. С. О. Исследовав их показания, причины изменения ранее данных показаний и сопоставив их показания с другими доказательствами, суд обоснованно признал, что они не подтверждают наличие алиби у осужденного.

Суд проверил также версию стороны защиты о том, что инкриминируемые Ивановскому преступления мог совершить ныне умерший У. - родственник свидетеля Ш. являющейся сожительницей лица, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Суд мотивированно признал, что такая версия также не создает алиби Ивановскому.

Из показаний свидетеля П. видно, что видеозаписи с камер наружного наблюдения изымались, однако интересующих следствие данных на них не запечатлено. Свидетели С. и К. подтвердили, что место преступления камерами не просматривается, как и место, где осужденным оставлен автомобиль. При таких данных ссылки в жалобах на видеозаписи с камер наружного наблюдения как на доказательство невиновности осужденного в содеянном нельзя признать обоснованными.

Утверждение о том, что следствием умышленно не приобщена фототаблица к протоколу проверки показаний Ивановского на месте, опровергается рапортом старшего следователя Ш. согласно которому приобщить фототаблицу к протоколу не представилось возможным по техническим причинам (т. 5, л.д. 14).

Обнаружение на похищенном сотовом телефоне отпечатка пальца руки Бортничука, а не Ивановского, само по себе не свидетельствует о непричастности осужденного к совершенным преступлениям. По делу установлено, что похищенные предметы неоднократно перепрятывались, в связи с чем отпечатки пальцев могли быть утрачены. Кроме того, в протоколе допроса в качестве подозреваемого Ивановский указал, что Бортничук протирал пистолет тряпкой перед тем, как спрятать (т. 5, л.д. 6-11).

Необходимость проведения тех или иных экспертиз, в данном случае в отношении следов обуви, отпечатков пальцев, определяется следствием самостоятельно.

Существенных противоречий в показаниях Ивановского о предмете, которым душили погибшего, не имеется.

Детализация телефонных переговоров Ивановского не подтверждает факт отсутствия вышеуказанного лица в квартире осужденного после совершения преступления. Впервые номер сотового телефона сообщен Ивановским следствию лишь в ходе допроса 21 августа 2009 года, когда осужденный отказался от ранее данных "признательных" показаний, хотя ранее он неоднократно допрашивался с момента задержания 15 апреля 2009 года и данного номера не называл.

Вывод суда о расстоянии между местом жительства и местом работы осужденного основан на показаниях допрошенных в судебном заседании свидетелей защиты и не является предположительным.

Таким образом, всем представленным стороной обвинения доказательствам и выдвинутым стороной защиты версиям судом дана надлежащая объективная оценка. Имеющиеся противоречия выяснены и оценены. Все положенные в основу обвинительного приговора доказательства по уголовному делу получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и сомнений не вызывают.

Нарушения права Ивановского на защиту судебная коллегия не усматривает. Протокол судебного заседания, как указано в дополнении осужденного к кассационной жалобе, ему вручен 18 мая 2010 года. Отдельным письмом разъяснено, что для ознакомления с ним предоставлено 5 суток и в течение 3 суток после ознакомления он вправе подать замечания на него (т. 7, л.д. 173). В дополнении к кассационной жалобе он изложил свои замечания, они рассмотрены судьей в установленном уголовно-процессуальным законом порядке.

Действия осужденного по всем эпизодам обвинения квалифицированы правильно.

Мера наказания ему назначена с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных о личности, всех конкретных обстоятельств дела. Она является справедливой.

При таких обстоятельствах оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Свердловского областного суда от 5 апреля 2010 года в отношении Ивановского Д.Ф. оставить без изменения, а кассационные жалобы его и адвоката Эшбаева К.И. без удовлетворения.


Председательствующий

М.М. Магомедов


Судьи

Г.Н. Истомина



В.В. Нестеров


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 июля 2010 г. N 45-О-10-55


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.