Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 июля 2010 г. N 53-О10-40 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденному за убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных, характеризующих личность осужденного, и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 июля 2010 г. N 53-О10-40


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Глазуновой Л.И.,

судей Боровикова В.П. и Русакова В.В.

при секретаре Ефремовой Е.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осуждённого Черепанова А.И. и адвоката Феклушина А.В. на приговор Красноярского краевого суда от 17 марта 2010 года, которым

Черепанов А.И., ..., осуждён по ст. 105 ч. 2 п. "в" УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданского иска.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление адвоката Волобоевой Л.Ю., поддержавшей доводы кассационных жалоб и просившей отменить приговор по изложенным в них основаниям, возражения прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия, установила:

Черепанов А.И. осужден за убийство С. ..., заведомо находившейся для него в беспомощном состоянии.

Как установлено судом, преступление совершено поздним вечером 15 июня 2009 года ... при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Черепанов А.И. свою вину не признал.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним, придерживаясь одних и тех же доводов, адвокат Феклушин А.В. и осуждённый Черепанов А.И. просят приговор отменить, производство по делу прекратить.

Они указывают, что уголовное дело в отношении Черепанова А.И. сфальсифицировано, его руки и одежда были специально измазаны кровью, чтобы получить от него "признательные" показания. Заявляя о непричастности Черепанова А.И. к убийству потерпевшей, авторы кассационных жалоб утверждают, что необходимо было проверить причастность других лиц (речь ведут о бабушке девочки - К. к убийству ребенка. При этом ссылаются на доказательства, которые, по их мнению, свидетельствуют о причастности К. к преступлению.

Оспаривая законность и обоснованность приговора, считают, что судом нарушено право подсудимого на защиту, ему необоснованно было отказано в удовлетворении ходатайства о вызове в суд лиц, показания которых могли повлиять на правильность принятого судом решения.

Кроме того, по их мнению, судом неправильно оценены показания свидетелей, которые подтвердили доводы стороны защиты о непричастности Черепанова А.И. к убийству потерпевшей.

Также они указывают, что потерпевший не выступал в прениях, в судебное заседание в этот день не явился, допускают, что после выступления адвоката мог заявить о невиновности Черепанова А.И.

В возражениях государственный обвинитель Толстихина А.И. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов уголовного дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний Черепанова А.И., данных в период расследования дела.

Допрошенный неоднократно на предварительном следствии, Черепанов А.И. подробно рассказывал о мотиве и обстоятельствах совершения преступления, указал, где взял орудия (нож и топор) убийства, в какие части тела, и в какой последовательности наносил удары потерпевшей, где оставил нож и топор после совершения преступления.

Свои показания он подтвердил при проверке их на месте.

Эти показания Черепанова А.И. судом признаны достоверными, поскольку получены с соблюдением закона, кроме того, они нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

Свидетели Л. и Т. участвовавшие в качестве понятых при проверке показаний Черепанова А.И. на месте, пояснили, что об обстоятельствах совершения преступления он рассказывал непринуждённо, вёл себя спокойно, показывая, каким образом убил потерпевшую, где брал нож и топор, в какие части тела наносил удары.

Свидетель К. пояснила, что 15 июня 2009 года совместно с А. и Черепановым А.И. в их доме она употребляла спиртные напитки. С ней была внучка - С. В силу сильного опьянения она не помнила, как пришла домой. Утром приехавшие сотрудники милиции сообщили, что труп девочки обнаружен в доме, где они употребляли спиртные напитки.

Свидетель А. на предварительном следствии поясняла, что 15 июня 2009 года после совместного и чрезмерного употребления спиртных напитков с К. и Черепановым А.И. она уснула. Проснувшись около 22 часов 30 минут, увидела, что Черепанов А.И. с ножом в руках стоял возле неподвижно лежащей на полу и окровавленной девочки и что-то бормотал. Его руки тоже были в крови. Рядом находился топор. Она поняла, что он совершил убийство. Дождавшись, когда он уснул, она вышла из дома и попросила соседей вызвать милицию.

Свои показания она подтвердила при проверке их на месте.

Её показания совпадали с показаниями Черепанова А.И. о месте совершения преступления, орудии убийства, месте нахождения трупа девочки.

Свидетель П. пояснил, что ночью 15 июня 2009 года его разбудила соседка А. и попросила вызвать милицию, заявив, что в доме труп.

При осмотре места происшествия - квартиры, где проживали А. и Черепанов А.И., в комнате обнаружен труп девочки с признаками насильственной смерти, который прикрыт одеялом. На ковре возле дивана найден нож с пятнами вещества бурого цвета, похожими на кровь. В кухне под раковиной в ведре, наполовину наполненном водой, найден топор, на рукоятке которого также имеются пятна бурого цвета и вещество серого цвета.

С места происшествия изъяты нож, топор, пододеяльник с дивана, на котором спал Черепанов А.И., его одежда и смывы с обеих кистей его рук.

При судебно-медицинском исследовании трупа установлено, что смерть потерпевшей наступила от острой кровопотери, развившейся вследствие повреждения крупных сосудов шеи. Кроме того, на трупе обнаружены множественные колото-резаные ранения лица, головы, которые могли быть причинены ножом, рубленая рана левой половины лица и волосистой части головы, проникающая в область черепа с грубым разрушение вещества головного мозга. Костные фрагменты, изъятые в ходе осмотра места происшествия, являются составной частью левой теменной и левой височной костей трупа С.

На пододеяльнике, топоре, ноже, одежде Черепанова А.И., в смывах с кистей рук и срезах его ногтевых пластин обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшей не исключается. На пододеяльнике, кроме того, обнаружены фрагменты кровеносных сосудов, ядра коры головного мозга, происхождение которых от потерпевшей не исключается.

Кровь человека на указанных вещественных доказательствах могла произойти и от самого Черепанова А.И. при условии наличия повреждений, сопровождавшихся кровотечением. Однако таковых у него обнаружено не было.

Впоследствии Черепанов А.И. и А. изменили свои показания и заявили, что на предварительном следствии давали неправдивые показания о причастности Черепанова А.И. к убийству потерпевшей под психологическим воздействием со стороны оперативных работников.

Их заявления судом проверены, с приведением мотивов принятого решения признаны несостоятельными (стр. 6-8 приговора).

Судебная коллегия находит данное решение суда правильным.

Оценив добытые доказательства, суд обоснованно пришел к выводу, что Черепанов А.И. совершил инкриминируемые ему деяния, и его действиям дал правильную юридическую оценку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по материалам дела не установлено.

Утверждение осуждённого в той части, что потерпевший отсутствовал в судебном заседании во время проведения прений сторон, не соответствует материалам дела (т. 3 л.д. 124).

Причастность других лиц к убийству потерпевшей, в том числе и лица, на которое имеются ссылки в кассационных жалобах, органами следствия и судом проверена, однако, своего подтверждения не нашла.

Вопреки доводам кассационных жалоб, все доказательства, исследованные в судебном заседании, судом оценены в соответствии с требованиями закона. Данных о том, что мать потерпевшей - свидетель И. высказывала в адрес свидетелей стороны защиты угрозы, в материалах дела не имеется, не содержится таковых и в кассационных жалобах.

Вопрос о психическом состоянии Черепанова А.И. судом выяснялся. Установлено, что в момент совершения инкриминируемого ему деяния каким-либо психическим заболеванием или временным расстройством психической деятельности, которые не позволяли ему руководить своими действиями и давать отчет им, он не страдал.

Наказание назначено с учётом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осуждённого и смягчающих обстоятельств, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 17 марта 2010 года в отношении Черепанова А.И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий

Глазунова Л.И.

.

Судьи:

Боровиков В.П.



Русаков В.В.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 июля 2010 г. N 53-О10-40


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.