Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 июля 2010 г. N 11-ПВ10 Оставляя в силе решение суда первой инстанции с отменой последующего судебного решения, суд указал, что действующее законодательство не содержит прямого запрета на указание персональных данных экспертов в акте государственного органа об образовании комиссии по урегулированию конфликтов интересов, поэтому оснований для признания недействующими распоряжения Президента Республики Саха (Якутия) от 21 января 2009 г. N 22-РП и приложения N 1 к данному распоряжению в части указания персональных данных экспертов нет

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 июля 2010 г. N 11-ПВ10


Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Лебедева В.М.,

членов Президиума - Давыдова В.А., Кузнецова В.В., Магомедова М.М., Петроченкова А.Я., Свиридова Ю.А., Хомчика В.В.,

при секретаре - Шандре Л.Н.,

с участием заместителя Генерального прокурора Российской Федерации

рассмотрел в судебном заседании гражданское дело по надзорной жалобе представителей Президента Республики Саха (Якутия) - Батура Г.Н. и Ермолаевой Л.С. на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2009 г. по делу по заявлению прокурора Республики Саха (Якутия) о признании противоречащим федеральному законодательству и недействующим распоряжения Президента Республики Саха (Якутия) от 21 января 2009 г. N 22-РП "О внесении изменений в распоряжение Президента Республики Саха (Якутия) от 18 июня 2007 г. N 287-РП "О Республиканской комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Республики Саха (Якутия) и урегулированию конфликта интересов" и Приложения N 1 к данному распоряжению в части указания персональных данных экспертов.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Гринь В.Я., полагавшего надзорную жалобу не подлежащей удовлетворению, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

прокурор Республики Саха (Якутия) обратился в суд с заявлением о признании недействующим распоряжения Президента Республики Саха (Якутия) от 21 января 2009 г. N 22-РП и приложения N 1 к нему в части, содержащей указание персональных данных независимых экспертов - специалистов по вопросам, связанным с гражданской службой (далее - экспертов), а именно фамилий, имён и отчеств, занимаемых должностей, указав, что данный акт противоречит статье 19 Федерального закона Российской Федерации "О государственной гражданской службе" и Положению о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликтов интересов, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 3 марта 2007 г. N 269.

Решением Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 30 апреля 2009 г. в удовлетворении заявления отказано.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2009 г. решение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 30 апреля 2009 г. отменено, по делу принято новое решение, которым признаны противоречащими федеральному законодательству и недействующими распоряжение Президента Республики Саха (Якутия) от 21 января 2009 г. N 22-РП "О внесении изменений в распоряжение Президента Республики Саха (Якутия) от 18 июня 2007 г. N 287-РП "О Республиканской комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Республики Саха (Якутия) и урегулированию конфликта интересов" и Приложение N 1 к настоящему распоряжению в части указания в них персональных данных экспертов, а именно их фамилий, имён и отчеств, занимаемых должностей.

В надзорной жалобе представители Президента Республики Саха (Якутия) Батура Г.Н. и Ермолаева Л.С. просят отменить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2009 г., и оставить в силе решение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 30 апреля 2009 г., поскольку определение Судебной коллегией вынесено с существенным нарушением норм материального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2009 г. отказано в передаче надзорной жалобы представителей Президента Республики Саха (Якутия) - Батура Г.Н. и Ермолаевой Л.С. для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2010 г. определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 10 ноября 2009 г. отменено, надзорная жалоба представителей Президента Республики Саха (Якутия) - Батура Г.Н. и Ермолаевой Л.С. передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, изучив материалы дела и обсудив доводы надзорной жалобы, находит определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2009 г. подлежащим отмене.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Такие нарушения были допущены Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Отменяя решение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 30 апреля 2009 г. и принимая новое решение об удовлетворении заявленных требований прокурора Республики Саха (Якутия), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации исходила из того, что распоряжение Президента Республики Саха (Якутия) от 21 января 2009 г. N 22-РП и утвержденное им приложение N 1 в части, содержащей указание персональных данных экспертов, а именно их фамилий, имён и отчеств, а также занимаемых должностей, противоречат статье 19 Федерального закона Российской Федерации "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и Положению о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликтов интересов, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 3 марта 2007 г. N 269.

Основываясь на толковании вышеуказанных нормативных актов, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации пришла к выводу о том, что в соответствии с действующим законодательством в акте государственного органа об образовании комиссии по урегулированию конфликтов интересов не должны указываться персональные данные экспертов, поскольку включение в комиссию по урегулированию конфликта интересов конкретных экспертов с указанием их фамилий и должностей является предпосылкой для наличия коррупционных проявлений, создающих преимущество для отдельных государственных служащих.

Президиум считает, что приведенное в определении от 29 июля 2009 г. суждение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации основано на неправильном применении (толковании) норм материального права.

Судом установлено и из материалов дела следует, что распоряжением Президента Республики Саха (Якутия) от 18 июня 2007 г. N 287-РП утвержден состав Республиканской комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Республики Саха (Якутия) и урегулированию конфликта интересов. В состав комиссии включены должностные лица с указанием их персональных данных и эксперты - представители научных организаций и образовательных учреждений, других организаций, приглашаемые Департаментом кадровой политики, государственной и муниципальной службы в качестве независимых экспертов, без указания их персональных данных.

Указанный нормативный правовой акт частично изменен распоряжением Президента Республики Саха (Якутия) от 21 января 2009 г. N 22-РП, опубликованным в газете "Якутия" N 12, 24 января 2009 г.

Пунктом 1 распоряжения N 22-РП утвержден новый состав Республиканской комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Республики Саха (Якутия) и урегулированию конфликта интересов (приложение N 1). В числе членов указанной комиссии в качестве экспертов поименованы лица с указанием их персональных данных, а именно фамилий, имён, отчеств, места работы и занимаемой должности.

В соответствии с частью 6 статьи 19 Федерального закона Российской Федерации "О государственной гражданской службе Российской Федерации" от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ комиссия по урегулированию конфликтов интересов образуется правовым актом государственного органа. В состав комиссии входят представитель нанимателя и (или) уполномоченные им гражданские служащие (в том числе из подразделения по вопросам государственной службы и кадров, юридического (правового) подразделения и подразделения, в котором гражданский служащий, являющийся стороной конфликта интересов, замещает должность гражданской службы), представитель соответствующего органа по управлению государственной службой, а также представители научных и образовательных учреждений, других организаций, приглашаемые органом по управлению государственной службой по запросу представителя нанимателя в качестве независимых экспертов - специалистов по вопросам, связанным с гражданской службой, без указания персональных данных экспертов. Число независимых экспертов должно составлять не менее одной четверти от общего числа членов комиссии.

Согласно пункту 16 Положения о комиссиях по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих Российской Федерации и урегулированию конфликтов интересов, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 3 марта 2007 г. N 269, и действовавшего в период возникновения спорных правоотношений, представитель нанимателя должен был направить в соответствующий государственный орган по управлению государственной службой запрос о приглашении в состав комиссии независимых экспертов - специалистов по вопросам, связанным с гражданской службой, с указанием числа таких экспертов, определяемого в соответствии с пунктом 13 настоящего Положения. Запрос направлялся без указания персональных данных экспертов.

Аналогичные нормы содержались в пункте 17 этого Положения в отношении запросов руководителя соответствующего государственного органа в научные организации и образовательные учреждения, другие организации и пункте 19 Положения, согласно которому руководители научных организаций и образовательных учреждений, других организаций, получив запрос с предложением направить в состав комиссий своих представителей в качестве независимых экспертов - специалистов по вопросам, связанным с гражданской службой, в 7-дневный срок со дня получения запроса представляли в запрашивающий государственный орган сведения о работниках этих организаций и учреждений, которые могли участвовать в работе комиссий, а именно: фамилию, имя, отчество, занимаемую должность, а также информацию, позволяющую признать этого работника экспертом - специалистом по вопросам, связанным с гражданской службой.

Таким образом, исходя из системного толкования указанных норм права, следует, что слова "без указания персональных данных экспертов" в части 6 статьи 19 Федерального закона Российской Федерации "О государственной гражданской службе Российской Федерации" относятся к запросам о приглашении экспертов в состав комиссии. Следовательно, персональные данные экспертов не подлежат указанию лишь в запросах о приглашении в состав комиссии независимых экспертов - специалистов по вопросам, связанным с гражданской службой, направляемых представителем нанимателя в соответствующий государственный орган по управлению государственной службой и руководителем соответствующего государственного органа в научные организации и образовательные учреждения, другие организации.

В этой связи вывод Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации о том, что в акте государственного органа об образовании комиссии по урегулированию конфликтов интересов не должны указываться персональные данные экспертов, основан на неправильном применении (толковании) норм материального права.

Судебной коллегией не учтено, что действовавшее законодательство не содержало и не содержит прямого запрета на указание персональных данных экспертов в акте государственного органа об образовании комиссии по урегулированию конфликтов интересов, поэтому соответствующие персональные данные экспертов могли указываться как в первоначальном акте государственного органа об образовании комиссии по урегулированию конфликтов интересов, так и в дополнительных актах к первоначальному акту о включении конкретных лиц в состав комиссии для конкретного случая.

Кроме того, следует иметь ввиду, что указание в правовом акте государственного органа персональных данных лица, включенного в состав комиссии в качестве независимого эксперта, является единственным юридическим фактом, подтверждающим законность его участия в работе комиссии.

Нельзя согласиться и с выводом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации о том, что включение в комиссию по урегулированию конфликтов интересов конкретных экспертов с указанием их фамилий и должностей, является предпосылкой для наличия коррупционных проявлений, создающих преимущество для отдельных государственных служащих.

Антикоррупционная направленность анализируемых норм заключается не в отсутствии персональных данных экспертов в актах о формировании состав комиссий (в то время как фамилии и должности остальных членов комиссии известны), а в предупреждении случаев включения в состав комиссий в качестве экспертов лиц по усмотрению представителя нанимателя, что могло бы повлиять на непредвзятость, беспристрастность и объективность принимаемых решений.

Кроме того, поименное, открытое указание персональных данных всех членов комиссии в опубликованном акте государственного органа позволяет реализовать часть 7 статьи 19 Федерального закона Российской Федерации "О государственной гражданской службе Российской Федерации", согласно которой комиссии формируются таким образом, чтобы была исключена возможность возникновения конфликтов интересов, которые также могли бы повлиять на принимаемые комиссиями решения.

В связи с тем, что Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации неправильно применены вышеприведенные нормы федерального законодательства, определение коллегии от 29 июля 2009 г. нельзя признать соответствующим требованиям закона.

Допущенные Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации существенные нарушения норм материального права повлияли на исход дела, без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемые законом публичных интересов, в связи с чем определение Судебной коллегии от 29 июля 2009 г. подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 387, пунктом 4 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

отменить определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 июля 2009 г., оставить в силе решение Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 30 апреля 2009 г.


Председательствующий

В.М. Лебедев



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 21 июля 2010 г. N 11-ПВ10


Текст постановления официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение