Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 47-О10-36СП Приговор подлежит изменению, так как содержание вердикта присяжных заседателей и приговор суда не указывают на то, что распространяемая осужденным клевета в отношении федерального судьи и граждан была соединена с обвинением в совершении конкретного преступления

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 47-О10-36СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Свиридова Ю.А.,

судей - Бондаренко О.М. и Ситникова Ю.В.,

при секретаре - Прохоровой Е.А.,

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Щеповских Н.Ф. на приговор Оренбургского областного суда с участием присяжных заседателей от 15 марта 2010 года, по которому Щеповских Н.Ф.

осужден к лишению свободы: по ст. 298 ч. 3 УК РФ к 1 году и 6 месяцам; по ст. 129 ч. 3 УК РФ к 1 году.

На основании ст. 69 ч. 2 УК РФ окончательное наказание Щеповских Н.Ф. по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, назначено в виде 1 года и 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Щеповских Н.Ф. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком в 1 год. Срок наказания исчислен с 15 марта 2010 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, выслушав осужденного Щеповских Н.Ф. и адвоката Мыслрша М.А., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Химченковой М.М., полагавшей приговор оставить без изменения, а жалобу без удовлетворения. Судебная коллегия установила:

на основании вердикта присяжных заседателей Щеповских признан виновным в том, что 6 февраля 2008 года в ходе судебного заседания в Бузулукском районном суде Оренбургской области, ..., при рассмотрении в отношении него уголовного дела, являясь подсудимым, в присутствии граждан, имея целью опорочить честь, достоинство и репутацию судьи П., а также граждан С. и П. распространил заведомо ложную информацию о том, что судья П. через С. и П. потребовал у него - Щеповских деньги в сумме ... рублей, а С. и П. непосредственно требовали с него указанную сумму денег для судьи П.

Кроме того, на основании вердикта присяжных заседателей Щеповских признан виновным в том, что имея целью опорочить честь, достоинство и репутацию судьи П. опубликовал в газете ... за 16-30 сентября 2008 года авторскую статью ... из содержания которой следовало, что судья П. требовал у него - Щеповских денежные средства, заведомо зная о ложности этой информации.

В своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Щеповских просит Судебную коллегию отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

По утверждениям осужденного суд необоснованно признал допустимым доказательством - протокол судебного заседания от 6 февраля 2008 года, в который были внесены "дописки", которые ставят под сомнение достоверность этого документа.

По мнению Щеповских в судебном заседании, нарушение закона, в присутствии присяжных заседателей исследовались обстоятельства его обвинения по ст. 297 ч. 2 УК РФ, тогда как впоследствии уголовное дело в этой части было прекращено за истечением срока привлечения к уголовной ответственности.

Проявляя необъективность, суд, отдавая предпочтение позиции государственного обвинителя, не реагировал на допускаемые им попытки воздействовать на присяжных, на высказанные им в присутствии присяжных заседателей сомнения в правдивости показаний свидетелей защиты.

В вопросный лист, без учета результатов судебного следствия, был включен вопрос о доказанности распространения заведомо ложной информации в присутствии гражданина Р., тогда как этот гражданин в судебном заседании не допрашивался и его показания на предварительном следствии в судебном заседании не оглашались.

Из текста приговора не видно, учитывалось ли судом при назначении наказания то, что Щеповских ранее к уголовной и административной ответственности не привлекался, а также, благодарственное письмо в его адрес от главы Бузулукского района Оренбургской области.

В дополнительной жалобе осужденный утверждает, что органами следствия не были соблюдены требования ст. 217 УПК РФ, и ему не было предоставлено время достаточное для ознакомления с материалами уголовного дела.

При отборе присяжных заседателей суд, указывается в жалобе, позволил государственному обвинителю задавать кандидатам вопросы о том, являются ли они читателями газеты ..., опубликовавшей статью, за которую он привлечен к уголовной ответственности. Указанное обстоятельство, по мнению Щеповских, нарушало конституционные права кандидатов, как граждан, на свободный доступ к средствам массовой информации.

Кроме того, суд оставил без надлежащей оценки заявленный подсудимым и его защитником протест и отвод государственному обвинителю Тисен О.В, которая в газете ... опубликовала статью с информацией о проходящем судебном процессе и была прямо или косвенно заинтересована в исходе настоящего уголовного дела.

Государственный обвинитель Тисен О.Н. в своих возражениях просит Судебную коллегию оставить приговор суда без изменения, признав доводы кассационной жалобы осужденного Щеповских необоснованными.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив жалобу осужденного Щеповских, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения приведенных в ней доводов и отмены приговора суда.

Настоящее уголовное дело было рассмотрено в суде первой инстанции в соответствии с требованиями, предусмотренными ст.ст. 324-353 УПК РФ, которые регламентируют особенности разбирательства в суде уголовных дел с участием присяжных заседателей; с соблюдением принципов состязательности и реального обеспечения равенства прав сторон обвинения и защиты.

Судебная коллегия отмечает, что нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы отразиться на законности вердикта коллегии присяжных заседателей, допущено не было.

Подсудимому Щеповских в полном объеме были разъяснены его процессуальные права, в том числе и связанные с особенностями рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, предоставлена безусловная возможность пользоваться помощью защитника-адвоката.

Каких-либо нарушений закона при отборе присяжных и формировании коллегии присяжных допущено не было. Подсудимому Щеповских и его защитнику была предоставлена возможность участия в отборе присяжных, заявлять мотивированные и немотивированные отводы. Указанные процессуальные права подсудимым и его защитником были реализованы.

Исследование в судебном заседании 22 января 2010 года в присутствии присяжных заседателей обстоятельств совершения Щеповских преступления, предусмотренного ст. 297 ч. 2 УК РФ, в котором он обвинялся, осуществлялось в период, когда, предусмотренный ст. 78 УК РФ, срок уголовного преследования за это преступление, предусмотренный ст. 78 УК РФ, еще не истек. 8 февраля 2010 года подсудимым Щеповских и его адвокатом было заявлено ходатайство о прекращении уголовного преследования в части касающейся обвинения по ст. 297 ч. 2 УК РФ, которое относится к категории небольшой тяжести, т.к. срок давности уголовного преследования за это преступление истек 6 февраля 2010 года. Указанное ходатайство, поддержанное государственным обвинителем судом было удовлетворено.

Представленные стороной обвинения доказательства, перед их исследованием в присутствии присяжных заседателей, в том числе и "протокол судебного заседания от 6 февраля 2008 года", объективность и законность которого в своей жалобе оспаривает осужденный, проверялись на предмет их допустимости. Принятое судом в установленной законом процессуальной процедуре решение о признании "протокола судебного заседания от 6 февраля 2008 года" допустимым доказательством является обоснованным.

В соответствии с требованиями ст. 291 УПК РФ у сторон обвинения и защиты имелись равные возможности представления доказательств и дополнения судебного следствия, а в присутствии присяжных заседателей исследовались лишь те доказательства, которые были признаны допустимыми.

Оспаривание осужденным доказанности обвинения, притом, что судом исследовались только допустимые доказательства и не было допущено нарушений уголовно-процессуального закона при представлении этих доказательств присяжным заседателям, правовых последствий иметь не может.

Судебная коллегия признает необоснованными доводы кассационной жалобы о нарушении, предусмотренных ст. 217 УПК РФ, прав Щеповских при ознакомлении с материалами уголовного дела. Как следует из материалов настоящего дела, после окончания предварительного следствия, следователь уведомил обвиняемого Щеповских и его адвоката об окончании следственных действий и предоставил им возможность ознакомиться со всеми материалами уголовного дела. По окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, в соответствии с требованиями ст.ст. 166, 167 и 218 УПК РФ был составлен соответствующий протокол.

Несостоятельны доводы жалобы о необоснованном отклонении судом отвода государственному обвинителю Тисен О.В., который был заявлен Щеповских в связи с опубликованием ею статьи в газете ... Из текста указанной газетной публикации, приобщенной к материалам уголовного дела, следует, что статья носила исключительно информационный характер о рассмотрении судом уголовного дела о клевете в отношении федерального судьи, не содержала упоминания фамилии Щеповских, не сообщала конкретных обстоятельств обвинения и не содержала оценок относительно обоснованности обвинения и возможных результатов рассмотрения дела в суде.

Сторонам обвинения и защиты суд обеспечил равные права и возможности участия в постановке вопросов перед присяжными заседателями. Вопросы, поставленные перед присяжными заседателями в вопросном листе, полностью соответствуют предъявленному Щеповских обвинению, а полученные на них ответы соответствуют формулировкам поставленных вопросов.

В оспариваемом осужденном вопросе (вопрос N 1), содержащем упоминание о присутствии P. в зале суда во время распространения Щеповских клеветнической информации, не содержится каких-либо обстоятельств, которые искажали фабулу предъявленного обвинения и установленные судом обстоятельства, составляющие объективную сторону преступления. Факт присутствия Р. в зале суда 6 февраля 2008 года не оспаривался стороной защиты, а допрос свидетеля Р. являвшегося свидетелем со стороны обвинения, не являлся обязательным и государственным обвинителем он был исключен из списка свидетелей, подлежавших допросу в присутствии присяжных заседателей. Замечаний по поводу формулировок вопроса N 1, возможность которых предоставлялась в соответствии с положениями ст. 338 ч. 2 УПК РФ, от подсудимого Щеповских и его защитника не поступало.

Не соответствуют материалам уголовного дела и протоколу судебного заседания утверждения кассационных жалоб осужденного о необъективности председательствующего, который, по их мнению, не реагировал на нарушение порядка в судебном заседании государственным обвинителем, не обеспечивал должным образом равноправия сторон, условий для состязательности.

Доводы кассационной жалобы о необъективности председательствующего, который, якобы, не делал замечаний государственному обвинителю, по поводу публичных "оценок достоверности показаний свидетелей защиты", и об отсутствии в напутственном слове соответствующих разъяснений присяжным заседателям, опровергаются содержанием протокола судебного заседания.

Протокол судебного заседания не содержит записей о том, что подсудимый и его защитник возражали против действий государственного обвинителя, заявляли о необъективности его действий или высказанных им суждений. При этом следует отметить, что после ознакомления с протоколом судебного заседания ни осужденный, ни его адвокат замечаний на протокол судебного заседания по поводу искажения хода судебного заседания, ошибок в изложении показаний допрошенных лиц, а также каких-либо нарушений допущенных государственным обвинителем не принесли.

Напутственное слово председательствующего, соответствующее по своей форме и содержанию требованиям ст. 340 УПК РФ, не содержит каких-либо комментариев и разъяснений дезориентирующих присяжных заседателей, способных вызвать у них необъективность при обсуждении поставленных вопросов. Как видно из текста напутственного слова, оно содержит изложение исследованных в суде доказательств, как уличающих Щеповских, так и оправдывающих его, не выражая при этом отношения к этим доказательствам, и не делая никаких выводов. При этом председательствующим в напутственном слове в соответствии с требованиями закона сделаны необходимые разъяснения принципов правосудия и правил оценки доказательств. Возражений в связи содержанием напутственного слова председательствующего по мотивам нарушения им принципа объективности и беспристрастности сторонами заявлено не было.

Вердикт присяжных заседателей соответствует требованиям ст.ст. 339, 340 и 345 УПК РФ, понятен и непротиворечив. Результаты голосования присяжных заседателей по предложенным им вопросам сомнений не вызывают.

Обсуждение вердикта, поведение прений сторон осуществлялось в суде с соблюдением требований ст. 347 УПК РФ. Правовых оснований для принятия председательствующим решения о роспуске коллегии присяжных заседателей не имелось.

Суд первой инстанции правильно, в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами преступления и содержанием вердикта присяжных заседателей, пришел к выводу о совершении Щеповских преступлений, предусмотренных ст.ст. 298 и 129 УК РФ.

Вместе с тем, суд ошибочно квалифицировал действия Щеповских по ч. 3 ст. 298 УК РФ и ч. 3 ст. 129 УК РФ, которые предусматривают уголовную ответственность за клевету, соединенную с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Формулировки предъявленного Щеповских обвинения, содержание вердикта присяжных заседателей и приговор суда не указывают на то, что распространяемая осужденным клевета в отношении федерального судьи П. и граждан С. и П. была соединена с обвинением в совершении конкретного преступления, что исключает возможность правовой квалификации такого преступления и определения, является ли он "тяжким или особо тяжким".

При этих обстоятельствах, действия осужденного Щеповских подлежат переквалификации:

со ст. 298 ч. 3 УК РФ на ст. 298 ч. 1 УК РФ, - клевета в отношении судьи, участвующего в отправлении правосудия, в связи с рассмотрением дел и материалов в суде,

со ст. 129 ч. 3 УК РФ на ст. 129 ч. 1 УК РФ, - клевета, т.е. распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающего его репутацию.

В связи с тем, что предусмотренные законом, ст. 78 ч. 1 п. "а" УК РФ, сроки давности привлечения к уголовной ответственности за указанные преступления (преступления, предусмотренные ст.ст. 129 ч. 1 и 298 ч. 1 УК РФ, в соответствии с правилами ст. 15 ч. 2 УК РФ отнесены к преступления небольшой тяжести) истекли, Щеповских подлежит освобождению от наказания, а уголовное дело, в соответствии с правилами ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ, подлежит прекращению.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 387 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Оренбургского областного суда с участием присяжных заседателей от 15 марта 2010 года в отношении Щеповских Н.Ф. изменить:

переквалифицировать его действия со ст. 298 ч. 3 УК РФ на ст. 298 ч. 1 УК РФ; со ст. 129 ч. 3 УК РФ на ст. 129 ч. 1 УК РФ.

На основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ Щеповских Н.Ф. от наказания освободить, а уголовное дело прекратить в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.


Председательствующий

Ю.А. Свиридов


Судьи

О.М. Бондаренко


Ю.В. Ситников



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 47-О10-36СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.