Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 августа 2010 г. N 49-Г10-45 Об отказе в признании недействующими отдельных положений Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 августа 2010 г. N 49-Г10-45


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Еременко Т.И.,

судей Калининой Л.А., Анишиной В.И.,

при секретаре Аверине А.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе индивидуального предпринимателя Нурисламова И.В. на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 июня 2010 г., которым отказано в удовлетворении заявления о признании недействующими отдельных положений Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., объяснения Варицкого В.Н., Заборского Ю.А. - представителей Нурисламова И.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей решение законным и обоснованным, а поэтому не подлежащим отмене, Судебная коллегия

установила: индивидуальный предприниматель Нурисламов И.В. обратился в Верховный Суд Республики Башкортостан с заявлением о признании недействующими пунктов 2 и 4 части 1 статьи 2 в части слов "и распорядительных действий", пунктов 2 и 3 статьи 6, пункта 3 статьи 10, частей 1, 2, 4 статьи 11, части 1 статьи 14, части 2 статьи 15.1 в части слов "и распорядительных действий" Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан", сославшись на противоречие статьям 2, 49 Гражданского кодекса Российской Федерации, статье 15 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ "О защите конкуренции", Федеральному закону от 8 августа 2001 г. N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности", Положению о лицензировании перевозок пассажиров автомобильным транспортом, оборудованным для перевозок более 8 человек, утверждённому постановлением Правительства Российской Федерации от 30 октября 2006 г., Положению об обеспечении безопасности перевозок пассажиров автобусами", утверждённому приказом Министра транспорта Российской Федерации от 8 января 1997 г. N 2.

В обоснование заявления указал, что оспариваемые положения Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан" устанавливают ограничения на занятие предпринимательской деятельностью по перевозке пассажиров автомобильным транспортом; допускают неясность и неоднозначность в толковании, что, по мнению заявителя, позволяет органам, осуществляющим функции по организации транспортного обслуживания населения, необоснованно вмешиваться в деятельность хозяйствующих субъектов.

Президент Республики Башкортостан, Государственное Собрание - Курултай Республики Башкортостан с заявлением Нурисламова И.В. не согласились.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 июня 2010 г. Нурисламову И.В. в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе Нурисламов И.В. просит решение суда первой инстанции отменить, как постановленное с нарушением норм процессуального и материального права, вынести новое решение.

Относительно кассационной жалобы Государственным Собранием - Курултаем Республики Башкортостан поданы возражения.

Изучив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, Судебная коллегия не находит их подлежащими удовлетворению ввиду отсутствия оснований, предусмотренных статьёй 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Из наименования и содержания Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан" следует, что законодателем субъекта Российской Федерации регламентирован организационно-правовой аспект обслуживания населения пассажирским автомобильным транспортом на территории Республики Башкортостан. В частности, данный нормативный правовой акт устанавливает требования к формированию (открытию, закрытию, изменению) межмуниципальных маршрутов; созданию, размещению и использованию объектов транспортной инфраструктуры.

Поэтому, отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции правильно исходил из того, что оспариваемые положения приняты в рамках правомочия субъекта Российской Федерации, предоставленного ему подпунктом 12 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

При этом Судебная коллегия находит обоснованными выводы суда о соответствии оспариваемых положений федеральному законодательству, о чём поставлен вопрос заявителем.

То обстоятельство, что пункт 2 части 1 статьи 2 Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан" вводит такое понятие, как "маршрутная карта", само по себе не является запретом осуществления предпринимательской деятельности в смысле статьи 15 Федерального закона "О защите конкуренции", на чём настаивает заявитель в кассационной жалобе. Исходя из того, что маршрут - это путь следования транспортного средства между пунктами отправления и назначения, а маршрут регулярных перевозок - это путь следования транспортных средств от начального остановочного пункта через промежуточные остановочные пункты до конечного остановочного пункта, которые определены в установленном порядке (статья 2 Федерального закона от 8 ноября 2007 г. N 259-ФЗ "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта"), и устанавливая правовое регулирование отношений, связанных с упорядочением транспортного обслуживания населения на регулярных рейсах, субъект Российской Федерации, не лишён был возможности ввести маршрутную карту, подтверждающую право водителя работать на соответствующем маршруте регулярных перевозок.

Очевидно и то, что если речь идет об организационных мероприятиях транспортного обслуживания перевозок пассажиров, неизбежен вопрос о распорядительных действиях органов исполнительной власти, ибо соответственно своему организующему назначению уполномоченные органы исполнительной власти осуществляют повседневную деятельность исполнительно-распорядительного характера. И поскольку такая деятельность во всех случаях не является произвольной, а основана на требованиях законодательства, доводы заявителя о том, что использование такого термина, как "и распорядительных действий", в контексте оспариваемых заявителем положений снижает уровень его правовых гарантий в области предпринимательской деятельности, суд первой инстанции правильно счёл необоснованными.

Судебная коллегия соглашается с суждениями суда о законности пунктов 2 и 3 статьи 6 Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан", в соответствии с которыми уполномоченный орган исполнительной власти Республики Башкортостан в области организации транспортного обслуживания населения пассажирским автомобильным транспортом наделён правом в установленном порядке принимать решения об открытии, изменении или закрытии межмуниципальных маршрутов регулярных перевозок пассажирским автомобильным транспортом, утверждать паспорта маршрутов, согласовывать расписание движения транспортных средств по межмуниципальным маршрутам регулярных перевозок пассажирским автомобильным транспортом.

Судом верно отмечено в решении, что данные полномочия направлены на реализацию задач перевозочного процесса по технологии, обеспечивающей безопасные условия перевозок пассажиров.

Такой вывод согласуется с нормами статей 1, 2, 3, 6 и 21 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", предусматривающих право органов государственной власти субъектов Российской Федерации на участие в разработке и проведении мероприятий по организации дорожного движения.

Является правильным вывод суда о непротиворечии предписаниям названного Федерального закона оспариваемых частей 1, 2, 4, 6 статьи 11 Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан". Во всяком случае каких-либо норм, ограничивающих хозяйственную и экономическую самостоятельность лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность по перевозке пассажиров автомобильным транспортом, как это утверждается в кассационной жалобе, в этой статье не усматривается. Более того из ее содержания видно, что порядок открытия новых межмуниципальных маршрутов, изменение и закрытие имеющихся муниципальных маршрутов регулярных перевозок осуществляется уполномоченным органом исполнительной власти Республики Башкортостан во взаимодействии с перевозчиками, иными организациями (абзац второй части 1), то есть, с соблюдением демократических основ.

Что же касается ведения реестра межмуниципальных маршрутов, данное обстоятельство никоим образом не отменяет и не изменяет принципов предпринимательской деятельности в виде осуществления регулярных перевозок пассажирским автомобильным транспортом по межмуниципальным маршрутам. Следовательно, у суда не было оснований для признания недействующей части 4 статьи 11 Закона.

Из текста этой статьи весьма ясно и определённо следует и её бланкетный, отсылочный характер, и тем самым исключается возможность произвольного осуществления органами исполнительной власти полномочий по организации межмуниципальных маршрутов регулярных перевозок. Так, открытие новых межмуниципальных маршрутов, изменение и закрытие существующих межмуниципальных маршрутов регулярных перевозок осуществляются уполномоченным органом исполнительной власти Республики Башкортостан в соответствии с законодательством (абзац первый части 1). Уполномоченный орган исполнительной власти Республики Башкортостан отказывает в открытии, изменении межмуниципального маршрута регулярных перевозок в случаях: 1) несоответствия межмуниципального маршрута регулярных перевозок требованиям к организации маршрутов регулярных перевозок, установленным законодательством; 2) недостаточности средств бюджета Республики Башкортостан для предоставления субсидий перевозчикам, осуществляющим регулярные перевозки пассажирским автомобильным транспортом, на котором предоставляются меры социальной поддержки (часть 2). Решение о закрытии межмуниципального маршрута регулярных перевозок также принимается не произвольно, а при наличии нарушения требований к организации маршрута регулярных перевозок, установленных законодательством; при отсутствии устойчивого пассажиропотока и (или) возможности обеспечить безопасность движения, в том числе по инициативе перевозчика (часть 6).

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы кассационной жалобы о том, что содержание пункта 3 статьи 10, части 1 статьи 14 Закона Республики Башкортостан от 17 декабря 2008 г. N 77-з "Об организации транспортного обслуживания населения пассажирским транспортом на территории Республики Башкортостан" не соответствует требованиям правовой определенности, регулирует гражданско-правовые отношения.

Анализ данных положений в системной взаимосвязи с преамбулой, статьями 13, 15 показывает, что предусматривая обязанность заключения договоров на осуществление регулярных перевозок в качестве мероприятия по организации транспортного обслуживания населения, законодатель субъекта Российской Федерации не формулирует принципов заключения договоров, то есть вопроса, который составляет предмет регламентации Гражданского кодекса Российской Федерации. При этом судом правильно подчеркнуто в решении, что аргументы заявителя и его представителей о том, что правоотношения по перевозке пассажиров автомобильным транспортом могут быть регламентированы только гражданским законодательством и применение к ним государственно-властных полномочий не допустимо, являются ошибочными, не учитывают необходимости регулирования государственными органами организации транспортного обслуживания граждан. Иное означало бы самоустранение органов государственной власти от обязанности исполнения социальной функции государства.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия определила:

решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 1 июня 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу Нурисламова И.Е. - без удовлетворения.


Председательствующий

Т.И. Еременко


Судьи

Л.А. Калининой


В.И. Анишиной



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 августа 2010 г. N 49-Г10-45


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.