Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2010 г. N 53-О10-31СП Уголовное дело направлено в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе, поскольку в состав коллегии присяжных заседателей было включено лицо, не сообщившее сведения, влияющие на формирование её законного состава

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2010 г. N 53-О10-31СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.

судей Фетисова С.М. и Зыкина В.Я.

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Ануфриенко А.А., кассационным жалобам осужденных Малкова Н.А. и Кужугета А.Е., адвокатов Ростоми П.Р. и Карпович О.Т. на приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 13 апреля 2009 года, которым

Малков Н.А.

- осуждён к лишению свободы:

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - на 13 лет,

по п.п."а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 17 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 23 (двадцать три) года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кужугет А.Е.

судимый:

1) 28 января 2002 г. по ч. 1 ст. 163, ч. 1 ст. 163 УК РФ к 3 годам 11 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 4 года, со штрафом в размере ... руб.,

2) 9 октября 2002 г. по п. "а" ч. 2 ст. 161, ст. 70 УК РФ на 5 лет 11 месяцев лишения свободы со штрафом в размере ... руб. Освобожден 21 сентября 2005 г. условно-досрочно с неотбытым сроком 2 года 9 месяцев.

- осуждён к лишению свободы:

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - на 14 лет,

по п.п."а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 19 лет. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено - 24 года лишения свободы. В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено наказание, неотбытое по приговору от 9 октября 2002 г. и окончательно назначено - 25 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Шестакова С.А.

- осуждена по п.п. "а, в, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Артюх А.М.

- осужден по п.п. "а, в, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ на 6 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В отношении Шестаковой С.А. и Артюха A.M. приговор не обжалован, проверяется в порядке ст. 360 УПК РФ.

По делу разрешены гражданские иски, в том числе - с Малкова Н.А. и Кужугета А.Е. солидарно взыскана компенсация морального вреда в пользу К. - ... руб., в пользу Р. - ... руб., а также решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Фетисова С.М., выступления осуждённых Малкова Н.А. и Кужугета А.Е., адвокатов Кротовой С.В. и Глазуновой М.А., поддержавших кассационные жалобы, осуждённой Шестаковой С.А., своего отношения к кассационным жалобам не выпазившей, адвоката Волббоевой Л.Ю., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб осуждённых, выслушав мнение прокурора Шаруевой М.В. об изменении приговора по основаниям, указанным в кассационном представлении, в остальной части просившей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

на основании вердикта присяжных заседателей от 10 марта 2009 года Малков и Кужугет осуждены:

за разбойное нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших Р. и К. за их убийство, совершенное группой лиц и сопряженное с разбоем. Преступления совершены в ночь на 14 марта 2007 года ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении, не оспаривая правильность квалификации действий осуждённых, государственный обвинитель Ануфриенко А.А. просит приговор в части гражданского иска изменить - исключить из резолютивной части указание на солидарный порядок взыскания с осужденных компенсации морального вреда, определить долевой порядок взыскания морального вреда - по ... рублей с каждого в пользу К. и по ... рублей с каждого в пользу Р. Государственный обвинитель указывает, что принятое судом решение о компенсации морального вреда в солидарном порядке противоречит ст.ст. 151, 1101 Гражданского кодекса РФ, согласно которому денежная компенсация морального вреда подлежит взысканию с осужденных в долевом порядке. Размер компенсации морального вреда определяется в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним

- осуждённый Малков, считая их незаконными, просит вердикт коллегии присяжных заседателей от 10 марта 2009 г. и приговор от 13 апреля 2009 г. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания. В обоснование он ссылается на то, что судебный процесс проведён с нарушениями уголовного и уголовно-процессуального закона, что повлекло осуждение невиновного и постановление несправедливого приговора. При формировании коллегии присяжных заседателей были нарушены требования п. 3 ч. 2 ст. 328 и ч. 3 ст. 328 УПК РФ. Заявление подсудимого Малкова о роспуске коллегии присяжных в виду её тенденциозности в нарушение принципов судопроизводства по настоянию председательствующего судьи было сделано в присутствии присяжных заседателей, при этом судья высказал своё мнение по данному вопросу и дал оскорбительную оценку действиям Малкова. В ходе процесса судья неоднократно произносил оскорбления в адрес Кужугета и Малкова. Указанные действия вызвали негативное отношение присяжных к подсудимым, поскольку заявлением о тенденциозности коллегии присяжных он поставил под сомнение личные качества присяжных заседателей. При этом председательствующий судья не сделал каких-либо разъяснений присяжным, в том числе и в напутственном слове. Суд не удовлетворил неоднократные ходатайства Малкова о возврате дела прокурору в связи с тем, что обвиняемые не были ознакомлены с постановлением о невозможности выделения уголовного дела в отношении Артюха и Шестаковой в отдельное производство (т. 12 л.д. 46-48, т. 9 л.д. 98-104, 104-106). При этом не учёл несоответствие действительности сведений, изложенных в постановлении и отсутствие расписок об ознакомлении с уведомлением о невозможности выделения уголовного дела, из чего следует, что вопрос о форме судопроизводства не был решен надлежащим образом. Несоблюдение ст.ст. 15, 244 УПК РФ привело к незаконному воздействию на присяжных заседателей. Малков незаконно удалялся из зала суда. Сторона обвинения была поставлена в привилегированное положение, поскольку государственный обвинитель дважды зачитывала вступительное слово, дважды допрашивались свидетели обвинения и представители потерпевших. Своими действиями судья способствовал незаконному воздействию на коллегию присяжных заседателей, проявив свою заинтересованность в постановлении обвинительного вердикта. Ошибочность удаления Малкова, которое могло сформировать у присяжных предубеждение, присяжным не была разъяснена. Кужугету было запрещено высказаться по предъявленному обвинению. В своей речи обвинитель допустила фразу "обвиняются в жестоком убийстве". Малков был лишен права высказать свою позицию по предъявленному обвинению. Судьёй необоснованно, в нарушение УПК РФ было отказано в исследовании (как в присутствии, так и в отсутствие присяжных заседателей) и оглашении показаний свидетеля К., А., С., Б., А., Г. Поскольку Малков был удалён из зала суда, ходатайство защиты о повторном допросе свидетеля Ц. после его возврата в зал не было удовлетворено. Беспричинно отказано в изучении доказательств: топора, видеокассеты с места происшествия, в допросе в присутствии присяжных эксперта Ш. Во время допроса в отсутствие присяжных этого эксперта судья снял все вопросы стороны защиты. Обвинителем были оглашены показания Малкова во время предварительного следствия, несмотря на его возражения и заявления о том, что этих признательных показаний он не давал и ходатайствовал о проведении почерковедческой экспертизы. Судья в этом отказал, ограничившись допросом адвоката Шолохова. Видеозапись проверки показаний Малкова на месте была продемонстрирована незаконно, так как является недопустимым доказательством, поскольку проверка законности этого действия прокуратурой не закончена. Судебное следствие проводилось по двум обвинительным заключениям. Ходатайства о возврате дела прокурору отклонены незаконно. Во время прений государственным обвинителем были нарушены ст.ст. 292, 336 УПК РФ - он сослался на доказательства, признанные недопустимыми: показания свидетеля К. и неисследованные доказательства: показания свидетелей А., Б., А., Г. называя их таксистами, на журнал регистрации сауны .... Обвинитель оскорблял родителей Малкова, заявлял присяжным, что он угрожал потерпевшим, что Малков и Кужугет выбрали суд присяжных, чтобы их обмануть и уйти от ответственности, что они не заслуживают оправдания и снисхождения за своё зверское преступление. В нарушение ст. 337 УПК РФ судья лишил Малкова возможности выступить в репликах и закончить выступление в последнем слове, удалив его из зала суда. Вопросный лист составлен с нарушениями ст.ст. 338, 339 УПК РФ, которые привели к неясности вердикта и путанице при ответах присяжных заседателей. В вопросе N 1 суд упомянул о телесных повреждениях, не состоявших в причиной связи с наступлением смерти, которые не относятся к составам преступлений, предусмотренных ст.ст. 162, 105 УК РФ, в результате этого присяжные заседатели на первый вопрос дали два ответа. Суд отказал в удовлетворении ходатайства адвоката Ростоми П.Р. о выделении в отдельный вопрос события нанесения Малковым потерпевшим побоев, поскольку это исключает ответственность Малкова за убийство и влечет его ответственность за менее тяжкое преступление (ч. 2 ст. 338 УПК РФ). Аналогичное нарушение допущено и по действиям в отношении потерпевшей К. На вопрос номер 5 присяжные ответили: "Да. Доказано", чем признали, что Шестакова одновременно находилась в двух метах: в машине Артюха и в квартире К. Из вопросного листа не ясно, когда был осуществлен сговор между подсудимыми на лишение жизни потерпевших (вопросы 2, 5, 8, 11). Из ответов на вопросы присяжных не ясно, кто из подсудимых забрал из квартиры имущество Р. и К. (вопросы 8, 11), кому Шестакова передавала ключи от квартиры Р. и кто последний выходил и закрывал дверь (вопросы 2, 8, 11). Из ответов на вопросы 1, 2, 5, 8, 11 с учетом дополнений присяжных "без сговора на убийство" следует, что подсудимые совершили одни и те же действия одновременно, а Шестакова находилась в двух местах одновременно. На время напутственного слова в нарушение ч. 6 ст. 340 УПК РФ Малков был удалён из зала суда, в связи с чем был лишен возможности заявить возражения на напутственное слово. Малкову неоднократно отказывалось в допуске защитника наряду с адвокатом. Судья незаконно отказал в удовлетворении его ходатайства о свидании с женой для решения вопроса о приглашении такого защитника, чем он был лишен права на защиту и выбор защитника. Требования ч. 3 ст. 351 УПК РФ судом не выполнены, т.к. указания в приговоре на то, что Малков непосредственно принимал участие в лишении жизни потерпевших и действовал с прямым умыслом на их убийство, что смерть потерпевших наступила в результате совместных действий Малкова и Кужугета, вердиктом присяжных заседателей не установлены.

- адвокат Ростоми П.Р., не соглашаясь с приговором, просит его отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей. Он ссылается на то, что судом нарушены требования ч. 3 ст. 351 УПК РФ, поскольку вердиктом присяжных заседателей не было установлено, что Малков непосредственно принимал участие в лишении жизни потерпевших, действовал с прямым умыслом на их убийство, что смерть потерпевших наступила в результате совместных действий Малкова и Кужугета. Квалификация действий Малкова по п.п. "а, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в части нанесения ударов потерпевшим дана неправильная, так как из поставленных перед присяжными заседателями вопросов 8 и 11 не следует, что действия Малкова были направлены на причинение смерти, что Кужугет присоединился к Малкову. Из указанных вопросов следует, что каждый из осужденных действовал самостоятельно. Фактические обстоятельства, установленные вердиктом, в приговоре отражены неправильно.

- осужденный Кужугет А.Е., не соглашаясь с приговором, просит его отменить, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания. Он считает, что судом были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона, наказание ему назначено несправедливое. Присяжными заседателями был вынесен неясный и противоречивый вердикт, на основании которого постановлен незаконный и несправедливый приговор. Общий список присяжных заседателей Красноярского края, из которого собрана вынесшая вердикт коллегия, сформирован с существенными нарушениями законодательства. При формировании коллегии присяжных заседателей председательствующий нарушил требования ст. 328 УПК РФ, в результате чего сторона защиты была ограничена в праве и возможности сформировать беспристрастную и объективную коллегию, в постановке кандидатам в присяжные заседатели вопросов, связанных с выяснением обстоятельств, препятствующих в рассмотрении дела. На многие вопросы подсудимых Кужугета и Малкова присяжным заседателям, вопреки требованиям ч. 8 ст. 328 УПК РФ, председательствующий разъяснял кандидатам, что они могут не отвечать на них, поскольку вопросы не связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в рассмотрении дела. Вследствие этого сторона защиты была лишена возможности выяснить степень объективности кандидатов в присяжные заседатели и решить вопросы по формированию коллегии, в том числе заявить мотивированные и немотивированные отводы с учетом ответов на вопросы Кужугета. Указанные действия судьи не предусмотрены уголовно-процессуальным законом. Ссылки в протоколе судебного заседания о разъяснении кандидатам в присяжные заседатели того, что они могут не отвечать на вопросы, не соответствуют действительности, поскольку указанные вопросы подсудимых судья снимал с обсуждения. В нарушение ч. 10 ст. 328 УПК РФ председательствующий ознакомил стороны с ходатайствами об отводах кандидатов в присяжные заседатели, попросил стороны высказать свое мнение в их присутствии. Сторона защиты заявила ходатайство об отводе кандидатов под номерами 11, 16, 21, 26, 31, которые впоследствии были включены в состав коллегии (том 12 л.д. 38, 39). Обсуждение отводов присяжным заседателем в их присутствии могло повлиять на беспристрастность коллегии, что послужило вынесению обвинительного вердикта. Кандидат в присяжные заседатели под N 25 Ч. Скрыла информацию о том, что её зять работает отряде милиции особого назначения, что лишило сторону защиты возможности заявить ей немотивированный отвод. В нарушение ст. 335 УПК РФ при вступительном заявлении государственным обвинителем допущены нарушения права подсудимых на защиту, поскольку порядок исследования доказательств не был предложен, а приведен их неполный перечень, указаны общие сведения о них. Сторона обвинения представила доказательства - заключение дактилоскопической экспертизы (т. 13 л.д. 8), копию договора о комплексном ипотечном страховании (т. 13 л.д. 29), копию кредитного договора (т. 13 л.д. 29). копии уведомления на имя Р.О.А. (т. 13 л.д. 29), справку банка ... кредитный договор, договор о предоставлении услуг связи, распечатку телефонных соединений (т. 13 л.д. 95), не указанные в обвинительном заключении, в связи с чем сторона защиты была лишена возможности подготовиться к их опровержению. При допросе свидетелей адвокат Бабенко и государственный обвинитель заявляли о наличии у них процессуальных вопросов. В нарушение ст. 335 УПК РФ, не удалив присяжных заседателей, судья в их присутствии разрешил ходатайства. При этом обвиняемые и потерпевшие в обсуждении ходатайств не участвовали, мнение свое не высказывали, что нарушило право обвиняемых на защиту. Сторона обвинения была поставлена в преимущественное положение: со вступительным словом государственный обвинитель выступал дважды, потерпевшие и свидетели обвинения были допрошены дважды, что не предусмотрено УПК РФ и могло повлиять на ответы присяжных при вынесении вердикта. Ходатайства Малкова об ознакомлении с протоколом судебного заседания, проведенного в его отсутствие, судом не удовлетворены. Председательствующим незаконно отказывалось в удовлетворении заявлений об его отводе. В судебном заседании 28 августа 2008 года (т. 12 л.д. 111-115) судья отказался принять у Малкова заявления об отводе председательствующего. Основания отказа в удовлетворении заявления Кужугета об отводе судьи (т. 9 л.д. 221) не подтверждаются протоколом судебного заседания от 28 августа 2008 года (т. 12 л.д. 111-115). В нарушение ч. 8 ст. 335 УПК РФ были незаконно оглашены показания свидетеля Б. в ходе предварительного расследования, способные вызвать предубеждения присяжных в отношении подсудимых, что могло повлиять на вынесение обвинительного вердикта. Оглашение показаний свидетеля Б. в ходе предварительного расследования противоречит ч. 4 ст. 15, ст. 18, 51 Конституции РФ и ст. 8 Европейской конвенции по правам человека. Вопреки заявлениям Кужугета и Малкова с просьбой разъяснить присяжным заседателям: не принимать во внимание эти показания Б. судья указал, что эти обстоятельства относятся к фактическим обстоятельствам дела. В нарушение ст.ст. 121, 122, 256 УПК РФ ходатайство Артюха A.M. об урегулировании графика для подготовки к судебным заседаниям осталось неразрешенным, что нарушило право на защиту и обжалования решения. В нарушение закона, права на защиту и выбор защитника по усмотрению обвиняемого председательствующий отказал в удовлетворении ходатайств: Кужугета - о допуске гражданина К. в качестве защитника наряду с адвокатом, Малкова - в разрешении свидания с женой для решения вопроса о приглашении защитника. Судом незаконно отказано Кужугету в удовлетворении ходатайства об ознакомлении с заключением судебно-криминалистической экспертизы (т. 10 л.д. 85, 153-158, т. 13 л.д. 82, 86), чем подсудимый был лишен возможности объективной оценки заключения и решения вопроса о возможности предоставлении его коллегии присяжных заседателей. Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд не учел, что заключение эксперта было оглашено лишь в резолютивной части - выводы эксперта по поставленному вопросу. Сведения, содержащиеся в исследовательской части заключения, имеющие существенное значение - оглашены не были, что могло повлиять на ответы присяжных, в то время как указанным заключением во взаимосвязи с заключением эксперта от 20.04.2007 (т. 5 л.д. 119-128) опровергается позиция обвинения. С ответом учреждения ... на запрос председательствующего (т. 10 л.д. 266, т. 13 л.д. 113, 159) Кужугет не ознакомлен, что привело к представлению присяжным заседателям доказательства, полученного с нарушения УПК, так как подсудимый был лишен возможности заявить ходатайства о признании недопустимым доказательством на основании справки учреждения. Ходатайства Кужугета об исключении из числа доказательств заключений медико-криминалистических экспертиз (т. 5 л.д. 220-225, 243-248), поскольку Кужугет с ними не был ознакомлен, в нарушение закона не удовлетворено. Сведения из протоколов ознакомлений Кужугета с постановлениями о назначении экспертиз и ознакомлении с экспертизами (т. 5 л.д. 217, 241-242, 230-231, 253-254) в помещении следственного кабинета в отделе прокуратуры РФ по Красноярскому краю противоречат справке учреждения ... согласно которой следователь работала с Кужугетом в следственном кабинете учреждения. В связи с этим доказательства - экспертизы (т. 5 л.д. 220-225, 243-248), невозможно признать полученными с соблюдением закона. Данное нарушение могло существенно повлиять на ответы присяжных заседателей. Председательствующим допущены нарушения прав обвиняемых на заявление ходатайств, повлекшие нарушение и ограничение прав обвиняемых на защиту. В нарушение права обвиняемых на защиту государственный обвинитель решил представить коллегии присяжных доказательства, не указанные в обвинительном заключении. На заявления подсудимого Кужугета об отсутствии времени для подготовки ходатайств об исключении доказательств председательствующий разъяснил, что подача заявления на следующем судебном заседании перед предоставлением стороной обвинения доказательств будет расцениваться как злоупотребление правом на защиту, что не основано на законе. Поэтому Кужугет был лишен возможности заявить ходатайство об исключении доказательства, так как не знал о намерениях стороны обвинения представить их присяжным заседателям, а для подачи ходатайства 22 октября 2008 года подсудимый возможности не имел в связи с отсутствием материалов, необходимых для составления обоснованного и аргументированного ходатайства. В связи с действиями судьи 23 октября 2008 года ему и государственному обвинителю был заявлен отвод, который не был разрешен немедленно. В нарушение ст. 62 УПК РФ судья не устранился от участия в производстве по делу. В предоставлении времени для написания заявления об отводе председательствующего Кужугету было отказано. В результате отказа в принятии к рассмотрению ходатайств о получении доказательств с нарушением УПК, коллегии было представлено недопустимое доказательство - договор о предоставлении услуг связи (т. 1 л.д. 190, т. 13 л.д. 99), полученное с нарушение требований УПК. Указанный договор в ходе осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 71-91) не изымался, он отсутствует в перечне изъятых, согласно надписи на упаковке он был изъят в ходе обыска в квартире ... Председательствующим этот договор из числа доказательств не исключен. Вердикт присяжных основан на недопустимых доказательствах. В судебном заседании были заявлены ходатайства об исключении из числа доказательств: заключения экспертов (т. 10 л.д. 133, 161, т. 13 л.д. 55-57, 63, 71), протокола осмотра места происшествия (т. 10 л.д. 119, т. 13 л.д. 12-13). Государственный обвинитель не опроверг доводы стороны защиты, приведенные в обоснование ходатайств, несмотря на это суд незаконно отказал в их удовлетворении (т. 10 л.д. 146, 163), чем поставил сторону обвинения в преимущественное положение, вследствие чего коллегии присяжных были представлены недопустимые доказательства. Постановление об отказе в удовлетворении ходатайств Кужугета об исключении из доказательств заключений судебных экспертиз (т. 5 л.д. 202, 206, 119-128, 139-140, 190-191, 220-225, 243-248) не отвечает требованиям закона (т. 10 л.д. 48, 49), поскольку судом не учтено, что указанные доказательства добыты с нарушением закона и с несвоевременным извещением стороны защиты о назначении экспертиз, что нарушило право подсудимых на защиту. Постановление об отказе в удовлетворении ходатайства об исключении из доказательств изъятых в ходе обыска в квартире ... рублей является незаконным, поскольку в ходе обыска в качестве понятого участвовал Б. являющийся родственником подсудимого Малкова (т. 10 л.д. 112-113). Постановление суда от 20 октября 2008 года (т. 10 л.д. 146-148) об исключении из числа доказательств заключения судебно-медицинской экспертизы от 6 октября 2008 года не учитывает, что эксперт указал на осмотр и фиксацию трупных явлений 14 марта 2007 года в 14 часов 30 минут, что не соответствует действительности и противоречит протоколу осмотра места происшествия от 14 марта 2007 года, согласно которому осмотр труппа и фиксация трупных явлений начаты в 15 часов 30 минут (т. 10 л.д. 133, т. 13 л.д. 63). Недостоверные доказательства были предложены присяжным заседателям, что повлияло на их ответы при вынесении вердикта. Приведенные нарушения уголовно-процессуального закона, как в отдельности, так и в совокупности могли повлиять на вынесение обвинительного вердикта. Органами следствия и судом незаконно расширены пределы обвинения и нарушены требования ст.ст. 237, 252 УПК РФ - уголовное дело возвращалось прокурору (т. 7 л.д. 278-290), после чего следователем было вынесено постановление о привлечении Кужугета в качестве обвиняемого, в котором добавлены новые фактические обстоятельства, что "Кужугет по согласованию с остальными участниками преступления вооружился ножом, который намеревался использовать в качестве оружия при совершении разбойного нападения", чего не было в первоначальном обвинении и обвинительном заключении, утвержденном 28 декабря 2008 года (т. 8 л.д. 64-72). В связи с этим действия Кужугета, как и других обвиняемых, были дополнительно квалифицированны по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ как совершенные с применением предметов, используемых в качестве оружия, из чего следует, что органами следствия объем обвинения был увеличен, чем нарушены требования ст. 252 УПК РФ, не допускающей изменение обвинения на более тяжкое, и ст. 237 УПК РФ. Суд не принял мер к устранению допущенного нарушения (т. 14 л.д. 96-104) и довел до присяжных заседателей незаконно расширенное обвинение. В напутственном слове, признав дополнительную квалификацию противоречащей ст. 252 УПК РФ, председательствующий не только не напомнил присяжным об изменении обвинения (т. 9 л.д. 65-67), но и вышел за его пределы, разъяснив уголовный закон (т. 11 л.д. 224), а также вынес приговор с квалификацией действий Кужугета и Малкова по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ по указанному квалифицирующему признаку, чем ухудшил положение подсудимых и ограничил право на защиту от предъявленного обвинения. Постановлением судьи об отказе в удовлетворении ходатайства о возврате дела прокурору (т. 9 л.д. 11-113) признана незаконной дополнительная квалификация действий подсудимых по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ как совершенных с применением предметов, используемых в качестве оружия, и установлены пределы обвинения. Заявление Малкова о роспуске коллегии ввиду её тенденциозности (т. 12 л.д. 40) в нарушение закона по требованию председательствующего было высказано и обсуждено в присутствии коллегии присяжных заседателей, что не исключает негативное воздействие на них. Каких либо разъяснений для устранения отрицательного воздействия заявленного ходатайства председательствующий не сделал. После оглашения Малковым ходатайства (т. 12 л.д. 40-41) председательствующий не выяснил мнение сторон, удалился в совещательную комнату, а по возвращению огласил постановление, объявив коллегию сформированной. Государственный обвинитель вышел за пределы вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, и высказал мнение о том, что подсудимые решили испытать свою судьбу, обмануть присяжных, попытаться избежать возмездие за содеянное, что если они не понесут наказание, то это будет не милосердие, а жестокость к родным и близким погибших, обвинил Малкова и Кужугета в воздействии на Артюха. Председательствующий не прервал государственного обвинителя и не устранил негативное воздействие его высказываний, не сделал соответствующего разъяснения, в том числе и в напутственном слове. В ответ на реплику подсудимого Кужугета о том, что не проведена экспертиза по отпечаткам пальцев рук на папке, изъятой с места происшествия (т. 14 л.д. 57), председательствующий прервал его выступление и сделал ошибочное разъяснение о том, что судом была проведена судебно-дактилоскопическая экспертиза, выводы которой были оглашены перед коллегией присяжных заседателей (т. 14 л.д. 57). Однако заключение эксперта от 16 октября 2008 года с участием присяжных заседателей не исследовалось, его выводы оглашались в их отсутствие (т. 13 л.д. 70). Указанное разъяснение председательствующего могло сформировать у присяжных ложное мнение о том, что принадлежность отпечатков пальцев на папке была установлена, что могло повлиять на ответы присяжных при вынесении вердикта.

В напутственном слове председательствующий не разъяснил ошибочность доведения до присяжных указанных сведений. В нарушение ч. 2 ст. 333 УПК РФ, несмотря на обращение Малковым внимания присяжных на неисследование вещественного доказательства - топора, судья разъяснил присяжным заседателям, что топор им не был продемонстрирован, поскольку коллегии присяжных заседателей орудия убийства не демонстрируется (т. 14 л.д. 64). Указанные обстоятельства с учетом того, что потерпевшая К. показала о наличии в квартире погибшей К. только одного топора, существенно отличающегося по размеру от изъятого на месте происшествия (т. 13 л.д. 47) и представленного на снимках присяжным, осмотр вещественного доказательства мог потребоваться для устранения сомнений по обстоятельствам дела. В связи с введением присяжных в заблуждение относительно их прав на исследование доказательства, судья фактически лишил их права на осмотр вещественного доказательства. Изложение в вопросном листе вопроса N 11 действий Кужугета противоречащими предъявленному обвинению (т. 11 л.д. 255) повлекло неверное понимание присяжными заседателями фактических действий Кужугета, расширение пределов обвинения, противоречивость вердикта по вопросу N 11 и постановление приговора несоответствующим вердикту, из которого следует, что Кужугет вышел из машины. Судом были нарушены принципы объективности и беспристрастности. В напутственном слове до сведения присяжных были доведены показания свидетеля П. в части описания парней (т. 11 л.д. 228, т. 12 л.д. 166-167, т. 2 л.д. 7-11), не исследованные в заседании. Вместе с тем, показания указанного свидетеля в части пореза колёс (т. 2 л.д. 13-15) председательствующий присяжным заседателям не напомнил (т. 12 л.д. 93). В напутственном слове председательствующий не разъяснил и не напомнил присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание сведения, способные вызвать у них предубеждение к подсудимым, а также обстоятельства, которые не относятся к их полномочиям, не разъяснил, что речи сторон в прениях не являются доказательствами, что могло повлиять на объективность присяжных заседателей при вынесении вердикта. При искажении государственным обвинителем показаний свидетеля К. и Л. в части номера автомобиля председательствующий его не остановил и присяжным не разъяснил необходимость не учитывать изложенную информацию, не дал соответствующих разъяснений и в напутственном слове. Квалификация действий подсудимых не соответствует фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом (т. 11 л.д. 249-253). Вердиктом установлено, что договора о применении насилия, опасного для жизни и здоровья, в отношении погибших между подсудимыми не было, и в ходе завладения имуществом такое насилие не применялось. Действия подсудимых по причинению вреда здоровью потерпевших совершены после завладения имуществом. Причинение вреда здоровью не связанно с удержанием похищенного. В связи с этим квалификация действий осужденных по п. "в" ч. 4 ст. 162 является неправильной. Действия Кужугета и Малкова в этой части подлежат квалификации по п.п. "а, в, г, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ. Так как не доказана предварительная договоренность на лишение потерпевших жизни, а имущество было изъято до совершения убийства, то вердикт присяжных заседателей исключает квалификацию убийства, как сопряженного с разбоем. Вердиктом не установлен мотив Кужугета на лишение жизни потерпевших. В связи с этим приговор подлежит отмене. Суд не назначил ему защитника для подготовки и написания кассационной жалобы, что нарушило его право на защиту.

- адвокат Карпович О.Т. просит приговор в отношении Кужугет А.Е. отменить, за отсутствием состава преступления производство по делу прекратить. Адвокат ссылается на то, что суд необъективно рассмотрел вопросы о виновности Кужугета, оценки доказательств и наказания осуждённого. Приговор вынесен без достаточных и убедительных доказательств виновности Кужугет А.Е. в совершении убийства потерпевших Р. и К.на противоречивых показаниях обвиняемой Шестаковой. Показания свидетелей в суде опровергают выводы о вине Кужугета, который давал стабильные показания о своей непричастности к убийству потерпевших и указывал о своём алиби. Доводы об оказании на Кужугета физического и психического воздействия со стороны следствия суд не принял во внимание, проверки по этим обстоятельствам не проведены. Результаты проведенных следственных действий положены в основу приговора. Неоднократные ходатайства Кужугета о вызове свидетеля К. не удовлетворены, чем суд усугубил положение осуждённого. Кужугет А.Е. осужден без прямых доказательств его виновности, приговор вынесен без полного, объективного судебного разбирательства. Его законность и обоснованность вызывают сомнение.

В возражениях государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе осуждённый Кужугет указывает, что кандидат в присяжные заседатели под N 25 Ч. скрыла информацию о том, что её зять работает в отряде милиции особого назначения, несмотря на то, что ранее, 20 мая 2008 года, при участии в отборе присяжных заседателей по другому уголовному делу, она об этом сообщила (т. 25 лист 26 дела Красноярского краевого суда Ч.). Осуждённый ссылается на то, что данное обстоятельство лишило сторону защиты возможности заявить Ч. отвод.

Как видно из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей адвокат Бабенко О.И. перед кандидатами в присяжные заседатели поставила вопрос - имеются ли среди них те, чьи родственники работают в правоохранительных органах? Кандидат в присяжные заседатели под N 37 ответила на этот вопрос, других заявлений не поступило (т. 12 л.д. 28). Согласно протоколу судебного заседания в числе кандидатов в присяжные заседатели под N 25 была Ч. (т. 12 л.д.18), которая вошла в основной состав коллегии присяжных заседателей под N 11 (т. 12 л.д.40) и приняла участие в вынесении вердикта по данному делу.

Как следует из объяснения Ч. на вопрос адвоката она ничего не ответила, т.к. зять ей родственником не является.

Однако, в соответствии с п. 37 ст. 5 УПК РФ родственниками признаются все иные лица, за исключением близких родственников, состоящие в родстве.

Кроме того, из объяснения Ч. видно, что отвечая 20 мая (2008 г.) на вопрос относительно препятствий участия в рассмотрении уголовного дела, она дала ответ о зяте, как о родственнике.

С учётом этого коллегия не может признать состоятельным объяснение Ч. о том, что зять - муж дочери кандидата, не является её родственником.

В силу ст. 379 УПК РФ нарушение уголовно-процессуального закона является основанием отмены приговора, постановленного с участием присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 381 УПК РФ основанием отмены приговора кассационной инстанцией являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путём лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора. Основанием к отмене судебного решения, в любом случае, является незаконный состав суда.

В соответствии с ч. 3 ст. 328 УПК РФ председательствующий разъясняет кандидатам в присяжные заседатели их обязанность правдиво отвечать на задаваемые им вопросы, а также представить необходимую информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства.

По смыслу этого уголовно-процессуального закона разъяснение председательствующим кандидатам в присяжные заседатели их обязанности правдиво отвечать на задаваемые им вопросы и представлять иную информацию о себе и об отношениях с другими участниками уголовного судопроизводства, как и их опрос о наличии обстоятельств, препятствующих участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела, является обязательным условием формирования коллегии присяжных заседателей и законного состава суда.

Эти требования закона по данному делу не выполнены - в связи с сокрытием Ч. информации о родственнике, проходящем службу в милиции, сторона защиты была лишена возможности воспользоваться правом на мотивированный или немотивированный отводы, что могло повлиять на содержание ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы.

Таким образом, в состав коллегии присяжных заседателей было включено лицо, не сообщившее сведения, влияющие на формирование её законного состава.

По этим основаниям судебная коллегия считает незаконным состав коллегии присяжных заседателей, вынесшей вердикт по настоящему уголовному делу, что влечёт отмену приговора в полном объёме, в том числе в отношении Шестаковой С.А. и Артюха A.M., с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Оснований для проведения предварительного слушания, о чём указывается в кассационных жалобах, Судебная коллегия не усматривает.

В силу ч. 2 ст. 386 УПК РФ иные доводы кассационного представления и кассационных жалоб в настоящем судебном заседании не проверяются, подлежат учёту при новом судебном разбирательстве.

При новом рассмотрении дела суду необходимо полно, всесторонне и объективно, с соблюдением требований закона, регламентирующих судебное разбирательство с участием коллегии присяжных заседателей, исследовать обстоятельства дела, после чего принять законное, обоснованное и справедливое решение.

С учетом тяжести и конкретных обстоятельств вменяемых Малкову Н.А., Кужугету А.Е., Шестаковой С.А. и Артюхе A.M. деяний, в целях обеспечения проведения судебного разбирательства уголовного дела в разумные сроки, судебная коллегия считает необходимым избрать в их отношении меру пресечения в виде заключения под стражу.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, определила:

приговор Красноярского краевого суда с участием присяжных заседателей от 13 апреля 2009 года в отношении Малкова Н.А., Кужугета А.Е., Шестаковой С.А., Артюха А.М. отменить, уголовное дело направить в тот же суд на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в ином составе.

Избрать в отношении Малкова Н.А., Кужугета А.Е., Шестаковой С.А. и Артюха A.M. меру пресечения в виде содержания под стражей на срок до 14 октября 2010 года.


Председательствующий

Кудрявцева Е.П.


Судьи

Фетисов С.М.



Зыкин В.Я.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2010 г. N 53-О10-31СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.