Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 78-О10-76СП Суд оставил без изменения принятое по делу судебное решение, поскольку наказание осужденным назначено с учетом требований уголовного закона, общественной опасности и тяжести совершенных ими деяний, а также данных о личности каждого, влияния назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 78-О10-76СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего - Магомедова М.М.,

судей - Ворожцова С.А. и Скрябина К.Е.,

при секретаре - Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании 15 июля 2010 года кассационные жалобы осужденных Можнова Ю.П. и Главатских М.О. на приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 5 мая 2010 года, которым Главатских М.О.,

судимый - 14 апреля 2009 года по ст. 319 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей -

осужден -

по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 17 годам лишения свободы; по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к 4 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Можнов Ю.П. осужден -

по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы;

по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к 4 годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Главатских М.О. и Можнова Ю.П. (с каждого) в счет компенсации морального вреда в пользу Б. ... - ... рублей, а также солидарно с обоих в пользу Б. ... рублей морального ущерба.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Ворожцова С.А., объяснения осужденных Главатских М.О. и Можнова Ю.П., в режиме видеоконференцсвязи, адвокатов Шевченко Е.М. и Баранова А.А., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего уточнить решение суда о взыскании с осужденных ... рублей в пользу потерпевшей Б., указав, что эта сумма подлежит взысканию не как компенсация морального вреда, а как размер материального ущерба, а в остальном оставить приговор без изменения, Судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Главатских М.О. просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания для решения вопроса о возвращении дела прокурору и устранении нарушений закона. Осужденный полагает, что по делу допущены многочисленные нарушения уголовно-процессуального законодательства. Главатских полагает, что дело в нарушении норм уголовно-процессуального закона, расследовалось не по месту совершения преступления, а в другом месте следственным органом, не наделенным полномочиями расследовать данное уголовное дело. В жалобе указывается, что в судебном заседании с участием присяжных заседателей, кроме обстоятельств дела исследовались также сведения, которые не имеют отношения к рассмотрению дела. Государственный обвинитель затрагивал вопрос о прежней судимости Главатских, а судья не пресекал данные действия государственного обвинителя. В суде обсуждался вопрос о его пребывании в психиатрическом стационаре. Государственный обвинитель интересовался у свидетелей о том, употреблял ли Главатских легкие наркотики. Допрошенные по делу свидетели, за исключением З., не имеют никакого отношения к событиям, произошедшим на момент смерти Б. Данные свидетели дали информацию о личности убитой и о личности подсудимых. В жалобе также указывается, что судьей в вопросный лист не включен вопрос о том, виновен ли Главатских в расчленении и укрывательстве останков трупа потерпевшей и уничтожении ее имущества с целью сокрытия преступления. Решение судья вынес, основываясь на его первоначальных показаниях, на предварительном следствии в результате применения в отношении него незаконных методов ведения следствия. Ходатайство защиты об исключении протокола его допроса, в качестве подозреваемого председательствующим не обоснованно не было удовлетворено. У присяжных имелись предубеждения, так как они получали информацию из СМИ о том, что якобы Главатских виновен в убийстве Б. и "съел ее труп". Данные обстоятельства не охватываются составом вмененного ему в вину преступления. Вопрос об этом не мог быть поставлен перед присяжными. Присяжные вынесли свой вердикт, основываясь на показаниях Можнова, у которого есть основания оговаривать его (Главатских).

Осужденный Можнов в кассационной жалобе, считая приговор несправедливым, просит его отменить. Как полагает осужденный, устанавливая его вину, суд исходил из показаний подсудимых на предварительном следствии, которые были даны с применением юридически грамотных терминов. Адвокат Литвинов просил поставить перед присяжными вопрос о наличии в уголовном деле фактических обстоятельств дела, влекущих за собой ответственность Главатских за менее тяжкое преступление. Однако судья данный вопрос в вопросный лист не включил, чем нарушил требования ст. 338 УПК РФ. В присутствии присяжных обсуждались обстоятельства, не относящиеся к данному уголовному делу, а также была озвучена информация о его прежней судимости, в связи с чем у присяжных могло возникнуть предубеждение по поводу его личности, а также о том, что Главатских находился в психиатрическом стационаре, о возбужденном в отношении Главатских уголовном деле. Найденные в квартире следы крови и биологическая масса могли принадлежать еще кому-либо, кроме убитой. Не доказан факт, что они с Главатских употребили в пищу часть останков потерпевшей. Судебно-медицинская экспертиза не дала однозначного ответа о причине смерти Б.

Государственный обвинитель Ефименко С.П. и адвокат Кузьмин Д.В. принесли возражения на кассационные жалобы осужденных, в которых просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений на них, Судебная коллегия считает, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей и в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

Судебная коллегия считает, что таких нарушений по делу не допущено.

В соответствии с ч. 4 ст. 152 УПК РФ место производства предварительного расследования по делу определено правильно.

Из материалов дела видно, что кандидатам в присяжные заседатели задавался вопрос о том, есть ли среди них лица, которым что-либо известно об обстоятельствах данного уголовного дела из любых источников и которые в силу полученной информации сформировали по делу определенное мнение. Положительно на этот вопрос ответила кандидат в присяжные заседатели ..., сообщив, что она об этом деле слышала по телевизору. С учетом мнение сторон данный кандидат была исключена из списка присяжных заседателей, удалена из зала судебного заседания и не принимала участия в рассмотрении дела. Никто из других кандидатов в присяжные заседатели, в том числе и включенных впоследствии в состав коллегии присяжных заседателей, не заявил о подобной информированности (т. 8 л. д. 79).

Перед выступлением перед присяжными в напутственном слове председательствующий удовлетворил ходатайство защиты о выяснении у них, не было ли у них контактов с кем-либо из участников процесса, а также имеются ли у кого-либо из присяжных предубеждения, мешающие ему вынести объективный и беспристрастный вердикт. Присяжные единогласно заявили об отсутствии подобного.

Таким образом, доводы жало о том, что у присяжных имелись предубеждения в отношении осужденных, в том числе из-за якобы полученных сведений от других участников процесса или средств массовой информации.

Данных о том, что в суде присяжных исследовались недопустимые доказательства или было отказано сторонам в исследовании доказательств, либо допущены иные нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Статья 75 УПК РФ предусматривает возможность признания недопустимыми доказательствами лишь тех, которые получены с нарушением норм УПК РФ. Таких фактов в ходе судебного заседания не было установлено.

Согласно материалам дела, коллегии присяжных заседателей представлялись лишь относимые и допустимые доказательства обвинения. В присутствии присяжных заседателей разрешались исключительно вопросы, предусмотренные п. 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК.

Все исследованные судом доказательства, в том числе и протокол допроса Главатских в качестве подозреваемого обоснованно признаны судом допустимыми доказательствами.

Незаконных методов ведения следствия, в отношении осужденных, судом не установлено.

Как видно из протокола судебного заседания подсудимым в соответствии с требованиями ст. 267 УПК РФ разъяснялись их права в судебном разбирательстве.

Принцип объективности и беспристрастности нарушен не был.

Материалами дела не установлено, что со стороны председательствующего проявлялись предвзятость, необъективность или заинтересованность в исходе дела.

Требования ст. 15 УПК РФ не были нарушены.

Как видно из протокола судебного заседания, вопрос о предыдущей судимости Главатских, о нахождении его в психиатрическом стационаре и о возбуждении в отношении Главатских уголовного дела в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей не обсуждался.

После допроса свидетеля З. и подсудимого Главатских, когда они говорили о лечении Главатских, председательствующий просил присяжных, чтобы они не обращали внимание, на фразы о лечении подсудимого, и не учитывать их при принятии решения (т. 8 л. д. 178).

Выяснение взаимоотношений потерпевшей и осужденных проводилось судом в соответствии с нормами уголовно-процессуального закона для определения мотива совершения преступления.

Содержание сформулированных вопросов за рамки предъявленного обвинения не выходит.

Считать поставленные вопросы не понятными присяжным заседателем, оснований не имеется.

Согласно протоколу судебного заседания сторонам предоставлялась возможность принести свои замечания на предварительно составленные вопросы вопросного листа. После получения замечаний содержанию вопросов и формулированию вопросов суд окончательно сформулировал вопросный лист, передал копии сторонам для ознакомления.

Как видно из вопросного листа вопросы в нем были сформулированы таким образом, что не исключалась возможность признания Главатских виновным в совершении менее тяжкого преступления, чем том, в котором он обвинялся. Доводы жалоб о том, что председательствующим, якобы необоснованно не был поставлен вопрос о совершении Главатских заранее не обещанного укрывательства преступления, нельзя признать правильными, поскольку включение такого вопроса нарушило бы положения уголовно-процессуального закона о том, что формулировки вопросов не должны допускать при каком-либо ответе на них признание подсудимого виновным в совершении деяния, по которому государственный обвинитель не предъявлял ему обвинения, либо не поддерживает обвинение к моменту постановки вопроса (ч. 6 ст. 339 УПК РФ).

Прения сторон проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ.

Обо всех исследованных в судебном заседании доказательствах, как уличающих обвиняемых, так и оправдывающих их, председательствующий сторонам напомнил. При этом председательствующий не выразил своего отношения к этим доказательствам, и не делал каких-либо выводов из них.

Никто из участников судебного разбирательства замечаний по содержанию напутственного слова не имел.

Вердикт полностью соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ.

Противоречий в ответах на поставленные вопросы не имеется.

Содеянное осужденными судом определено правильно.

Приговор постановлен в полном соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ.

Что касается других доводов по оценке имеющихся в деле доказательств, приведенных в кассационных жалобах, то в них по существу оспаривается вердикт присяжных заседателей о виновности осужденных и об установленных обстоятельствах, тогда как по этим основаниям, согласно требованиям уголовно-процессуального законодательства, приговор суда присяжных не может быть обжалован в кассационном порядке.

Таким образом, ни один из приведенных в жалобе доводов не является основанием к отмене или изменению приговора.

Каких-либо других норм уголовно-процессуального закона, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах, по делу также не допущено.

Наказание осужденным назначено с учетом требований уголовного закона, с учетом общественной опасности и тяжести совершенных ими деяний, а также данных о личности каждого, влияния назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей, и не является не справедливым.

Суд учел, что Главатских и Можнов не судимы, характеризуется без замечаний.

Оснований для смягчения осужденным наказания судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, ст. 378, ст. 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Санкт-Петербургского городского суда с участием присяжных заседателей от 5 мая 2010 года в отношении Главатских М.О. и Можнова Ю.П. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.


Председательствующий

М.М. Магомедов


Судьи

С.А. Ворожцов



К.Е. Скрябин



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 июля 2010 г. N 78-О10-76СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.