Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2010 г. N 84-О10-ЗЗСП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку вина осужденных в совершении убийства подтверждена совокупностью доказательств, приговор вынесен с учетом степени общественной опасности содеянного, личности осужденных и для смягчения наказания оснований не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2010 г. N 84-О10-ЗЗСП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - судьи Лутова В.Н.,

судей - Похил А.И., Шмаленюка С.И.

при секретаре Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании от 14 июля 2010 года кассационные жалобы адвокатов Соколовой К.В., Анисимовой И.А. в защиту интересов осуждённых Араслангареева В.В. и Егорова И.В. на приговор Новгородского областного суда от 16 апреля 2010 года, которым

Араслангареев В.В., _ _ _

осуждён по ст. 33 ч. 3, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июля 1996 года) к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Егоров И.В.

осуждён по ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. "з" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года) к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Похил А.И., адвокатов Долматову С.Д и Каневского Г.В., поддержавших доводы кассационных жалоб мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, установила:

Араслангареев осуждён за организацию и руководство убийством П.. а Егоров за пособничество в этом убийстве.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

Адвокат Анисимова, ставя вопрос об отмене приговора в отношении Араслангареева и направлении дела на новое рассмотрение, указывает на нарушения норм уголовно-процессуального закона, выразившихся в исследовании в присутствии присяжных заседателей данных о личности Араслангареева, не подлежащих исследованию, об употреблении её подзащитным наркотических средств.

Неудовлетворении ходатайств стороны защиты об исключении недопустимых доказательств - протокола очной ставки между свидетелем М. и обвиняемым Егоровым; протокола проверки показаний Егорова с выходом на место.

Указывает на необоснованное оставление без удовлетворения заявления стороны защиты заявления об отводе прокурора, выразившего мнение о виновности её подзащитного.

Считает необоснованным оставление председательствующим без внимания предложение стороны защиты вместо одного общего вопроса N 1 поставить 3 вопроса.

Адвокат также обращает внимание на то, что в напутственном слове председательствующий не напомнил присяжным заседателям доказательства, ограничившись только перечислением их и ссылкой на источник происхождения.

Указывает о том, что в вопрос N 1 судья переписал обвинение, содержащееся в обвинительном заключении.

Обращает внимание на то, что сторона обвинения задавала вопросы, выходящие за пределы предъявленного обвинения и об обсуждении в присутствии присяжных заседателей вопросов процессуального характера - об оглашении показаний свидетелей.

Адвокат Соколова, считая приговор подлежащим отмене, указывает на исследование данных о личности Егорова, порочащих его, - просмотр видеозаписи, протокола очной ставки, где речь шла о наркозависимости Егорова.

Считает протокол очной ставки между Егоровым и свидетелем недопустимым доказательством в виду того, что принимавшему участие прокурору-криминалисту не разъяснялись права и обязанности и он не предупреждался об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ

Обращает внимание, что председательствующим проигнорирована позиция стороны защиты при формировании вопроса N 1.

Указывает об игнорировании стороной обвинения замечаний со стороны председательствующего по факту наводящих вопросов и необоснованном отклонении ходатайства стороны защиты об отводе государственного обвинителя по мотиву личной заинтересованности в исходе дела.

Считает нарушением права Егорова на защиту, выразившегося в отклонении ходатайств об оглашении медицинских документов о самочувствии Егорова в подтверждении его показаний о самооговоре и об оговоре им Арслангареева и об исключении недопустимых доказательств - показаний свидетеля С.

Считает, что у председательствующего имелись веские основания к роспуску коллегии присяжных в виду того, что М. не мог являться свидетелем тех обстоятельств, о которых давал показания, но, несмотря на это был вынесен обвинительный вердикт.

Также обращено внимание на противоречия в ответах присяжных заседателей в вопросах N 5 и 6, так как по вопросу N 5-7 человек посчитали изложенные обстоятельства доказанными, а 5 человек - не доказанными, а в вопросе N 6-8 человек посчитали Егорова виновным, а 4 - невиновным.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, судебная коллегия не находит оснований к отмене приговора, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах.

Приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Егорова и Араслангареева в содеянном каждым из них, основанном на полном, всестороннем и объективном исследовании доказательств.

Обстоятельств, препятствующих исполнению обязанностей присяжными заседателями по данному уголовному делу не установлено. Председательствующим выяснялось у стороны защиты наличие заявлений по поводу роспуска коллегии присяжных заседателей в виду её тенденциозности, о неспособности вынести объективный вердикт, о нарушении порядка формирования коллегии присяжных заседателей. Однако таких заявления от подсудимых и защитников не поступало.

Доводы адвоката Соколовой о необходимости роспуска коллегии присяжных заседателей, в виду обвинительного вердикта в отношении её подзащитного, несмотря на необъективность показаний свидетеля М. не основаны на требованиях закона.

Судебное следствие по делу проведено с учётом требований положения ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей.

В силу положений ст.ст. 339, 343 УПК РФ вопросы о доказанности или недоказанности деяния, имело ли место деяние, о совершении или несовершении его подсудимым, о виновности или невиновности подсудимого в совершении этого деяния, относится к компетенции коллегии присяжных заседателей и согласно требований ч. 4 ст. 347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

В соответствии с положением ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт обязателен для председательствующего.

Все ходатайства стороны защиты рассмотрены председательствующим и разрешены в установленном законом порядке. Неудовлетворение ходатайства стороны защиты, не является основанием считать принятое по нему решение неправильным.

Нарушений принципов равноправия состязательности сторон в судебном заседании по данному делу не допущено.

Как следует из протокола судебного заседания, вопросы не относящиеся к событиям рассматриваемого дела, снимались. По показаниям свидетелей относительно обстоятельств, не подлежащих исследованию, председательствующий давал соответствующие разъяснения коллегии присяжных заседателей о том, чтобы они не учитывали эти данные при принятии решения.

При наличии нарушений председательствующим принимались предусмотренные в ст. 258 УПК РФ необходимые меры воздействия, делались замечания и обращения к присяжным заседателям не принимать эти обстоятельства во внимание при вынесении вердикта.

Оснований для признания недопустимыми доказательствами, доказательств указанных в кассационных жалобах, не имелось. Доказательства получены в установленном законом порядке, с соблюдением требовании уголовно-процессуального закона.

Вопреки доводам кассационной жалобы адвоката Соколовой, специалист, осуществляющий видеозапись, исполнял техническую функцию по фиксированию следственного действия и поэтому не мог относится к лицам, за действия которых предусмотрена ответственность по ст. 307 УК РФ,

Заявление стороны защиты об отводе прокурора председательствующим рассмотрено и принято мотивированное решение, которое является правильным, поскольку оснований для отвода прокурору не имелось.

Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. В нём председательствующий напомнил присяжным заседателям все исследованные в суде доказательства, изложил позиции сторон, разъяснил положение презумпции невиновности и о толковании в пользу подсудимых всех неустранимых сомнений.

Как видно из протокола судебного заседания, возражений либо замечаний по напутственному слову сторона защиты не заявляла (т. 10 л.д. 207).

Из материалов дела видно, что вопросы перед присяжными заседателями были сформулированы председательствующим с учётом результатов судебного следствия и прений сторон.

Предложения стороны защиты по формулировке вопросов были приобщены к материалам дела (т. 10 л.д. 202). Заявлений со стороны присяжных заседателей о неясности постановленных вопросов или необходимости дачи разъяснений, не последовало. Вопросы в вопросном листе постановлены перед присяжными заседателями в отношении каждого подсудимого, с учётом требований ст. 252 УПК, в понятых формулировках.

Не является нарушением требований уголовно-процессуального закона, как об этом указано в кассационной жалобе адвоката Соколовой, формулировка председательствующим общего вопроса N 1, вместо предложенной стороной защиты постановки трёх вопросов.

Вопреки доводам кассационных жалоб, вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Согласно требованиям ст. 343 УПК РФ - обвинительный вердикт считается принятым, если за утвердительные ответы на каждый из трёх вопросов, указанных в ст. 339 УПК РФ проголосовало большинство присяжных заседателей.

Этот принцип в отношении подсудимого Егорова соблюдён.

По первому вопросу проголосовало:

"за" - 7, "против" - 5;

по второму вопросу:

"за" - 8, "против" - 4.

Таким образом за утвердительные ответы по 1 и 2 вопросам в отношении Егорова проголосовало большинство присяжных заседателей.

Приговор в отношении Егорова и Араслангареева поставлен в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ и квалификация их действий к обстоятельствам, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей, является правильной.

Наказание осуждённым назначено в соответствии с требованиями закона. Судом учтены смягчающие Егорова и Араслангареева обстоятельства и признание присяжными заседателями их заслуживающими снисхождения.

Назначенное Араслангарееву и Егорову наказание является обоснованным и справедливым.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора по данному делу, судом не допущено.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия, - определила:

приговор Новгородского областного суда с участием присяжных заседателей от 16 апреля 2010 года в отношении Араслангареева В.В. и Егорова И.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы адвокатов Соколовой К.В. и Анисимовой И.А. - без удовлетворения.


Председательствующий

В.Н. Лутов


Судьи

А.И. Похил



С.И. Шмаленюк



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 июля 2010 г. N 84-О10-ЗЗСП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.