Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 26 августа 2010 г. N КАС10-377 Решение суда о признании недействующим пункта 19 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы N 307/У-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утв. приказом Министерства здравоохранения РФ от 14 июля 2003 г. N 308, оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 26 августа 2010 г. N КАС10-377


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Горшкова В.В., Харланова А.В.

при секретаре Кулик Ю.А.

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ведянского А.Ю. об оспаривании преамбулы приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. N 308 "О медицинском освидетельствовании на состояние опьянения" и пунктов 9, 19-21 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы N 307/У-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утвержденной данным приказом, по кассационной жалобе Ведянского А.Ю. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 июня 2010 г., которым заявленные требования удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителя Ведянского А.Ю. Ведянской Л.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителей Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Гусевой О.И., Ерохиной Ю.В., возражавших против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия установила:

приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. N 308 утверждена Инструкция по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы N 307/У-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством" (далее - Инструкция). Приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 21 июля 2003 г. N 4913 и официально опубликован в "Российской газете", N 147, 24 июля 2003 г., "Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти", N 48, 1 декабря 2003 г. (далее - Приказ).

Из преамбулы Приказа следует, что он утвержден в целях совершенствования деятельности органов и организаций здравоохранения по обеспечению проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения и во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2002 г. N 930 "Об утверждении Правил медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов".

Ведянский А.Ю. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании частично недействующими с 1 июля 2008 г. данной преамбулы в части указания на то, что Приказ принят во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2002 г. N 930, который утратил силу, а также пунктов 9, 19-21 Инструкции.

В заявлении указал, что Приказ и Инструкция в оспариваемой части противоречат статье 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, Правилам освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (далее - Правила) и Правилам определения наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (далее - Правила определения наличия наркотических средств), утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475, а также ограничивают права и законные интересы граждан, привлекаемых к административной ответственности.

На основании оспариваемых положений он (Ведянский А.Ю.) был, по его мнению, незаконно привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

С учетом уточнений заявленных требований пункт 21 Инструкции оспорен в части абзацев третьего и четвертого этого пункта.

В заявлении сослался на то, что Министерство здравоохранения Российской Федерации обязано было привести оспариваемый Приказ и все приложения к нему в соответствие с действующими нормативными правовыми актами, имеющими большую юридическую силу, однако до настоящего времени данная обязанность не выполнена.

Верховным Судом Российской Федерации 4 июня 2010 г. постановлено решение, которым заявление Ведянского А.Ю. удовлетворено в части. Суд признал недействующим со дня вступления решения суда в законную силу пункт 19 Инструкции по проведению медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и заполнению учетной формы N 307/У-05 "Акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством", утвержденной приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. N 308, в части, не предусматривающей возможность выдачи водителю транспортного средства, в отношении которого проводится медицинское освидетельствование, копии справки, выдаваемой должностному лицу, наделенному правом государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства (в справке отражается, что по результатам освидетельствования обнаружены клинические признаки, позволяющие предположить наличие опьянения, окончательное заключение будет вынесено по получении результатов химико-токсикологического исследования биологического объекта).

В остальной части в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе Ведянский А.Ю. просит об отмене указанного решения суда, считая его незаконным и необоснованным, ссылаясь на неправильное применение норм материального права и на то, что решение суда не мотивировано, выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела, изложенным в решении суда.

В кассационной жалобе заявитель указал также на то, что суд не рассмотрел его заявление в части признания недействующими подпунктов 2.3 и 2.9 Требований к передвижному пункту (автомобилю) для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения лиц, которые управляют транспортным средством, утвержденных приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. N 308.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.

В силу части 2 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отстранение от управления транспортным средством соответствующего типа, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляется должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида.

Пунктами 16, 17 Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475, предусмотрено, что определение состояния опьянения проводится в соответствии с нормативными правовыми актами Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации. Результаты медицинского освидетельствования на состояние опьянения и лабораторных исследований отражаются в акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения, форма которого утверждается Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Пунктом 19 Инструкции предусмотрено, что акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством (далее - Акт), заполняется в полном объеме, кроме заключения о состоянии освидетельствуемого на момент освидетельствования. Должностному лицу, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства, выдается заверенная печатью медицинской организации и подписью врача (фельдшера), проводившего освидетельствование, справка произвольной формы, в которой отражается, что по результатам освидетельствования обнаружены клинические признаки, позволяющие предположить наличие опьянения, окончательное заключение будет вынесено по получении результатов химико-токсикологического исследования биологического объекта.

Из приведенных предписаний Инструкции, как правильно указано в решении суда, следует, что до получения результатов химико-токсикологического исследования биологического объекта, отобранного у освидетельствуемого лица, должностному лицу, наделенному правом государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства, выдается справка, в которой отражается, что по результатам освидетельствования обнаружены клинические признаки, позволяющие предположить наличие опьянения.

При этом возможность выдачи копии такой справки водителю транспортного средства, в отношении которого проводится медицинское освидетельствование на состояние опьянения, пункт 19 Инструкции не предусматривает, хотя в ней содержится информация, непосредственно затрагивающая его права.

Между тем в силу части 2 статьи 24 Конституции Российской Федерации органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Вывод суда о том, что пункт 19 Инструкции по своему буквальному толкованию ограничивает право освидетельствуемого лица на получение копии справки об обнаружении у него клинических признаков, позволяющих предположить наличие опьянения, выдаваемой медицинской организацией соответствующему должностному лицу, обоснован.

Суд правильно признал недействующим со дня вступления решения суда в законную силу пункт 19 Инструкции в части, не предусматривающей возможность выдачи копии справки водителю транспортного средства, в отношении которого проводится медицинское освидетельствование.

Довод в кассационной жалобе о том, что судом принято решение по вопросу выдачи копии справки водителю, в отношении которого проводится медицинское освидетельствование, хотя он такого требования не выдвигал, опровергается содержанием заявления. В заявлении заявитель ссылался на то, что не получив ни Акта, ни копии справки, он находился в неведении о том, что ему вменяется в вину, и не имел возможности защитить свои права путем представления доказательств в подтверждение своей невиновности.

Кроме того, в соответствии с частью 3 статьи 246 ГПК РФ при проверке законности нормативного правового акта суд не связан основаниями и доводами заявленных требований и вправе проверить его на соответствие нормативным правовым актам, регулирующим данные отношения, имеющим большую юридическую силу, не указанным в заявлении.

Обоснован и вывод суда о том, что само по себе предписание о выдаче данной справки соответствующему должностному лицу не может быть признано незаконным, поскольку запрета на это в нормативных правовых актах, имеющих большую юридическую силу, не имеется.

Суд первой инстанции обоснованно отказал в удовлетворении заявления об оспаривании преамбулы Приказа и пунктов 9, 20, 21 Инструкции.

Частью 6 статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - Кодекс), в редакции от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ, предусматривалось, что медицинское освидетельствование на состояние опьянения и оформление его результатов осуществляются в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Во исполнение указанной нормы постановлением Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2002 г. N 930 были утверждены Правила медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, и оформления его результатов (утратили силу с 1 июля 2008 г.), пунктом 8 которых устанавливалось, что медицинское освидетельствование проводится в соответствии с нормативными правовыми актами Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Поскольку в рамках данных полномочий издан оспариваемый заявителем приказ Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г., то ссылка в преамбуле Приказа на издание его во исполнение постановления Правительства Российской Федерации от 26 декабря 2002 г. N 930 правомерна.

Суд правильно исходил из того, что последующее изменение законодательства, регулирующего порядок медицинского освидетельствования и оформления его результатов (в том числе признание утратившим силу названного постановления Правительства Российской Федерации) само по себе не является основанием для признания Приказа в оспариваемой части незаконным, поскольку в этой части он не нарушает права или свободы заявителя и не возлагает на него какие-либо обязанности.

Пунктом 9 Инструкции предусмотрено, что средство (вещество), вызвавшее опьянение, за исключением алкоголя, определяется по результатам химико-токсикологического исследования биологического объекта, проводимого на средство (вещество) или его метаболиты, в установленном порядке.

Утверждение заявителя о противоречии указанного предписания части 6 статьи 27.12 Кодекса и пунктам 2, 3 Правил определения наличия наркотических средств правомерно признано судом несостоятельным.

Пунктами 2-4 Правил определения наличия наркотических средств предусмотрено, что определение наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека проводится на основании направления на химико-токсикологические исследования, выданного медицинским работником, осуществляющим медицинское освидетельствование на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством.

Определение наличия наркотических средств или психотропных веществ осуществляется в химико-токсикологических лабораториях медицинских организаций, имеющих лицензию на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ (услуг).

Результаты химико-токсикологических исследований при определении наличия наркотических средств или психотропных веществ оформляются справкой о результатах химико-токсикологических исследований, форма и инструкция по заполнению которой утверждается Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Вывод суда о том, что пункт 9 Инструкции не противоречит приведенным нормам, поскольку не предусматривает возможность определения средства (вещества), вызвавшего опьянение, за исключением алкоголя, без проведения химико-токсикологического исследования биологического объекта, обоснован.

При этом в данном пункте, вопреки утверждению заявителя, отсутствует положение, позволяющее определять наличие наркотических средств или психотропных веществ в организме человека медицинским организациям, не имеющим лицензии на осуществление медицинской деятельности с указанием соответствующих работ (услуг).

Пункт 20 Инструкции, предусматривающий, что результаты химико-токсикологического исследования на наркотические средства, психотропные и иные, вызывающие опьянение, вещества заносятся в Акт после их получения с вынесением окончательного заключения, согласуется с содержанием пункта 17 Правил, в соответствии с которым в Акте, форма которого утверждается Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации, отражаются не только результаты медицинского освидетельствования на состояние опьянения, но и результаты лабораторных исследований.

Подлинник результатов химико-токсикологического исследования, заверенный подписью специалиста, проводившего исследование, приобщается ко второму экземпляру Акта.

Оспаривая данное предписание, заявитель ссылается на его противоречие части 7 статьи 27.12 Кодекса и пункту 18 Правил, однако такого несоответствия, как правильно указал суд в решении, не имеется.

Пунктом 21 Инструкции определено, что положительный результат химико-токсикологического исследования является основанием для вынесения заключения о наличии опьянения в соответствии с пунктом 17 Инструкции (абзац первый).

Абзац третий пункта 21 Инструкции предусматривает, что при определенных вариантах заключения Акт подписывается руководителем (заместителем руководителя) медицинской организации и врачом (фельдшером), проводившим освидетельствование, а при его отсутствии - одним из врачей (фельдшеров) этой медицинской организации, прошедших соответствующую специальную подготовку по программе подготовки врачей (фельдшеров) по вопросам проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения лиц, которые управляют транспортными средствами (абзац третий).

По завершению оформления Акта его первый экземпляр выдается (высылается) должностному лицу, которому предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства. Второй экземпляр Акта остается в медицинской организации, в которой произведено освидетельствование, и хранится в течение 3-х лет. Третий экземпляр Акта выдается водителю транспортного средства, в отношении которого проводилось освидетельствование (абзац четвертый).

Нельзя согласиться с утверждением заявителя о том, что абзацы третий и четвертый названного пункта противоречат пункту 18 Правил, предусматривающему, что Акт составляется в 3-х экземплярах, подписывается врачом (фельдшером), проводившим медицинское освидетельствование на состояние опьянения, и заверяется печатью с названием медицинской организации и наименованием подразделения, в котором проводилось освидетельствование.

Подписание Акта не только врачом (фельдшером), проводившим медицинское освидетельствование на состояние опьянения, но и руководителем (заместителем руководителя) медицинской организации, где проводилось такое освидетельствование, согласуется с пунктом 18 Правил, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 г. N 475, и пунктами 3, 9 Положения об организации работы химико-токсикологической лаборатории наркологического диспансера (наркологической больницы), утвержденного приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 27 января 2006 г. N 40, в соответствии с которыми заполненная учетная форма Акта заверяется печатью руководителя (главного врача) наркологического диспансера. Поэтому руководитель (главный врач) должен подписать Акт.

При таком положении оснований для признания Инструкции в оспариваемой части недействующей у суда не было.

Довод заявителя о том, что подписание Акта не только врачом (фельдшером), проводившим медицинское освидетельствование, но и руководителем (заместителем руководителя) соответствующей медицинской организации нарушает его права, является ошибочным. Подписание Акта не только врачом (фельдшером), проводившим медицинское освидетельствование, но и руководителем (заместителем руководителя) соответствующей медицинской организации имеет целью обеспечить объективное отражение результатов медицинского освидетельствования, что свидетельствует о направленности оспариваемого предписания на защиту прав водителя транспортного средства, в отношении которого проводилось такое освидетельствование.

Не противоречат оспариваемые положения нормативного правового акта Конституции Российской Федерации и Федеральному закону "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ, о чем имеется ссылка в уточненной кассационной жалобе, поскольку заявитель получает необходимую информацию, касающуюся его прав и интересов, в которой отражены результаты медицинского освидетельствования. По завершению оформления Акта его третий экземпляр выдается водителю транспортного средства, в отношении которого проводилось такое освидетельствование.

Довод в кассационной жалобе о несоответствии оспариваемого нормативного правового акта Конституции Российской Федерации несостоятелен, так как Конституция Российской Федерации не регулирует вопросы медицинского освидетельствования на состояние опьянения и оформления его результатов.

Утверждение Ведянского А.Ю. о том, что Акт должен выдаваться сразу же после проведения медицинского освидетельствования (без отражения в нем результатов химико-токсикологического исследования на наркотические средства, психотропные и иные, вызывающие опьянение, вещества) является необоснованным, поскольку, как усматривается из Правил, в Акте должны отражаться не только результаты медицинского освидетельствования на состояние опьянения, но и результаты лабораторных исследований на названные вещества.

Что касается требований об оспаривании подпунктов 2.3 и 2.9 Требований к передвижному пункту (автомобилю) для проведения медицинского освидетельствования на состояние опьянения лиц, которые управляют транспортным средством, утвержденных приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 14 июля 2003 г. N 308, то определением судьи от 16 апреля 2010 г. заявление в этой части возвращено заявителю в связи с невыполнением указаний судьи, содержащихся в определении судьи от 26 марта 2010 г. об оставлении заявления без движения.

Таким образом, суд первой инстанции, проанализировав содержание оспариваемых заявителем нормативных положений в сфере регулирования порядка медицинского освидетельствования и оформления его результатов, сопоставив их с требованиями действующего законодательства, пришел к правильному выводу о том, что они не противоречат закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, изданы Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации, уполномоченным Правительством Российской Федерации на издание такого рода нормативных правовых актов, и в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обоснованно оставил заявленные требования в этой части без удовлетворения.

Противоречий содержания судебного решения утверждениям в кассационной жалобе о том, что решение суда не мотивировано, не содержит анализа на соответствие требованиям частей 6, 7 статьи 26.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пункту 18 Правил, не имеется.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "частей 6, 7 статьи 26.12" имеется в виду "частей 6, 7 статьи 27.12"


Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 июня 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ведянского А.Ю. - без удовлетворения.


Председательствующий

Г.В. Манохина


Члены коллегии

В.В. Горшков



А.В. Харланов


При медосвидетельствовании водителей составляется акт о состоянии опьянения.

Если оно вызвано употреблением наркотиков, психотропных или иных веществ и имеются клинические признаки, данный документ заполняется полностью, кроме заключения (оно выносится по результатам химико-токсикологического исследования). При этом должностному лицу выдается справка, в которой отражается названная информация, позволяющая предположить наличие указанного опьянения.

Кассационная коллегия ВС РФ согласилась с выводом нижестоящего суда о незаконности данных норм. Они являются таковыми в части, не предусматривающей выдачу копии этой справки освидетельствуемому водителю.

Как пояснила Коллегия, по своему буквальному толкованию эти положения ограничивают право освидетельствуемого лица получить данный документ. Между тем в нем содержится информация, непосредственно затрагивающая права названного лица. Это не соответствует Конституции РФ, обязывающей органы власти обеспечивать каждому возможность ознакомиться с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права. Иное может предусматриваться законом.


Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 26 августа 2010 г. N КАС10-377


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.