Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2010 г. N 53-Г10-19 О признании недействующей статьи 1.5 Закона Красноярского края от 2 октября 2008 г. N 7-2161 "Об административных правонарушениях"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2010 г. N 53-Г10-19


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ерёменко Т.И.,

судей Калининой Л.А., Борисовой Л.В.

при секретаре Аверине А.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу Законодательного Собрания Красноярского края, кассационное представление прокурора Красноярского края на решение Красноярского краевого суда от 22 июня 2010 г., которым удовлетворено заявление Кононова Н.В. о признании недействующей и не подлежащей применению с момента вступления решения суда в законную силу статьи 1.5 Закона Красноярского края от 2 октября 2008 г. "Об административных правонарушениях" N 7-2161 (в ред. от 18 июня 2009 г.), устанавливающей ответственность за нарушение Закона Красноярского края "О запрете деятельности по организации и проведению азартных игр на территории края".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., объяснения представителя губернатора Красноярского края Бородавкина С.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей решение законным и обоснованным, а поэтому не подлежащим отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Кононов Н.В. обратился в Красноярский краевой суд с заявлением, просил признать недействующей статью 1.5 Закона Красноярского края от 2 октября 2008 г. N 7-2161 "Об административных правонарушениях", изложенную в следующей редакции:

"Статья 1.5. Незаконная организация азартных игр

Нарушение Закона края "О запрете деятельности по организации и проведению азартных игр на территории края"

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей".

Сослался на её противоречие статье 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушения.

В обоснование заявления указал, что оспариваемое им законоположение, допускающее привлечение к административной ответственности за нарушение запрета игорной деятельности, принято законодателем Красноярского края с превышением его полномочий в области законодательства об административных правонарушениях, поскольку указанный запрет введён субъектом Российской Федерации на основании и во исполнение прямого уполномочия федерального законодателя, которое, однако, не предусматривает установление субъектом Российской Федерации каких-либо мер административной ответственности.

По мнению заявителя, такое правовое регулирование, необоснованно допуская привлечение к административной ответственности, снижает уровень правовых гарантий граждан в области законодательства об административных правонарушениях.

Законодательное Собрание Красноярского края, губернатор Красноярского края с заявлением не согласились.

Решением Красноярского краевого суда от 22 июня 2010 г. заявление Кононова Н.В. удовлетворено.

В кассационной жалобе Законодательного Собрания Красноярского края, кассационном представлении прокурора Красноярского края поставлен вопрос об отмене данного решения, как вынесенного с нарушением норм материального и процессуального права. Суть доводов сводится к неправильному истолкованию материального закона, подлежащего применению по данному делу.

Изучив доводы кассационной жалобы, кассационного представления, проверив материалы дела, Судебная коллегия не находит их подлежащими удовлетворению ввиду отсутствия оснований для отмены решения в порядке, предусмотренном статьёй 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии со статьёй 1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации об административных правонарушениях относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Таким образом, федеральный законодатель, включив нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации в систему правовых регуляторов общественных отношений в сфере административной ответственности, одновременно установил пределы нормотворческой деятельности субъекта Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях.

В нашем случае субъектом Российской Федерации установлена административная ответственность за нарушение правил организации и проведения азартных игр, а именно за несоблюдение предписаний о запрете данного вида предпринимательской деятельности на территории Красноярского края, то есть по вопросу, который регламентирован Федеральным законом от 29 декабря 2006 г. N 244-ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", и как правильно отмечено судом в решении, имеет комплексный характер, сочетает нормы различных отраслей законодательного регулирования.

Согласно части 7 статьи 16 этого Федерального закона органам государственной власти субъектов Российской Федерации предоставлено право принять до 1 июля 2007 г. решение о запрете, начиная с 1 июля 2007 г., на территории субъекта Российской Федерации (за исключением игорных зон) деятельности по организации и проведению азартных игр (в том числе в отношении отдельных видов игорных заведений).

Соответственно, принимая решение о досрочном введении указанного запрета в пределах своей территории до введения общего запрета с 1 июля 2009 г., субъект Российской Федерации вправе был использовать такие правовые механизмы соблюдения данного запрета, которые прямо предусмотрены Федеральным законом N 244-ФЗ от 29 декабря 2006 г. "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации". Между тем из содержания названного федерального закона отнюдь не следует, что субъект Российской Федерации наделен полномочиями по установлению административной ответственности за нарушение его предписаний, в том числе и за нарушение запрета деятельности по организации и проведению азартных игр на переходный период действия этого федерального закона. Кроме того, исходя из юрисдикционной природы административной ответственности она выполняет не только функции правоохраны, но и правоограничения. А последние в силу статьи 1 Федерального закона N 244-ФЗ от 29 декабря 2006 г. "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации" должны быть установлены не законом субъекта Российской Федерации, а указанным Федеральным законом.

При такой ситуации установление субъектом Российской Федерации административной ответственности суд обоснованно счёл как произвольное расширение субъектом Российской Федерации мер государственного принуждения в виде административной ответственности, и тем самым допущено снижение уровня правовых гарантий граждан в сфере законодательства об административных правонарушениях.

Ссылки Законодательного Собрания Красноярского края, прокурора Красноярского края на подпункт 39 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", без учёта которой, по мнению подателей кассационной жалобы, кассационного представления, сделан вывод суда о незаконности оспариваемой Кононовым Н.В. статьи 1.5 Закона Красноярского края от 2 октября 2008 г. "Об административных правонарушениях" N 7-2161 (в ред. от 18 июня 2009 г.), не могут изменить правовую судьбу постановленного решения.

Как видно из текста этой федеральной нормы, в ней ведётся речь о принципе финансового обеспечения региональных нормативных правовых актов, устанавливающих административную ответственность. В то время критерии разграничения предметов ведения между Российской Федерацией и её субъектами в области законодательства об административных правонарушениях, сформулированы именно в статье 1.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которой суд и руководствовался при вынесении решения.

С учётом изложенного, руководствуясь статьями 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия определила:

решение Красноярского краевого суда от 22 июня 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Законодательного Собрания Красноярского края, кассационное представление прокурора Красноярского края - без удовлетворения.


Председательствующий

Т.И. Ерёменко


Судьи

Л.А. Калинина



Л.В. Борисова



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2010 г. N 53-Г10-19


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.