Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 июля 2010 г. N 53-О10-41СП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденным за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных, характеризующих личности осужденных, и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 июля 2010 г. N 53-О10-41СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.

судей - Боровикова В.П., Фетисова С.М.

при секретаре Ерёминой Ю.В.

рассмотрела кассационные жалобы осуждённых Боковикова А.Ю., Морилова М.О., адвоката Доложевского К.В., Джуманазаровой Т.К. на приговор Красноярского краевого суда от 3 марта 2010 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Марилов М.О., осуждён к лишению свободы:

по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет;

по ч. 2 ст. 167 УК РФ - на 3 года.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание назначено ему в виде лишения свободы на 17 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Боковиков А.Ю., осуждён к лишению свободы:

по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет;

по ч. 2 ст. 167 УК РФ - на 3 года 6 месяцев.

По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание назначено ему в виде лишения свободы на 18 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Кудрявцевой Е.П., выступления адвокатов Курлянцевой Е.В. и Степацовой Е.М., поддержавших кассационные жалобы; возражения прокурора Шаруевой М.В. на доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия установила:

Вердиктом коллегии присяжных заседателей во время совместного распития спиртного с потерпевшим Б. в квартире ... в процессе ссоры Боковиков нанёс ему пылесосом не менее двух ударов в область лица, сбив его при этом на спину на диван. Затем на диване стал его душить сдавливая шею и попросил Марилова помочь ему в лишении жизни потерпевшего. Отозвавшись на эту просьбу, Марилов взял на кухне нож и в то время, как Боковиков сдавливал потерпевшему шею, нанёс им Б. не менее 11 ударов в грудную клетку и в область рук. Свои совместные действия они осуществляли до тех пор пока потерпевший не перестал подавать признаки жизни.

Смерть потерпевшего, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, наступила от колото-резаного проникающего ранения грудной клетки с повреждением сердца и лёгочной артерии при наличии множественных кровоподтёков в области лица и шеи, непроникающих колото-резаных ран в области грудной клетки и верхних конечностей; колото-резаных ранений, проникающих в грудную клетку с повреждением лёгких, подключичной артерии и вены, относящихся к категории тяжкого вреда по признаку опасности для жизни.

На основании данного вердикта коллегии присяжных заседателей Марилов и Боковиков осуждены за умышленное убийство потерпевшего Б. совершенное группой лиц. В кассационных жалобах:

осуждённый Боковиков А.Ю. с приговором не согласен по тем основаниям, что суд необоснованно назначил ему наказания без учёта фактической его явки с повинной. При этом, как указано в кассационной жалобе, суд отказался исследовать обстоятельства, подтверждающие его явку с повинной. С учётом изложенного осуждённый просит об отмене приговора с направлением дела в суд для рассмотрения со стадии обсуждения последствий вердикта коллегии присяжных заседателей.

Кроме того, осуждённый обращает внимание на нарушение его права на защиту тем, что предварительное слушание по делу проведено без его адвоката Доложевского К.В., а назначенному адвокату не было предоставлено время для ознакомления с материалами уголовного дела, а также ему (осуждённому) не предоставлена возможность обсуждения с этим адвокатом позиции защиты.

Осуждённый считает, что при формулировке вопроса N 8 было заложено противоречие относительно стоимости уничтоженного огнём имущества, что повлекло вынесение противоречивого вердикта.

Осуждённый оспаривает обоснованность исчисления суммы ущерба и, как следствие - юридическую оценку с учётом квалифицирующего признака - причинение значительного ущерба. Решая вопрос о наличии указанного квалифицирующего признака, суд не привёл в приговоре этому какой-либо правовой оценки.

С учётом изложенного осуждённый сначала поставил вопрос об отмене приговора с направлением дела в суд для рассмотрения со стадии обсуждения последствий вердикта коллегии присяжных заседателей, а затем об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания;

адвокат Доложевский К.В. с приговором не согласен. Защита считает, что суд необоснованно не признал в действиях Боковикова явку с повинной и не учёл её при назначении наказания осуждённому; выводы суда в этой части защита считает противоречивыми. По мнению защиты, суд необоснованно отказал в вызове в качестве свидетеля Б. в подтверждение доводов, связанных с явкой с повинной осуждённого.

Кроме того, адвокат считает не соответствующим закону единоличное решение судьи о назначении предварительного слушания постановлением от 15.12.2009 года.

Нарушением уголовно-процессуального закона защита считает и то, что судья назначил предварительное слушание при наличии сведений об отсутствии автора кассационной жалобы (адвоката Доложевского) в городе; вновь вступившему в уголовное дело адвокату Колпакову С.В. не было предоставлено время для ознакомления с материалами уголовного дела.

Защита также усматривает нарушения уголовно-процессуального закона, касающиеся формулировки вопросного листа и содержания вердикта коллегии присяжных заседателей, идентичные тем, что указаны в кассационной жалобе осуждённого. При этом защита не ставит под сомнение вердикт коллегии присяжных заседателей, а оспаривается правильность юридической оценки действий Боковикова А.С.

При таких обстоятельствах защитой вначале поставлен вопрос об отмене приговора с направлением уголовного дела для рассмотрения со стадии обсуждения последствий вердикта, а затем - об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания;

осуждённый Марилов М.О. считает, что наказание ему назначено с нарушением уголовного закона, без учёта его положительной характеристики и явки с повинной. В связи с этим осуждённый вначале просил об отмене приговора, а затем - о его изменении со смягчением назначенного ему наказания;

адвокат Джуманазарова Т.К. приговор в отношении Марилова М. считает незаконным, несправедливым и чрезмерно суровым. В этой связи защита не согласна с выводами суда об отрицательной характеристике осуждённого. Защита также считает, что суд не учёл при назначении наказания осуждённому его психическое состояние.

С учётом изложенного адвокат просит об изменении приговора со смягчением назначенного Марилову наказания.

Государственный обвинитель Симоненко С.А. и потерпевший Б. с доводами, изложенными в кассационных жалобах, не согласны и просят оставить из без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены приговора.

В соответствии с п.п. 2-4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, постановленного с участием присяжных заседателей являются нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора. При этом согласно ч. 1 ст. 381 УПК РФ к нарушениям уголовно-процессуального закона законодатель относит такие нарушения, которые путём лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона по данному уголовному делу не имеется.

В частности, доводы о нарушении прав осуждённого Боковикова на защиту не соответствуют материалам уголовного дела и уголовно-процессуальному закону.

Данное уголовное дело поступило в Красноярский краевой суд 07.12.2009 года. Уже 09.12.2009 года по делу было проведено судебное заседание с целью рассмотрения вопроса о мере пресечения, участником которого был, в том числе, и адвокат Доложевский К.В., который представлял интересы Боковикова по соглашению.

Постановлением судьи Красноярского краевого суда от 15 декабря принято решение о назначении данного уголовного дела в стадию предварительного слушания в связи с ходатайством Марилова и Боковикова о рассмотрении уголовного дела с участием присяжных заседателей на 22 декабря 2009 года. Назначение уголовного дела единолично судьёй в стадию предварительного слушания без участия сторон соответствует п. 2 ч. 1 ст. 227 УПК РФ, согласно которой решение о назначении предварительного слушания принимает судья. На этой стадии никакие решения, ограничивающие права обвиняемых и стороны защиты не принимались, напротив данное решение было направлено на реализацию права обвиняемых на реализацию выбора ими формы судопроизводства.

В день назначения уголовного дела в стадию предварительного слушания, т.е. 15.12.2009 года за исходящим номером 273 Красноярский краевой суд известил адвокатов о времени и месте проведения предварительного слушания (т. 6 л.д. 29).

Адвокат Доложевский, не только осведомлённый о поступлении в суд уголовного дела в отношении его подзащитного, но и принимавший 09.12.2009 года участие в судебном заседании при разрешении вопроса о мере пресечения по поступившему уголовному делу, выбыл в отпуск за пределы Красноярского края до 9 января 2010 года без предварительного обращения в суд с соответствующим ходатайством (т. 6 л.д. 32).

Согласно ст. 50 УПК РФ, если участвующий в уголовном деле защитник в течение 5 суток не может принять участие в производстве конкретного процессуального действия, а обвиняемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении, то суд вправе с учётом положений п.п. 5, 6 ч. 1 ст. 51 УПК РФ назначить адвоката для проведения этого процессуального действия. Располагая сведениями о том, что адвокат Доложевский К.В. не явится в суд в ближайшие 25 дней в судебное заседание, суд назначил для оказания юридической помощи Боковикову в стадии предварительного слушания адвоката Колпакова С.В.

Отвода названному адвокату, как и ходатайств о предоставлении времени для заключения соглашения с другим адвокатом, Боковиков не заявлял

В стадии предварительного слушания с участием защитников были решены вопросы, связанные с назначением уголовного дела к слушанию с участием присяжных заседателей. Ходатайств участвовавших в деле адвокатов о предоставлении им времени для ознакомления с материалами уголовного дела не поступало. Адвокаты выполняли свои функции в пределах, установленных ст. 325 УПК РФ.

Следовательно, нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе и права на защиту Боковикова, на указанных стадиях судопроизводства судебная коллегия не усматривает.

В соответствии со ст. 334 УПК РФ вопросы установления фактических обстоятельств содеянного, в том числе и объема ущерба в суммовом выражении, а так же оценки доказательств по уголовным делам, рассматриваемым с участием присяжных заседателей, является исключительной компетенцией присяжных, в результате чего не могут быть предметом кассационного разбирательства.

В процессе рассмотрения данного уголовного дела председательствующим судьёй созданы условия состязательности сторон, все заявленные стороной защиты ходатайства разрешены в соответствии с уголовно-процессуальным законом с учётом мнения сторон и с приведением соответствующих мотивов принятого решения. Сторона защиты активно использовала своё право на исследование доказательств в судебном заседании, (т. 6 л.д. 143, 147, 148, 149, 154, 156, 158, 160, 162-163, 165-168, 170, 172-173, 176, 179, 182).

Не соответствует материалам уголовного дела и довод адвоката Доложевского К.В. о том, что суд необоснованно отказал в вызове свидетеля Б. Из протокола судебного заседания усматривается, что адвокат Доложевский в судебном заседании 10.02.2010 г. данное ходатайство снял и адвокат Джуманаразова Т.К. поддержала его в этом вопросе (т. 6 л.д. 176).

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Вопросный лист сформулирован в соответствии с требованиями ст.ст. 338, 339 УПК РФ. Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не противоречивым. Приговор постановлен на основании данного вердикта и соответствует требованиям ст. 351 УПК РФ.

Юридическая оценка содеянному дана правильно, в том числе в части квалифицирующего признака ст. 167 УК РФ - причинение значительного ущерба, с приведением соответствующих мотивов. В частности, из приговора следует, что при решении вопроса о наличии указанного квалифицирующего признака суд учёл материальное положение потерпевших, доходом которых является только пенсия Б. значимость имущества (квартиры) для потерпевших, восстановительная стоимость которой составляет ... руб. ... коп.

Наказание осуждённым назначено с учётом степени общественной опасности содеянного ими, личности каждого из них, в том числе их возраста, отсутствия у них судимостей, положительной характеристики Боковикова. В качестве смягчающего наказание Марилова обстоятельства суд учёл его явку с повинной и назначил наказание по правилам ст. 62 УК РФ. Данных о явке с повинной Боковикова в материалах уголовного дела не имеется.

С доводами Марилова и его защиты о том, что суд не учёл при назначении наказания положительную характеристику Марилова, судебная коллегия согласиться не может. Из имеющихся характеристик усматривается, что Марилов за время обучения в лицее замечен в употреблении спиртных напитков, неоднократно заслушивался на совете профилактики правонарушений и комиссии КДН. Кроме того, согласно характеристикам (т. 4 л.д. 4, 48) Марилов неоднократно привлекался к административной ответственности, состоял на профилактическом наблюдении у врача-нарколога с диагнозом: Токсикоманические эпизоды. Злоупотребление алкоголем.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы Марилов обнаруживает расстройство личности неустойчивого типа, в период совершения инкриминированного ему деяния признаков какого-либо временного психического расстройства не обнаруживал, а находился в состоянии простого алкогольного опьянения. Согласно ч. 2 ст. 22 УК РФ суд учитывает при назначении наказания психические, а не любые расстройства личности, не исключающие вменяемости виновного лица. Таких расстройств согласно указанному выше экспертному заключению у осуждённого не имеется.

С учётом изложенного судебная коллегия не усматривает оснований, как для отмены приговора, так и для его изменения, в том числе с переквалификацией содеянного и со смягчением наказания.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, от 3 марта 2010 года в отношении Марилова М.О. и Боковикова А.Ю. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий

Е.П. Кудрявцева


Судьи

В.П. Боровиков



С.М. Фетисов




Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 июля 2010 г. N 53-О10-41СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.