Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 августа 2010 г. N 14-О10-39 Суд изменил приговор и исключил из обвинения часть эпизодов, поскольку вина осужденных является недоказанной, а установленные сомнения в обоснованности обвинения толкуются в пользу подсудимых

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 августа 2010 г. N 14-О10-39


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Бондаренко О.М.

судей - Тонконоженко А.И. и Семенова Н.В.

при секретаре - Андреевой Н.В.

рассмотрев в судебном заседании года кассационные жалобы

потерпевших П., Ж. и Р. осужденных А.М.И., А.Ю.А., З.В.А., М.А.А., С.А.Н., Ц.Н.В.; адвокатов Ермолова Б.Д., Суворовой Л.А., Браткова В.Ю., Кончакова В.В. на приговор Воронежского областного суда от 19 октября 2009 года, по которому -

А.Ю.А., осужден к лишению свободы:

- по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ (по эпизоду грабежа потерпевшего Ю. к 2 годам, без штрафа; по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на потерпевших С., А., П., Л.) к 8 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей А.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей Б.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшего ...) к 6 годам и 6 месяцам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшего Ч. к 6 годам и 6 месяцам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшего Г.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей К.) к 6 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевших С.) к 6 годам;

- по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшего Т.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей С.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей А.) с применением ст. 64 УК РФ, к 3 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи из стрелково-спортивного комплекса ...) к 6 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего И.) к 9 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего Р.) к 8 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на "Профессиональное училище ...") к 9 года и 6 месяцам;

- по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду повреждения имущества потерпевшего Г.) к 2 годам;

- по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду приготовления к разбойному нападению на потерпевшего Ж.) с применением ст. 64 УК РФ, к 5 годам;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 2 годам;

- по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 6 годам;

- по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание осужденному А.Ю.А. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 20 декабря 2006 года.

Д.Р.В., осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на потерпевших С., Б., А., Щ., П., Л.) к 7 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей К.) с применением ст. 64 УК РФ, к 4 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевших С.) к 6 годам;

- по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшего Т.) к 5 годам и 6 месяцам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей С.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей А.) с применением ст. 64 УК РФ, к 2 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на ООО ...) к 8 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего P.) к 9 годам;

- по ст. 166 ч. 3 УК РФ (по эпизоду угона автомобиля потерпевшего Р.) к 5 годам;

- по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду повреждения имущества потерпевшего Г.) к 2 годам;

- по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду приготовления к разбойному нападению на потерпевшего Ж.) к 4 годам;

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам и 6 месяцам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание осужденному Д.Р.В. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 26 января 2007 года.

С.А.И., ранее судимый:

- по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 1 год и 6 месяцев;

осужден к лишению свободы:

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшего Г.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей К.) к 6 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевших С.) к 6 годам и 6 месяцам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшего Т.) к 6 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшей С.) к 5 годам;

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 9 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего И.) к 8 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на ...) к 8 годам и 6 месяцам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего Р.) к 9 годам;

- по ст. 166 ч. 3 УК РФ по эпизоду угона автомобиля потерпевшего Р.) к 5 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду разбойного нападения на "Профессиональное училище ...") к 9 годам;

- по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (по эпизоду покушения на уничтожение имущества потерпевшего Т.) к 2 годам;

- по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду приготовления к разбойному нападению на потерпевшего ...) к 5 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено наказание в виде 14 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное наказание, назначенное С.А.Н. по приговору от 10 марта 2006 года.

На основании ст. 70 УК РФ окончательное наказание С.А.Н. по совокупности приговоров назначено в виде 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 22 декабря 2006 года.

М.А.А., осужден к лишению свободы:

- по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ (по эпизоду кражи имущества потерпевшего А.) к 3 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей К.) к 6 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевших С.) к 6 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Т.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей С.) к 5 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей А.) с применением ст.64 УК РФ, к 3 годам;

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на потерпевшего Р.) к 9 годам;

- по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на "Профессиональное училище ...) к 8 годам;

- по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод к приготовлению разбойного нападения на потерпевшего Ж.) к 5 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание М.А.А. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 22 декабря 2006 года.

А.М.И., ранее судимый: - по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы условно, с испытательным сроком 2 года и 6 месяцев;

осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на потерпевшего Л.) к 7 годам;

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Д.) к 6 годам;

- по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод хищения оружия потерпевшего Д.) к 8 годам;

- по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам;

- по ст. 105 ч. 1 УК РФ (эпизод убийства Б.) к 12 годам;

- по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, и" УК РФ (эпизод покушения на убийство С. и Х.) к 14 годам;

- по ст. 222 ч. 1 УК РФ к 3 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений,

совершенных до вынесения приговора 30 августа 2004 года (эпизоды разбойного нападения на потерпевшую Л., кражи имущества потерпевшего Д., а также участия в банде) назначено, путем частичного сложения наказаний, в виде 11 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ, путем частичного присоединения к наказанию, назначенному А.М.И. по приговору от 30 августа 2003 года, назначено 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ окончательное наказание А.М.И., путем частичного сложения с наказанием, назначенным ст.ст. 105 ч. 1; ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, и" УК РФ, назначено в виде 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 20 февраля 2007 года.

З.В.А., осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на потерпевших С., Б., А., П. и Л.) к 9 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего А.) к 5 годам;

- по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам;

- по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Д.) к 6 годам;

- по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи оружия у потерпевшего Д.) к 8 годам;

- по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание З.В.А. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 16 февраля 2007 года.

Условное наказание, назначенное З.В.А. по приговору Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 29 сентября 2006 года, постановлено исполнять самостоятельно.

Ц.Н.В ., осужден к лишению свободы:

- по ст. 162 ч. 2 УК РФ (эпизод разбойного нападения на ООО ...) к 7 годам;

- по ст. 162 ч. 3 УК РФ (эпизод разбойного нападения на "Профессиональное училище ...") к 7 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание Ц.Н.В. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 26 декабря 2006 года. По этому же приговору осуждены:

К.Р.А. по ст.ст. 158 ч. 4 п. "а"; 158 ч. 4 п. "а"; 158 ч. 4 п. "а"; 158 ч. 4 п. "а"; 209 ч. 2; 33 ч. 5 и 226 ч. 3; 162 ч. 4 п. "а"; 222 ч. 3 УК РФ, с применением ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Ш.Л.А. по ст. 226 ч. 3 УК РФ, с применением ст. 64 и ст. 69 ч. 5 УК РФ, к 6 годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;

С.С.В. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ к 1 году 2 месяцам и 24 дням в исправительной колонии общего режима.

Приговор в отношении К.Р.А., Ш.Л.А. и С.С.В. в кассационном порядке не обжалован.

Постановлено взыскать:

с осужденных А.Ю.А., З.В.А., М.А.А. в пользу потерпевшего А. - ... рублей, в солидарном порядке;

с осужденного Ц.Н.В. в пользу потерпевшего P. - ... рублей в счет возмещения материального ущерба;

с осужденных Д.Р.В., С.А.Н., Ц.Н.В. в пользу Р. - ... рублей в качестве компенсации морального вреда, в равных частях;

с осужденного Д.Р.В. С.А.Н., Ц.Н.В. в пользу ООО ... рублей ... коп. в возмещение материального ущерба, в солидарном порядке;

с осужденных А.Ю.А., Д.Р.В., С.А.Н. в пользу потерпевшего Р. - ... рублей в счет возмещения материального ущерба, в солидарном порядке;

с осужденных А.Ю.А., Д.Р.В., С.А.Н., М.А.А. в пользу потерпевшего С. - ... рублей в счет возмещения материального ущерба, в солидарном порядке;

с осужденных А.Ю.А., Д.Р.В., С.А.Н., М.А.А. в пользу потерпевшего Т. - ... рублей ... коп., в счет возмещения материального ущерба, в солидарном порядке;

с осужденных А.Ю.А., Д.Р.В., С.А.Н., М.А.А., Ц.Н.В. в пользу потерпевшей С. - ... рублей в качестве компенсации морального вреда, в равных долях;

с осужденных А.Ю.А., С.С.В., в пользу потерпевшего Ю. - ... рублей в счет возмещения материального ущерба, в солидарном порядке; а также - ... рублей в качестве компенсации морального вреда, в равных долях;

с осужденных А.Ю.А., З.В.А. в пользу потерпевшей С. ... рублей в качестве компенсации морального вреда, в равных долях;

с осужденного А.Ю.А. в пользу потерпевшего Ф. - ... рублей . коп. в счет возмещения материального ущерба;

с осужденных А.Ю.А., Д.Р.В., С.А.Н. в пользу потерпевшего Л. - ... рублей в счет возмещения материального ущерба, в солидарном порядке.

Гражданские иски потерпевших: Б. о возмещении материального ущерба в размере - ... рублей ... коп, и компенсации морального вреда в сумме ... рублей; о возмещении материального ущерба в размере - ... рублей; Р. о возмещении материального ущерба; К. о возмещении материального ущерба на сумму - ... рублей; А. о возмещении материального ущерба на сумму ... рублей; Воронежского областного образовательного учреждения начального профессионального образования "Профессиональное училище ..." о возмещении материального ущерба в размере - ... рублей ... коп.; Б. о возмещении материального ущерба в размере ... рублей - оставлены без рассмотрения, с правом их удовлетворения при рассмотрении исков в порядке гражданского судопроизводства.

В удовлетворении гражданских исков о компенсации морального вреда: потерпевшей Ч. потерпевшему Г., потерпевшему Ф., потерпевшей Б., Воронежскому ГОУ Начального профессионального образования "Профессиональное училище ..."; потерпевшей А., потерпевшей К., ООО; потерпевшему Д., потерпевшей Б. - отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, выступления осужденных А.Ю.А., Д.Р.В., С.А.Н., М.А.А., А.М.А., З.В.А., Ц.Н.В., адвокатов Головина В.Е., Пригодина В.В., Долматовой С.Д., Браткова В.Ю., Соколенко А.В., Чиглинцевой Л.А., Вишняковой Н.В., Поддубного С.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, прокурора Щукиной Л.В., полагавшей необходимым внесение изменений в приговор, Судебная коллегия установила:

А. осужден за совершение 4 июля 2002 года грабежа в отношении Ю.;

за создание и руководство организованной преступной группой и участие в совершенных организованных преступной группой преступлениях: в разбойных нападениях 4 апреля 2003 года на C. и А. 28 мая 2003 года на П., 22 августа 2003 года на Л.; в кражах имущества потерпевших: А - 25 июля 2003 года, 28 февраля 2006 года, Ф. - 16 марта 2006 года, Ч. - 23 марта 2006 года, П - в период с марта по 8 июня 2006 года, К - 20 октября 2006 года, С. - 30 октября 2006 года, Т. - 7ноября 2006 года, С. - 7 ноября 2006 года, А. - 19 декабря 2006 года.

Кроме того, А. осужден за создание устойчивой вооруженной группы (банды), руководство бандой и участие в совершаемых бандой преступлениях: в краже 24 марта 2004 года огнестрельного оружия в . стрелково-спортивном комплексе ... и в незаконном обороте похищенного огнестрельного оружия и боеприпасов; в разбойном нападении 28 мая 2006 года на И.; в разбойном нападении 27 августа 2006 года на ООО ...; в разбойном нападении 1 октября 2006 года на Р.; в разбойном нападении 24 октября 2006 года на ГОУ НПО "Профессиональное училище ..."; в покушении 12 декабря 2006 года на уничтожение имущества Г. к в приготовлении 20 декабря 2006 года разбойного нападения на Ж.

Д. осужден за то, что являясь активным участником организованной преступной группы, участвовал в совершаемых в ее составе преступлениях: в разбойном нападении 22 августа 2003 года на Л.; в краже 20 октября 2006 года имущества К., в краже 30 октября 2006 года имущества С., в краже 7 ноября 2006 года имущества Т.; в краже 7 ноября 2006 года имущества С., в краже 19 декабря 2006 года имущества A.

Кроме того, Д. признан виновным в участии в организованной вооруженной преступной группе (банде), в участии в ее составе преступлений: в разбойном нападении 27 августа 2006 года на филиал ООО., в разбойном нападении 1 октября 2006 года на Р., в угоне 1 октября 2006 года автомобиля Р., в покушении 12 декабря 2006 года на уничтожение имущества Г.; в приготовлении 20 декабря 2006 года разбойного нападения на Ж.

С. осужден за то, что являясь участником организованной преступной группы, участвовал в совершаемых в ее составе преступлениях: в краже 3 июня 2006 года имущества Г.; в краже 20 октября 2006 года имущества К., в краже 30 октября 2006 года имущества С., в краже 7 ноября 2006 года имущества Т. в краже 7 ноября 2006 года имущества С.

Кроме того, С. признан виновным в участии в организованной вооруженной преступной группе (банде), в участии в ее составе преступлений: в разбойном нападении 28 мая 2006 года на И. в разбойном нападении 27 августа 2006 года на филиал ООО ..., в разбойном нападении 1 октября 2006 года на Р. и в угоне 1 октября 2006 года автомобиля Р., в разбойном нападении 24 октября 2006 года на ГОУ НПО "Профессиональное училище ..."; в покушении 12 декабря 2006 года на уничтожение имущества Г., в приготовлении 20 декабря 2006 года разбойного нападения на Ж.

М. осужден за совершение 25 июля 2003 года кражи компьютеров у А., за то, что являясь участником организованной преступной группы, участвовал в совершаемых в ее составе преступлениях: в краже 20 октября 2006 года имущества К., в краже 30 октября 2006 года имущества С.; в краже 7 ноября 2006 года имущества Т.; в краже 7 ноября 2006 года имущества С., в краже 19 декабря 2006 года имущества А.

Кроме того, М. признан виновным в участии в организованной вооруженной преступной группе (банде), в участии в ее составе преступлений:

в разбойном нападении 1 октября 2006 года на Р., в разбойном нападении 24 октября 2006 года на ГОУ НПО "Профессиональное училище ..."; в приготовлении 20 декабря 2006 года разбойного нападения на Ж.

А. осужден за то, что являясь участником организованной преступной группы, участвовал в совершенном в ее составе преступлении: в разбойном нападении 22 августа 2003 года на Л.

Кроме того, А. признан виновным в участии в организованной вооруженной преступной группе (банде), в участии в ее составе преступлений: в краже 8 августа 2004 года имущества Д. и хищения у него огнестрельного оружия; в незаконном хранении и ношении огнестрельного оружия и боеприпасов;

А. признан виновным в покушении 13 октября 2005 года на убийство С. и в убийстве Б. в незаконном хранении, ношении в период боеприпасов и огнестрельного оружия.

З. осужден за то, что являясь участником организованной преступной группы, участвовал в совершаемых в ее составе преступлениях: в разбойном нападении 4 марта 2003 года на С. и А., 28 мая 2003 года на П., 22 августа 2003 года на Л., в краже 25 июля 2003 года имущества.

Кроме того, З. признан виновным в участии в организованной вооруженной преступной группе (банде), в участии в ее составе преступлений: в краже 8 мая 2004 года имущества Д. и хищения у него огнестрельного оружия; в незаконном ношении для нужд банды в период огнестрельного оружия и боеприпасов.

Ц. осужден за соучастие в совершении: разбойного нападения 27 августа 2006 года на филиал . ООО ..., за разбойное нападение 24 октября 2006 года на ГОУ НПО "Профессиональное училище ...".

Преступления были совершены ... при обстоятельствах, которых были установлены в судебном заседании и изложены в приговоре.

В своей кассационной жалобе и дополнениях к ней потерпевшая П. ставит вопрос об отмене приговора в отношении А. и З. в части, касающейся их осуждения за совершение разбойного нападения на нее и С. В жалобе утверждается, что разбойное нападение совершили другие лица, совершенно внешне не похожие на А. и З. Кроме того, потерпевшая сообщает о том, что А. являлся ее женихом, и вскоре она вышла за него замуж.

Потерпевший Ж. в своей кассационной жалобе ставит вопрос об отмене приговора в отношении осужденного Д. и прекращении уголовного дела в части, его осуждения за приготовление на него разбойного нападения. Потерпевший отмечает, что он с осужденным и его семьей живут по соседству и поддерживают дружеские отношения. На протяжении многих лет он доверял Д. ключи от своей квартиры и полагает, что тот не мог участвовать в подготовке ограбления квартиры.

Потерпевший Ж. в своей кассационной жалобе просит Судебную коллегию изменить приговор в отношении осужденного М. и переквалифицировать его действия, по эпизоду нападения на него, со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ.

В жалобе утверждается, что действия напавших на него лиц не создавали реальной опасности для его жизни и здоровья, не причинили ему телесных повреждений, которые повлекли расстройства здоровью. В руках напавших он не видел оружия или каких-либо предметов. Кроме того в своей жалобе потерпевший Р. отмечает, что М. не принимал участия в его избиении, а в настоящее время раскаялся и, полностью возместив причиненный ущерб, заслуживает снисхождения.

Осужденный А. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней, оспаривая обоснованность своего осуждения, просит Судебную коллегию отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Не отрицая того, что он совершил разбойные нападения на потерпевшего И. и на "Профессиональное училище ...", совершил кражу оружия из стрелкового комплекса ..., осужденный А. утверждает, что остальных преступлений, за которые он осужден, не совершал.

Отрицая свою виновность в организации устойчивой организованной вооруженной группы (банды) А. отмечает, что в материалах дела отсутствуют доказательства его деятельности по созданию банды и ее руководству, вовлечению в банду каких-либо лиц.

В своей жалобе А., отрицая то, что он являлся руководителем банды, указывает, что инициатором разбойного нападения на Л. являлся А.; Д. и С., совершая преступления самостоятельно, не поставили его в известность о разбойном нападении на Р. и об угоне его автомобиля.

Признавая его, К. и Ш. в хищении трех пистолетов МЦМ из стрелкового клуба ..., З. и А. в хищении 3 гладкоствольных и одного малокалиберного ружья у потерпевшего Д.; З. в краже самодельного 9-мм пистолета; суд, по мнению А., не привел убедительных доказательств того, что оружие похищалось в целях вооружения банды. Надуманными, по его мнению, также являются и доводы об использовании бандой общего автотранспорта.

Несмотря на отрицание доказанности своего участия в совершении разбойного нападения на Б. и И.; на П., на Л.; в совершении кражи имущества А., осужденный А. указывает, что указанные преступления могли быть совершены группой лиц по предварительному сговору, но не в составе организованной преступной группы.

Оспаривая обоснованность своего осуждения за конкретные преступления, осужденный А. отмечает:

- на противоречивость показаний потерпевшего Ю. о характере и механизме полученного им ранения и заинтересованность показаний подсудимого С. (эпизод нападения на потерпевшего Ю.);

- на его и З. отказ от признательных показаний на предварительном следствии; тот факт, что потерпевшая И. являлась его невестой, с которой они через несколько месяцев, после, якобы, совершенного на нее нападения, зарегистрировали брак; на показания потерпевших, которые категорически отрицали его участие в совершенном разбое (эпизод разбойного нападения совместно с З. на потерпевших С. и А.;

- на его и З. отказ от признательных показаний на предварительном следствии; на отсутствие достоверных результатов опознания, и лишь предположительность выводов судебно-биологической экспертизы (эпизод разбойного нападения совместно с З. на предпринимателя П.);

- на его, З., А. и Д. отказ в судебном заседании от показаний на предварительном следствии; на отсутствие достоверных доказательств применения пистолета либо другого оружия; на наличие в действия нападавших признаков грабежа, но не разбоя (эпизод разбойного нападения на Л.);

- а также, на отсутствие каких-либо достоверных доказательств (по эпизодам разбойного нападения на потерпевшего, квартирных краж имущества потерпевших Ч., Г., приготовления разбойного нападения на потерпевшего Ж.).

В кассационной жалобе указывается на допущенные судом, по мнению А., серьезные нарушения уголовно-процессуального закона:

- по его утверждениям судебные заседания 12 и 18 и 19 марта 2008 года проводились в отсутствие подсудимого С.;

- приговор содержит запись о признании Д. виновным по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ по эпизодам нападения на С., А., П. и Л., однако Д. за нападение на С., А. и П. к уголовной ответственности не привлекался;

- в приговоре на стр. 296 указано, что он осужден по четырем эпизодам по ст. 222 ч. 1 УК РФ, а на стр. 277, 279 приговора отмечено, что он признан виновным по ст. 222 ч. 1 УК РФ только по двум эпизодам.

Кроме того, осужденный А. отмечает несправедливо суровое наказание, в том числе и за преступления, в совершении которых он признал свою виновность. Судом не были учтены многочисленные смягчающие обстоятельства и отсутствие обстоятельств отягчающих наказание.

Адвокат Суворова Л.А., защищающая интересы осужденного Д., в свой кассационной жалобе и дополнениях к ней, считая приговор незаконным и необоснованным, ставит вопрос об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство.

По утверждениям адвоката, Д. незаконно осужден за участие в банде, поскольку в судебном заседании не было добыто бесспорных доказательств существования самой банды. Согласно обвинительному заключению банда была создана А. весной 2004 года и существовала до конца 2006 года, но Д. не вменяется ни одного преступления, совершенного в 2004-2006 годах.

По утверждениям адвоката Суворовой Л.А., нельзя признать обоснованным осуждение Д. за совершение краж имущества потерпевших К., С., Т., С., А. Обвинение Д. по этим эпизодам обвинения основано лишь на первоначальных противоречивых показаниях Д. и М., от которых они в судебном заседании отказались. Протоколы проверок показаний Д. с выходом на место не могут быть признаны достоверными доказательствами, поскольку содержат многочисленные противоречия.

Ошибочно, по утверждениям адвоката, Д. был осужден за соучастие в разбойном нападении на Л. Из предъявленного ему обвинения следует, что это преступление Д. совершил в период с 19-00 часов 22 августа 2003 года по 6-50 минут 23 августа 2003 года. Вместе с тем, в суде было установлено, что указанное преступление было совершено в ночь с 21 на 22 августа 2003 года. Об этом обстоятельстве свидетельствуют: заявление потерпевшей Л. от 22 августа 2003 года, протокол осмотра места происшествия от 22 августа 2003 года.

Не отрицая участия Д. в нападении на ООО ... и на потерпевшего Р., адвокат Суворова Л.А. указывает на то, что суд ошибочно квалифицировал действия Д. как соучастие в разбойном нападении, тогда как установленные в суде обстоятельства свидетельствуют о том, что действия соучастников нападения должны были квалифицироваться как совершение грабежа. Нападение на ООО ... заранее не планировалось, а насилие к потерпевшему Р. было применено другим соучастником преступления, который действовал самостоятельно, т.е. за пределами предварительного сговора. При нападении на потерпевшего Р. угроз причинения ему опасного вреда не высказывалось, оружие не применялось, телесные повреждения причиненные Р. не повлекли за собой утраты его трудоспособности.

В своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный С., оспаривая законность и справедливость приговора, просит Судебную коллегию: отменить приговор и прекратить уголовное дело в части: касающейся его осуждения за участие в совершаемых бандой преступлениях; т.е. по эпизодам разбойного нападения на потерпевшего Р. и приготовления к нападения на потерпевшего Ж. по эпизодам совершения краж имущества потерпевших Г., К., С., Т., С., по эпизоду покушения на уничтожение имущества потерпевшего П.

Не отрицая того, что он принимал участие в нападении на потерпевшего И., на филиал ООО, на "Профессиональное училище ...", осужденный С. утверждает, что ни по одному из этих преступлений оружия не применялось.

Приговор не содержит доказательств, которые подтверждали существование обязательных признаков существования банды: стабильность состава ее членов, их тесная взаимосвязь, согласованность действий, единое финансирование, обеспечение автотранспортом и вооруженность участников.

Судом, по утверждениям С., были нарушены его права на защиту, т.к. заявленные им в судебном заседании ходатайства о вызове дополнительных свидетелей и допросе понятых были необоснованно отклонены.

В жалобе ставится вопрос о снижении назначенного судом наказания.

Адвокат Кончаков В.В., защищающий интересы осужденного С. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней ставит вопрос об отмене приговора в части: осуждения С. за "создание организованной группы, участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях"; по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего Р., по эпизоду покушения на умышленное уничтожение имущества потерпевшего П.; по эпизоду приготовления разбойного нападения на потерпевшего Ж.; по эпизодам совершения краж имущества потерпевших П., К.

Считая, что обвинение С. в участии в организованной устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершении в составе этой банды преступлений: краж имущества потерпевших П., К., С., Т., С. не подтверждено достоверными доказательствами, адвокат Кончаков В.В. указывает на то, что ни одного юридически значимого признака существования банды в действиях осужденных, в том числе и в действиях его подзащитного, не усматривается. В приговоре не приведено каких либо данных, которые свидетельствовали о том, что С. выполнял какие-либо действия направленные на финансирование банды, обеспечение ее оружием транспортом, принимал участие в планировании преступлений.

В жалобе отмечается, что осуждение С. по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего И. нападения на ГОУ НПО "Профессиональное училище ..." и по эпизоду кражи компьютера в филиале ООО ..., виновность в соучастии в которых С. фактически не оспаривается, нельзя признать справедливым. При назначении наказания за эти преступления судом не была принята во внимание незначительная степень участия С. в совершении этих преступлений, назначенное наказание является несправедливо суровым.

Осужденный М. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней ставит вопрос: об освобождении его от наказания за совершение кражи компьютеров у потерпевшего А. ввиду истечения сроков давности; переквалификации его действий, по эпизоду нападения на "Профессиональное училище ..." со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ; об отмене приговора и прекращении уголовного дела по всем остальным эпизодам обвинения, ввиду отсутствия состава преступления.

Оспаривая осуждения за участие в банде, осужденный М. отмечает, что он не участвовал в совершении преступлений, в которых применялось какое-либо оружие, о нахождении оружия у других соучастников ему ничего не было известно. Не нашли своего подтверждения и другие обязательные признаки существования банды: устойчивость, организованность и сплоченность, распределение ролей и единое финансирование.

По утверждениям М. его осуждение за подготовку к разбойному нападению на потерпевшего Ж. основано лишь на предположениях следствия и суда, опровергается показаниями в суде всех подсудимых и потерпевшего Ж.

При нападении на потерпевшего Р. оружие или какие-либо опасные предметы не использовались, угроз убийством ли причинением тяжкого вреда потерпевшему не высказывалось, а причиненные потерпевшему телесные повреждения не являются опасными. Действия нападавших, имеющие признаки грабежа, судом ошибочно квалифицированы как совершение разбойного нападения.

Также ошибочно, по мнению осужденного М., суд квалифицировал его действия по эпизоду нападения на "Профессиональное училище ...", как разбойное нападение. Из показаний потерпевших С. и П. следует, что серьезных угроз со стороны напавших не было, оружие не применялось.

Отрицая свою виновность в участии в квартирных кражах имущества потерпевших К., Т., С. и А. С. осужденный М. заявил, что показания других соучастников, которые давали признательные показания в период предварительного следствия, не могут быть признаны достоверными и допустимыми из-за оказанного на них сотрудниками милиции физического и психологического насилия, а также из-за существенных сомнений в объективности проведенных следственных экспериментов.

По утверждениям М., в период судебного заседания были допущены грубые нарушения уголовно-процессуального закона, которые сказались на объективности выводов суда о доказанности обвинения. Судебные заседания 12, 18 и 19 марта 2008 года были проведены без участия подсудимого С., а мнение участников процесса о возможности проведения заседания в его отсутствие и подсудимых не выяснялось.

Несмотря на предъявленное ему обвинение по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ (эпизод кражи компьютеров у потерпевшего А.) суд, в мотивировочной части приговора, квалифицировал его действия по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ.

В противоречии с данными о том, что он возместил моральный вред потерпевшей С. суд взыскал с него компенсацию морального вреда в ее пользу совместно с Д., которому обвинения в совершении этого преступления никогда и не предъявлялось.

В жалобе указывается, что назначая несправедливо суровое наказание, суд не учел смягчающих обстоятельств, того что он возместил причиненный Р. и "Профессиональному училищу ..." имущественный ущерб и компенсировал моральный вред С. при этом суд игнорировал просьбы потерпевших о снисхождении.

Адвокат Братков В.Ю., защищающий интересы осужденного М. ставит вопрос об изменении приговора.

В жалобе указывается, что обвинение в участии осужденного М. в организованной группе, а затем и в банде, т.е. по ст. 209 ч. 2 УК РФ, основано только на предположениях следствия и суда, своего подтверждения. Указав в приговоре (л.д. 266-267 приговора), что М. "являлся активным участником организованной преступной группы", а не банды, суд не привел ни одного предусмотренного законом признака, который свидетельствовал о том, что М. являлся членом банды.

Между тем, из показаний подсудимых, потерпевших и свидетелей видно, что М. не участвовал в преступлениях, связанных с применением оружия, не был осведомлен о наличии оружия у других соучастников. Кроме того, факт осведомленности о наличии оружия у других лиц, не отражен в предъявленном М. обвинении.

Отмечая надуманность обвинения М. в приготовлении разбойного нападения на потерпевшего Ж. по ст.ст. 30 ч. 2 и 162 ч. 4 п.п. "а, б" УК РФ, адвокат Братков В.Ю., утверждает, что вывод о виновности М. был сделан судом вопреки показаниям потерпевшего, показаниям А. и Д. в судебном заседании.

При осуждении М. за кражу компьютера у потерпевшего А. допущено, по мнению адвоката Браткова В.Ю., нарушение требований ст. 380 ч. 4 УПК РФ. Органами следствия М. было предъявлено обвинение по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ (в редакции Закона от 31 октября 2002 года, однако в описательно-мотивировочной части приговора указано, что М. совершил преступление, предусмотренное ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ. Однако, резолютивная часть приговор содержит запись об осуждении М., до данному эпизоду обвинения, по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, без указания редакции этого закона. В связи с истечением, 25 июля 2009 года, предусмотренных ст. 78 УК РФ сроков давности, М. подлежит освобождению от уголовной ответственности в этой части обвинения.

По утверждениям адвоката, действия М. (по эпизодам нападения на потерпевшего P. и на "Профессиональное училище ...") подлежат переквалификации со ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. "а" УК РФ. В суде не установлено, что при нападении на Р. было применено оружие либо какие-либо предметы, а причиненные потерпевшему телесные повреждения не являлись опасными для его жизни и здоровья. Во время нападения на "Профессиональное училище ..." М. лишь демонстрировал имевшийся у него нож, но его не применял и не угрожал, по показаниям потерпевших, его применением.

В жалобе утверждается, что доказательства, положенные судом в обоснование виновности М. в совершении квартирных краж потерпевших К., С., Т., С. и А. были получены в период предварительного следствия с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона. Судом не были оценены многочисленные противоречия и несовпадения в показаниях подсудимых и потерпевших. В жалобе ставится вопрос об отмене приговора в отношении М. в этой части.

При назначении М. наказания суд, по мнению адвоката, проявил необъективность и не учел ряд смягчающих обстоятельств: признание М. своей вины, явку с повинной и раскаяние, отсутствие судимостей, положительные характеристики. Представленные суду документы свидетельствуют о том, что М. добровольно возместил материальный ущерб и моральный вред потерпевшим Р., С. и "Профессиональному училищу ...", что потерпевшие подтвердили в судебном заседании и своими расписками. Суд не отразил указанные обстоятельства в приговоре и не оценил заявлений потерпевших о снисхождении к М.

В связи с перечисленными обстоятельствами в жалобе ставится вопрос о снижении М. назначенного наказания и исключении из приговора указания о взыскании с него в пользу потерпевшей С. денежной компенсации морального вреда.

Осужденный А. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней просит Судебную коллегию отменить в отношении него приговор и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение в другом составе суда.

Отрицая обоснованность своего осуждения по ст. 209 ч. 2 УК РФ А. отмечает, что поскольку преступления, связанные с кражей оружия у потерпевшего Д. и из стрелкового клуба были совершены только в 2004 году, обвинение в его участии в "банде" с 2003 года, т.е. в период, когда банда еще не была вооружена, является незаконным, т.к. на период 2003 года, отсутствовал обязательный правовой признак банды - вооруженность.

Не отрицая своего участия в нападении на потерпевшего Л. осужденный А. утверждает, что его действия ошибочно квалифицированы по ст. 162 ч. 3 УК РФ. В судебном заседании не было установлено, что нападение на Л. сопровождалось причинением опасного насилия или угрозами применения такого насилия, повлекло причинение потерпевшей какого-либо физического вреда, его действия следовало квалифицировать по ст. 161 ч. 2 УК РФ.

В жалобе осужденный указывает, что он ошибочно осужден по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, которая предусматривает ответственность за убийство двух и более лиц, тогда как в суде было установлено, что смерть наступила только одного лица - Е.

Излагая свою версию событий, которые предшествовали убийству Б. и покушению на жизнь Х., осужденный А. в своей жалобе утверждает, что он первым подвергся нападению со стороны этих лиц, был ими избит, была избита его жена. Действуя в состоянии необходимой обороны, он забежал в свой дом, вооружился обрезом, смертельно ранил Б. ранил З., случайно ранил С.

Выводы суда о совершении им преступления - из хулиганских побуждений являются необоснованными. Суд указал об исключении из обвинения признака "из хулиганских побуждений" (стр. 276 приговора), однако в резолютивной части приговора указано о его осуждении по п. "и" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Оспаривая правильность квалификации его действий по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, и" УК РФ, осужденный А. утверждает, что умысла на лишение жизни С. он не имел, направил на него заряженный обрез по ошибке, приняв его за другого человека. Выстрел и ранение С. произошли в процессе завязавшейся борьбы, случайно.

В жалобе утверждается, что при назначении наказания судом не были учтены смягчающие обстоятельства: наличие малолетнего ребенка и родителей инвалидов, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других соучастников, аморальное поведение потерпевших. Судом в приговоре не были приведены, не были учтены при назначении наказания, результаты проведенной по ходатайству государственного обвинителя стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

Осужденный А. указывает на допущенную судом, по его мнению, ошибку при определении ему окончательного наказания, и неправильное применение судом положений ч. 5 ст. 69 УК РФ и ст. 70 УК РФ.

В своей дополнительной жалобе осужденный А. просит Судебную коллегию, не отменяя приговора, его изменить и снизить назначенное ему судом наказание с учетом приведенных в жалобе обстоятельств.

Адвокат Ермолов, защищающий интересы осужденного А., в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней ставит вопрос о внесении изменений в обжалуемый приговор.

По мнению адвоката, действия А. по эпизоду нападения на потерпевшую Л. следует переквалифицировать со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в, г, д" УК РФ, поскольку обвинение в участии А. в составе организованной преступной группы, равно как и существование самой организованной преступной группы, нельзя признать доказанным.

Предъявленное А. обвинение в участии в вооруженной банде в период с 2002 по 2006 год, и совершении в составе банды - кражи оружия у потерпевшего Д., находится в противоречии с установленными судом обстоятельствами. В период 2002 года А. не мог быть участником вооруженной банды, поскольку судом установлено, что оружие членами группы было получено только после совершения хищения оружия у потерпевшего Д. и из стрелкового клуба в 2004 году. С октября 2005 года А. находился в розыске, по поводу преступлений совершенных им самостоятельно. С октября 2005 года с А., после произошедшего между ними конфликта, А. никаких отношений не поддерживал. В связи с указанными обстоятельствами приговор в отношении А. по ст. 209 ч. 2 УК РФ подлежит отмене, а уголовное дело в отношении него, в этой части, прекращению.

Не отрицая того, что А. совместно с З. совершил кражу из квартиры потерпевшего Д., в том числе и кражу оружия, в жалобе указывается, что похищенное оружие похищалось не для нужд банды. Действия А. по эпизоду хищения из квартиры потерпевшего Д. следует, по мнению адвоката Ермолова Б.Д., переквалифицировать со ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года), а действия связанные с незаконным оборотом оружия следует соответственно переквалификации со ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст. 222 ч. 3 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года), со ст. 222 ч. 3 УК РФ на ст. 222 ч. 2 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года).

По утверждениям адвоката Ермолова Б.Д., действия А., связанные с причинением смерти Б. и ранениями Х. и С. судом ошибочно квалифицированы как посягательство на жизнь потерпевших и их убийство, из хулиганских побуждений. Установленные судом фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что мотивом действий А. явилась месть к Б. и Х. которые вымогали деньги и избили его. В жалобе утверждается, что в суде не были добыты убедительные доказательства того, что А. имел умысел на лишение Б., Х. и С. жизни, а поэтому его действия следует переквалифицировать со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 4 УК РФ (по факту смерти Б. и со ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, и" УК РФ на ст. 111 ч. 3 УК РФ (по факту причинения ранений Х. и С.).

В кассационной жалобе отмечается, что суд, в нарушение требований ст. 299 ч. 6 УПК РФ не привел в приговоре ни одного из смягчающих обстоятельств и назначил А. несправедливо суровое наказание. Суд оставил без оценки то, что А. имеет малолетнего ребенка и родителей-инвалидов, активно способствовал раскрытию преступлений и изобличению других соучастников, аморальное поведение потерпевших Б. и X., а также то, что А. добровольно возместил ущерб потерпевшим С. и Х.

При назначении А. окончательного наказания по совокупности преступлений и приговоров суд, по утверждениям адвоката Ермолова Б.Д., нарушил требования ст.ст. 69 ч. 5, 70 и 74 УК РФ. Суд, не приняв решения об отмене условного наказания, назначенного А. по приговору от 30 августа 2004 года, в нарушении закона, принял решение о назначении окончательного наказания А. по правилам ст. 70 УК РФ, тогда как указанные приговоры должны исполняться самостоятельно.

Осужденный З. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней просит Судебную коллегию отменить приговор в отношении него и прекратить уголовное дело в связи с непричастностью к совершению преступлений.

В жалобе осужденный указывает, что выводы суда о его виновности не основаны на достоверных и допустимых доказательствах и являются лишь предположениями следствия и суда. То обстоятельство, что он был знаком с С., М., Д. и А. само по себе не может свидетельствовать об его участии в преступной группе или вооруженной банде.

Оспаривая свое осуждение по конкретным эпизодам обвинения, осужденный З., указывает:

- что потерпевшие Б. и И. хорошо ранее знали его и А. и не могли не узнать их при нападении. Вместе с тем, суд игнорировал показания потерпевших, которые утверждали в суде, что нападение на них совершили не З. и А., а другие лица (эпизод разбойного нападения на П.);

- что потерпевший П. (заявивший, что запомнил напавших на него людей, при опознании не смог опознать З. и А. Выводы о том, что сигарета, изъятая с места происшествия, могла быть выкурена А. или З., основаны лишь на предположительном заключении экспертизы, и не учитывает того, что ни З., ни А. вообще не курят (эпизод разбойного нападения на ...);

- что все подсудимые отказались от ранее даваемых на следствии признательных показаний, а показания свидетеля А. неконкретны и противоречивы (эпизод разбойного нападения на Л., эпизод кражи компьютеров у А., эпизод кражи имущества и оружия у Д.);

- что ни по одному из эпизодов обвинения в нападениях, якобы, совершенных "бандой" оружие, которое было похищено у Д. не применялось.

Осужденный Ц. в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней, оспаривая квалификацию своих действий и суровость наказания, просит Судебную коллегию приговор изменить:

по эпизоду нападения на "Профессиональное училище ..." переквалифицировать его действия с разбоя на грабеж:

по эпизоду разбойного нападения на филиал . ООО снизить наказания, с учетом его помощи следствию, явки с повинной и тяжелого хронического заболевания - астмы.

В своей жалобе Ц. отмечает, что нападение на "Профессиональное училище . " заранее не планировалось, во время нападения оружие нож фактически не применялся, поскольку М. только демонстрировал нож, не угрожая им. Поскольку потерпевшими угроза не воспринималась как реальная, его действия могут быть квалифицированы только как грабеж.

Нападение на филиал ООО ... по утверждениям Ц., произошло случайно, заранее не планировалось, т.е. без предварительного сговора.

Кроме того, в жалобе указывается на допущенные, по мнению осужденного, нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку три судебных заседания, 12, 18 и 19 марта 2008 года, были проведены без участия подсудимого С.

В своих возражениях на кассационные жалобы осужденных А.Ю.А., А.М.И., З.В.А., М.А.А., С.А.Н., Ц.Н.В.; адвокатов Ермолова Б.Д., Браткова В.Ю., Суворовой Л.А., Кончакова В.В.; потерпевших Ж., П., Р., государственный обвинитель Попов А.А. просит Судебную коллегию оставить их без удовлетворения, а приговор суда без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив кассационные жалобы, Судебная коллегия, не находя оснований для отмены приговора, приходит к выводу о необходимости частичного удовлетворения приведенных в жалобах доводов и необходимости внесения изменений в обжалуемый приговор.

В обоснование обвинительного приговора в отношении А., А., З., М., С., Д. и Ц. судом были положены доказательства, которые были получены в период предварительного следствия, проверены в ходе судебного заседания и приведены в приговоре.

Доказательства, приведенные судом в обоснование виновности осужденных, были получены при соблюдении требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Так, виновность А. в совершении 4 июля 2002 года, совместно с осужденным С., грабеже в отношении потерпевшего Ю. подтверждена:

признательными показаниями С. на предварительном следствии и в судебном заседании; показаниями потерпевшего Ю. и свидетеля Б., справками дежурного Северного ОВД ... и клинической больницы, протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы ...

Суд правильно квалифицировал действия А. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ, (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года), как грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Доводы жалобы А. о необъективности показаний потерпевшего и осужденного С. - соучастника преступления, Судебная коллегия признает необоснованными, а приведенную в приговоре оценку их показаний объективной, соответствующей всем другим доказательствам.

Виновность осужденных А. и З. в совершении 28 мая 2003 года разбойного нападения на потерпевшего П. и виновность осужденных А., А., З. и Д. в совершении 22 августа 2003 года разбойного нападения на потерпевшую Л. подтверждена:

показаниями А., Д. и З. на предварительном следствии, показаниями А. на предварительном следствии и в судебном заседании;

показаниями потерпевших П. и Л. и их заявлениями в милицию; показаниями свидетелей C., С., К., К., М., А., А.;

заявлениями А. и З. с сообщениями о совершенных ими нападениях на П. и Л., заявлениями А. и Д. об участии в нападении на Л.; протоколам осмотров места происшествия и изъятием вещественных доказательств, заключениями проведенных судебно-биологических экспертиз; протоколами опознания А. осужденных Д., А. и З.; протоколом осмотра автомобиля . принадлежащего свидетелю А.,

Доводы жалобы А. и З. о том, что выводы судебно-биологических экспертиз носят только предположительный характер, в условиях определенности и достоверности иных приведенных судом доказательств их участия в указанных нападениях, признаются несостоятельными.

Также необоснованными Судебная коллегия признает доводы кассационных жалоб, в которых оспаривается юридическая квалификация действий А., Д., З. и А. и утверждается, что совершенные ими нападения должны квалифицироваться как совершение грабежей.

Разбойные нападения на П. и Л. совершались с угрозами применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в составе организованной группы, с незаконным проникновением в жилые помещения потерпевших. У суда первой инстанции не было оснований не доверять показаниям потерпевшего Л. о том, что напавшие на него угрожали обрезом двуствольного ружья, показаниям потерпевшей Л. о том, что один из напавших нанес ей сильный удар в голову, а другие угрожали убийством.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия А. и З. по эпизоду разбойного нападения на П.: действия А., З., Да и А. по эпизоду нападения на Л. по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции Закона от 13 июня 1996 года).

Ошибочное указание в приговоре даты совершения нападения на Л. 22 августа, а не 23 августа 2003 года, носит характер очевидной технической ошибки и не может, при наличии приведенных выше доказательств, служить основанием для отмены приговора в этой части, как необоснованного.

Вместе с тем, Судебная коллегия отмечает, что мотивировочная часть приговора (стр. 261 приговора) содержит ошибочные записи об обоснованности обвинения Д. и А. в совершении 28 мая 2003 года разбойного нападения на потерпевшего П. поскольку обвинение им в совершении указанного преступления не предъявлялось. Указанная запись подлежит исключению из текста приговора.

Судебная коллегия приходит к выводу о том, что доводы жалоб осужденных А. и З., а также доводы кассационной жалобы потерпевшей П., в которых оспаривается доказанность участия А. и З. в совершении разбойного нападения 4 марта 2003 года на С. и П. материалами уголовного дела с достаточной убедительностью опровергнуты быть не могут.

Из показаний потерпевших П. и С . на предварительном следствии и в суде следует, что напавших на них в квартире людей они не знали и опознать их не смогли. Вместе с тем, осужденных А. и З. они хорошо знали (А. являлся женихом И.) не только по внешнему виду, но и по голосам и в суде категорически заявили о том, что среди напавших на них людей А. и З. не было. Через два месяца после этого нападения, 7 июня 2003 года, потерпевшая И. зарегистрировала брак с А., который, по версии обвинения, был инициатором и непосредственным исполнителем разбойного нападения.

Судебная коллегия, отмечая сомнения в обоснованности обвинения А. и З. по указанному эпизоду обвинения, толкуя возникшие сомнения в пользу подсудимых, считает, что их виновность нельзя признать доказанной, и приходит к выводу о необходимости отмены приговора в части осуждения А. и З. по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции Закона от 13 июня 1996 года) по эпизоду разбойного нападения 4 марта 2003 года на С. и А.

Кроме того, Судебная коллегия отмечает, что мотивировочная часть приговора (стр. 261 приговора) содержит ошибочные записи об обоснованности обвинения Д. и А. в совершении 4 марта 2003 года разбойного нападения на потерпевших C. и А. поскольку обвинение им в совершении указанного преступления не предъявлялось. Указанная запись, а также указание в резолютивной части приговора о назначении Д. наказания по этим эпизодам, подлежит исключению из текста приговора.

В судебном заседании нашло свое полное подтверждение обвинение А. в создании организованной преступной группы, а Д., С., М., А. и З. в совершении в составе организованной группы ряда преступлений.

Виновность осужденных А., Д., С., М., А. и З. в совершении ряда корыстных преступлений в составе организованной группы подтверждается анализом совокупности исследованных в судебном заседании доказательств. Установленные судом фактические обстоятельства совершения группой преступлений свидетельствуют о том, что А. явился создателем и руководителем преступной организованной группы. Он принимал решения о вовлечении в группу новых участников, давал указания о совершении ими конкретных преступлений, распределял между ними роли, поручал сбор информации о потерпевших, обеспечивал группу автотранспортом, приобретал и хранил оружие и боеприпасы, распределял похищенное, занимался сбытом похищенного и лично принимал участие в совершаемых преступлениях;

Д., С., М., З., являясь активными участниками организованной преступной группы, непосредственно участвовали в совершаемых группой преступлениях, обеспечивали ее автотранспортом, следили за окружающей обстановкой, занимались сбором информации о потерпевших; А. в организованную группу был вовлечен позднее, но непосредственно участвовал в разбойном нападении на потерпевшую Л. которое было совершено по его предложению.

Виновность осужденных А., З. и М. в совершении 25 июля 2003 года кражи компьютеров у потерпевшего А. подтверждается: показаниями А., М. и З. на предварительном следствии; показаниями потерпевшего А. и его заявлением в милицию, заявлениями А., М. и З. о краже ими компьютеров из компьютерного клуба средней школы, протоколом осмотра места происшествия, протоколом проверки показаний обвиняемого З. с выходом на место происшествия, изъятой документацией на похищенные компьютеры и справками об их стоимости.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия А. и З. по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции Закона от 31 октября 2002 года), как совершение кражи совершенной организованной группой, с незаконным проникновением в помещение.

Судебная коллегия обращает внимание на то, что суд первой инстанции, мотивируя юридическую квалификацию действий М. по указанному эпизоду обвинения (стр. 262 приговора), отметила, что его действия также следует квалифицировать по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции Закона от 31 октября 2002 года), однако в резолютивной части приговора суд указал об осуждении М. и назначении ему наказания по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ. Учитывая уголовно-процессуальные принципы, запрещающие принятие кассационной инстанцией решений ухудшающих правовое положение осужденного, Судебная коллеги оставляет принятое судом решение о квалификации действий М. без изменения.

При этом, Судебная коллегия отмечает, что установленные ст. 78 ч. 1 п. б" УК РФ сроки давности привлечения М. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ к уголовной ответственности истекли 25 июля 2009 года, т.е. до вынесения судом приговора по настоящему делу. При указанных обстоятельствах, осуждение М. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ (по эпизоду кражи 25 июля 2003 года имущества потерпевшего А.) нельзя признать законным, а приговор в отношении М., в этой части обвинения, подлежит отмене.

Виновность осужденного А. в совершении (совместно с К.Р.А.) 28 февраля 2006 года кражи из квартиры потерпевшей А. подтверждается:

показаниями А. в период предварительного следствия и его заявлением о совершении кражи совместно с другим лицом;

показаниями осужденного К. в период предварительного следствия и судебного заседания, протоколом проверки его показаний с выходом на место,

заявлением потерпевшей Б. и ее показаниями;

показаниями свидетелей Б., Б., протоколом осмотра места происшествия и изъятием в ходе осмотра следа наслоения пальцевой зоны перчатки; протоколом осмотра автомашины, с изъятыми в ней инструментами; заключением эксперта о том, что изъятый след принадлежал А.

Действия А. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с причинением ... значительного ущерба.

Виновность осужденного А. в совершении (совместно с К.Р.А.) 6 марта 2006 года кражи из квартиры потерпевшего Ф. подтверждается:

показаниями А. в период предварительного следствия и его заявлением о совершении кражи имущества Ф. совместно с К.;

признательными показаниями К. на предварительном следствии и в судебном заседании, протоколом проверки его показаний с выходом на место,

заявлением потерпевшего Ф. и его показаниями;

показаниями свидетелей Ф., Ф., М.,

протоколом осмотра места происшествия . протоколами выемки документов потерпевшего Ф. .протоколом осмотра автомашины ... с изъятыми в ней инструментами; заключением эксперта о том, что изъятый след мог принадлежать А.; изъятый с места происшествия замок имеет следы взлома.

Действия А. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с причинением . значительного ущерба.

Виновность осужденного А. в совершении (совместно с К.Р.А.) 23 марта 2006 года кражи из квартиры потерпевшего Ч. подтверждается:

показаниями А. на предварительном следствии и его заявлением о совершении квартирных краж совместно с К.;

признательными показаниями К. на предварительном следствии и в судебном заседании; протоколом проверки показаний К. с выходом на место преступления;

заявлением потерпевшего Ч. и его показаниями;

показаниями свидетелей М., Ч.;

протоколом осмотра места происшествия и автотранспорта осужденных, экспертными заключениями.

Действия А. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с причинением . значительного ущерба.

Виновность осужденных А. и С. совершении (совместно с К.Р.А.) 8 июня 2006 года кражи из квартиры потерпевшего . подтверждается:

показаниями А. и С. в период предварительного следствия, заявлением А. о совершении им кражи совместно с С. и К.;

признательными показаниями К. на предварительном следствии и в судебном заседании, протоколом проверки показаний К. с выходом на место преступления;

заявлением потерпевшего Г. о совершенной квартирной краже и его показаниями; показаниями свидетелей M.;

протоколом осмотра места происшествия и автотранспорта осужденных; протоколом проведения следственного эксперимента от 13 октября 2007 года;

протоколами опознания M. похищенной мебели по фотографиям; протоколом выемки похищенной мебели из квартиры родителей А.;

заключением эксперта о механизме взлома замка входной двери.

Действия А. и С. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с причинением ... значительного ущерба.

Виновность осужденных А., М., Д. и С. совершении 20 октября 2006 года кражи из квартиры потерпевшей К. подтверждается:

показаниями М. и Д. на предварительном следствии и их заявлениями о совершении квартирной кражи ... совместно с А. и С.;

протоколами проверки показаний М. и Д. с выходом на место;

заявлением потерпевшей К. о краже и ее показаниями;

протоколом осмотра места происшествия ... протоколом обыска и обнаружением в квартире А. микроволновой печи, похищенной у К., протоколом осмотра транспорта осужденных; заключениями проведенных экспертиз.

Действия А., Д., М. и С. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с причинением ... значительного ущерба.

Виновность осужденных А., М., Д. и С. совершении 30 октября 2006 года кражи из квартиры потерпевших С. подтверждается:

показаниями М. на предварительном следствии и протоколом проверки его показаний с выходом на месте ... заявлением C. о совершенной квартирной краже и его показаниями; показаниями потерпевшей. и свидетеля С.

протоколом осмотра места происшествия, ... протоколом осмотра автотранспорта осужденных и обнаруженного в нем инструмента; экспертных заключений исследовавших следы на ткани с места происшествия и повреждения замка входной двери; протоколом обнаружения и изъятия у А. монитора, похищенного у С.

Действия А., Д., М. и С. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с причинением ... значительного ущерба.

Виновность осужденных А., М., Д. и С. совершении 7 ноября 2006 года кражи из квартиры потерпевших Т. и С. подтверждается:

показаниями Д., М., С. на предварительном следствии; протоколами проверки показаний Д. и М. с выходом на место,

показаниями потерпевших Т., Щ. и С. жителей дома ... о совершенных в их квартирах 7 ноября 2006 года кражах, и их соответствующими заявлениями в милицию; показаниями свидетеля М.

протоколами осмотров места происшествия;

протоколом обнаружения и изъятия у свидетеля М. похищенного у Т. монитора, а в квартире А. похищенного у Т. системного блока; протоколом осмотра автотранспорта осужденных и находящегося в нем инструмента; заключениями экспертов об обнаруженных на месте происшествия следах и механизме повреждения замков входных дверей.

Действия А., Д., М. и С. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (по каждому эпизоду), как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группой, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба (потерпевшему Т. - ... рублей; потерпевшей С. - ... рублей).

Виновность осужденных А., М., Д. совершении 19 декабря 2006 года кражи из квартиры потерпевшей А. подтверждается:

показаниями М. на предварительном следствии о совершении им совместно с А. и Д. кражи, протоколом проверки его показаний с выходом на место,

заявлением потерпевшей А. и ее показаниями;

протоколом осмотра места происшествия, протоколом осмотра автотранспорта осужденных и находившегося в нем инструментов; заключениями экспертов о следах, обнаруженных на месте происшествия и следах взлома замка входной двери.

Действия А., Д. и М. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группой, с незаконным проникновением в жилище.

Судебная коллегия отмечает, что А. руководил действиями других членов группы, а кражи совершались по одной налаженной схеме. Участники краж проникали в квартиры потер пеших днем, в промежуток времени с 11 до 13 часов, когда большинство граждан находилось на работе или учебе, предварительно обзванивая квартиры, чтобы убедиться в отсутствии хозяев. Проникновение в квартиры осуществлялось с использованием имеющихся у А. отмычек, при этом один из участников кражи обеспечивал безопасность группы, а похищенное вывозилось на ожидавших автомашинах. Об устойчивости и сплоченности организованной преступной группы объективно свидетельствуют: использование ее участниками совместно автотранспорта, мобильной связи; использование общих мест для хранения похищенного и его реализации, распределением долей похищенного.

Судебная коллегия признает необоснованными доводы кассационных жалоб осужденных и их адвокатов о том, что в обоснование выводов о виновности в совершении краж были положены недопустимые, противоречивые доказательства.

Показания А., Д., М. и С. на предварительном следствии, в которых они сообщали обстоятельства совершенных ими квартирных краж, отражены в соответствующих протоколах их допросов, которые были исследованы в судебном заседании. Указанные процессуальные документы соответствуют требованиям процессуального закона, не содержат каких-либо заявлений или ходатайств, в которых сообщалось об оказанном на допрашиваемых давлении со стороны оперативных работников, сообщалось бы об искажении содержания их показаний. Сообщенные на этих допросах данные в основном нашли свое подтверждение в показаниях потерпевших, в результатах проведенных следственных действий и экспертиз. Определенные неточности и несовпадения в показаниях допрошенных лиц получили в приговоре объективную оценку.

Виновность осужденного А. в совершении 24 марта 2004 года (совместно с другим лицом) хищения оружия из Негосударственного образовательного учреждения ... стрелково-спортивного комплекса. подтверждается:

признательными показаниями А. на предварительном следствии и в судебном заседании о том, что совместно с Ш. совершил хищение трех малокалиберных пистолетов и патронов к ним из ССК ... показаниями Ш. и К., фактически подтвердивших показания А.;

показаниями свидетелей Б. и М.

протоколом осмотра места происшествия - тира ССК .протоколами опознания свидетелями М. и Б., задержанных А. и Ш.; протоколами личного досмотра А. и обыска в его жилище; изъятием похищенных малокалиберных пистолетов; заключениями проведенных судебно-баллистических экспертиз.

Суд правильно квалифицировал действия А. по данному эпизоду обвинения по ст. 226 ч. 3 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года), как хищение огнестрельного оружия, организованной группой. Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание о том, что хищение оружия из тира ССК, было совершено А. в составе устойчивой вооруженной преступной группы (банды), поскольку до времени совершения им хищения оружия, существовавшая организованная преступная группа вооружена не была, т.е. вооруженной бандой не являлась.

Виновность осужденных А. и З. в совершении 8 мая 2004 года кражи имущества потерпевшего Д. и хищения огнестрельного оружия из его квартиры подтверждается:

признательными показаниями А. и З. на предварительном следствии и в судебном заседании, в том числе и том, что впоследствии А. из похищенного малокалиберной винтовки был изготовлен обрез;

показаниями потерпевшего Д. о совершении в ночь на 9 мая 2004 года кражи из его квартиры разных вещей и оружия, в том числе: ружье ..., 12 калибра; ружье ... 12 калибра; ружье ... 16 калибра;

малокалиберное ружье ... 200 патронов 12 калибра;

протоколом осмотра места происшествия, ... справками о регистрации на имя потерпевшего Д. охотничьих ружей и боеприпасов;

протоколами выемки пуль, малокалиберных пуль, извлеченных из трупа Б. и бедра потерпевшего Х.

Суд правильно квалифицировал действия А. и З. по ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража чужого имущества, совершенная в составе организованной группы, с незаконным проникновением в жилище, с причинением. значительного ущерба потерпевшему; а также по ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ, как кража оружия и боеприпасов, совершенная в составе организованной группы. При этом, Судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание о том, что кража имущества Д. и хищение оружия из его квартиры были совершены А. и З. в составе устойчивой вооруженной преступной группы (банды), поскольку до времени совершения им хищения оружия и передачи его А., существовавшая организованная преступная группа вооружена не была, т.е. вооруженной бандой не являлась.

Виновность осужденных А. и С. в совершении 28 мая 2006 года (совместно с другим лицом) по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего Н. подтверждается:

показаниями А. и К., признавших свою вину в разбойном нападении на .Щ. частично, заявлениями А. и К. о совершении им преступления, протоколом проверки показаний К. с выходом на место преступления;

показаниями С. на предварительном следствии;

заявлением потерпевшего И. в милицию и его показаниями;

показаниями свидетеля ... В. М.

протоколом осмотра места происшествия.

заключениями судебно-баллистических экспертиз малокалиберных пистолетов; протоколами опознания потерпевшим И. напавших на него А. и К. и похищенного у него имущества; протокол осмотра автотранспорта осужденных; заключением судебно-медицинской экспертизы потерпевшего ...

Действия осужденных А. и С. суд правильно квалифицировал по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ, как разбой, совершенный с применением насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего И., с применением оружия, в крупном размере, организованной группой.

Виновность осужденных Д., С. и Ц. в совершении 27 августа 2006 года по эпизоду разбойного нападения на ... подтверждается:

признательными показаниями Д. на предварительном следствии и в судебном заседании, протоколом проверки показаний Д. с выходом на место;

показаниями С. и Ц. на предварительном следствии, явками с повинной С. и Ц., протоколами проверки их показаний на месте;

заявлениями в милицию М. и Р. с сообщением о совершенном разбойном нападении и просьбой о наказании виновных и их показаниями на предварительном следствии и в судебном заседании; показаниями свидетелей Б., В., М., протоколом осмотра места происшествия - здания ООО .актом оценки причиненного ущерба ..., протоколами осмотра автотранспорта P. и Б. а также автотранспорта осужденных, заключением судебно-медицинской экспертизы потерпевшего Р.

Суд правильно квалифицировал действия Д. и С. по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ, как разбой, совершенный с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, в составе организованной группы; а действия Ц. (который участником организованной преступной группы не являлся) по ст. 162 ч. 3 УК РФ, как разбой, совершенный с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, группой лиц по предварительному сговору.

Доводы кассационных жалоб осужденного С., адвоката Суворовой Л.А. о переквалификации действий осужденных на ст. 161 ч. 2 УК РФ, Судебной коллегией признаются необоснованными. В ходе нападения осужденными использовалась бейсбольная бита, а причиненные потерпевшему Р. телесные повреждения: ушиб головного мозга средней тяжести и раны теменной части, переломы 9, 10 ребер справа, квалифицируются как причинившие вред здоровью средней тяжести, повлекли за собой лечение в стационаре и длительное, свыше 21 дня, расстройство здоровья.

Виновность осужденных А., Д., С., М. в совершении 1 октября года по эпизоду разбойного нападения на потерпевшего Р. подтверждается:

показаниями А. и С. на предварительном следствии, их заявлениями о совершенном преступлении, протоколом проверки показаний С. на месте;

показаниями Д. и М. на предварительном следствии и в судебном заседании, протоколами проверки их показаний с выходом на место;

заявлением потерпевшего Р. в милицию с сообщением о совершенном на него нападении и показаниями потерпевшего; показаниями свидетелей Т., К., C., К.;

протоколом осмотра места происшествия - магазина ... осмотра автомобиля потерпевшего Р. и осмотра его документов.

Суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденных А., М., С. и Д. по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ, как разбой, совершенный с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, в составе организованной группы.

Доводы жалоб осужденного М., адвокатов Браткова, Суворовой Л.А., Кончакова В.В. и потерпевшего Р. о том, что действия осужденных подпадают под признаки ст. 161 УК РФ, Судебная коллегия признает несостоятельными. В судебном заседании установлено, что осужденные, действуя в составе организованной группы, напали на потерпевшего Р. с целью завладения его денежными средствами, хотя и не применили по отношению к нему насилия "опасного для жизни и здоровья", но угрожая шилом, т.е. специальным опасным предметом, создали угрозу применения насилия опасного для жизни и здоровья, опасность, которая потерпевшим в момент нападения воспринималась как реальная.

Кроме того, суд правильно квалифицировал действия осужденных Д. и С., связанные с завладением автомобилем потерпевшего Р. по ст. 166 ч. 3 УК РФ, как неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон), организованной группой. При этом суд обоснованно отметил, что умысел на завладение автомобилем у осужденных возник только после того, как у них оказались ключи от автомобиля, а действий направленных на обращения автомобиля в свою пользу они не предпринимали.

Виновность осужденных А., М., Ц. и С. в совершении 24 октября 2006 года по эпизоду разбойного нападения на "Профессиональное училище ..." подтверждается:

показаниями А., М. и С. на предварительном следствии и в судебном заседании, в которых они фактически признали себя виновными в совершении преступления, явками с повинной М., С., Ц. и протоколами проверки их показаний с выходом на место;

заявлением директора "Профессионального училища ..." в милицию с сообщением о совершенном нападении, хищении ноутбука и 3 системных блоков; показаниями потерпевших O. и П., свидетелей П., М., М.,

протоколом опознания потерпевшей С. М., и ножа - орудия преступления, протоколом осмотра автотранспорта осужденных, заключением эксперта о следах на изъятых с места происшествия окурках, на следах обуви, справкой о стоимости похищенного.

Суд правильно квалифицировал действия А., М. и С. по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ, как разбой, совершенный с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, в составе организованной группы; а действия Ц. (который участником организованной преступной группы не являлся) по ст. 162 ч. 3 УК РФ, как разбой, совершенный с применением насилия опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, группой лиц по предварительному сговору.

Доводы кассационных жалоб осужденных С., М., Ц., адвоката Браткова В.Ю. о переквалификации действий осужденных на ст. 161 УК РФ, являются необоснованными. Судом установлено, что осужденные, действуя по предварительному сговору, а С.,

М. и А. в составе организованной группы, напали на сторожа С. приставив к ее животу нож, т.е. угрожая применением насилия опасного для жизни и здоровья, а затем напали на кочегара Т., причинив ему удары и физическую боль.

Виновность осужденных А., Д. и С. в совершении 12 декабря 2006 года по эпизоду покушения на уничтожение имущества потерпевшего ... подтверждается:

показаниями А., Д. и С. на предварительном следствии, заявлениями А., С.;

заявлением потерпевшего Г. в милицию о совершенном нападении на его дом, попытки устроить пожар в его доме, показаниями потерпевшего Г., свидетелей Г., С., П., П.

протоколом осмотра места происшествия - ... протоколом опознания потерпевшим Г. А., справками ... о детализации данных телефонных переговоров, протоколом осмотра автотранспорта осужденных, заключением пожарно-технической экспертизы о причинах пожара в доме потерпевшего.

Суд правильно квалифицировал действия А., Д. и С. по ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ, как покушение на умышленное уничтожение чужого имущества, направленное на причинение значительного ущерба, совершенное путем поджога. При этом, судом обосновано отмечено, что преступный умысел осужденными не был доведен до конца по причинам от них не зависящим, т.к. потерпевшим вскоре удалось потушить возникший в доме пожар.

Виновность осужденных А., М., Д. и С. в совершении 20 декабря 2006 года по эпизоду приготовления разбойного нападения на потерпевшего ... подтверждается:

показаниями А., Д., М. и С. в период предварительного следствия и их заявлениями с изложением обстоятельств планируемого ими преступления; показаниями потерпевшего Ж.

протоколами осмотра автотранспорта осужденных и потерпевшего, протоколом личного досмотра А. и изъятием у него пистолета ... с патронами, заключением судебно-баллистической экспертизы.

Действия осужденных А., М., Д. и С. судом правильно квалифицированы по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п. "а" УК РФ, как приготовление к разбойному нападению, с угрозой применения насилия опасного для жизни и здоровья, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище.

Доводы кассационных жалоб осужденных и их адвокатов, в которых оспаривается обоснованность обвинительного приговора по данному эпизоду, доводы потерпевшего Ж. о непричастности Д. к совершению преступления, Судебная коллегия признает необоснованными, поскольку они опровергаются обстоятельствами, которые были объективно установлены в судебном заседании. Преступление не было доведено осужденными до конца в связи с тем, что они были задержаны работниками милиции и не смогли приступить к непосредственному исполнению задуманного ими преступления.

Судебная коллегия отмечает, что, несмотря на непризнание подсудимыми своей виновности в участии в преступной организованной устойчивой вооруженной группе (банде), оспаривание ими самого существования устойчивой вооруженной группы и совершение ими в составе (банды) различных преступлений, их виновность нашла свое подтверждение, а доводы кассационных жалоб осужденных А., Д., адвоката Суворовой, в этой части обвинения, приведенными в приговоре доказательствами полностью опровергнуты. Разбойные нападения на филиал ООО ... на потерпевшего Р., покушение на уничтожение имущества потерпевшего Г. приготовление к разбойному нападению на потерпевшего Ж. были совершены А. и Д., а кроме того А. (с участием других лиц) разбойные нападения на И. и на "Профессиональное училище ...", были совершены в составе вооруженной банды.

Виновность А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 209 ч. 1 УК РФ, т.е. в организации и руководстве устойчивой организованной вооруженной группы (банды), и в совершаемых в ее составе преступлениях, виновность Д. в совершении преступления, предусмотренного ст. 209 ч. 2 УК РФ, т.е. в участии в созданной А. банде и в совершаемых в составе банды нападениях полностью подтверждена выше приведенными доказательствами. О согласованности действий осужденных, членов устойчивой организованной вооруженной группы, постоянстве форм и методов преступной деятельности свидетельствуют следующие обстоятельства:

для совершении преступлений участники группы использовали автомобили (чтобы скрыться с места преступления, перевезти похищенное для реализации). Среди используемых им автомобилей были как их личные, принадлежащие членам банды (... принадлежащий А. - использовался при совершении квартирных краж у Ч., К., С., С., А., Г., разбойных нападений на "Профессиональное училище ..." и на Р. приготовлении к разбойному нападению на Ж.), так и автомобили лиц, привлекаемых к совершению преступлений, но не поставленных в известность о преступных намерений банды (при разбойном нападении на сторожа Р. и при хищении из филиала OOO ... использовался автомобиль ... принадлежащий Б. при разбойном нападении на Л. использовался автомобиль ..., принадлежащий А., при совершении краж у Б. и Ф. использовался автомобиль ... принадлежащий Щ.);

для хранения похищенного имущества, членами банды арендовались гаражи в различных районах города. Так, после кражи у потерпевшего А. похищенные у него компьютеры были перевезены в гараж, снимаемый А. и З. Часть похищенных запчастей от похищенного автомобиля ..., похищенного у У., А. хранил в гараже ..., при совершении краж с незаконным проникновением в жилище участники преступлений действовали по отработанной ими схеме: проникали в квартиры днем, в промежуток времени с 11 до 13 часов, когда большинство граждан находятся вне дома, на работе, либо учебе, предварительно прозванивали квартиры, чтобы убедиться в отсутствии хозяев. Затем они приникали в квартиры через двери, открываемые с помощью имевшихся у А. отмычек. Во время совершения кражи один из соучастников обеспечивал безопасность, предотвращая преждевременное обнаружение совершаемого преступления гражданами.

Реализация похищенной оргтехники: мониторов, системных блоков осуществлялась, в основном одному лицу - М., поскольку тот занимался сборкой компьютеров и их последующей перепродажей. Вырученные от реализации похищенного денежные средства, распределялись А. между соучастниками преступлений и использовали им по своему усмотрению.

В судебном заседании нашло свою полное подтверждение то, что организованная преступная группа, созданная А., имела на своем вооружении огнестрельное оружие. Среди этого оружия, похищенные А. и З. у Д.: гладкоствольное охотничье ружье ... 12 калибра, гладкоствольное двуствольное вертикальное охотничье ружье 12 калибра ..., гладкоствольное двуствольное горизонтальное охотничье ружье ... 16 калибра ..., нарезное мелкокалиберное ружье ... калибра 5,6 мм ...;

похищенные А. и Ш. из стрелково-спортивного клуба ... три пистолета ... калибра 5,6 мм ..., приобретенный А. у неустановленного лица пистолет калибра 9 мм, изготовленный из газового оружия пистолета, а также боеприпасы к перечисленному оружию.

Указанное оружие хранилось у А., в том числе то оружие, которое было похищено З. и А. без его участия. О наличии этого оружия достоверно были осведомлены все члены преступной группы, о чем свидетельствует: совместное совершение ими преступлений с использованием огнестрельного оружия: разбойное нападение А., С., К. на потерпевшего и (... приготовление А., М., С. и Д. к разбойному нападению на потерпевшего Ж.; показания Д. о том, что А. показывал ему мелкокалиберные пистолеты, обрез и патроны.

Анализ приведенных обстоятельств свидетельствует о планировании участниками банды совершаемых преступлений, распределении между ними ролей, которое переходило от одного преступления к другому.

В период предварительного следствия осужденные давали подробные показания об обстоятельствах совершенных преступлений, о своих действиях и действиях соучастников преступлений, подтверждали свои показания во время их проверки с выходами на место.

Судебная коллегия считает необходимым отменить приговор в части, касающейся осуждения А., З., С. и М. по ст. 209 ч. 2 УК РФ в связи с их непричастностью к совершению этого преступления, а в связи с этим - исключить из установочной части приговора указания в совершении ими преступлений в составе устойчивой вооруженной группы (банды).

Из фабулы предъявленного А. и другим осужденным обвинения следует, что существовавшая организованная преступная группа, приобрела признаки банды только после ее вооружения оружием, которое было похищено А. и Ш. в тире стрелково-спортивного клуба ... - 24 марта 2004 года и хищения А. и З. оружия из квартиры потерпевшего Д. - 8 мая 2004 года.

Из этого следует, что до указанного времени, преступления А., Д., А., З., С. и М. совершались в составе организованной преступной группы, но не банды.

Из материалов уголовного дела следует, что А. и З. не было предъявлено обвинений в совершении каких-либо преступлений в составе банды после совершения ими кражи из квартиры Д .- т.е. после 8 мая 2004 года (обвинение А. по ст. 105 ч. 1 и 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п.п. "а, и" УК РФ, т.е. в преступлениях совершенных им самостоятельно, не связано с обвинением его участия в банде). Таким образом, А. и З. не было совершено ни одного преступления в составе банды.

Из текста приговора следует (стр. 266-267 приговора), что суд первой инстанции, обсуждая квалификацию действий С. и М. по обвинению их участия в банде, пришел к выводу о том, что они, являлись активными участниками организованной преступной группы, но в вооруженную преступную группу (банду) не входили. Вместе с тем, в противоречии с этим выводом, в резолютивной части приговора указано об осуждении С. и М. по ст. 209 ч. 2 УК РФ, т.е. за участие в банде.

Судебная коллегия, признавая обоснованными выводы суда о доказанности виновности А. в незаконном приобретении, хранении, ношении и перевозке оружия в период существования банды, считает, что судом ошибочно его действия квалифицированы по ст. 222 ч. 1 УК РФ, по четырем эпизодам отдельно, т.к. указанные действия были охвачены единым умыслом, совершались в одно время, и должны квалифицироваться одним составом преступления, предусмотренным ст. 222 ч. 1 УК РФ.

Виновность осужденного А. в совершении убийства Б., покушении на убийство ... и ... подтверждается:

показаниями А. на предварительном следствии, не отрицавшего того, что именно он, из имевшегося у него обреза смертельно ранил Б., нанес огнестрельные ранения У. и С. Причиной его действий было противоправное поведение Б. и У., которые вымогали деньги и подвергли его избиению. Ранение (Щ. не принимавшего участия в конфликте произошло в силу случайных обстоятельств, по неосторожности;

показаниями потерпевших У. и С., свидетелей З., Ф., М., Н., П., Щ., Ф., П., Г., А.,

материалами уголовного дела: протоколом осмотра места происшествия и осмотра трупа Б., рапортами сотрудников милиции с сообщениями об огнестрельных ранениях; заключениями судебно-медицинских экспертиз о причинах наступившей смерти Б. тяжести телесных повреждений причиненных У. и С., механизме образования ранений; заключениями проведенных судебно-баллистических экспертных исследований; результатами судебно-биологических экспертиз.

Суд правильно квалифицировал действия А. по ст. 105 ч. 1 УК РФ, как умышленное причинение смерти другому лицу (эпизод убийства Б. и по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как покушение на убийство, умышленное лишение жизни двух лиц (эпизод покушения на убийство У. и С.).

При этом суд в мотивировочной части приговора обоснованно указал, что посягательства на жизнь Б. У. и С. ... были совершены с прямым умыслом, а причиной действий осужденного А. явились его неприязненные отношения с потерпевшими Б. и У. возникшие в результате произошедшего между ними конфликта.

Судебная коллегия признает необоснованными и не подлежащими удовлетворению доводы кассационной жалобы А. и адвоката Ермолова Б.Д. об изменении квалификации действий осужденного. Совершенные А. действия, выразившиеся в том, что он после произошедшей ссоры вернулся в свой дом, взял обрез мелкокалиберной винтовки, зарядив ее и, вернувшись на место конфликта, стал производить неоднократные прицельные выстрелы, не содержат признаков необходимой обороны либо действий совершенных в состоянии аффекта, т.к. были в достаточной степени им продуманы и подготовлены.

Вместе с тем, Судебная коллегия отмечает допущенную судом первой инстанции ошибку. В мотивировочной части приговора суд, обоснованно отметив, что действия А., связанные с убийством Б. покушением на убийство У. и С. не были совершены из "хулиганских побуждений" и, указав об исключении этого квалифицирующего признака, в противоречии с этим выводом, в резолютивной части приговора указал об осуждении А. по ст.ст. 30 ч. 1 и 105 ч. 2 п. "и" УК РФ.

Несостоятельными Судебная коллегия признает и доводы кассационной жалобы осужденного А. о том, что судом первой инстанции не были учтены результаты проведенной по инициативе государственного обвинителя стационарной судебно-психиатрической экспертизы, которые, по утверждениям осужденного, подтверждают его утверждения о совершении убийства Б. и покушения на убийство У. и С. в состоянии, которое не давало ему возможность в полной мере осознавать фактический характер совершаемых действий.

Заключением указанной комплексной стационарной судебно-психолого-психиатрической экспертизы отражено (том 37 л.д. 47-51), что у А. какого-либо временного психического расстройства не было, о чем свидетельствуют: сохранение им ориентировки, адекватный речевой контакт, целенаправленность действий, отсутствие в поведении признаков болезненно-искаженного восприятия действительности и переживаний. Несмотря на состояние сильного волнения, А. не терял контроль за своими действиями, находясь в состоянии эмоционального напряжения, не достигающего глубины юридически значимого эмоционального состояния, А. мог полностью осознавать значение своих действий и их общественную опасность, руководить ими.

Выводы указанной экспертизы не противоречат ранее проведенным в отношении А. исследованиям, являются полными и компетентными.

Законные права всех осужденных, в том числе и право каждого из них на защиту от предъявленного обвинения, были в ходе предварительного следствия и судебного заседания реально обеспечены.

Доводы кассационных жалоб, в которых указывается, что отказ в судебном заседании А., Д., М., С., З. и Ц. от своих первоначальных показаний на предварительном следствии из-за оказанного на них психологического и фактического насилия со стороны сотрудников милиции, Судебная коллегия признает необоснованными. Следственные действия с участием указанных лиц и их допросы были проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми. Протоколы указанных следственных действий не содержат заявлений и ходатайств допрошенных лиц и их адвокатов, в которых оспаривается правильность произведенных записей, сообщается об ограничении или нарушении их законных прав.

Доводы кассационных жалоб осужденных А., М., Ц. о допущенных, по их мнению, нарушениях уголовно-процессуального закона, которое выразилось в проведении судебных заседаний 12, 18 и 19 марта 2008 года в отсутствие подсудимого С., нельзя признать существенными, нарушающими права указанных осужденных. Как видно из протокола судебного заседания причиной неявки подсудимого С. в указанные дни было его нахождение в нетрезвом состоянии, в связи с чем судом была изменена ранее избранная в отношении него мера пресечения и он был взят под стражу. Во время судебных заседаний 12, 18 и 19 марта 2008 года эпизоды, связанные с проверкой доказательств о преступлениях, в которых обвинялся С. и эпизоды, связанные с обвинением в преступлениях, которые совершались С. при соучастии других лиц, не исследовались. Нарушений прав подсудимых А., Ц. и М. допущено не было.

Также, необоснованными Судебной коллегией признаются, доводы кассационной жалобы осужденного С., о якобы допущенных судом, нарушениях его прав, в связи с отказом в удовлетворении заявленных им ходатайств о допросе дополнительных свидетелей и понятых. Заявленные С., также как и другими участниками судебного процесса, ходатайства, после их обсуждения, разрешались судом в установленной процессуальным законом процедуре, с вынесением соответствующих процессуальных решений. Законность и обоснованность принимаемых судом решений по разрешению заявленных ходатайств, у Судебной коллегии сомнений не вызывает.

Судебная коллегия признает обоснованными доводы кассационных жалоб осужденного М. и адвоката Браткова, в которых указывается на необоснованность принятого судом решения о возложении на осужденного М. обязанности компенсации причиненного потерпевшей С. вреда в сумме ... рублей. В соответствии с законом обязанность по компенсации морального вреда возлагается на причинителей вреда в долевом размере, в зависимости от степени их участия в совершении преступления, материального положения. Как видно из материалов уголовного дела М. до вынесения судом приговора, в добровольном порядке, возместил потерпевшей С. материальный ущерб и компенсировал причиненный ей моральный вред. Указанное обстоятельство подтверждается представленными суду расписками и пояснениями самой потерпевшей С.

Таким образом, указание о взыскании с осужденного М. - рублей в качестве компенсации морального вреда потерпевшей С. подлежит исключению из резолютивной части приговора.

Также исключению из резолютивной части приговора подлежит указание о взыскании с осужденного Д. ... рублей в качестве компенсации морального вреда потерпевшей С. поскольку он участником разбойного нападения на "Профессиональное училище ..." не являлся, обвинение в совершении этого преступления ему предъявлено не было.

Доводы кассационных жалоб осужденного А. и адвоката Ермолова Б.Д. о нарушении судом правил ст. 70 УК РФ при назначении А. наказания по совокупности приговоров, и ошибочности присоединения к вновь назначаемому наказанию условного наказания, назначенного А. по приговору суда от 30 августа 2004 года, которое, по утверждениям адвоката, не было отменено в порядке ст. 74 УК РФ, Судебная коллегия признает необоснованными.

Из материалов уголовного дела (том 40 л.д. 203) следует, что постановлением Ленинского районного суда г. Воронежа от 24 августа 2006 года было удовлетворено представление ... УФСИН России ... и условное осуждение, назначенное А.М.И. по ст. 158 ч. 3 УК РФ в виде 2 лет и 6 месяцев, по приговору Коминтерновского районного суда г. Воронежа от 30 августа 2004 года, было отменено с направлением его в исправительную колонию общего режима.

Таким образом, судом принято обоснованное решение: о сложении наказаний за преступления, совершенные А. до вынесения приговора от 30 августа 2004 года, по правилам, предусмотренным ст. 69 ч. 5 УК РФ, и о присоединении к наказанию за преступления, совершенные А. после 30 августа 2004 года, неотбытого им наказания по приговору от 30 августа 2004 года по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ. Оснований для принятия решения об исполнении приговора суда от 30 августа 2004 года в отношении А. самостоятельно, оснований не имелось.

Судебная коллегия отмечает, что при назначении всем осужденным наказания, суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учитывал характер и общественную опасность совершенных ими преступлений, данные о личности каждого из виновных, обстоятельства смягчающие и отягчающие их ответственность, влияние назначаемого наказание на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

При назначении виновным наказания суд первой инстанции объективно оценив все обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, назначил осужденным соответствующее закону, соразмерно им содеянному, справедливое наказание. Оснований для удовлетворения доводов кассационных жалоб осужденных А., А., М., С., Ц., адвокатов Браткова В.Ю., Ермолова Б.Д., Кончакова В.В. и снижении наказания, по приведенным в жалобам основаниям, Судебная коллегия не усматривает.

Вместе с тем, учитывая вносимые в приговор изменения, назначение наказания по совокупности преступлений, которая уменьшает объем обвинения осужденным А., Д., М., С., З. и А., Судебная коллегия считает необходимым снизить им наказание, назначаемое на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 387, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Воронежского областного суда от 19 октября 2009 года:

в отношении А.Ю.А. и З.В.А. по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на потерпевших С. и А., на основании ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ, отменить, а уголовное дело в этой части прекратить - в связи с их непричастностью к совершению преступления;

в отношении М.А.А. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ отменить, а уголовное дело в этой части прекратить, на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ - в связи с истечением сроков давности уголовного преследования;

в отношении М.А.А., А.М.И., С.А.Н. и З.В.А. по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить, а уголовное дело в этой части прекратить, на основании, ст. 27 ч. 1 п. 1 УПК РФ - в связи с их непричастностью к совершению преступления;

Этот же приговор в отношении А.Ю.А., Д.Р.В., С.А.Н., М.А.А., А.М.И., З.В.А. изменить:

- исключить из установочной части приговора (стр. 5-6 приговора) указание о совершении А.Ю.А. 24 марта 2004 года хищения огнестрельного оружия из ССК - в составе организованной вооруженной группы (банды);

- исключить из установочной части приговора (стр. 8-9 приговора) указания о совершении С.А.Н. разбойных нападений: 28 мая 2006 года на потерпевшего И., 27 августа 2006 года на ... ООО, 1 октября 2006 года на потерпевшего Р., 24 октября 2006 года на "Профессиональное училище ..."; а также 1 октября 2006 года угона автомобиля потерпевшего Р., 12 декабря 2006 года в покушении на уничтожение имущества потерпевшего Г. 20 декабря 2006 года;

- приготовления к разбойному нападению на потерпевшего Ж. - в составе организованной вооруженной группы (банды);

- исключить из установочной части приговора (стр. 9-10 приговора) указания о совершении М.А.А. разбойных нападений 1 октября 2006 года на потерпевшего Р. и 24 октября 2006 года разбойного нападения на "Профессиональное училище ...", а также о приготовлении 20 декабря 2006 года разбойного нападения на потерпевшего Ж. - в составе организованной вооруженной группы (банды);

- исключить из установочной части приговора (стр. 10 и 11 приговора) указания о совершении 8 мая 2004 года А.М.И. и З.В.А. кражи имущества потерпевшего Л., хищения из квартиры ... огнестрельного оружия и боеприпасов, а также о незаконном хранении боеприпасов и ношение огнестрельного оружия - в составе организованной вооруженной группы (банды);

- переквалифицировать действия осужденных А.Ю.А., М.А.А., С.А.Н., Д.Р.В. (по эпизоду приготовления к разбойному нападению на потерпевшего Ж. со ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 УК РФ, с назначением по ней наказания, с применением ст. 64 УК РФ, в виде 4 лет лишения свободы, каждому;

- исключить из описательной части приговора указание о применении осужденными А.Ю.А., С.А.Н., М.А.А. и Ц.Н.В. - "насилия опасного для жизни и здоровья" при совершении разбойного нападения на "Профессиональное училище ...";

- исключить из мотивировочной части приговора (стр. 261 приговора) указание о признании обоснованным обвинения Д.Р.В. и А.М.И. в совершении разбойных нападений на потерпевших С. и А., а также на потерпевшего П.;

- исключить из резолютивной части приговора указание о признании Д.Р.В. виновным и назначении ему наказания по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (по эпизодам разбойных нападений на потерпевших С. и А., а также на потерпевшего Т.;

- исключить из резолютивной части приговора осуждение А.М.И. по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "и" УК РФ;

- действия осужденного А.Ю.А., ранее квалифицированные по ст.ст. 222 ч. 1; 222 ч. 1; 222 ч. 1, 222 ч. 1 УК РФ, квалифицировать по ст. 222 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 2 лет лишения свободы;

- исключить из резолютивной части приговора указание о взыскании с осужденных Д.Р.В. и М.А.А. денежных средств в счет компенсации морального вреда потерпевшей O.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных: ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г" УК РФ (эпизод грабежа потерпевшего Ю.); ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (эпизоды разбойного нападения на потерпевших П. и Л.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего А.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей Б.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Ф.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Ч.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего ...); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей К.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевших С.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Т.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей С.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей А).; ст.158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества стрелково-спортивного клуба ...); ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на потерпевшего И.); ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на "Профессиональное училище ..."); ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (эпизод покушения уничтожения имущества потерпевшего Г.); ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 УК РФ (эпизод приготовления к разбойному нападению на потерпевшего Ж.); ст. 222 ч. 1 УК РФ; ст. 222 ч. 3 УК РФ; 209 ч. 1 УК РФ; окончательное наказание А.Ю.А., путем частичного сложения наказаний, назначить в виде 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных: ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (эпизоды разбойного нападения на потерпевших П. и Л.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей К.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевших С., Щ.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Т.); ст.158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кажи имущества потерпевшей C.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей ...); ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на ... ООО ...); ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на потерпевшего Р.); ст. 166 ч. 3 УК РФ (эпизод угона автомобиля потерпевшего Р.); ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (эпизод покушения на уничтожение имущества потерпевшего Т.); ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 УК РФ (эпизод приготовления к разбойному нападению на потерпевшего Ж.); ст. 209 ч. 2 УК РФ; окончательное наказание Д.Р.В., путем частичного сложения наказаний, назначить в виде 11 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных: ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей К.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевших С., Щ.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Т.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей С.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей А.); ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на "Профессиональное училище ..."); ст. 162 ч. 4 п. "а" УК (эпизод разбойного нападения на потерпевшего Р.); ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 УК РФ (эпизод приготовления к разбойному нападению на потерпевшего Ж.); окончательное наказание М.А.А., путем частичного сложения наказаний, назначить в виде 11 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных: ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего ...); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей К.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевших C.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Т.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшей С.); ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на "Профессиональное училище ..."); 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на потерпевшего И.); 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на ООО ...); ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (разбойное нападение на потерпевшего Р.); ст. 166 ч. 3 УК РФ (эпизод угона автомобиля потерпевшего Р.); ст.ст. 30 ч. 3 и 167 ч. 2 УК РФ (эпизод покушения на уничтожение имущества потерпевшего Г.); ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 УК РФ (эпизод приготовления к разбойному нападению на потерпевшего Ж.); окончательное наказание С.А.Н., путем частичного сложения наказаний, назначить в виде 13 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных: ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (эпизоды разбойных нападений на потерпевших П. и Л.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего А.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Д.); ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи оружия и боеприпасов у потерпевшего Д.); ст. 222 ч. 3 УК РФ; окончательное наказание З.В.А., путем частичного сложения наказаний, назначить в виде 9 лет и 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных: ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (эпизод разбойного нападения на потерпевшего Л.); ст. 158 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи имущества потерпевшего Д.); ст. 226 ч. 4 п. "а" УК РФ (эпизод кражи оружия и боеприпасов у потерпевшего Д.); ст. 222 ч. 3 УК РФ; путем частичного сложения назначить А.М.И. наказание в виде 9 лет лишения свободы.

В соответствии с положениями ст. 69 ч. 5 УК РФ, путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием, назначенным по приговору от 30 августа 2003 года, определить А.М.И. наказание - в 10 лет лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ, путем частичного присоединения наказания, которое назначено А.М.И.: по ст. 222 ч. 1 УК РФ; ст. 105 ч. 1 УК РФ (эпизод убийства Б.); ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ (эпизод покушения на убийство С. и X.), окончательное наказание А.М.И. назначить в виде 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении А.Ю.А., Д.Р.В., М.А.А., А.М.И., З.В.А., С.А.Н., а также этот же приговор в отношении Ц.Н.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных А.М.И., А.Ю.А., З.В.А., М.А.А., С.А.Н., Ц.Н.В., адвокатов Суворовой Л.А., Браткова В.Ю., Ермолова Б.Д., Кончакова В.В.; потерпевших Т., Ж., и Р. оставить без удовлетворения.


Председательствующий

Бондаренко О.М.


Судьи

Тонконоженко А.И.



Семенов Н.В.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 августа 2010 г. N 14-О10-39


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение