Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 сентября 2010 г. N 18-О10-29СП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку вина осужденного в клевете в отношении судьи в связи с рассмотрением дела в суде, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого преступления, подтверждена совокупностью доказательств, приговор вынесен с учетом степени общественной опасности содеянного, личности осужденного и для смягчения наказания оснований не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 сентября 2010 г. N 18-О10-29СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.

судей - Абрамова С.Н. и Мещерякова Д.А.

рассмотрела в судебном заседании от 8 сентября 2010 г. кассационные жалобы осужденного Л.А.А. на постановление судьи Краснодарского краевого суда от 8 апреля 2010 года о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания и на приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 13 мая 2010 года, которым Л.А.А.

осужден по ст. 298 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы в колонии-поселении.

Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения адвоката Бицаева В.М., поддержавшего доводы кассационных жалоб осужденного Л.А.А., и мнение прокурора Башмакова A.M., полагавшего судебные решения оставить без изменения, судебная коллегия установила:

по приговору суда, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Л. признан виновным в клевете в отношении судьи в связи с рассмотрением дела в суде, соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого преступления.

Преступления совершены 25 ноября 2008 г., 15, 16, 30 июля 2009 г. и 11 августа 2009 г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденный Л. указывает, что при рассмотрении уголовного дела были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона и вынесен заведомо незаконный и несправедливый приговор. В ходе предварительного слушания им было заявлено ходатайство о приобщении к делу заявления о совершении следователями и их руководителями тяжкого преступления и о признании ряда доказательств недопустимыми. Однако судья незаконно отказал в рассмотрении его ходатайств. Более того, судья своевременно не направил его кассационную жалобу, в которой был поставлен вопрос об отмене постановления судьи от 8 апреля 2010 г. о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания, для рассмотрения в вышестоящий суд, чем нарушен уголовно-процессуальный закон. Полагает, что отбор кандидатов в присяжные заседатели был произведен не методом случайной выборки, так как в этот список попали 7 кандидатов подряд, фамилии которых начинаются на букву "Г". Кандидат в присяжные заседатели С. не сообщила о том, что она ранее была народным заседателем. Утверждает, что председательствующий по делу, удовлетворяя высказывания обвинителя, неоднократно прерывал его, когда он, Л., давал показания по делу и пытался доказать свою невиновность, одновременно обращался к присяжным заседателям не принимать это во внимание. Судья необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства о признании недопустимыми доказательствами постановления следователя от 22 октября 2009 г. При формулировке вопросного листа председательствующим не были учтены его существенные замечания. Полагает, что его обвинение в клевете построено на недопустимых доказательствах. Считает, что в судебном заседании адвокат Кобзев не в полной мере защищал его интересы. Просит приговор суда отменить, и дело прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы осужденного Л. государственный обвинитель Халимова Е.В. просит судебные решения оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что приговор постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Л. в совершении преступления, основанном на всестороннем и полном исследовании обстоятельств дела.

В соответствии со ст. 381 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебного решения судом кассационной инстанции являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Однако в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства дела таких нарушений требований УПК РФ, влекущих отмену приговора, не допущено.

Доводы жалобы о том, что в стадии предварительного слушания судья необоснованно отказал Л. в рассмотрении заявленных ходатайств о признании ряда доказательств недопустимыми, а также незаконно отказал в рассмотрении его заявления о совершенных преступлениях следователями и их руководителями, нельзя признать убедительными.

Как видно из протокола судебного заседания в порядке предварительного слушания (л.д. 12-18 том 3), на вопрос председательствующего будут ли у сторон какие-либо ходатайства, обвиняемый Л. сказал: "У меня будет 10 заявлений, я не согласен с обвинением и хотел бы высказаться по нему". Председательствующий разъяснил Л., что суд не лишает его права делать заявления и заявлять ходатайства. В процессе судебного разбирательства они будут рассмотрены судом и по ним будут приняты решения.

Поэтому судебная коллегия не находит оснований для отмены постановления судьи от 8 апреля 2010 г. и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания.

Более того, в дальнейшем в ходе судебного разбирательства все ходатайства осужденного и его защитника, в том числе о признании ряда доказательств недопустимыми, судом неоднократно рассматривались и по ним приняты обоснованные и мотивированные решения.

Не соглашаться с такими выводами суда оснований не имеется, более того каких-либо новых доводов в подтверждение недопустимости этих доказательств, в кассационных жалобах не приведено.

Таким образом, вопреки утверждениям в жалобах, данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, не установлено.

Доводы жалобы о том, что отбор кандидатов в присяжные заседатели был произведен не методом случайной выборки, о чем свидетельствует то, что в этот список попали 7 кандидатов подряд, фамилии которых начинаются на букву "Г", нельзя признать состоятельными. Из материалов дела видно, что список 33 кандидатов в присяжные заседатели, которые были вызваны в судебное заседание, был составлен в алфавитном порядке (л.д. 129 т. 3).

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при отборе присяжных заседателей допущено не было. Осужденному и его защитнику было предоставлено право заявлять мотивированные и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели, которым осужденный и его защитник воспользовались.

Утверждение в жалобе о том, что кандидат в присяжные заседатели С. не сообщила о том, что она ранее была народным заседателем, не соответствует материалам дела.

Как видно из протокола судебного заседания (л.д. 140 т. 3), на вопрос председательствующего: " Есть ли среди вас те, кто принимал участие в работе коллегии присяжных заседателей или был народным заседателем", кандидат в присяжные заседатели С. ответила, что она была народным заседателем в 1973 году. Однако никто из сторон, в том числе подсудимый и его защитник, не заявили отвод этому кандидату в присяжные заседатели.

Принцип состязательности сторон при рассмотрении дела был соблюден. Сторонам были предоставлены равные права в ходе судебного разбирательства заявлять ходатайства и участвовать в исследовании доказательств. Все заявленные сторонами, в том числе подсудимым и их защитниками ходатайства, председательствующим по делу были рассмотрены и по ним вынесены обоснованные решения.

Таким образом, из протокола судебного заседания не видно, что со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу. Поэтому с доводами жалоб об односторонности проведения судебного разбирательства и с обвинительным уклоном согласиться нельзя. Что же касается доводов жалобы о том, что председательствующий прерывал осужденного и просил присяжных заседателей не принимать во внимание его высказывания, то они были сделаны судьей в соответствии с требованиями ст. 335 УПК РФ.

Вопросный лист составлен в соответствии с требованиями ст. 338-339 УПК РФ. Председательствующий-судья с учетом результатов судебного следствия и прений сторон сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями. При этом была представлена возможность сторонам высказать свои замечания и дополнения по содержанию и формулировке вопросов, а также внести предложения о постановке новых вопросов.

Как следует из протокола судебного заседания замечания осужденного Л. и его защитника к вопросному листу касались вопросов, которые не затрагивали фактических обстоятельств, исключающих его ответственность за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление (л.д. 180-181 т. 3).

В деле имеется напутственное слово председательствующего (л.д. 104-113 т. 3), которое соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ. Осужденный и его защитник не заявили в судебном заседании замечаний по содержанию напутственного слова (л.д. 181 т. 3).

Что же касается доводов жалоб о том, что по делу вообще не доказано совершение Л. преступления, то их нельзя признать состоятельными, так как они этим самым подвергают сомнению вердикт присяжных заседателей, что является недопустимым в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ.

Утверждение в жалобах о том, что адвокат Кобзев не в полной мере защищал интересы осужденного Л., полностью противоречит протоколу судебного заседания.

Таким образом, оснований для отмены приговора и прекращения дела производством, о чем поставлен вопрос в кассационных жалобах осужденного, не имеется.

Правовая оценка действиям осужденного судом дана правильная в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом присяжных заседателей.

Наказание Л. назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о его личности и всех обстоятельств по делу. Назначенное осужденному наказание нельзя признать явно несправедливым вследствие суровости и оснований для его смягчения судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление Краснодарского краевого суда от 8 апреля 2010 года и приговор Краснодарского краевого суда от 13 мая 2010 года в отношении Л.А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий

Галиуллин З.Ф.


Судьи

Абрамов С.Н.



Мещеряков Д.А.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 сентября 2010 г. N 18-О10-29СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение