Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 сентября 2010 г. N 1-Д10-11 Суд изменил приговор и переквалифицировал действия осужденного за совершение разбойного нападения, поскольку в ходе судебного разбирательства суд установил, что между исполнителями имел место сговор на открытое хищение имущества потерпевшей, а во время совершения преступления второй исполнитель применил насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшей, что является эксцессом исполнителя

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 сентября 2010 г. N 1-Д10-11


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Магомедова М.М.

судей Хомицкой Т.П. и Пелевина Н.П.

при секретаре Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Л.А.В. на приговор Архангельского областного суда от 17 июня 2005 года, которым Л.A.В.

осужден по ч. 3 ст. 162 УК РФ на 7 лет лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с момента задержания в порядке ст. 91 УПК РФ с 11 декабря 2004 года.

Постановлено взыскать с Л.А.В. процессуальные издержки в размере ... рублей в пользу федерального бюджета.

Этим же приговором осужден Ф.Н.П., судебное решение в отношении которого не обжалуется.

В кассационном порядке приговор не обжалован.

В надзорной жалобе осужденный Л. выражает несогласие с осуждением в части квалификации его действий, как разбойное нападение. Считает, что судом не установлено наличие предварительного сговора между ним и Ф. на применение насилия к потерпевшей; утверждает, что не знал о намерении Ф. напасть на ... и подвергнуть ее избиению. Участия в применении к ней насилия не принимал, содействие Ф. не оказывал. Полагает, что его действия следует квалифицировать по ч. 3 ст. 158 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего приговор изменить, действия Л. переквалифицировать на п.п. "а, в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, судебная коллегия установила:

Л. осужден за совершение разбойного нападения с применением насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшей группой лиц по предварительному сговору, сопряженного с незаконным проникновением в жилище Т. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Преступление совершено 8 декабря 2004 года.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению, доводы надзорной жалобы подлежащими удовлетворению частично.

В соответствии с ч. 1 ст. 379, ч. 1 ст. 409 УПК РФ основанием для отмены или изменения приговора, определения либо постановления суда при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора является несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом.

Вывод о виновности Л. в совершении разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей Т., в целях хищения ее имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище суд обосновал показаниями осужденного Л. о совместном с Ф. совершении хищения в доме потерпевшей, данных им в ходе предварительного следствия, показаниями свидетелей К., И., протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы, а также другими доказательствами, изложенными в приговоре. При этом суд пришел к выводу о том, что вышеуказанные доказательства с достаточной полнотой подтверждают вину Л. в инкриминированном ему преступлении.

Однако с данным выводом судебная коллегия не может согласиться.

Так, осужденный Л. в своей явке с повинной, а также в показаниях, данных им в ходе предварительного следствия, которые исследованы судом и положены в основу приговора, отрицал наличие у него с Ф. предварительной договоренности на применение к потерпевшей какого-либо насилия и пояснял, что вечером 8 декабря 2004 года он вместе с подругой К. зашел в гости к цыгану Н. Во время распития спиртных напитков Н. предложил ему сходить вместе с ним и добыть денег в доме одной бабушки, у которой есть деньги, так как она получила пенсию, на что он согласился. Когда они подошли к дому, где жила потерпевшая, И. обрезал провода и разбив окно на веранде, пытался проникнуть в дом, но у него не получилось. Тогда он ударил ногой по двери, от чего те открылись и они вошли в дом, где увидели спящую бабушку. Н. стащил ее на пол, отчего она проснулась и стала кричать. Н. стал требовать передачи денег, при этом ударил бабушку ногой по голове. Он же отправил его на кухню, забрать из холодильника мясо. По возвращении в комнату увидел, как Н. ворошил кровать. Он (Л.) нашел в серванте ... рублей, которые забрал себе. Также Н. попросил его взять телевизор. Взяв телевизор, он вышел из дома. Когда уходили, бабушка лежала без сознания.

Из показаний свидетеля К. следует, что в процессе распития спиртного в гостях у цыган, Л. с Н. ушли из дома. По возвращении у Л. в руках был телевизор, у Н. пакет с мясом и они делили между собой деньги. Л. рассказал, что они залезли в дом к бабушке, где Н. прыгнул ей на лицо, после чего они с похищенным имуществом ушли.

Исследованные и содержащиеся в приговоре доказательства не указывают на наличие предварительного сговора между Л. и Ф. на совершение разбойного нападения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшей, либо с угрозой применения такого насилия.

Напротив, суд признал установленным, что Л. и Ф. договорились между собой о совместном проникновении в дом потерпевшей Т. с целью завладения денежными средствами.

В материалах уголовного дела нет данных о том, что Л. был осведомлен о наличии у Ф. умысла на применение какого-либо насилия в отношении потерпевшей. Сам Л. никакого насилия к потерпевшей не применял и не угрожал ей применением насилия.

Таким образом, суд, установив наличие сговора на открытое хищение имущества, не обосновал и не привел доказательства наличия факта соисполнительства в совершении разбойного нападения. Указание суда на осознание Л. факта применения насилия Ф. по отношению к потерпевшей юридически не определяют действия Л. как исполнителя разбойного нападения.

Законом определены особенности в квалификации группового разбоя, которые сводятся к тому, что если умысел сообщников был первоначально направлен на совершение кражи или грабежа, а один из участников во время совершения преступления применил насилие, опасное для жизни и здоровья потерпевшего, то действия последнего представляют собой эксцесс исполнителя, за который не могут нести ответственность остальные причастные к преступлению лица.

При таких обстоятельствах, приговор подлежит изменению, а доводы надзорной жалобы осужденного Л. о пересмотре судебного решения в связи с неправильным применением судом уголовного закона следует признать обоснованными.

Действия Л. следует переквалифицировать с ч. 3 ст. 162 УК РФ на п.п. "а, в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, как открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.

Применяя закон о менее тяжком преступлении, при назначении наказания судебная коллегия учитывает те же обстоятельства, влияющие на его назначение и учтенные судом первой инстанции, и находит возможным не назначать дополнительное наказание в виде штрафа.

Что касается доводов надзорной жалобы осужденного о необходимости переквалифицировать его действия на ч. 3 ст. 158 УК РФ, судебная коллегия находит их необоснованными, поскольку судом на основании совокупности доказательств установлены обстоятельства предварительного сговора между Л. и Ф. на открытое хищение имущества и совершения такового.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407, 408 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу осужденного Л.А.В. удовлетворить частично.

Приговор Архангельского областного суда от 17 июня 2005 года в отношении Л.А.В. изменить:

переквалифицировать его действия с ч. 3 ст. 162 УК РФ на п.п. "а, в" ч. 2 ст. 161 УК РФ, по которой назначить наказание 4 года 8 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а надзорную жалобу осужденного Л. - без удовлетворения.

В связи с отбытием наказания, Л.А.В. из под стражи освободить.


Председательствующий

Магомедов М.М.


Судьи

Хомицкая Т.П.



Пелевин Н.П.



Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 9 сентября 2010 г. N 1-Д10-11


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.