Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июля 2010 г. N 41-О10-66СП Оставляя приговор в отношении осужденных без изменения, суд указал, что доводы потерпевшей о том, что присяжные заседатели не разобрались в деле и представленным им доказательствам дали неверную оценку, не являются поводами для отмены в кассационном порядке оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июля 2010 г. N 41-О10-66СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кочина В.В.,

судей Климова А.Н. и Яковлева В.К.,

при секретаре Карелиной О.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Шелехова М.С., кассационным жалобам потерпевшей С. и представителя потерпевшей Жмурина В.А. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 апреля 2010 года, которым

Сетянов Н.Б., ...,

осужден с применением ст. 65 УК РФ по ч. 3 ст. 327 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием из заработка 5% в доход государства; на основании п. 3 ч. 1 ст. 24, п. 2 ч. 1 ст. 27 и ч. 8 ст. 302 УПК РФ он освобожден от наказания за истечением сроков давности;

он же оправдан в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 4 ст. 162 и ч. 2 ст. 325 УК РФ, на основании оправдательного вердикта и за непричастностью к совершению преступлений;

Бачевский Д.А., ...,

оправдан в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а, б, в" ч. 4 ст. 162, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 159 УК РФ, на основании оправдательного вердикта и за непричастностью к совершению преступлений; и по ч. 1 ст. 322 и ч. 2 ст. 322 УК РФ - за отсутствием события преступления;

Панчишко Ю.И., ...,

оправдан в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а, б, в" ч. 4 ст. 162, п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, п. "б" ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 325 УК РФ, на основании оправдательного вердикта и за непричастностью к совершению преступлений; и по ч. 1 ст. 322, ч. 2 ст. 322, ч. 2 ст. 159, ч. 2 ст. 327, ч. 3 ст. 327 УК РФ - за отсутствием события преступления;

Керман И.В., ...,

оправдан в совершении преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 4 ст. 162, ч. 3 ст. 159, ч. 2 ст. 325 УК РФ, на основании оправдательного вердикта и за непричастностью к совершению преступлений; и по ч. 1 ст. 285, ч. 2 ст. 159 УК РФ - за отсутствием события преступления.

Заслушав доклад судьи Климова А.Н., мнение прокурора Титова Н.П., поддержавшего представление, полагавшего оправдательный приговор отменить, и дело в этой части направить на новое рассмотрение, возражения оправданного Кермана И.В., адвокатов Маслова О.А., Чернышёвой С.В., Горской Г.П., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

органами предварительного следствия Сетянов Н.Б. обвинялся в совершении разбойного нападения на Ч. 18.01.2006, по предварительному сговору с Панчишко Ю.И., Керманом И.В. и неустановленным следствием лицом, с проникновением в хранилище, в целях завладения имуществом в особо крупном размере, в похищении паспорта и других важных личных документов.

Панчишко Ю.И. обвинялся в разбойном нападении на Ч. и похищении документов, совершенных по предварительному сговору с Сетяновым Н.Б., Керманом И.В. и неустановленным лицом, и в разбойном нападении, совершенным с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в помещение, в целях завладения имуществом в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, сопряженным с ним убийстве С., совершенными организованной группой, созданной Бачевским Д.А. Также Панчишко обвинялся в совершении мошенничества в отношении М. с причинением ему значительного ущерба, изготовлении с целью скрыть другое преступление и использовании поддельных документов, в незаконном пересечении границы, совершенным организованной группой.

Бачевскому Д.А. было предъявлено обвинение в разбое и сопряженном с ним убийстве С. в составе организованной группы при тех же обстоятельствах, незаконном пересечении государственной границы, а также в мошенничестве в отношении ООО ..., совершенном группой лиц по предварительному сговору и в крупном размере.

Керман И.В. обвинялся в совершении разбойного нападения на Ч. ... при указанных выше обстоятельствах, похищении у нее документов, злоупотреблении служебным положением, а также в мошенничестве в отношении М. с причинением ему значительного ущерба и в отношении Ч. - в крупном размере.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 15 апреля 2010 года Сетянов Н.Б. признан виновным только в том, что в неустановленное время и в неустановленном месте он получил от лица, работавшего в спорткомитете администрации ... удостоверение личности на свое имя ..., свидетельствующее о том, что якобы он является специалистом администрации ..., и, зная о поддельности этого документа, удостоверяющего его личность как представителя власти, Сетянов Н.Б. использовал его в своих личных целях до его изъятия 26 января 2006 года. Суд эти действия Сетянова Н.Б. квалифицировал по ч. 3 ст. 327 УК РФ как использование заведомо подложного документа.

Во всех других деяниях, вменённых Сетянову Н.Б., а также Бачевскому Д.А., Панчишко Ю.И. и Керману И.В., вердиктом коллегии присяжных заседателей все перечисленные выше лица были оправданы за отсутствием события преступления и непричастностью к преступлению.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. Указывается, что Панчишко Ю.И. не признавал себя виновным в совершении мошеннических действий в отношении М. Однако в судебное заседание потерпевший М. не явился, его привод службой судебных приставов осуществлен не был. Ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний потерпевшего М. незаконно оставлено без удовлетворения. Не обеспечив явку в суд потерпевшего М., председательствующий фактически ограничил государственного обвинителя в представлении доказательств перед присяжными заседателями, которые могли иметь существенное значение, а потерпевшего М. фактически ограничил в доступе к правосудию и реализации имеющихся у него прав. В ходе допроса потерпевшего М., свидетеля А., защитник Маслов О.А. постоянно обращался к вопросам, не относящимся к установлению фактических обстоятельств по делу, в частности, касающихся финансовых возможностей потерпевшего ... наличия у него достаточных денежных средств для покупки автомобиля. В ходе допроса свидетелей С., С., защитник Чернышева С.В. задавала им вопросы, касающиеся участия погибшего С. в торгах по приобретению сельскохозяйственного комплекса, пытаясь таким образом довести до присяжных заседателей информацию о наличии иного мотива совершения в отношении него преступления. Давая показания по существу предъявленного обвинения, Бачевский Д.А. заявил, что: "всем известно, кто совершил убийство С., аналогичные убийства предпринимателей происходили и ранее, мы судимся уже 4 года, накануне его убийства должен был состояться аукцион по покупке сельхозпредприятия, об этом знал весь город. С. внес деньги ...эта версия никем...", тем самым обращаясь к вопросам, не относящимся к установлению фактических обстоятельств по делу. Аналогичные нарушения допускались Керманом И.В. и Панчишко Ю.И. при даче ими показаний по существу предъявленного обвинения. Панчишко Ю.И., отвечая на вопросы защитника Синельниковой И.М., заявил, что показания, данные в ходе предварительного следствия, и оглашенные в судебном заседании государственным обвинителем, он не подтверждает, поскольку у него не было возможности изложить их так, как он считал нужным, его просто заставили, "брали и писали", несмотря на то, что все оглашенные показания признанны судом допустимыми, законность их получения тщательно проверялась. При допросе свидетеля Т., Панчишко Ю.И. задавал ему вопросы, не относящиеся к существу рассматриваемого дела, из области знаний, в которой Т. специалистом не является и не мог дать пояснения, в связи с чем председательствующему постоянно приходилось останавливать свидетеля и делать соответствующие разъяснения присяжным заседателям. В ходе прений сторон защитник Кржечковский Р.Г. в присутствии присяжных заседателей выразил свое несогласие с протоколом опознания потерпевшей Ч., Сетянова Н.Б., заявив, что те действия, которые отражены в протоколе, фактически не проводились, несмотря на то, что законность этого следственного действия проверялась судом, протокол признан допустимым доказательством и допущен к исследованию в присутствии присяжных заседателей. Защитник Маслов О.А., подсудимый Керман И.В. обращались к обстоятельствам, которые не исследуются в присутствии присяжных заседателей, ссылались на несуществующие документы, которые якобы использовала сторона обвинения, доказывая вину Кермана И.В. Все разъяснения, которые были сделаны председательствующим судьей, не оказали должного воздействия на коллегию присяжных заседателей, поскольку негативная информация в отношении свидетелей, доводы, связанные с якобы неправильным расследованием уголовного дела, сведения, не подлежащие исследованию с участим присяжных заседателей, неоднократно и открыто доводились до их сведения, были ими услышаны и приняты во внимание. На присяжных заседателей в ходе рассмотрения уголовного дела было оказано незаконное воздействие с целью оправдания подсудимых. От присяжных заседателей В., Л., Д., М. неоднократно поступали заявления о воздействии на них бывшим старшиной коллегии присяжных заседателей П. родственниками подсудимого Сетянова Н.Б., неизвестными лицами, которые интересовались исходом дела, предлагали денежное вознаграждение за выход из коллегии присяжных заседателей, сообщили данные о том, что раннее подсудимые уже были оправданы, пытались вести с ними переговоры по делу, при этом, зная их адреса, телефоны, данные о месте работы, приезжали домой, интересовались делом, пытались любым способом поговорить о деле и о подсудимых. Кроме того, 04.07.08 государственным обвинителем был установлен факт общения присяжного заседателя В. с защитником подсудимого Панчишко Ю.И. - Зайка А.В. 07.07.08 в судебном заседании государственным обвинителем было заявлено ходатайство об отводе защитника Зайка А.В. и присяжного заседателя В. в связи с установленным фактом общения указанных лиц, нарушением присяжным заседателем требований ст. 333 УПК РФ, однако в удовлетворении ходатайства председательствующим необоснованно было отказано. Учитывая, что в ходе рассмотрения уголовного дела были допущены вышеуказанные нарушения, вердикт коллегией присяжных заседателей в части оправдания Бачевского Д.А., Панчишко Ю.И., Кермана И.В., Сетянова Н.Б. не может быть признан законным. Все допущенные нарушения являются существенными, влекущими отмену приговора.

В кассационных жалобах:

потерпевшая С. не согласна с вердиктом коллегии присяжных заседателей, ссылаясь на показания свидетелей братьев Г. и К., согласно которым Бачевский и Панчишко в гараже убили С. и угнали его автомобиль ..., где продали; утверждает, что на присяжных заседателей со стороны родственников подсудимых постоянно оказывалось незаконное воздействие, и по этой причине они вынесли незаконное решение. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение;

представитель потерпевшей Ч. - Жмурин В.А. утверждает, что на присяжных заседателей оказывалось постоянное воздействие с целью оправдания Бачевского Д.А., Панчишко Ю.И., Кермана И.В., Сетянова Н.Б.; от присяжных заседателей В., Л., Д, М. неоднократно поступали заявления о том, что в отношении них проявлялось воздействие бывшим старшиной коллегии присяжных заседателей П., родственниками подсудимого Сетянова Н.Б., неизвестными лицами, которые интересовались у них исходом дела, предлагали денежное вознаграждение за выход из коллегии присяжных заседателей, сообщили данные о том, что раннее подсудимые уже были оправданы, пытались вести с ними переговоры по делу; кроме того, 04.07.08 государственным обвинителем по делу был установлен факт общения присяжного заседателя Е. с защитником подсудимого Панчишко Ю.И. - Зайка А.В.; государственным обвинителем было заявлено ходатайство об отводе защитника Зайка А.В. и присяжного заседателя В. в связи с установленным фактом общения указанных лиц, нарушением присяжным заседателем требований ст. 333 УПК РФ, однако в удовлетворении ходатайства председательствующим судьей необоснованно было отказано; представители защиты преднамеренно затягивали рассмотрение данного дела; судья прервала его выступление в прениях, что могло повлиять на вердикт присяжных заседателей; в своей речи защитник Кржечковский Р.Г. подверг сомнению достоверность допущенного к исследованию протокола опознания потерпевшей Ч. подсудимого Сетянова Н.Б.; защитник Маслов О.А. и подсудимый Керман И.В. в прениях обращались к обстоятельствам, которые не исследовались в присутствии присяжных заседателей; просит оправдательный приговор отменить и дело в этой части направить на новое рассмотрение.

В возражении адвокаты Чернышёва С.В., Горская Г.П. и Маслов О.А. в интересах оправданных Бачевского Д.А., Панчишко Ю.И. и Кермана И.В. указывают о своём несогласии с доводами преставления и жалоб, и просят оставить приговор без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы представления и жалоб, судебная коллегия оснований для их удовлетворения не усматривает.

Согласно положениям ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо по жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили права прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

По настоящему делу таких нарушений уголовно-процессуального закона судебной коллегией не установлено.

В представлении государственного обвинителя утверждается, что председательствующий судья, не обеспечив явку в суд потерпевшего M., тем самым ограничил прокурора в представлении присяжным заседателям важного доказательства и нарушил права самого потерпевшего М. в доступе к правосудию.

Однако с такими утверждениями государственного обвинителя судебная коллегия согласиться не может.

Так, судом принимались меры к обеспечению явки М. в судебное заседание, и на неоднократные вызовы повестками потерпевший в судебное заседание не явился и не предоставил подтверждения уважительности причин своей неявки. В соответствии с требованиями ст. 113 УПК председательствующий судья неоднократно (01.10.2008 г., 20.10.2008 г., 23.11.2009 г.) выносил постановления о принудительном доставлении потерпевшего М. в судебное заседание (т. 25 л.д. 281, т. 28 л.д. 186, 190, 201). По информации службы судебных приставов, привод М. не был осуществлен ввиду его раннего ухода на работу (т. 28 л.д. 187). Прокурор, ссылаясь на важность для обвинения показаний потерпевшего М. также не принял действенных мер к его явке. При таких обстоятельствах председательствующий судья правомерно не удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении ранее данных показаний потерпевшего М., поскольку в суде не были установлены чрезвычайные или иные обстоятельства, перечисленные в п. 2 ст. 281 УПК РФ (т. 29 л.д. 146-147). Подобных обстоятельств не установил и суд кассационной инстанции.

В представлении указано, что в ходе допроса потерпевшего М. и свидетеля А., защитник Маслов О.А. постоянно обращался к вопросам, не относящимся к установлению фактических обстоятельств по делу. В частности, адвокат интересовался финансовыми возможностями потерпевшего М. наличием у него достаточных денежных средств для покупки автомобиля (т. 25 л.д. 73, 74, 80). Тем самым защитник Маслов О.А., по утверждению государственного обвинителя, оказал незаконное воздействие на присяжных заседателей, которое в совокупности с другими нарушениями повлекло оправдание Кермана И.В.

Между тем, согласно требованиям ст. 87 УПК РФ, в ходе судебного разбирательства должны исследоваться все доказательства, которые могут подтвердить или опровергнуть обоснованность обвинения. Выяснение вопроса о возможности приобретения дорогостоящей вещи потерпевшим М. по мнению защиты, имело непосредственное отношение к установлению события преступления. Поставленными вопросами защита пыталась устранить противоречия в показаниях потерпевшего М. и свидетеля А. В частности, свидетель А. показывал, что М. брал деньги на автомобиль из выручки в кассе магазина. А потерпевший М. утверждал, что деньги для покупки автомобиля он передал Керману в виде ... долларов США купюрами по ... долларов.

По этой причине председательствующий судья обоснованно не согласился с возражениями государственного обвинителя и не отвёл перечисленные выше вопросы защиты.

В кассационном представлении также утверждается, что защитник Маслов О.А. и подсудимый Керман И.В. касались обстоятельств, которые не должны были исследоваться в присутствии присяжных заседателей, и ссылались на несуществующие документы.

Однако в представлении не перечислены "несуществующие документы" и обстоятельства, на которые не могли ссылаться адвокат и подсудимый.

Судом действительно не были отведены вопросы защитника Чернышёвой С.В. к свидетелям С. и C. об участии потерпевшего С. в торгах по приобретению сельскохозяйственного комплекса. Однако и эти действия председательствующего судьи не противоречили основополагающему принципу судебного разбирательства состязательности процесса, поскольку выяснением данных обстоятельств защита предлагала и отстаивала свою позицию в установлении мотива убийства С.

Показания подсудимых Бачевского Д.А., Кермана И.В. Панчишко Ю.И., вопросы последнего к свидетелю Т. указанные государственным обвинителем в т. 26 л.д. 262-267, т. 27 л.д. 228, 229, т. 28 л.д. 161, т. 29 л.д. 46, 47, не свидетельствовали о незаконном воздействия на коллегию присяжных заседателей, поскольку и в перечисленных случаях подсудимые, действуя в пределах реализации предоставленного им законом права на защиту, высказали своё несогласие с предъявленным обвинением.

Во всех перечисленных государственным обвинителем случаях, когда подсудимые и их защитники касались обстоятельств, не относящихся к делу, председательствующий судья останавливал их и разъяснял присяжным заседателям, чтобы они не принимали во внимание противоправные высказывания представителей сторон и не руководствовались ими при принятии решения по делу.

Вопреки доводам представления и жалоб, во время выступления в прениях защитник Кржечковский Р.Г. не оспаривал допустимость протокола опознания Сетянова Н.Б. потерпевшей Ч., а высказал свою позицию относительно достоверности данного доказательства (т. 29 л.д. 210-211, 220-221).

В суде тщательно проверялись утверждения государственного обвинителя и потерпевших о том, что на присяжных заседателей было оказано незаконное воздействие со стороны защиты, подсудимых, их знакомых и родственников.

Действительно, 19 января 2008 года, в ходе судебного заседания присяжные заседатели В., Л., Д. и М. заявили о том, что с 14 по 16 ноября 2008 года к ним поступали телефонные звонки от незнакомых лиц и бывшего старшины коллегии присяжных заседателей П. с просьбой о встрече.

Председательствующий судья поставил перед членами коллегии присяжных заседателей вопрос о том, могли ли повлиять эти обстоятельства на их объективность при рассмотрении данного дела, и от присяжных заседателей, сделавших такое заявление, и от других членов коллегии, утвердительных ответов не последовало.

На протяжении всего судебного разбирательства присяжным заседателям последовательно разъяснялось требование закона о том, что о любых фактах оказанного на них воздействия по делу и об утрате ими объективности, они должны немедленно проинформировать председательствующего судью. Также присяжным заседателям разъяснялось и о том, что своё решение они должны выносить только на исследованных в суде доказательствах, и ничто иное не должно повлиять на их вердикт (т. 26 л.д. 21-22, 71-74, 81-84).

Государственному обвинителю были предоставлены копии заявлений присяжных заседателей, и по ним были проведены проверки в соответствии с требованиями ст. 141 УПК РФ (т. 26 л.д. 73), по результатам которых соответствующие следственные комитеты отказали в возбуждении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, то есть за отсутствием состава преступления (т. 28 л.д. 75-76).

Утверждения государственного обвинителя о том, что он был очевидцем общения защитника Зайка А.В. с присяжным В. также проверялись и были опровергнуты самими же этими лицами (т. 25 л.д. 153-156).

В результате этих и других подобных заявлений представители защиты обратились к председательствующему судье с ходатайством об отстранении перечисленных выше и других присяжных заседателей от участия в деле в связи с утратой ими объективности по причине оказанного на них незаконного воздействия. Однако государственный обвинитель высказался против удовлетворения данного ходатайства, заявив, что все присяжные заседатели не утратили свою объективность и способны вынести по делу справедливое решение, и это мнение было поддержано председательствующим судьёй (т. 26 л.д. 236-247).

Несостоятельны утверждения представителя потерпевшего Жмурина В.А. о необъективности судьи и об ущемлении его прав. Из протокола судебного заседания усматривается, что в ходе судебных прений представитель потерпевшей Жмурин В.А. в своей речи неоднократно касался процессуальных вопросов, и председательствующий судья вынужден был останавливать его и делать соответствующие замечания (т. 29 л.д. 192-196).

Вопреки доводам представления и жалоб, судебное разбирательство было проведено с соблюдением положений ст.ст. 15, 335-337 УПК РФ, и представители стороны обвинения, включая потерпевших, не были стеснены в их праве по представлению всех допустимых доказательств, необходимых им для поддержания обоснованности обвинения.

Вердикт коллегии присяжных заседателей об оправдании Бачевского Д.А., Панчишко Ю.И., Сетянова Н.Б. и Кермана И.В. в инкриминированных им деяниях является ясным и непротиворечивым, и на его основе председательствующий судья постановил соответствующий приговор.

Что касается доводов потерпевшей С. о том, что присяжные заседатели не разобрались в деле и представленным им доказательствам дали неверную оценку, то в соответствии с положениями ст. 385 УПК РФ такие утверждения не являются поводами для отмены в кассационном порядке оправдательного приговора, постановленного на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей. В суде первой инстанции действия председательствующего судья регламентируются положениями ч. 1 ст. 348 УПК РФ, согласно которым оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для него и влечёт за собой безусловное постановление оправдательного приговора.

При таких данных оснований для отмены приговора по доводам кассационного представления и кассационных жалоб судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 апреля 2010 года в отношении Бачевского Д.А., Панчишко Ю.И., Кермана И.В. и Сетянова H.Б. оставить без изменения, кассационное представление и кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий

В.В. Кочин


Судьи

А.Н. Климов



В.К. Яковлев



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29 июля 2010 г. N 41-О10-66СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.