Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 августа 2010 г. N 56-О10-57 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в покушении на кражу чужого имущества с проникновением в жилище группой лиц по предварительному сговору, в совершении убийства с целью сокрытия другого преступления группой лиц установлена материалами уголовного дела и подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 августа 2010 г. N 56-О10-57


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.,

судей Глазуновой Л.И. и Ермолаевой Т.А.

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Дуплякова С.А. и Ершова М.Г. на приговор Приморского краевого суда от 22 апреля 2010 года, которым

Дупляков С.А.

осуждён по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "ж, к" УК РФ - к 17 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ - к 3 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ершов М.Г., ..., ранее судимый:

- 14 марта 2003 года по ст. 111 ч. 2 п. "д" УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 18 мая 2005 года условно-досрочно на 3 года 11 дней,

- 18 января 2006 года с учетом внесенных впоследствии изменений - по ст. 158 ч. 2 п. "а, в" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы, освобожден 16 декабря 2008 года условно-досрочно на 1 год 5 месяцев 22 дня,

осуждён по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 3 п. "а" УК РФ к 3 годам лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "ж, к" УК РФ - к 18 годам лишения свободы, по ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ - к 3 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ назначено 21 год лишения свободы.

В силу положений ст. 70 УК РФ окончательно назначено 22 года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Принято решение об удовлетворении гражданских исков.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление осуждённых Дуплякова С.А. и Ершова М.Г., адвокатов Чегодайкина А.Н. и Кротовой С.В., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших отменить приговор по изложенным в них основаниям, возражения прокурора Курочкиной Л.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Дупляков С.А. и Ершов М.Г. осуждены за покушение на кражу чужого имущества с проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору, за убийство Г. с целью сокрытия другого преступления, группой лиц, за кражу чужого имущества группой лиц по предварительному сговору.

Как установлено судом, преступления совершены 11 февраля 2009 года при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Дупляков С.А. свою вину признал полностью, Ершов М.Г. - частично (отрицал свою причастность к лишению жизни потерпевшей).

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Ершов М.Г. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Он указывает, что не причастен к лишению жизни Г. Действия Дуплякова С.А. в отношении потерпевшей для него были неожиданными.

После убийства потерпевшей, совершенного Дупляковым С.А., опасаясь за свою жизнь, он нанес удар ножом по её телу. Заявляет, что на предварительном следствии оговорил себя под "физическим и моральным давлением со стороны оперативных работников". Считает, что проверка его заявления об этом проведена некомпетентными лицами.

Не отрицая своего участия в покушении на кражу имущества из квартиры К. и в краже имущества Г., находит приговор чрезмерно суровым, считает, что наказание назначено без учета состояния его здоровья.

Осуждённый Дупляков С.А. в кассационной жалобе и дополнениях к ней утверждает, что умысла на убийство потерпевшей у него не было, удар гвоздодёром по её голове он нанес случайно, намереваясь стукнуть в дверь, из-за которой слышалась грубая брань. Ершова М.Г. рядом не было, и он участия в убийстве потерпевшей не принимал. Он видел, как Ершов М.Г. нанес ножом удар в область поясницы потерпевшей, которая, по его мнению, была уже мертва.

Заявляет, что на предварительном следствии давал неправдивые показания об участии Ершова М.Г. в убийстве потерпевшей под "физическим и моральным давлением оперативных сотрудников". Также считает, что проверка его заявления об этом проведена поверхностно и некомпетентным лицом.

При назначении наказания не учтено, что на его иждивении находится малолетний ребенок, что он характеризуется положительно.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы представитель потерпевшей адвокат Дружинина О.Г. просит приговор оставить без изменения.

Об оставлении приговора без изменения просит и государственный обвинитель Объедков Д.А.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия оснований к отмене или изменению приговора не находит.

Из материалов дела видно, что мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осуждённых, данных в период расследования уголовного дела.

Допрошенные на предварительном следствии Дупляков С.А. и Ершов М.Г. признавали свою вину в совершении инкриминируемых деяний и подробно рассказывали об обстоятельствах их совершения. При этом они поясняли, что участие в лишении жизни потерпевшей принимали оба, рассказывали, какие действия, направленные на убийство, совершил каждый из них.

Свои показания они подтвердили на месте.

Их показания судом признаны достоверными, поскольку получены с соблюдением закона, кроме того, они нашли свое подтверждение при проверке других доказательств по делу.

Из показаний свидетеля П. установлено, что она проживает на одном этаже с Г. 11 февраля 2009 года она вышла в коридор и увидела дым из приоткрытой двери квартиры Г. Затушив пожар, она позвонила в магазин, где работала соседка и узнала, что на работе её нет, она ушла домой. Возвратившись в квартиру Г., она заметила из-под груды тряпок торчащую ногу.

При осмотре квартиры, где проживала потерпевшая, обнаружен её труп с признаками насильственной смерти.

При судебно-медицинском исследовании трупа установлено, что смерть потерпевшей наступила от острой кровопотери, развившейся вследствие колото-резаных ранений шеи с повреждением сосудом шеи, и колото-резаных ранений грудной клетки с повреждением легкого, и живота с повреждением печени. Кроме того, на трупе обнаружены телесные повреждения: открытая черепно-мозговая травма, колото-резаные ранения задней поверхности шеи, грудной клетки без повреждения внутренних органов, странгуляционная борозда, которые не состоят в прямой причинной связи со смертью.

Выводы экспертов подтверждают показания осуждённых на предварительном следствии и опровергают их показания в судебном заседании о том, что Ершов М.Г. наносил удары ножом после наступления смерти, а также его показания о том, что странгуляционная борозда образовалась в результате того, что Дупляков С.А. пытался порвать цепочку на шее потерпевшей, которая оказалась прочной и её пришлось дергать несколько раз.

Согласно выводам указанной экспертизы, колото-резаное ранение живота с повреждением печени было причинено при жизни потерпевшей и наряду с другими телесными повреждениями явилось непосредственной причиной смерти. А странгуляционная борозда на шее потерпевшей была причинена при удушении плотным эластичным предметом, и не могла возникнуть при срывании с шеи ювелирной цепочки.

Давая показания об обстоятельствах совершения преступления, Ершов М.Г. пояснял, что душил потерпевшую веревкой, найденной в куче тряпок.

Доводы осуждённых о применении в отношении их недозволенных методов следствия, судом проверены, с приведением мотивов принятого решения признаны несостоятельными.

Судебная коллегия ставить под сомнение принятое судом решение оснований не находит.

В местах, указанных осуждёнными, обнаружена часть похищенных в квартире Г. вещей.

Свидетель Н. подтвердила, что 12 февраля 2009 года, она познакомилась в сауне с молодыми людьми по имени С. (Дупляков) и М. (Ершов), последний подарил ей сотовый телефон и сказал, что если он не выйдет на связь, то его осудили на длительный срок лишения свободы. Молодые люди хвастались, что у них много денег, и более десяти тысяч они уже потратили за день.

У Н. а также и Ш. были изъяты мобильные телефоны, похищенные в квартире потерпевшей.

Свидетель Ш. пояснила, что работает в магазине продавцом, зимой 2009 года Ершов М.Г., с которым она проживает по соседству, брал у неё продукты в долг, а через неделю деньги возвратил.

Ершов М.Г. пояснял, что за долги рассчитался деньгами, похищенными в квартире потерпевшей.

Из показаний потерпевшей К. установлено, что она проживала по соседству с Г. 11 февраля 2009 года около 21 часа возвратилась домой и узнала, что соседку убили и подожгли квартиру, слева от её (К.) двери была выломана стена.

Подсудимые не отрицали, что стену повредили они, пытаясь проникнуть в квартиру К. с целью совершения кражи её имущества.

Потерпевшая М. пояснила, что Г. приходится ей матерью. Знает, что у матери было .... Мать получала пенсию, работала и накануне продала дом, переехав на постоянное место жительства ....

О том, что у потерпевшей имелись золотые украшения, подтвердили свидетели Н. и Г.

У Дуплякова С.А. была изъята одежда и обувь, в которой он находился в момент совершения инкриминируемых деяний. На куртке и джинсах обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшей не исключается.

Доводы Ершова М.Г. в той части, что отсутствие крови на его одежде свидетельствует о его непричастности к убийству потерпевшей, нельзя признать убедительными.

В соответствии со ст. 17 УПК РФ никакие доказательства не носят заранее установленной силы.

Каждое доказательство (ст. 88 УПК РФ) подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Положения указанных норм закона означают, что все собранные по делу доказательства подлежат оценке в их совокупности.

Следовательно, отсутствие на одежде Ершова М.Г. крови потерпевшей не может служить доказательством непричастности его к убийству, поскольку его вина в этом подтверждается совокупностью иных, исследованных в суде, доказательств.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение судебного решения, по материалам дела не установлено.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осуждённых в совершении преступлений и правильности квалификации их действий, судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным характеру и степени общественной опасности содеянного каждым, данных о личности каждого осуждённого и смягчающих обстоятельств, в том числе и тех, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах. Оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Вопрос о психическом состоянии осуждённых судом выяснялся. Данных о наличии у них психического заболевания или временного расстройства психической деятельности, которые не позволяли им руководить своими действиями и давать отчет им, не установлено.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Приморского краевого суда от 22 апреля 2010 года в отношении Дуплякова С.А. и Ершова М.Г. оставить без изменения, а их кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий

Червоткин А.С.


Судья

Глазунова Л.И.


Судья

Ермолаева Т.А.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 августа 2010 г. N 56-О10-57


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.