Решение Верховного Суда РФ от 19 августа 2010 г. N ГКПИ10-827 Об отказе в признании частично не действующим пункта 1 Разъяснения о порядке применения учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы пункта 25 части первой статьи 14 и пункта 11 части первой статьи 15 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", утв. постановлением Министерства труда и социального развития РФ от 31 октября 2001 г. N 79

Решение Верховного Суда РФ от 19 августа 2010 г. N ГКПИ10-827

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 12 октября 2010 г. N КАС10-532 настоящее решение оставлено без изменения


Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Емышевой В.А.,

при секретаре Тихоновой А.Н.,

с участием прокурора Кротова В.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Лямина А.М. о признании частично недействующим пункта 1 Разъяснения о порядке применения учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы пункта 25 части первой статьи 14 и пункта 11 части первой статьи 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", утвержденного постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 октября 2001 г. N 79, установил:

постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 октября 2001 г. N 79 утверждено Разъяснение о порядке применения учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы пункта 25 части первой статьи 14 и пункта 11 части первой статьи 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (далее - Разъяснение). Постановление официально опубликовано в "Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти", N 52, 24 декабря 2001 г., "Российской газете", N 250, 25 декабря 2001 г.

Абзацем вторым пункта 1 Разъяснения установлено, что при установлении инвалидности, связанной с аварией на Чернобыльской АЭС, лицам, впервые освидетельствованным в учреждениях государственной службы медико-социальной экспертизы, после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", имеющим право на льготы и компенсации, предусмотренные статьей 14 Закона, степень утраты профессиональной трудоспособности в процентах не определяется.

Лямин A.M., являющийся участником ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и инвалидом 2 группы по общему заболеванию, связанному с аварией на Чернобыльской АЭС, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 1 Разъяснений, ссылаясь на то, что оспариваемая норма ограничивает возможность установления степени утраты профессиональной трудоспособности лицам, впервые освидетельствованным в учреждениях медико-социальной экспертизы и признанным инвалидами вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ и противоречит действующему законодательству. Фактически заявитель оспаривает абзац второй пункта 1 Разъяснения.

В обоснование заявленных требований указал, что оспариваемое положение противоречит пункту 5 части 3 статьи 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (далее - Закон от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ), предусматривающему обязанность органов медико-социальной экспертизы определять степень утраты профессиональной трудоспособности данной категории лиц, без каких-либо оговорок об ограничении этой обязанности какими-либо обстоятельствами или случаями; части девятой статьи 24 Федерального закона от 15 мая 1991 г. N 1244-I "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (далее - базовый Закон), устанавливающей, что заключения межведомственных экспертных советов и военно-врачебных комиссий о связи заболевания с Чернобыльской катастрофой являются основанием для решения вопроса об установлении степени утраты трудоспособности.

В судебное заседание Лямин A.M. и его представитель Наговицын Ю.А. не явились, о дне слушания дела извещены надлежащим образом. От Наговицына Ю.А. поступило заявление с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие.

Представители Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Шаронова В.Н. и Министерства юстиции Российской Федерации Ахиба Л.М., возражая против доводов заявителя, пояснили, что Разъяснение утверждено в соответствии с полномочиями, предоставленными

Министерству труда и социального развития Российской Федерации пунктом 9 Положения о министерстве, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1997 г. N 480, оспариваемая норма не противоречит базовому Закону, а также другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не ущемляет прав заявителя на возмещение вреда.

Выслушав объяснения представителей заинтересованных лиц, проверив материалы дела, принимая во внимание заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., полагавшего в удовлетворении заявления отказать, Верховный Суд Российской Федерации не находит оснований для удовлетворения заявленных требований.

Пунктом 25 части первой статьи 14 базового Закона (в ред. от 7 августа 2000 г.) было предусмотрено право граждан - инвалидов вследствие чернобыльской катастрофы на возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием вследствие чернобыльской катастрофы либо с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, выплатой денежных сумм в размере заработка (или соответствующей его части) в зависимости от степени утраты трудоспособности (с установлением инвалидности), определяемом в порядке, предусмотренном законодательством Российской Федерации для случаев возмещения вреда, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей.

Федеральным законом от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ в статью 14 базового Закона внесены изменения. Пунктом 25 части первой статьи 14 базового Закона в редакции Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ (пункт 15 части первой статьи 14 базового Закона в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) установлено, что возмещение вреда гражданам, ставшим инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, производится в твердых суммах в зависимости от группы инвалидности (инвалидам I группы - 5000 рублей, инвалидам II группы - 2500 рублей, инвалидам III группы - 1000 рублей), а, не исходя из заработка.

Из пункта 25 части первой статьи 14 базового Закона в его нормативном единстве с частями первой и второй статьи 2 Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ следует, что право выбора - получать возмещение вреда в твердых суммах или в размере, который исчисляется из заработка, не предоставляется инвалидам - чернобыльцам, впервые обратившимся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г.

Таким образом, инвалиды - чернобыльцы, впервые обратившиеся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г., имеют право в соответствии с пунктом 25 части первой статьи 14 базового Закона на возмещение вреда в твердых суммах, исходя только из группы инвалидности, а не как это было ранее - в зависимости от заработка и степени утраты трудоспособности. Следовательно, для возмещения вреда этой категории граждан устанавливать степень утраты профессиональной трудоспособности в процентах нет необходимости.

Из изложенного следует, что нормативное положение абзаца второго пункта 1 Разъяснения, согласно которому при установлении инвалидности, лицам, впервые освидетельствованным в учреждениях государственной службы медико-социальной экспертизы, после вступления в силу Федерального закона 2 февраля 2001 г. N 5-ФЗ, степень утраты профессиональной трудоспособности в процентах не определяется, соответствует приведенным выше положениям базового Закона.

Довод заявителя о том, что оспариваемое положение препятствует реализации его права на возмещение вреда здоровью по нормам гражданского законодательства, не может быть признан обоснованным, поскольку Разъяснение дано применительно к возмещению вреда в соответствии с пунктом 25 части первой статьи 14 базового Закона, и только в отношении инвалидов - чернобыльцев, впервые обратившихся за возмещением вреда после вступления в силу Федерального закона от 12 февраля 2001 г.

Не противоречит пункт 1 Разъяснения и статье 24 базового Закона, на что ссылается заявитель, т.к. данная норма устанавливает организацию медицинского обслуживания и радиационной защиты лиц, пострадавших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС и распространяется на всех граждан, указанных в статье 13 данного Закона, и не регулирует вопросы возмещения вреда.

Доводы, приведенные заявителем в обоснование своей позиции о противоречии пункта 1 Разъяснений статье 8 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ, устанавливающей компетенцию федеральных учреждений медико-социальной экспертизы, правового значения не имеют, поскольку данная норма не регулирует отношения, связанные с возмещением вреда инвалидам чернобыльской катастрофы.

Оспариваемое Постановление издано Министерством труда и социального развития Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона от 12 февраля 2001 г. N 5-ФЗ, в соответствии с полномочиями, предоставленными ему пунктом 9 Положения о Министерстве труда и социального развития Российской Федерации, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 1997 г. N 480, которым министерство уполномочено давать разъяснения по применению нормативных правовых актов в области труда, занятости и социальной защиты населения.

Поскольку оспариваемое нормативное положение не нарушает право заявителя на возмещение вреда, не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, то в соответствии с частью 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в удовлетворении заявленных требований надлежит отказать.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации решил:

заявление Лямина А.М. о признании частично недействующим пункта 1 Разъяснения о порядке применения учреждениями государственной службы медико-социальной экспертизы пункта 25 части первой статьи 14 и пункта 11 части первой статьи 15 Закона Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", утвержденного постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31 октября 2001 г. N 79, - оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня его принятия в окончательной форме.


Судья Верховного Суда
Российской Федерации

В.А. Емышева



Решение Верховного Суда РФ от 19 августа 2010 г. N ГКПИ10-827


Текст решения официально опубликован не был


Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 12 октября 2010 г. N КАС10-532 настоящее решение оставлено без изменения


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.