Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 сентября 2010 г. N 22-В10-4 Дело о взыскании суммы долга по кредитному договору направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений, при этом буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 сентября 2010 г. N 22-В10-4


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего В.В. Горшкова

судей Е.С. Гетман и Л.М. Пчелинцевой

рассмотрела в судебном заседании дело по иску Акционерного коммерческого Сберегательного банка Российской Федерации (ОАО) в лице Северо-Осетинского отделения N 8632 Сбербанка России к Джериеву А.Б., Кастуеву В.А., Дзотцоеву Э.А. и Бекаури Г.И. о взыскании суммы долга по кредитному договору, по встречным искам Джериева А.Б., Бекаури Г.И. и Кастуева В.А. к Акционерному коммерческому Сберегательному банку Российской Федерации (ОАО) в лице Северо-Осетинского отделения N 8632 Сбербанка России о признании недействительными кредитного договора и договоров поручительства по надзорной жалобе Кастуева В.А. на решение Советского районного суда от 22 сентября 2009 года и определение судебной коллеги по гражданским делам Верховного суда Республики Северная Осетия - Алания от 15 декабря 2009 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Е.С. Гетман, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Акционерный коммерческий Сберегательный банк Российской Федерации (ОАО) в лице Северо-Осетинского отделения N 8632 Сбербанка России (далее - Банк) обратился в суд с иском к Джериеву А.Б., Кастуеву В.А., Дзотцоеву Э.А. и Бекаури Г.И. о взыскании солидарно задолженности по кредитному договору, указывая, что 24 июня 2005 года между Банком и Джериевым А.Б. заключен кредитный договор, в соответствии с п. 1.1 которого Банк обязался предоставить кредит в размере ... рублей на срок до 23 июня 2020 года под 18% годовых, а заемщик обязался возвратить банку полученный кредит и уплатить проценты за пользование им в сроки и в размере, предусмотренные договором.

В обеспечение возврата выданного кредита и уплаты процентов 24 июня 2005 г. между Банком и Кастуевым В.А., Дзотцоевым Э.А. и Бекаури Г.И. заключены договоры поручительства, которыми установлена солидарная ответственность поручителей и заемщика перед кредитором. По состоянию на 9 июня 2008 года образовалась задолженность по уплате суммы основного долга, процентов за пользование кредитом и сумм штрафных санкций, которая не погашена.

Джериев А.Б., Бекаури Г.И. и Кастуев В.А. обратились со встречным иском о признании недействительными кредитного договора и договоров поручительства, указав, что подписи в кредитном договоре выполнены не ими, указанные договоры они не заключали, денег по кредитному договору Джериев А.Б. не получал.

Решением Советского районного суда г. Владикавказа от 22 сентября 2009 года исковые требования Банка удовлетворены. В удовлетворении встречных исковых требований Джериева А.Б., Бекаури Г.И., Кастуева В.А. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Северная Осетия - Алания от 15 декабря 2009 года решение Советского районного суда г. Владикавказа от 22 сентября 2009 года оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Кастуевым В.А. поставлен вопрос об отмене вынесенных судебных постановлений как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 30 июля 2010 г. надзорная жалоба с истребованным делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, для отмены судебных постановлений в порядке надзора.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального права были допущены судами первой и кассационной инстанций, что выразилось в следующем.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Банка со ссылкой на статью 363 ГК Российской Федерации, суд первой инстанции исходил из того, что по условиям договора поручительства, заключенного между Банком и Кастуевым В.А., последний обязывался перед кредитором отвечать за исполнение Джериевым А.Б. всех его обязательств.

Соглашаясь с этим выводом, суд кассационной инстанции дополнительно указал, что положения статьи 367 (пункт 4) ГК Российской Федерации, регламентирующей прекращение поручительства в случае, если срок в договоре поручительства не установлен, в данном деле не применимы, поскольку из договора поручительства следует, что оно прекращается с прекращением всех обязательств заемщика по кредитному договору, сроком возврата денег по которому является 23 июня 2020 года.

Однако Судебная коллегия полагает, что с вынесенным судебным постановлением нельзя согласиться по следующим основаниям.

Из материалов дела следует и судом установлено, что в соответствии с п.п. 1.1 пункта 1 договора поручительства, заключенного между Банком и Кастуевым В.А., поручитель обязуется перед кредитором отвечать за исполнение Джериевым А.Б. - заемщиком всех его обязательств по кредитному договору. При этом поручитель ознакомлен со всеми условиями кредитного договора и согласен отвечать за исполнение заемщиком его обязательств полностью (п.п. 1.2 договора поручительства), в том числе по следующим условиям договора:

сумма кредита: ... (...);

срок возврата кредита: 23 июня 2020 года;

процентная ставка, процентов годовых: 18,00 (восемнадцать);

порядок погашения кредита: ежемесячно, не позднее 10-го числа месяца, следующего за платежным, в соответствии со срочным обязательством, являющимся неотъемлемой частью кредитного договора;

порядок уплаты процентов: одновременно с погашением кредита ежемесячно, не позднее 10-го числа месяца, следующего за платежным;

неустойка: в размере двукратной процентной ставки по кредитному договору с суммы просроченного платежа за каждый день просрочки, включая дату погашения просроченной задолженности;

целевое назначение кредита: на приобретение жилья.

В силу п. 3.2 договора поручительство прекращается с прекращением всех обязательств по кредитному договору, а также в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Согласно статье 431 ГК Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Определяя срок, на который давалось поручительство Кастуевым В.А., суд кассационной инстанции исходил из того, что этот срок совпадает со сроком выполнения основного обязательства.

Однако с таким выводом согласиться нельзя.

Как указано в статье 190 ГК Российской Федерации, установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.

Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Между тем каких-либо четких и определенных положений относительно срока действия вышеуказанного договора поручительства в нем не содержится.

Что касается пункта 1.2 договора поручительства, согласно которому поручитель ознакомлен со всеми условиями кредитного договора, в том числе сроком возврата кредита, то он не является условием о сроке действия договора поручительства так же, как не является таким условием и пункт 3.2 договора.

При таких данных вывод суда о том, что договор поручительства между Кастуевым В.А. и Банком заключен на срок до 23 июня 2020 года, является неправильным, поскольку такой срок фактически установлен не был.

Согласно пункту 4 статьи 367 ГК Российской Федерации поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю.

Как следует из материалов дела, погашение кредита должно производиться заемщиком ежемесячно, не позднее 10 числа месяца, следующего за платежным, в соответствии со срочным обязательством, являющимся неотъемлемой частью кредитного договора. Таким образом, указанным договором предусмотрено исполнение обязательства по частям (статья 311 ГК Российской Федерации).

Из материалов дела следует, что после 23 мая 2007 года платежи по кредитному договору Джериевым А.Б. не производились (л.д. 127).

Таким образом, право требования к поручителю при неисполнении заемщиком обязательств по возврату кредита возникло после 23 мая 2007 года.

Между тем иск заявлен банком только 28 ноября 2008 года, то есть более, чем через год после наступления срока исполнения соответствующей части обязательства, и, соответственно, прекращения действия договора поручительства в части возврата денежных средств за период с мая 2007 года по ноябрь 2007 года в силу пункта 4 статьи 367 ГК Российской Федерации.

Поскольку указанные выше требования закона (статья 190 ГК Российской Федерации, пункт 4 статьи 367 ГК Российской Федерации) не были учтены судом, а условия договора - правильно истолкованы при рассмотрении возникшего спора (статья 431 ГК Российской Федерации), это привело к неправильному разрешению дела.

Допущенные нарушения являются существенными и непреодолимыми, они привели к нарушению прав Кастуева В.А. и могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Советского районного суда от 22 сентября 2009 года и определение судебной коллеги по гражданским делам Верховного суда Республики Северная Осетия - Алания от 15 декабря 2009 года отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.


Председательствующий

В.В. Горшков


Судьи

Е.С. Гетман



Л.М. Пчелинцева


Банк обратился в суд с целью взыскать долг по кредиту с заемщика и его поручителей.

Суды двух инстанций сочли требование обоснованным.

СК по гражданским делам ВС РФ указала судам на неверную оценку договора поручительства. Отправляя дело на новое рассмотрение, она пояснила следующее.

В силу ГК РФ срок определяется календарной датой или истечением периода времени. Срок может также устанавливаться путем указания на событие, которое неизбежно должно наступить.

В рассматриваемом случае названный договор не предусматривал каких-либо четких и определенных положений относительно срока его действия.

Исходя из его условий, поручительство прекращается с прекращением всех обязательств по кредитному соглашению. При этом поручитель ознакомлен со всеми его положениями (в т. ч. со сроком возврата кредита) и согласен отвечать за исполнение заемщиком его обязательств полностью.

Как пояснила Коллегия, такие пункты соглашения не дают оснований считать, что срок его действия был установлен.

В соответствии с ГК РФ когда в договоре не указан период, на который дано поручительство, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока для погашения долга не предъявит иск к поручителю.

В данном деле кредит должен был погашаться частями (ежемесячно). Соответственно, годичный срок на предъявление требований к поручителю должен был исчисляться с даты просрочки погашения кредита заемщиком.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 сентября 2010 г. N 22-В10-4


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.