Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 августа 2010 г. N 9-О10-32СП Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершенном группой лиц по мотивам национальной ненависти, подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 августа 2010 г. N 9-О10-32СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Ситникова Ю.В.

судей Талдыкиной Т.Т., Воронова А.В.,

при секретаре Прохоровой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании от 5 августа 2010 года кассационные жалобы осужденных Черкасова К.А., Гурьянова P.O., Ермолина И.В., адвокатов Козлова В.Н., Ермакова Н.А., защитника Мосягиной СВ. на приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 14 мая 2010 года, по которому

Черкасов К.А. сужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к лишению свободы на срок 16 лет в исправительной колонии строгого режима;

Гурьянов Р.О. сужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к лишению свободы на срок 17 лет в исправительной колонии строгого режима;

Ермолин И.В. сужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ с применением ст. 65 УК РФ к лишению свободы на срок 16 лет 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

С Гурьянова P.O. в федеральный бюджет взысканы процессуальные издержки в сумме ... рублей. Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Воронова А.В., объяснения осужденного Гурьянова P.O. в обоснование кассационной жалобы, выступления адвоката Долматовой С.Д. в защиту осужденного Гурьянова P.O., адвоката Шадрина А.Ю. и защитника Мосягиной С.В. в защиту осужденного Черкасова К.А., адвоката Ермакова Н.А. в защиту осужденного Ермолина И.В., мнение прокурора Кравца Ю.Н., полагавшего необходимым приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установила:

Черкасов К.А., Гурьянов P.O., Ермолин И.В. в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей признаны виновными и осуждены за убийство Д., совершенное группой лиц по мотивам национальной ненависти.

Преступление совершено 8 мая 2009 года ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденных Черкасова К.А., Гурьянова Р.О, Ермолина И.В. ставится вопрос об отмене приговора в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона и направлении дела на новое рассмотрение в ином составе суда.

Осужденный Черкасов К.А. в обоснование своей просьбы утверждает, что приговор суда является незаконным, судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном. В напутственном слове председательствующий высказал свое мнение по вопросам, поставленным перед коллегий присяжных заседателей, в том числе о его виновности, акцентировал внимание присяжных заседателей только на доказательствах, уличающих его, что вызвало у присяжных заседателей предубеждение против него.

Осужденный Гурьянов P.O. в кассационной жалобе оспаривает обоснованность квалификации его действий по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, л" УК РФ. Подробно анализируя обстоятельства дела, Гурьянов P.O. утверждает, что в соответствии с вердиктом присяжных заседателей, его действия подпадали под признаки ст. 111 УК РФ. Присяжные заседатели неправильно оценили показания подсудимых и свидетелей Ш., И.

Присяжным заседателям предъявлялись видеофайлы из компьютеров подсудимых и другие доказательства, не имеющие отношения к событию преступления. В деле отсутствуют вещественные доказательства его вины, не было очевидцев преступления. Судебное заседание проведено председательствующим с обвинительным уклоном, который оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей, в напутственном слове высказал свою точку зрения по отношению к делу. Нарушен порядок постановки вопросов, в вопросный лист не включены вопросы стороны защиты, сами вопросы были слишком объемными и непонятными присяжным заседателям. При назначении наказания не учтено, что вердиктом коллегии присяжных заседателей он признан заслуживающим снисхождения. Наказание назначено ему чрезмерно суровое. Судом не принято во внимание его раскаяние в содеянном, способствование раскрытию преступления, положительные характеристики.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Ермолин И.В. считает, что умысел на убийство у него не установлен, его действия квалифицированы неверно. В вопросном листе не были учтены вопросы стороны защиты, допущена ссылка на нанесение потерпевшему ударов ботинками, в которые он обут не был. Председательствующим допущен обвинительный уклон, нарушены принципы состязательности и равноправия сторон, оказывалось воздействие на присяжных заседателей в поддержку обвинения. Вопросный лист составлен с нарушениями закона, вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, были им не понятны, не учтены вопросы стороны защиты.

В основных и дополнительных кассационных жалобах адвоката Козлова В.Н. и защитника Мосягиной С.В., поданных в защиту осужденного Черкасова К.В., выражается просьба об отмене приговора и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона.

Адвокат Козлов В.Н. указывает, что в деле отсутствуют достаточные доказательства вины Черкасова В.Н. в совершении убийства, его действия подлежали квалификации по ст. 111 УК РФ. Председательствующим нарушены требования ст. 340 ч. 2 УПК РФ, который в ходе судебного заседания и в напутственном слове выражал свое мнение по существу дела, необоснованно повторно выступил с напутственным словом. Вопросный лист и порядок постановки вопросов присяжным заседателям не соответствовали закону. В вопросе N 1 не указаны фамилии подсудимых. В вопросном листе не учтены вопросы стороны защиты, сделана необоснованная ссылка на нанесение потерпевшему ударов ногами подсудимых, обутыми в ботинки, хотя у них была другая обувь. Председательствующий не вынес решения по результатам рассмотрения вопросов стороны защиты. Государственный обвинитель во вступительном слове необоснованно сослался на членство обвиняемых в соответствующей неформальной организации и совершенном ими убийстве по предварительному сговору, на что председательствующий не прореагировал. В протоколе судебного заседания неверно отражен ход судебного процесса. В ходе судебного следствия была нарушена процедура исследования доказательств, государственный обвинитель необоснованно предъявлял присяжным заседателям доказательства и материалы, не имеющие отношения к делу. Также были допрошены свидетели Н., Ч., Б. показания которых не относились к фактическим обстоятельствам дела. Присяжным заседателям неправомерно показаны видеофайлы из компьютеров подсудимых, изображения матери и сестры подсудимого Ермолина И.В. Государственный обвинитель допустил высказывание о размозженном черепе потерпевшего. При допросе подсудимого Гурьянова P.O. и свидетеля P. озвучены сведения о судимости Гурьянова P.O., который также заявил о том, что показания на следствии у него "выбивались". Однако председательствующий не разъяснил присяжным заседателям о недопустимости учитывать это при вынесении вердикта. Все это повлияло на объективность вердикта.

Защитник Мосягина С.В. также считает, что председательствующим допущен обвинительный уклон, нарушены принципы состязательности и равноправия сторон, оказывалось незаконное воздействие на присяжных заседателей, в напутственном слове необоснованно разъяснено присяжным заседателям о том, что подсудимые могут доказывать свою невиновность любыми доступными средствами. Вопросы, поставленные перед присяжными заседателями, были загромождены и непонятны им. В вопросном листе не нашли отражения вопросы стороны защиты. Судом не учтено, что Черкасов К.А. был признан присяжными заседателями заслуживающим снисхождения, наказание назначено ему чрезмерно строгое. Председательствующий оставил без какой-либо реакции то, что во вступительном слове государственный обвинитель заявил о совершении Черкасовым К.А. убийства, а в ходе судебного следствия были озвучены сведения о предыдущей судимости подсудимого Гурьянова P.O. Государственным обвинителем присяжным заседателям предъявлены отсутствующие в деле материалы: протокол осмотра места происшествия от 9 мая 2008 года, хотя события по делу имели место 9 мая 2009 года, а также документы к дополнительному протоколу осмотра места происшествия от 14 мая 2009 года, которого также нет в деле. Со стороны государственного обвинителя имели место и другие нарушения порядка предъявления доказательств, на что также судья не обратил внимания. В ходе судебного следствия необоснованно допрошены свидетели Н., Ч., Б. показания которых не касались фактических обстоятельств дела, Присяжным заседателям незаконно демонстрировались видеофайлы из компьютеров подсудимых. По делу не установлено точное время совершения преступления. Вопросы присяжным заседателям поставлены в непонятных формулировках, чрезмерно объемны, в вопросный лист не включены вопросы стороны защиты. В протоколе судебного заседания неверно указана фамилия защитника Мосягиной С.В., что говорит о том, что личность защитника не была установлена.

В судебном заседании в суде кассационной инстанции защитник Мосягина С.В., кроме того, сослалась на то, что присяжные заседатели В. и С. ранее привлекались к административной ответственности, чем нарушены требования ст. 328 ч. 3 УПК РФ.

Адвокат Ермаков Н.А. в кассационной жалобе в защиту осужденного Ермолина И.В. просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство. Указывается, что действия Ермолина И.В. в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей подлежали квалификации по ст. 111 УК РФ. В судебном заседании был нарушен порядок исследования доказательств. Предъявленные присяжным заседателям протокол обыска в квартире свидетеля Б протоколы осмотра изъятых документов у свидетелей Б. и Ч. являлись недопустимыми доказательствами. Подлежали исключению из числа доказательств также видеофайлы с системного блока подсудимого Ермолина И.В. Присяжным заседателям не разъяснена необходимость не принимать во внимание показания свидетеля Р. относительно прежней судимости подсудимого Гурьянова P.O., а также высказывание Гурьянова P.O. в отношении подсудимого Черкасова К.А. Стороне защиты не предоставлена возможность задать подсудимым вопросы по исследованным в суде доказательствам, в том числе при оглашении государственным обвинителем рапортов, протоколов, экспертиз. Государственным обвинителем нарушен порядок предъявления доказательств. В вопросный лист необоснованно не включены вопросы стороны защиты. Вопросы в вопросном листе изложены громоздко, в непонятных формулировках. В напутственном слове председательствующий изложил только позицию стороны обвинения. После провозглашения напутственного слова председательствующий высказал свои замечания по возражениям стороны защиты, что противоречит ст. 340 УПК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Чекмачева Н.В. и потерпевшая Т. считают их несостоятельными, просят приговор оставить без изменения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Черкасова К.А., Гурьянова P.O., Ермолина И.В., основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона в процессе расследования, в ходе судебного производства, влекущих в соответствии со ст. 379 УПК РФ отмену приговора, постановленного судом с участием присяжных заседателей, не допущено.

Утверждения осужденного Гурьянова P.O. об отсутствии вещественных доказательств его вины и очевидцев преступления, неправильной оценке присяжными заседателями показаний свидетелей Ш., И. не могут являться основанием для отмены приговора суда, постановленного в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей, поскольку эти вопросы относятся к исключительной компетенции присяжных заседателей и не являются предметом проверки в суде кассационной инстанции. По этим же основаниям не может быть принято во внимание и мнение защитника Мосягиной С.В. о том, что по делу неточно установлено время совершения преступления.

Из материалов дела следует, что особенности рассмотрения дела в суде с участием присяжных заседателей и основания к пересмотру приговора разъяснялись Гурьянову P.O., а также Черкасову К.А. и Ермолину И.В. при выполнении требований ст. 217 УПК РФ и проведении предварительного слушания.

Доводы кассационных жалоб о проведении судебного разбирательства с обвинительным уклоном, нарушениях принципов состязательности и равноправия сторон, нельзя признать состоятельными.

Согласно протоколу судебного заседания, председательствующий руководил судебным заседанием в соответствии с требованиями ст. 243 УПК РФ, принимая все предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон с учетом особенностей судопроизводства с участием присяжных заседателей. Данные о том, что председательствующий каким-либо образом выражал свое мнение в поддержку стороны обвинения, в деле отсутствуют.

При этом сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения стороны защиты принимались во внимание.

Вместе с тем при доведении до сведения присяжных заседателей фактов, не подлежащих исследованию с их участием, председательствующий обоснованно останавливал участников судебного разбирательства, в необходимых случаях делал им замечания, обращаясь к присяжным заседателям с просьбой не принимать во внимание такие обстоятельства при вынесении вердикта.

Данные разъяснения нельзя расценить как незаконное воздействие председательствующего на присяжных заседателей, способное вызвать у них предубеждение против подсудимых, поскольку такие действия судьи базировались на положениях ст. 335 УПК РФ и заключались в принятии необходимых процессуальных мер, направленных на исключение возможности исследования вопросов, не подлежащих учету присяжными заседателями при вынесении вердикта.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии со ст. 328 УПК РФ.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами защитника Мосягиной С.В., приведенными в суде кассационной инстанции о том, что при формировании коллегии присяжных заседателей нарушены требования ст. 328 ч. 3 УПК РФ, поскольку эти доводы противоречат материалам дела и не основаны на законе.

Как усматривается из предъявленных защитником Мосягиной С.В. документов, присяжный заседатель В. привлекался к административной ответственности один раз в 2010 году, присяжный заседатель C. - два раза в 2007 году и по одному разу в 2008 и 2009 годах соответственно.

Из протокола судебного заседания следует, что при формировании коллегии присяжных заседателей председательствующий опросил кандидатов в присяжные заседателей о наличии у них обстоятельств, препятствующих участию в рассмотрении уголовного дела в качестве присяжного заседателя в соответствии с Федеральным законом от 20 августа 2004 г. N 113-ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации".

Таких обстоятельств в отношении кандидатов в присяжные заседатели В. и С. не установлено и защитник Мосягин С.В. их не приводит.

Что касается ссылки защитника на то, что указанные присяжные ранее привлекались к административной ответственности, то данное обстоятельство не может служить основанием для признания незаконным состава коллегии присяжных заседателей и служить основанием к отмене приговора.

Согласно п.п. 2, 4 ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации", присяжными заседателями и кандидатами в присяжные заседатели не могут быть лица, имеющие непогашенную или неснятую судимость, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств.

Указанный Федеральный закон, таким образом, не содержит запрета в отношении лиц, которые ранее привлекались к административной ответственности.

К тому же, как видно из протокола судебного заседания, при опросе кандидатов в присяжные заседатели стороны не воспользовались правом задать кандидатам в присяжные вопросы, касающиеся привлечения их к административной ответственности.

Судебная коллегия учитывает и то, что в соответствии со ст. 4.6 Кодекса Российской Федерации об административных нарушениях лицо, которому назначено наказание за совершение административного правонарушения, считается подвергнутым данному наказанию в течение одного года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания. Следовательно, присяжный заседатель С. не считается подвергнутым административному наказанию за административные правонарушения, совершенные в 2007-2008 годах.

Судебное следствие проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Все представленные сторонами доказательства судом исследованы, заявленные ходатайства разрешены. Данных о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства или сторонам было отказано в исследовании допустимых доказательств, не имеется.

Заявления в ряде жалоб о том, что при допросе свидетеля Р. были озвучены сведения о прежней судимости подсудимого Гурьянова P.O., а со стороны последнего имело место высказывание о том, что показания на следствии у него "выбивались", не основаны на протоколе судебного заседания, согласно которому подобных высказываний в судебном процессе не допускалось.

Что касается цитируемого в жалобе адвоката Ермакова Н.А. высказывания подсудимого Гурьянова P.O. относительно подсудимого Черкасова К.А., то данная фраза выражала не подтвержденное материалами дела субъективное мнение Гурьянова P.O. и не могла вызвать предубеждение присяжных заседателей против Черкасова К.А.

Вопреки утверждениям в жалобах, порядок исследования доказательств в судебном заседании с участием присяжных заседателей был соблюден.

Довод адвоката Ермакова Н.А. о том, что стороне защиты не предоставлялась возможность задать подсудимым вопросы по исследованным в суде доказательствам, опровергается протоколом судебного заседания, из которого видно, что в ходе исследования доказательств, в том числе при оглашении государственным обвинителем материалов дела, на которые ссылается адвокат, стороны в реализации данного права ограничены не были.

Является ошибочным мнение авторов жалоб о неправомерном предъявлении государственным обвинителем присяжным заседателям ряда доказательств, в том числе протоколов осмотра места происшествия с приложениями, протоколов обысков, проведенных у свидетелей Б. и Ч. протоколов осмотра изъятых у них предметов, видеофайлов с компьютеров подсудимых Ермолина И.В. и Гурьянова P.O.

Неосновательны и возражения по поводу допустимости названных доказательств, а также заявления о том, что эти доказательства якобы не имели отношения к делу.

Согласно материалам дела, указанные материалы были получены и закреплены в деле в качестве доказательств в соответствии с требованиями закона. Вопрос о допустимости этих доказательств был исследован в ходе судебного следствия в установленном законом порядке. При этом, вопреки жалобам, у председательствующего не имелось оснований для их исключения из числа доказательств. Обоснованные выводы председательствующего об отказе в признании перечисленных доказательств недопустимыми, содержатся в мотивированных постановлениях, с которыми соглашается Судебная коллегия (т. 8, л.д. 197, 221).

Все перечисленные доказательства непосредственно относились к обстоятельствам, касающимся мотива совершения преступления, то есть к предмету доказывания по уголовному делу. Как видно из протокола судебного заседания, они исследовались только в той части, в которой были необходимы для установления этого признака состава преступления.

Предъявление данных материалов присяжным заседателям во время исследования фактических обстоятельств дела, таким образом, не могло свидетельствовать об оказании прокурором незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей и нарушении порядка исследования доказательств, поскольку это осуществлялось в рамках представления допустимых доказательств в соответствии с имеющимися у государственного обвинителя полномочиями как стороны процесса.

Не могло повлиять на объективность и беспристрастность присяжных заседателей и ссылка в жалобах на то, что при включении компьютера подсудимого Ермолина И.В. на экране монитора в автоматическом режиме появлялась заставка с фотографиями его матери и сестры, так как присяжным заседателям при этом не было доведено о том, что эти люди являются родственниками подсудимого.

Нельзя согласиться и с утверждениями жалоб о необоснованном допросе в ходе судебного следствия свидетелей Н., Ч., Б.

Из материалов дела видно, что названные лица были допрошены на предварительном следствии в качестве свидетелей с соблюдением требований закона и включены в список лиц, подлежащих вызову в судебное заседание со стороны обвинения в порядке ст. 220 ч. 4 УПК РФ.

Обсудив с участием сторон ходатайство государственного обвинителя о допросе указанных свидетелей, председательствующий обоснованно его удовлетворил, отклонив возражения стороны защиты против проведения допросов Н., Ч. и Б. Мотивы этого решения изложены в постановлении суда (т. 8, л.д. 172). Оно основано на материалах дела и соответствует требованиям закона. Как следует из протокола судебного заседания, данные свидетели были обоснованно допрошены только по фактическим обстоятельствам дела, установление которых относится к компетенции присяжных заседателей, то есть с учетом требований закона о такой процедуре судопроизводства.

Является несостоятельным заявление защитника Мосягиной С.В. о том, что государственным обвинителем оглашались доказательства, отсутствующие в деле.

Как видно из протокола судебного заседания, в судебном заседании с согласия сторон государственный обвинитель огласил имеющиеся в деле протокол осмотра места происшествия от 9 мая 2009 года и протокол дополнительного осмотра места происшествия от 15 мая 2009 года с соответствующими приложениями (т. 1 л.д. 64-85). Стороны при этом не высказали какие-либо замечания в связи с исследованием этих доказательств.

То, что некоторые из исследованных документов содержали неточности в вопросах дат их составления, носит характер явной описки и не свидетельствует об их недопустимости как доказательств. Опечатка допущена и в протоколе судебного заседания при написании фамилии защитника Мосягиной С.В. Это не указывает на то, что в судебном заседании якобы не была уставлена личность защитника, как об этом ошибочно полагает Мосягина С.В.

Ссылка государственного обвинителя во вступительном заявлении на членство подсудимых в соответствующей неформальной организации и совершенном ими убийстве, о чем упоминается в жалобе адвоката Козлова В.Н., не может означать фактов нарушений закона и принципа состязательности, как ошибочно считает адвокат, поскольку в соответствии со ст. 335 ч. 2 УПК РФ во вступительном заявлении государственный обвинитель излагает существо предъявленного обвинения, к содержанию которого непосредственно и относились указанные обстоятельства.

К тому же, согласно вердикту, коллегия присяжных заседателей признала недоказанным участие осужденных в деятельности данной организации, а также наличие предварительного сговора на лишение потерпевшего жизни.

Фраза государственного обвинителя в реплике о размозженном черепе потерпевшего, вопреки доводам жалобы адвоката Козлова В.Н., не противоречила существу вывода судебно-медицинского эксперта о наличии у потерпевшего вдавленного перелома правой височной кости черепа.

Прения сторон, реплики и последнее слово подсудимых проведены в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Судебная коллегия находит необоснованными доводы осужденного Гурьянова P.O., адвокатов Козлова В.Н., Ермакова Н.А. и защитника Мосягиной С.В. о том, что напутственное слово председательствующего было с обвинительным уклоном.

Напутственное слово, с которым председательствующий обратился к присяжным заседателям, отвечает требованиям ст. 340 УПК РФ. Председательствующий сообщил присяжным заседателям о содержании уголовного закона, напомнил об исследованных доказательствах, изложил позиции сторон, верно разъяснил основные правила оценки доказательств, не выражая в какой-либо форме своего мнения по вопросам, поставленным перед коллегией присяжных заседателей (т. 8, л.д. 46-79).

При произнесении напутственного слова судья также разъяснил присяжным заседателям, что при оценке показаний подсудимых следует исходить из того, что, реализуя свое право на защиту, подсудимый может возражать против обвинения, иметь по нему в разных стадиях процесса различную позицию, умалчивать те или иные факты, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом.

Однако такое разъяснение основано на положениях статей 47, 340 УПК РФ и, вопреки ошибочному мнению защитника Мосягиной С.В. в жалобе, не может свидетельствовать о каком-либо воздействии на присяжных заседателей со стороны председательствующего.

После обращения председательствующего к присяжным заседателям с напутственным словом, сторона защиты заявила свои возражения в связи содержанием напутственного слова в порядке ст. 340 УПК РФ.

При этом по смыслу ст. 340 УПК РФ председательствующий был вправе в присутствии присяжных заседателей изложить свое решение по заявленным возражениям, что им и было сделано.

В этой связи оспаривание адвокатами Ермаковым Н.А. и Козловым В.Н. правомерности указанных действий председательствующего, не противоречащих закону, следует признать несостоятельным.

Судебная коллегия находит безосновательными также доводы жалоб о том, что имелись нарушения при постановке и обсуждении вопросов присяжным заседателям, поскольку, как следует из материалов судебного разбирательства, постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, их содержание и обсуждение соответствовали положениям статей 338, 339 УПК РФ.

Сторонам было предоставлено право высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, а также внести предложения о постановке новых вопросов.

Таким правом воспользовались адвокаты Ермаков Н.А. и Козлов В.Н., вопросы которых, вместе с тем, уже содержались в вопросном листе и непосредственно не касались фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимых за содеянное или влекущих за собой их ответственность за менее тяжкое преступление. В этой связи нарушений требований части 2 статьи 338 УПК РФ, вопреки доводам жалоб, не допущено.

При этом уголовно-процессуальный закон (ст.ст. 338, 339 УПК РФ) не требует вынесения судьей постановления по результатам обсуждения замечаний сторон по содержанию и формулировке вопросов, как об этом ошибочно полагает адвокат Козлов В.Н.

Утверждения в жалобах о том, что поставленные вопросы были слишком объемны и непонятны присяжным заседателям, неосновательны, так как противоречат материалам дела. За разъяснениями в связи с поставленными вопросами присяжные заседатели к председательствующему не обращались.

Вопрос N 1 в соответствии со ст.ст. 299 ч. 1 п. 1, 334 ч. 1 УПК РФ был сформулирован в вопросном листе для разрешения того, доказано ли, что имело место само деяние. Поэтому, вопреки мнению адвоката Козлова В.Н., в нем обоснованно не были перечислены фамилии подсудимых, о доказанности совершения деяния каждым из которых вопросы были сформулированы, согласно требованиям ст. 339 ч. 7 УПК РФ, отдельно.

Нельзя согласиться и доводами жалоб о том, что в вопросном листе неверно указана обувь подсудимых. Как следует из материалов дела, подсудимые были обуты в обувь, относящуюся к спортивным ботинкам, в связи с чем в вопросном обоснованно фигурирует термин "ботинки".

Вердикт коллегии присяжных заседателей соответствует ст. 343 УПК РФ. Противоречий или неясностей в ответах на поставленные вопросы не имеется.

Приговор постановлен председательствующим в соответствии с требованиями ст. 351 УПК РФ, определяющей особенности в суде с участием присяжных заседателей. В соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей действия осужденных председательствующим квалифицированы правильно.

Утверждения в жалобах о необходимости квалификации действий осужденных по ст. 111 ч. 4 УК РФ являются ошибочными, так как не основаны на законе и не соответствуют материалам дела, в том числе вердикту коллегии присяжных заседателей.

Мотивы, по которым суд пришел к выводу о квалификации содеянного Черкасовым К.А., Гурьяновым P.O. и Ермолиным И.В. по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж", "л" УК РФ подробно изложены в приговоре, с которыми Судебная коллегия соглашается.

Исходя из вердикта коллегии присяжных заседателей, суд правильно признал, что все осужденные непосредственно участвовали в процессе лишения потерпевшего жизни, и его смерть явилась результатом их совместных, согласованных действий, то есть каждый из них являлся соисполнителем убийства, совершенного группой лиц по мотивам национальной ненависти. С учетом установленных вердиктом обстоятельств, связанных со способом совершения преступных действий, является верным и вывод суда об умышленном характере их действий, направленных на лишение потерпевшего жизни.

Замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим по делу судьей в порядке ст. 260 УПК РФ с вынесением постановлений, в которых изложена позиция судьи о необоснованности замечаний. Доводы кассационной жалобы адвоката Козлова В.Н. о несостоятельности такого вывода, ничем не подтверждаются.

Судом проверено психическое состояние Черкасова К.А., Гурьянова P.O. и Ермолина И.В. С учетом выводов судебно-психиатрических экспертиз обоснованно установлено, что осужденные совершил преступление, будучи вменяемыми.

Наказание назначено Черкасову К.А., Гурьянову P.O., Ермолину И.В. в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60, а также ст. 65 ч. 1 УК РФ. Оно справедливо, соразмерно тяжести содеянного и личности осужденных. Суд учел смягчающие обстоятельства, на которые имеются ссылки в жалобах.

Вопреки мнению жалоб, судом принято во внимание, что в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей осужденные признаны заслуживающими снисхождения. Оснований для смягчения назначенного каждому из них наказания, из дела не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 14 мая 2010 года в отношении Черкасова К.А., Гурьянова P.О., Ермолина И.В., оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Черкасова К.А., Гурьянова P.O., Ермолина И.В., адвокатов Козлова В.Н., Ермакова Н.А., защитника Мосягиной С.В. - без удовлетворения.


Председательствующий

Ситников Ю.В.


Судьи

Талдыкина Т.Т.



Воронов А.В.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 августа 2010 г. N 9-О10-32СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.