Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 августа 2010 г. N 16-О10-52 С учетом фактических обстоятельств по делу, при которых потерпевшей причинен моральный вред, и требований разумности и справедливости суд изменил порядок взыскания компенсации морального вреда с солидарного на долевой, что положения осуждённых не ухудшает

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 августа 2010 г. N 16-О10-52


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Галиуллина З.Ф.,

судей Борисова В.П. и Кондратова П.Е.,

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 4 августа 2010 года кассационные жалобы осуждённого Садовского Д.С., его защитника - адвоката Ярошевской А.А., осуждённого Шеренговского В.А., его защитников - Осьминкиной Г.Н. и адвоката Лебедева С.Н., осуждённого Лойко С.Г. на приговор Волгоградского областного суда от 24 марта 2010 года, по которому

Садовский Д.С.,

осуждён к лишению свободы:

- по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона N 73-Ф3 от 21 июля 2004 года) на 9 лет 6 месяцев;

- по пп. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона N 73-ФЗ от 21 июля 2004 года) на 10 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно Садовскому Д.С. назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок исчисляется с 9 сентября 2009 года;

Шеренговский В.А.

осуждён к лишению свободы:

- по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона N 73-ФЗ от 21 июля 2004 года) на 9 лет;

- по пп. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона N 73-Ф3 от 21 июля 2004 года) на 9 лет 6 месяцев.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно Шеренговскому В.А. назначено 13 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок исчисляется с 10 сентября 2009 года;

Лойко С.Г.

осуждён к лишению свободы:

- по ч. 5 ст. 33 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона N 73-Ф3 от 21 июля 2004 года) на 8 лет;

- по ч. 5 ст. 33 и пп. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона N 73-Ф3 от 21 июля 2004 года) на 8 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно Лойко С.Г. назначено 12 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Срок исчисляется с 10 сентября 2009 года.

Судом также принято решение по гражданскому иску: в пользу потерпевшей П. с осуждённых Садовского Д.С., Миленного Н.И., Шеренговского В.А., Лойко С.Г. взыскана денежная компенсация морального вреда в сумме ... рублей солидарно.

Определена судьба вещественных доказательств.

По этому же уголовному делу осуждён Миленный Н.И., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора и доводах кассационных жалоб, выслушав объяснения осужденных Садовского Д.С., Шеренговского В.А., Лойко С.Г. (в режиме видеоконференц-связи), выступления адвоката Бицаева В.М. (в защиту Лойко С.Г.), поддержавших доводы кассационных жалоб, а также выслушав выступление потерпевшей Г. и мнение прокурора Титова Н.П., полагавших приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Садовский Д.С. и Шеренговский В.А. признаны виновными в разбойном нападении на Г. в целях хищения его автомобиля, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; а также в убийстве Г. группой лиц по предварительному сговору, сопряжённом с разбоем.

Лойко С.Г. признан виновным в пособничестве в совершении указанных выше преступлений.

Преступления совершены 13 ноября 2004 года ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Осуждённый Садовский Д.С. в кассационной жалобе и дополнении к ней выражает несогласие с приговором суда, считая назначенное ему наказание чрезмерно суровым. Указывает на то, что суд учел не все смягчающие обстоятельства: то, что на момент совершения преступления ему исполнилось лишь 18 лет, что после декабря 2004 года он не привлекался ни к административной, ни к уголовной ответственности, положительно характеризовался в период прохождения сверхсрочной военной службы. Просит изменить приговор, смягчить наказание, применив ст. 64 УК РФ.

Адвокат Ярошевская А.А. в кассационной жалобе в защиту интересов осуждённого Садовского Д.С. оспаривает правильность квалификации им содеянного. Считает, что действия ее подзащитного подлежат квалификации по ч. 4 ст. 111 УК РФ, поскольку Садовский Д.С. не хотел смерти потерпевшего и не предпринимал никаких мер к тому, чтобы догнать Г. и реализовать до конца умысел на убийство, если бы таковой у него был. Утверждает, что Садовский Д.С. в силу молодого возраста не понимал характера совершаемых им действий, не предвидел наступление смерти потерпевшего, хотя при необходимой внимательности мог и должен был предвидеть такое последствие. Обращает внимание на то, что свою вину в разбойном нападении Садовский Д.С. не признал, отрицая наличие у него корыстного мотива и объясняя свои действия внезапно возникшей неприязнью к потерпевшему из-за того, что тот потребовал немедленно расплатиться за проезд; никаких попыток завладеть автомобилем или иным имуществом Г. он не предпринимал, требований имущественного характера не высказывал. У Садовского Д.С. имеется семья, ребенок, ранее он не привлекался ни к административной, ни к уголовной ответственности, преступление совершил в 18 лет, раскаивается в содеянном. Просит приговор изменить, переквалифицировать действия Садовского Д.С. с пп. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, смягчить наказание, а в части осуждения по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ уголовное преследование в отношении Садовского Д.С. прекратить.

Осуждённый Шеренговский В.А., обжалует приговор суда, считая его несправедливым ввиду чрезмерной суровости наказания. Утверждает, что преднамеренно убивать водителя они не собирались и угонять его автомашину не планировали. Признавая во время предварительного следствия наличие сговора на разбой, Садовский Д.С., Миленный Н.И. и Лойко С.Г. оговорили его и себя под давлением сотрудников милиции. Полагает, что при назначении наказания суд не в полной мере учел состояние его здоровья, наличие ряда тяжелых заболеваний, нуждаемость в наблюдении врачей и постоянном приеме лекарственных препаратов, что невозможно в местах лишения свободы. Указывает, что раскаивается в содеянном, и просит смягчить наказание.

Адвокат Лебедев С.Н. в кассационной жалобе в защиту осуждённого Шеренговского В.А. утверждает, что приговор суда не может быть признан законным, обоснованным и справедливым, т.к. при его вынесении судом были нарушены требования ст. 297 УПК РФ и принцип презумпции невиновности. Указывает на то, что в ходе предварительного следствия Шеренговский В.А. написал чистосердечное признание под диктовку оперативного работника милиции, на него оказывалось психологическое воздействие. Обращает внимание на то, что суд необоснованно отклонил ходатайство защиты о проведении следственного эксперимента и не выяснил, мог ли потерпевший Г. получить весь комплекс телесных

повреждений при удержании его рук Шеренговским В.А., несмотря на то, что обвинение Шеренговского В.А. в этой части противоречит заключению ситуационной экспертизы; суд также не дал оценки первоначальным показаниям Миленного Н.И. об отсутствии сговора на убийство таксиста. Считает, что виновность Шеренговского В.А. в совершении преступлений не доказана, его признание не подтверждено совокупностью других доказательств, обвинение построено на доказательствах, вызывающих сомнение в их достоверности. Полагает, что Шеренговский В.А. мог бы нести ответственность лишь по ст. 316 УПК РФ, однако по данному составу истекли сроки давности. Просит приговор суда в отношении Шеренговского В.А. отменить, а уголовное дело прекратить.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "ст. 316 УПК РФ" имеется в виду "ст. 316 УК РФ"


В кассационной жалобе в защиту Шеренговского В.А. защитник Осьминкина Г.Н. не соглашается с приговором суда, полагая его чрезмерно суровым. В то же время, анализируя обстоятельства дела, приходит к выводу, что, вопреки предъявленному обвинению, Шеренговский В.А. не мог удерживать водителя в то время как Садовский Д.С. наносил ему удары ножом, и это могло быть установлено в ходе следственного эксперимента, в проведении которого суд необоснованно отказал стороне защиты. Указывает, что преступления совершены пять лет назад, когда Шеренговскому В.А. было 18 лет, он глубоко раскаивается в случившемся, впоследствии не совершал никаких противоправных поступков, по месту работы характеризуется положительно как добрый, порядочный, отзывчивый человек; кроме того, он страдает рядом тяжелых заболеваний, в связи с чем освобождён от призыва на военную службу. С учетом этих обстоятельств просит смягчить назначенное Шеренговскому В.А. наказание.

Осуждённый Лойко С.Г. в кассационной жалобе и дополнении к ней настаивает на незаконности, необоснованности и несправедливости приговора, полагая выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела и не подтвержденными доказательствами, рассмотренными в судебном заседании. Утверждает, что суд односторонне, с обвинительным уклоном, оценил доказательства, безосновательно не принял во внимание показания подсудимых о том, что в ходе предварительного следствия они оговорили себя в результате оказанного на них психологического давления. Обращает внимание на то, что постановление, вынесенное по результатам проверки заявлений осужденных об оказании на них органами следствия незаконного воздействия, ему не вручалось, в связи с чем он был лишен возможности его обжаловать. Указывает на отсутствие у него сговора с остальными осужденными о совершении преступления, также на отсутствие умысла на разбой и причинение смерти водителю, т.к. он приехал на дачу по приглашению Садовского Д.С. для отдыха; о случившемся узнал со слов Садовского Д.С., Миленного Н.И. и Шеренговского В.А., которые сообщили, что у Садовского Д.С. произошёл конфликт с водителем такси, и Садовский Д.С. ударил его ножом. Обращает внимание на то, что свидетель П. является лицом, заинтересованным в исходе дела, а противоречия в её показаниях судом оставлены без внимания; суд не обеспечил явку свидетеля Д. показания которого могли существенно повлиять на исход дела. Полагает, что суд неправильно квалифицировал его действия и назначил чрезмерно суровое наказание. Указывает, что он не потерянный для общества человек, все произошло более пяти лет назад, больше он ничего подобного не совершал, судим не был, работает, положительно характеризуется, имеет семью, малолетнего ребёнка. Просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 316 УК РФ и назначить наказание, не связанное с лишением свободы, а также пересмотреть сумму взыскания по гражданскому иску соразмерно степени его вины.

В возражениях на кассационные жалобы осуждённого Садовского Д.С., его защитника - адвоката Ярошевской А.А., осуждённого Шеренговского В.А., его защитников - Осьминкиной Г.Н. и адвоката Лебедева С.Н., осуждённого Лойко С.Г. государственный обвинитель Хайруллин М.М. считает их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

В возражениях на кассационные жалобы адвоката Ярошевской А.А. в защиту осуждённого Садовского Д.С., адвоката Лебедева С.Н. в защиту осуждённого Шеренговского В.А., а также на кассационную жалобу осуждённого Лойко С.Г. потерпевшая Г. просит оставить приговор суда без изменения, считая его законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Садовского Д.С., Миленного Н.И., Шеренговского В.А., Лойко С.Г. в совершении преступлений, за которые каждый из них осуждён, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний осужденных Садовского Д.С. (т. 2, л.д. 63-69, 127-131, 184-186; т. 4, л.д. 43-45) и Миленного Н.И. (т. 2, л.д. 218-222; т. 4, л.д. 85-87), данных ими в ходе допросов в качестве подозреваемых и обвиняемых и проверки показаний на месте во время предварительного следствия, оглашенных в судебном заседании в соответствии с положениями п. 1 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, усматривается, что они заранее, по предложению Ш. (Садовского) Д.С., договорились напасть на водителя такси и убить его, чтобы завладеть автомашиной, которую собирались разобрать на запчасти для последующей продажи. При этом составили план и распределили между собой роли, оговорив последовательность действий каждого, подготовили орудия совершения преступления (провод, нож), взяли перчатки. После чего, передвигаясь на автомашине под управлением Лойко С.Г., подыскали соответствующий автомобиль - такси ... на водителя которого Г. и решили совершить нападение. Когда Г. привез их на территорию садоводческого товарищества ..., где остановил автомобиль, Миленный Н.И., сидевший на заднем пассажирском сиденье, действуя согласно состоявшемуся ранее распределению ролей, накинул на шею Г. веревку, перекрывая доступ кислорода, Шеренговский В.А., сидевший рядом с водителем, схватил того за руки, а локтями нажимал на колени, лишая возможности сопротивляться, но провод порвался. Тогда Садовский Д.С., находившийся на заднем сиденье справа, достал нож, которым нанес несколько ударов в грудь водителю, зная, что там расположены жизненно важные органы. Однако таксисту удалось вырваться и убежать. Чтобы не быть застигнутыми на месте преступления, они решили скрыться и уехали на автомобиле Лойко С.Г., которому рассказали о происшедшем. Нож Садовский Д.С. выбросил.

Осуждённый Лойко С.Г., показания которого при допросе в качестве подозреваемого 10 сентября 2009 года (т. 2, л.д. 110-114) были исследованы в судебном заседании, также пояснял, что когда П. (Садовский) Д.С. в процессе употребления спиртного предложил напасть на водителя такси, задушить его и продать автомобиль на запчасти, а деньги поделить, все согласились с его предложением. Ш. (Садовский) Д.С. нашел в квартире провод, проверил его на прочность и передал Миленному Н.И., который должен был сесть на заднее сиденье за водителем и задушить его. Шеренговский В.А. должен был сесть на переднее пассажирское сиденье и удерживать водителю руки и ноги. Ему (Лойко С.Г.) П. (Садовский) Д.С. предложил ехать на своей автомашине следом за автомашиной такси, на которой они поедут, а после совершения нападения забрать их, а похищенную автомашину загнать на дачу ... Также Ш. (Садовский) Д.С. для подстраховки взял у себя в квартире нож, о чем сам сказал другим участникам. После этого поехали искать автомашину и, увидев ... такси, решили совершить нападение на водителя этой машины. Ш. (Садовский) Д.С., Миленный Н.И., Шеренговский В.А. пересели в такси, а он поехал за ними ..., где остановился. Через некоторое время к его машине подбежали Ш. (Садовский) Д.С., Миленный Н.И., Шеренговский В.А. и попросили уехать. Рассказали, что когда Миленный Н.И. стал душить водителя, провод порвался. Тогда Ш. (Садовский) Д.С. нанёс водителю несколько ударов ножом в грудь. Однако тот убежал, а автомашину они бросили.

Приведенные выше показания Садовского Д.С., Миленного Н.И., Лойко С.Г. обоснованно признаны судом достоверными и положены в основу приговора, поскольку они согласуются между собой, соответствуют показаниям свидетелей П., X., Ш., М., П. (подробно изложенным в приговоре; данным, содержащимися в исследованных судом протоколах осмотра места происшествия, иных следственных действий; выводам проведенных по делу судебных экспертиз и другим доказательствам, на которые суд сослался в приговоре в обоснование виновности осуждённых).

Эти показания осуждённых об обстоятельствах совершения преступлений соответствуют актам судебно-медицинской и медико-криминалистической экспертиз, согласно которым телесные повреждения у потерпевшего Г. образовались в результате ударных воздействий предмета, контактная поверхность, которого обладает колюще-режущими свойствами, возможно клинком ножа; механизм образования повреждений на одежде потерпевшего связан с воздействием односторонне острого клинка ножа.

Показания подсудимых, данные ими в судебном заседании, также оценены в приговоре в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ. В этих показаниях осужденные со всей определенностью подтверждали факт поездки ими на такси ... и то, что Садовский Д.С. наносил водителю удары в грудь, а Шеренговский В.А. в это время удерживал его, хотя и отрицали наличие между ними предварительного сговора на совершение разбоя и убийства водителя такси. Поскольку в последней части эти показания не подтверждаются другими исследованными в судебном заседании доказательствам и противоречат установленным судом фактическим обстоятельствам, суд обоснованно отверг их в этой части, расценив изменение осужденными своих показаний как способ защиты.

Утверждение в жалобах о том, что осужденные на предварительном следствии дали показания в результате оказанного на них психического воздействия со стороны работников милиции, судом проверено и обоснованно отвергнуто с приведением в приговоре подробных мотивов принятого решения.

В судебном заседании было установлено, что на предварительном следствии осужденные давали показания после разъяснения им прав, в том числе права не свидетельствовать против себя, в присутствии защитников, что подтверждается подписанными ими и их адвокатами протоколами допросов, которые проводились с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Никаких замечаний по поводу ведения допросов и правильности отражения изложенных показаний в указанных протоколах не содержится.

В процессе предварительного следствия, как сами подсудимые, так и их защитники не заявляли о незаконных методах получения их показаний.

Вопреки доводам кассационных жалоб, приговор суда основан только на допустимых доказательствах, которые были проверены в судебном заседании в соответствии с требованиями закона, суд указал в приговоре мотивы, по которым были приняты одни доказательства и отвергнуты другие.

Доводы жалобы адвоката Ярошевской А.А. о том, что у Садовского Д.С. не было умысла на убийство потерпевшего, нельзя признать убедительными. Они опровергаются совокупностью исследованных судом доказательств.

Так, из заключения судебно-медицинского эксперта следует, что телесные повреждения в виде колото-резаных ран, опасные для жизни, состоящие в прямой причинной связи со смертью, у Г. сосредоточены в области грудной клетки, т.е. они целенаправленно наносились в жизненно важные органы. Эти обстоятельства в совокупности с приведенными выше показаниями осужденных о состоявшейся между ними договоренности об убийстве водителя такси, подготовке к нему, а также совершение ими действий, непосредственно направленных на лишение потерпевшего жизни: использование в ходе совершения преступления, вначале провода, затем ножа, которым непосредственно Садовский Д.С. наносил удары в грудь потерпевшего, понимая, что там расположены жизненно важные органы, количество нанесенных ударов, характер и степень тяжести причиненных телесных повреждений, свидетельствуют о том, что он действовал с умыслом, направленным на лишение жизни потерпевшего. То, что потерпевший Г. смог вырваться и убежать, а его смерть наступила через относительно небольшой промежуток времени, на юридическую оценку содеянного не влияет, т.к. экспертным заключением признано, что смерть потерпевшего наступила именно от полученных колото-резаных ран груди с ранениями дуги аорты, левого легкого, толстой кишки и развитием массивного внутреннего кровотечения, шока (т. 1, л.д. 96-104).

Содержащиеся в кассационных жалобах осуждённых Шеренговского В.А. и Лойко С.Г. утверждения об отсутствии предварительного сговора на разбойное нападение и убийство потерпевшего Г. ссылки адвоката Ярошевской А.А. на отсутствие у Садовского Д.С. корыстного мотива, опровергаются приведенными выше показаниями осужденных Садовского Д.С., Миленного Н.И., Лойко С.Г., которые были ими даны в ходе предварительного следствия и исследовались в соответствии с законом в судебном заседании, из которых усматривается, что они, а также Шеренговский В.А. заранее по предложению Садовского Д.С. договорились напасть на водителя такси и убить его, чтобы, завладев его автомашиной, разобрать ее на запчасти для последующей продажи. При этом распределили между собой роли, оговорив последовательность действий каждого, подготовили орудия совершения преступления (провод, нож).

Кроме того, о наличии у осужденных цели завладения чужим имуществом - автомобилем и предварительного сговора на его похищение посредством убийства водителя свидетельствует то, что они отправились ... на такси, хотя необходимости в этом не было, т.к. фактически одновременно с ними туда же ехал на своем автомобиле Лойко С.Г. Характер действий осужденных во время совершения преступления и после него также указывает на наличие между ними заранее достигнутой договоренности о нападении на водителя такси с целью завладения его автомашиной.

В ходе преступного посягательства осуждённые действовали совместно, не отказывались от достигнутой ранее договоренности о разбойном нападении и убийстве водителя такси, каждый выполнял заранее отведенную ему роль.

После совершения преступления они продолжили совместную согласованную деятельность, направленную на сокрытие следов преступления, совместно уехали на автомобиле ожидавшего их Лойко С.Г.

Как видно из установленных в судебном заседании и отраженных в приговоре суда обстоятельств, Лойко С.Г. участвовал в обсуждении с другими соучастниками плана совершения разбойного нападения на водителя такси и его убийства. Согласно этому сговору ему была отведена определенная роль в совершении преступлений, и он, исполняя её, полностью выполнил те действия, о которых состоялась договоренность: приехав на территорию садоводческого товарищества, ожидал Садовского Д.С., Миленного Н.И., Шеренговского В.А., чтобы обеспечить их уход с места совершения преступлений, откуда увез их на автомашине.

Таким образом, доводы осуждённых об иных обстоятельствах содеянного обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Судебное разбирательство, как видно из протокола судебного заседания, проведено объективно и беспристрастно, с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон, а доводы кассационных жалоб об обратном несостоятельны.

Заявленные в ходе судебного разбирательства ходатайства, в том числе и ходатайство защитника Осьминкиной Г.Н. о проведении следственного эксперимента, рассмотрены судом после их обсуждения сторонами, с вынесением мотивированных постановлений, которые являются по существу правильным, основанными на законе.

Свидетель Д. вызывался в суд по инициативе стороны обвинения, однако в суд не явился, суд принимал необходимые меры к вызову его в судебное заседание, однако его местонахождение установлено не было. Ходатайства государственного обвинителя об оглашении его показаний были отклонены судом с учетом возражений стороны защиты.

Ни подсудимыми, ни их защитниками не заявлялось о необходимости вызова указанного лица в судебное заседание. По окончании судебного следствия дополнений у стороны защиты не имелось (т. 6 л.д. 24).

Оценив исследованные доказательства в их совокупности, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства и пришел к обоснованному выводу о доказанности вины осуждённых Садовского Д.С., Шеренговского В.А. в разбойном нападении на Г. в целях хищения его автомобиля, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; а также в убийстве Г. группой лиц по предварительному сговору, сопряжённом с разбоем, и Лойко С.Г. в пособничестве в совершении указанных преступлений и дал правильную юридическую оценку их действиям.

Оснований для переквалификации действий Садовского Д.С. на ч. 4 ст. 111 УК РФ, а Шеренговского В.А. и Лойко С.Г. - на ст. 316 УК РФ, как об этом поставлен вопрос в кассационных жалобах, в силу изложенных выше обстоятельств не имеется.

Наказание Садовскому Д.С., Шеренговскому В.А., Лойко С.Г. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных, характеризующих личность виновных, всех обстоятельств дела, в том числе, смягчающих наказание, включая явки с повинной.

Вопрос о назначении наказания Садовскому Д.С., Шеренговскому B.А., Лойко С.Г. разрешен судом в соответствии с положениями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, совокупности данных, характеризующих личность виновных, всех обстоятельств, смягчающих наказание, в том числе и тех, на которые указывается в кассационных жалобах. Кроме того, назначая наказание Садовскому Д.С. и Лойко С.Г., суд руководствовался положениями ст. 62 УК РФ.

Назначенное Садовскому Д.С., Шеренговскому В.А., Лойко С.Г. наказание является справедливым и предусмотренных законом оснований для его смягчения, применения ст. 64 УК РФ не имеется.

Принимая решение об удовлетворении гражданского иска потерпевшей Г. о компенсации морального вреда, суд сделал правильный вывод о наличии оснований для его удовлетворения.

В то же время, согласно ст. 151 ГК РФ при определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Статья 1101 ГК РФ устанавливает, что размер компенсации морального вреда должен зависеть от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств при соблюдении требований разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, а также индивидуальных особенностей потерпевшего.

Однако суд первой инстанции, принимая решение об удовлетворении исковых требований о компенсации морального вреда и взыскании с осужденных Садовского Д.С., Миленного Н.И., Шеренговского В.А., Лойко C.Г. в солидарном порядке ... в пользу потерпевшей Г. не учел эти требования закона.

Между тем из приговора следует, что характер и степень фактического участия осужденных в преступлении и, соответственно, степень их вины в причинении истцу физических и нравственных страданий были различными, Лойко Д.С. непосредственного участия в лишении потерпевшего жизни не принимал.

В связи с этим, с учетом фактических обстоятельств по делу, при которых потерпевшей причинен моральный вред, и требований разумности и справедливости, следует определить не солидарный, а долевой порядок взыскания компенсации морального вреда, что положение осуждённых не ухудшает.

В остальной части оснований для отмены или изменения приговора не усматривается.

На основании изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Волгоградского областного суда от 24 марта 2010 года в отношении Садовского Д.С., Миленного Н.И., Шеренговского В.А., Лойко С.Г. изменить: взыскать в пользу потерпевшей Г. в порядке компенсации морального вреда с осуждённых Садовского Д.С., Миленного Н.И., Шеренговского В.А. по 120000 рублей с каждого, с Лойко Г.С. - 40000 рублей.

В остальной части приговор в отношении Садовского Д.С., Шеренговского В.А. и Лойко С.Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий:

Галиуллин З.Ф.


Судьи:

Борисов В.П.



Кондратов П.Е.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 4 августа 2010 г. N 16-О10-52


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.