Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2010 г. N 66-О10-116СП Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в совершении убийства двух и более лиц с особой жестокостью, общеопасным способом, из хулиганских побуждений и в покушении на убийство двух и более лиц с особой жестокостью, общеопасным способом, из хулиганских побуждений подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2010 г. N 66-О10-116СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Линской Т.Г.,

судей Фетисова С.М. и Ермолаевой Т.А.,

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе осужденного Иванова В.П. на приговор Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 25 мая 2010 года, которым

Иванов В.П., судимый:

1) 1 марта 2002 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "б, в" УК РФ к 4 годам лишения свободы. Освобождён условно-досрочно 13 августа 2004 г. с неотбытым сроком 1 год 6 месяцев 4 дня;

2) 18 марта 2005 г. по ст.ст. 330 ч. 2, 70 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы. Освобождён условно-досрочно 16 августа 2006 г. с неотбытым сроком 8 месяцев 18 дней.

- осуждён к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д, е, и" УК РФ с применением ст. 65 УК РФ - на 13 (тринадцать) лет,

по ст.ст. 30 ч. 3 - 105 ч. 2 п.п. "а, д, е, и" УК РФ с применением ст. 65 УК РФ - на 10 (десять) лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 16 (шестнадцать) лет лишения свободы с отбыванием первых шести лет в тюрьме, затем в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осужденного Иванова В.П. и адвоката Докучаева М.В., поддержавших кассационную жалобу, мнение прокурора Модестовой А.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия установила:

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 20 мая 2010 года Иванов признан виновным и осуждён:

- за убийство двух и более лиц: Г., К., С., Ч., Ш., с особой жестокостью, общеопасным способом, из хулиганских побуждений;

- за покушение на убийство двух и более лиц: К., Е., М., У., К., Б., М., Е., Е., Ф., с особой жестокостью, общеопасным способом, из хулиганских побуждений.

Преступления совершены 22 марта 2010 года ... при обстоятельствах, установленных вердиктом.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней, считая приговор незаконным, необоснованным, вынесенным с нарушением УПК РФ, осуждённый Иванов просит его отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство, меру пресечения ему изменить на подписку о невыезде. Он ссылается на то, что при рассмотрении дела были нарушены процедура судопроизводства и права стороны защиты. Судебное следствие проведено с обвинительным уклоном. В приговоре неправильно указано о признании им вины и активном способствовании в ходе предварительного следствия раскрытию преступления, так как к нему были применены незаконные методы допроса. Его показания во время предварительного следствия являются не допустимыми доказательствами, поскольку добыты с использованием незаконных методов следствия. В признательных показаниях о том, что якобы ранее совершал поджог, он себя оговорил. Ему было отказано об оглашении его показаний о нахождении в селе ... во время возгорания, данных в ходе предварительного следствия (т. 5 л.д. 27-37), в связи с чем он не смог опровергнуть доводы прокурора перед присяжными заседателями. Судом были нарушены ст.ст. 244, 243 ч. 1 УПК РФ, ст. 123 ч. 3 Конституции РФ. Не учтено, что свидетели Б., Е., Е., П. и З. дали показания о его непричастности к пожару. При проведении допроса свидетели находились все вместе в зале суда, чем нарушена ч. 1 ст. 278 УПК РФ. 5 мая 2010 г. стороной обвинения в зал суда были доставлены ... свидетели и потерпевшие, которые с 5 до 10 часов находились в отделении милиции ... со следователем Ф. и были проинструктированы о том, что надо говорить в зале суда. Судом не учтено, что показания свидетеля М. противоречили его же показаниям в суде 25.05.09 и 11.06.09 г. В нарушение ст. 281 УПК РФ, несмотря на возражения стороны защиты, были оглашены показания свидетелей М., К., Е. во время следствия. В вызове свидетелей М. и К. было отказано. Суд незаконно удалил свидетеля Е. из зала суда. В нарушение ст. 292 ч. 4 УПК РФ прокурор сообщила присяжным, что якобы на Е. было оказано давление. Эксперт У. 13 мая 2010 г. оговорил его, опровергнув своё заключение. В удовлетворении ходатайств об оглашении заключения эксперта У., а также о вызове экспертов было отказано. Суд необоснованно отказал в допуске общественного защитника для аудиозаписи процесса, чем ограничил его право на защиту. В нарушение УПК РФ он был удалён с последнего слова, не закончив его. С протоколами судебного заседания от 27.10.09 г. по 25.05.10 г. он не ознакомлен. Ходатайство о предоставлении копий протоколов предыдущего судебного заседания не удовлетворено. Судом было нарушено равенство прав сторон, вследствие чего он был лишён возможности допросить свидетеля П. - прораба, который мог подтвердить его алиби. На свидетеля Д. было оказано воздействие, его показания об иной причине пожара не учтены. Председательствующий не останавливал прокурора, задававшего свидетелям, в т.ч. Ш. наводящие вопросы, и затем ссылавшегося на доказательства, не исследованные в судебном заседании, исказившей показания свидетеля П.З., У. Замечания о нарушении порядка ему объявлялись необоснованно. Его вопросы свидетелю Ш. судья снимал неправильно. Свидетель Ш. его оговорил. Для подготовки к последнему слову ему не было предоставлено время. Судья с ним разговаривал грубо. От такой несправедливости в последнем слове он начал путаться и был удален, не успев его закончить, за фразу, что ранее он был оправдан, о чём говорили до него свидетели. Действия стороны обвинения с искажением доказательств и председательствующего по непринятию мер, предусмотренных ст. 258 УПК РФ, повлияли на формирование мнения присяжных и вынесение обвинительного вердикта, чем были нарушены его права предусмотренные ст. 8 п. 3, ст. 6 п. 1, ст. 6 п. 3 Конвенции.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "ст. 8 п. 3" имеется в виду "ст. 8 п. 3 УПК РФ"


В возражениях государственный обвинитель Перевалова Т.Н. просит отказать в удовлетворении кассационной жалобы Иванова В.П.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к её удовлетворению не находит.

Процессуальные особенности и юридические последствия рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, предусмотренные УПК РФ, Иванову В.П. разъяснялись. Формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ. Данных о том, что в коллегию присяжных заседателей вошли лица, которые в силу ст. 3 Федерального закона "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации" не могли быть присяжными, из материалов дела не усматривается.

Доводы Иванова, что присяжный заседатель С. является не тем лицом, за кого себя выдаёт, т.к. свидетель Д. опознал её как врача, не могут быть признаны состоятельными, поскольку показания свидетеля опровергнуты заседателем, пояснившей об отсутствии у неё медицинского образования (т. 9 л.д. 169) и списком присяжных заседателей (т. 8 л.д. 75-77).

В соответствии со ст. 334 УПК РФ в ходе судебного разбирательства уголовного дела присяжные заседатели разрешают только те вопросы, которые предусмотрены пунктами 1, 2 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК РФ и сформулированы в вопросном листе. В случае признания подсудимого виновным присяжные заседатели также указывают в соответствии со ст. 339 УПК РФ, заслуживает ли подсудимый снисхождения. Иные вопросы разрешаются без присяжных заседателей председательствующим единолично. В соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 части первой этой статьи. Согласно ч. 1 ст. 339 УПК РФ вопросы о доказанности или недоказанности инкриминированных подсудимому деяний относятся к компетенции присяжных заседателей. В силу ч. 4 ст. 347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями. С учётом названных положений закона основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности или невиновности подсудимого в инкриминированных ему деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Поэтому доводы кассационной жалобы Иванова В.П. о его невиновности не могут являться предметом кассационного рассмотрения.

Ссылки осуждённого на то, что судом не учтены показания свидетелей Б., Е., Е., П. и З. о его непричастности к пожару, противоречивость показаний свидетеля М., несоответствие показаний эксперта У. его заключению, на оговор его свидетелем Ш. не могут быть приняты во внимание, поскольку в силу ст. 17 УПК РФ присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью.

Вердикт коллегии присяжных заседателей основан на доказательствах, непосредственно исследованных в судебном заседании и признанных допустимыми доказательствами.

Данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было незаконно отказано в представлении доказательств, подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, не установлено.

В ходе рассмотрения дела в судебном заседании сторона защиты, в том числе и сам подсудимый Иванов, не заявляла требований о признании недопустимыми доказательствами его показаний в качестве подозреваемого и обвиняемого. Возражая против их оглашения, они указали: адвокат, что имеются показания Иванова об отрицании им своей причастности к поджогу, подсудимый, что есть свидетели, подтверждающие его алиби (т. 8 л.д. 110). Из протоколов видно, что оспариваемые им показания Иванов давал по своему желанию, в присутствии защитника. Правильность сведений, изложенных в протоколах, он и защитник удостоверили собственноручными записями. Иванову разъяснялись процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя. Он предупреждался, что в случае последующего отказа от них, показания могут быть использованы в качестве доказательств. Каких - либо заявлений, замечаний, ходатайств Иванов и его защитник в протоколах не указывали (т. 1 л.д. 130-135, 146-150, т. 2 л.д. 129-134). Поэтому доводы осуждённого о недопустимости указанных показаний, о самооговоре и применении незаконных методов следствия признаются несостоятельными.

Адвокатом Сараевой было заявлено ходатайство об оглашении показаний Иванова, данных в ходе предварительного следствия (т. 5 л.д. 27-37). Поскольку подсудимый в судебном заседании дал те же показания, которые содержались в заявленном протоколе допроса, председательствующий в связи с отсутствием противоречий и оснований, предусмотренных ст. 276 УПК РФ, вопреки доводам жалобы осуждённого, в соответствии с законом, отказал в удовлетворении ходатайства.

С учётом того, что, несмотря на принятые меры, установить фактическое местонахождение М., К. и Е. суду не представилось возможным, их показания были оглашены в судебном заседании, что не противоречит ст. 281 УПК РФ.

Оснований сомневаться в объективности и беспристрастности председательствующего по делу судьи не имеется.

Из протокола судебного заседания видно, что он создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Сторона защиты, и сам Иванов В.П., активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Согласно материалам дела, П. не был заявлен сторонами в качестве свидетеля. В судебном заседании сторона защиты также не предоставила сведений о месте его нахождения. С учётом изложенных обстоятельств, доводы Иванова о нарушении равенства прав сторон и принципа состязательности, лишении подсудимого возможности допросить свидетеля П. обвинительном уклоне судебного следствия - коллегия признает несостоятельными.

Вопросный лист сформулирован судьёй в соответствии с требованиями ст.ст. 338 и 339 УПК РФ, с учётом предъявленного Иванову В.П. обвинения, результатов судебного следствия и прений сторон. Вопросы поставлены в понятных присяжным заседателям формулировках. Предусмотренная ст. 338 УПК РФ процедура постановки вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, судьёй соблюдена.

Напутственное слово судьи соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Обвинительный приговор в отношении Иванова В.П. постановлен в соответствии с требованиями ст.ст. 348, 350, 351 УПК РФ, на основании вердикта присяжных заседателей. К обстоятельствам дела, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон применён правильно, действия Иванова В.П. квалифицированы верно по указанным в приговоре признакам. Обстоятельства дела, указанные в приговоре, соответствуют вердикту, который в силу ст. 348 ч. 2 УПК РФ обязателен для председательствующего.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

Сведений о нарушении правил допроса потерпевших и свидетелей, незаконном воздействии на них сотрудниками правоохранительных органов, а также следователем Ф., в материалах дела не содержится. Заявлений о таком воздействии суду они подавали, будучи предупреждёнными об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Коллегия не может согласиться с утверждением осуждённого о том, что суд необоснованно отказал в допуске общественного защитника для аудиозаписи процесса, чем ограничил его право на защиту. Указанное подсудимым лицо познаний в области юриспруденции не имеет, окончило 8 классов школы, поэтому, как верно указал суд, не сможет оказать квалифицированную юридическую помощь. При этом суд учитывал, что защиту интересов подсудимого осуществляла профессиональный защитник - адвокат Сараева И.Ю. (т. 8 л.д. 158-159).

Вопреки доводам жалобы, Иванов не просил предоставить дополнительное время для подготовки к последнему слову. В последнем слове Иванов стал затрагивать вопросы получения доказательств, на что председательствующий его неоднократно останавливал и делал замечания. Продолжая доводить до сведения присяжных заседателей информацию, не относящуюся к фактическим обстоятельствам дела, Иванов сказал, что ранее он судом был оправдан. Председательствующий судья ему сделал замечание, однако Иванов стал с судьёй пререкаться (т. 8 л.д. 218-220).

При таких обстоятельствах председательствующий судья правильно, в соответствии со ст. 258 УПК РФ, за нарушения порядка в судебном заседании и неподчинение распоряжениям удалил Иванова из зала судебного заседания, в связи с чем ссылки осуждённого на недосказанность последнего слова, нарушения его прав и необоснованность замечаний нельзя признать обоснованными.

До рассмотрения дела по существу по его ходатайству Иванов был вновь ознакомлен с материалами дела, в том числе и с протоколом предыдущего судебного заседания (т. 8 л.д. 63, 64). Копия протокола судебного заседания, по результатам которого состоялся обжалованный приговор, ему вручена.

Утверждения осуждённого о том, что государственный обвинитель задавал свидетелям наводящие вопросы, ссылался на доказательства, не исследованные в судебном заседании, исказил доказательства и довёл до сведения присяжных информацию, способную вызвать их предубеждение в отношении подсудимого, а председательствующий судья его при этом не останавливал и грубо разговаривал с подсудимым - противоречат протоколу судебного заседания.

Наказание Иванову назначено справедливое, в соответствии с требованиями закона и вердикта присяжных заседателей о снисхождении, с учетом целей наказания, установленных ч. 2 ст. 43 УК РФ, характера и степени общественной опасности совершенного им деяния, данных о личности, влияния назначаемого наказания на его исправление. Оснований к его снижению коллегия не усматривает.

Изложенное не противоречит Конвенции "О защите прав человека и основных свобод", нарушений положений которой коллегия не усматривает.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

приговор Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 25 мая 2010 года в отношении Иванова В.П. оставить без изменения, его кассационную жалобу - без удовлетворения.


Председательствующий

Линская Т.Г.


Судьи

Фетисов С.М.



Ермолаева Т.А.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 августа 2010 г. N 66-О10-116СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.