Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 11 мая 2010 г. N КАС10-209 Решение Верховного Суда РФ об отказе в признании частично не действующим Указа Президента РФ от 3 июня 1999 г. N 697 "О помиловании Абрамова Ю.П., Агафонова А.А. и других осужденных к смертной казни" оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 11 мая 2010 г. N КАС10-209


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Меркулова В.П., Манохиной Г.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Агафонова А.А. об оспаривании в части Указа Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 г. N 697 "О помиловании Абрамова Ю.П., Агафонова А.А. и других осужденных к смертной казни" по кассационной жалобе Агафонова А.А. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2010 г., которым в удовлетворении заявления отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации установила:

Указом Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 г. N 697 "О помиловании Абрамова Ю.П., Агафонова А.А. и других осужденных к смертной казни" Агафонов А.А., которому приговором суда была назначена смертная казнь за совершенное преступление, был помилован: смертная казнь заменена двадцатью пятью годами лишения свободы. Агафонов А.А. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании незаконным Указа Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 г. N 697 "О помиловании Абрамова Ю.П., Агафонова А.А. и 2 других осужденных к смертной казни" (далее - Указ) в части замены ему смертной казни двадцатью пятью годами лишения свободы.

В обоснование заявленного требования Агафонов А.А. указал, что Указ Президента Российской Федерации не соответствует международным договорам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации и Уголовному кодексу Российской Федерации. Полагает, что с момента подписания Российской Федерацией 16 апреля 1997 г. Протокола N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод само существование в законодательстве Российской Федерации положений, предусматривающих смертную казнь как вид наказания, равно как и обвинительных приговоров, по которым она назначена, противоречит международным обязательствам Российской Федерации.

В определении от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р Конституционный Суд Российской Федерации признал Протокол N 6 существенным элементом правового регулирования в России права на жизнь, в связи с чем на момент помилования заявителя смертная казнь к нему не могла быть применена.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2010 г. в удовлетворении заявления Агафонова А.А. отказано, в том числе и по мотиву пропуска Агафоновым А.А. без уважительных причин установленного законом срока на обращение в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене этого решения и направлении дела на новое рассмотрение. Полагает, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, нарушены и неправильно применены нормы материального и процессуального права, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Указал на то, что срок на обращение в суд не пропускал, поскольку о нарушении своих прав узнал только с 27 ноября 2009 г.

Заявитель Агафонов А.А., Президент Российской Федерации и его представитель в судебное заседание не явились, о времени и месте судебного заседания извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Правом помилования в отношении лиц, осужденных судом к наказанию в виде смертной казни, Президент Российской Федерации наделен п. "в" ст. 89 Конституции Российской Федерации.

Будучи институтом конституционного права, помилование входит в сферу исключительной компетенции Президента Российской Федерации (ст.ст. 50, 71, 89 Конституции Российской Федерации) и не связано с вопросами привлечения к уголовной ответственности и применения наказания, которые регулируются нормами уголовно-процессуального законодательства и разрешаются судом.

Приговором ... областного суда от 29 апреля 1991 г., Агафонов А.А. осужден по совокупности преступлений к исключительной мере наказания - смертной казни. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 15 ноября 1993 г. приговор оставлен без изменения.

Указом Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 г. N 697 Агафонов А.А. был помилован путем замены назначенной ему смертной казни двадцатью пятью годами лишения свободы.

Президентом Российской Федерации была произведена осужденному Агафонову А.А. замена смертной казни другим, менее тяжким, наказанием (лишением свободы на срок двадцать пять лет), что не может расцениваться как ухудшение положения заявителя, а является актом милосердия.

Таким образом, своим Указом Президент Российской Федерации не назначал новое наказание, а в порядке помилования произвел замену смертной казни на лишение свободы, он (Президент Российской Федерации) правомерно руководствовался положениями Конституции Российской Федерации и других законодательных актов, действующими на день издания Указа.

Суд обоснованно признал несостоятельными доводы заявителя о противоречии оспариваемого Указа Президента Российской Федерации выводам Конституционного Суда Российской Федерации, содержащимся в определении от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р "О разъяснении п. 5 резолютивной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. N 3-П по делу о проверке конституционности положений ст. 41 и части третьей ст. 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пп. 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 г. "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях".

Как правильно указал суд в решении, Конституционный Суд Российской Федерации в названном определении разъяснил, что положения п. 5 резолютивной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 г. N 3-П в системе действующего правового регулирования, на основе которого в результате длительного моратория на применение смертной казни сформировались устойчивые гарантии права человека не быть подвергнутым смертной казни и сложился конституционно-правовой режим, в рамках которого - с учетом международно-правовой тенденции и обязательств, взятых на себя Российской Федерацией, - происходит необратимый процесс, направленный на отмену смертной казни, как исключительной меры наказания, носящей временный характер ("впредь до ее отмены") и допускаемой лишь в течение определенного переходного периода, т.е. на реализацию цели, закрепленной ст. 20 (часть 2) Конституции Российской Федерации, означают, что исполнение данного Постановления в части, касающейся введения суда с участием присяжных заседателей на всей территории Российской Федерации, не открывает возможность применения смертной казни, в том числе по обвинительному приговору, вынесенному на основании вердикта присяжных заседателей.

Относительно смертных приговоров, вынесенных российскими судами после того как Россия была принята в Совет Европы и подписала Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающийся отмены смертной казни в мирное время (16 апреля 1997 г.), Конституционный Суд Российской Федерации разъяснил, что их вынесение (а тем более приведение их в исполнение) могло бы составить нарушение Россией ее обязательств по ст. 18 Венской конвенции о праве международных договоров в отношении Протокола N 6, однако, поскольку всякий раз имела место замена смертной казни в порядке помилования, осуществляемого Президентом Российской Федерации на основании статьи 89 (пункт "в") Конституции Российской Федерации, другим наказанием, не связанным с лишением жизни, решения судебной власти корректировались без вторжения в ее прерогативы, что позволило государству избежать нарушения своих международно-правовых обязательств.

Таким образом, определение Конституционного Суда Российской Федерации, на которое ссылается заявитель в кассационной жалобе, не отменяет действие норм уголовного закона, предусматривающих наказание, не влечет за собой пересмотр приговоров в отношении лиц, ранее осужденных к исключительной мере наказания в виде смертной казни, и не изменяет условия их содержания в местах лишения свободы на весь период, в течение которого временно не допускается назначение указанного вида наказания, а также не препятствует применению к этим лицам актов помилования.

Оспоренный же заявителем Указ Президента Российской Федерации не находится в противоречии с правовыми позициями, сформулированными Конституционным Судом Российской Федерации, соответствует положениям Уголовного кодекса Российской Федерации, и не может рассматриваться как ухудшение положения осужденного.

В связи с изложенным, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что отсутствуют предусмотренные законом основания для признания Указа Президента Российской Федерации от 3 июня 1999 г. N 697, "О помиловании Абрамова Ю.П., Агафонова А.А. и других осужденных к смертной казни" незаконным.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что Агафоновым А.А. не был пропущен установленный законом срок на обращение в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании, так как о нарушении его прав Агафонов А.А. узнал только 27 ноября 2009 г., в связи с этим считает, что причина пропуска срока является уважительной, не может являться основанием к отмене судебного решения и признанию оспоренного Указа Президента Российской Федерации незаконным, поскольку обстоятельств, препятствовавших Агафонову А.А. в течение столь длительного времени обратиться в суд, не указал, и доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска установленного законом срока на обращение в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании, не представил.

Решение суда первой инстанции вынесено в соответствии с нормами материального и процессуального права, предусмотренных ст. 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований, для отмены решения суда в кассационном порядке, не имеется.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2010 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Агафонова А.А. - без удовлетворения.


Председательствующий

А.И. Федин



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 11 мая 2010 г. N КАС10-209


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.