Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N КАС10-275 Решение суда об отказе в признании незаконным Указа Президента РФ от 19 мая 1999 г. N 623 "О помиловании" оставлено без изменения

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N КАС10-275


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В., Крупнова И.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Григорьева В.И. об оспаривании Указа Президента Российской Федерации от 19 мая 1999 г. N 623 "О помиловании" в части замены Григорьеву В.И. в порядке помилования смертной казни двадцатью пятью годами лишения свободы по кассационной жалобе Григорьева В.И. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2010 г., которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., Кассационная коллегия установила:

Указом Президента Российской Федерации от 19 мая 1999 г. N 623 Григорьев В.И., ... года рождения, осужденный 9 января 1996 г. ... областным судом к смертной казни, помилован: смертная казнь ему заменена двадцатью пятью годами лишения свободы (п. 5).

Григорьев В.И. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением, в котором просил суд признать данный указ незаконным в части замены ему смертной казни двадцатью пятью годами лишения свободы.

В обоснование заявленного требования сослался на то, что указ Президента Российской Федерации в оспариваемой части не соответствует международным договорам, Конституции Российской Федерации, ч. 2 ст. 1 Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушает его права, свободы и законные интересы. Как указал заявитель, в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р также отражено, что с момента подписания Российской Федерацией 16 апреля 1997 г. Протокола N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод само существование в законодательстве Российской Федерации положений, предусматривающих смертную казнь как вид наказания, а также обвинительных приговоров, по которым она назначена, противоречит международным обязательствам Российской Федерации.

Кроме того, Григорьев В.И. указал на то, что Президент Российской Федерации не вправе был применять ч. 3 ст. 59 УК РФ, так как согласно постановлению Конституционного Суда Российской Федерации Григорьев В.И. изначально не мог быть приговорен к смертной казни.

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2010 г. Григорьеву В.И. в удовлетворении заявления отказано, в том числе и по мотиву пропуска заявителем без уважительных причин, установленного законом трехмесячного срока на обращение в суд с требованием об оспаривании ненормативного акта.

В кассационной жалобе Григорьев В.И. просит об отмене судебного решения, указав, что решение суда не соответствует Протоколу N 6 и определению Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р.

Заявитель, Президент Российской Федерации в судебное заседание не явились, о времени и дате кассационного рассмотрения дела извещены надлежащим образом.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы.

Григорьев В.И. приговором . областного суда от 9 января 1996 г. был осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 102 п.п. "б", "з", "г", "н", 144 ч. 2, 149 ч. 2 УК РСФСР, и с учетом осуждения по предыдущему приговору к исключительной мере наказания - смертной казни.

24 апреля 1996 г. Верховным Судом Российской Федерации приговор изменен: исключено осуждение по п. "г" ст. 102 УК РСФСР, в остальном приговор в отношении Григорьева В.И. оставлен без изменения.

Григорьев В.И., приговоренный к смертной казни, обратился к Президенту Российской Федерации с ходатайством о помиловании. Указом Президента Российской Федерации от 19 мая 1999 г. N 623 был помилован путем замены смертной казни двадцатью пятью годами лишения свободы.

Как правильно указал суд в обжалованном решении, правом помилования в отношении лиц, осужденных судом к наказанию в виде смертной казни, Президент Российской Федерации наделен ч. "в" ст. 89 Конституции Российской Федерации.

Реализуя свои конституционные полномочия по помилованию, Президент Российской Федерации, исходя из положений ч. 3 ст. 90 Конституции Российской Федерации, руководствовался при издании указа действовавшим на время издания данного указа законодательством.

Оспоренный заявителем указ Президента Российской Федерации о помиловании не связан с вопросами привлечения к уголовной ответственности и применения наказания, которые регулируются нормами уголовно-процессуального законодательства и разрешаются судом.

Уголовный кодекс Российской Федерации, в действующей в то время редакции, предусматривал, что смертная казнь в порядке помилования может быть заменена пожизненным лишением свободы или лишением свободы на срок двадцать пять лет; помилование осуществляется Президентом Российской Федерации в отношении индивидуально определенного лица (ст.ст. 59, 85).

Отказывая в удовлетворении заявления, суд правильно исходил из того, что помилование не связано с вопросами привлечения к ответственности и применения наказания, относящимися к ведению судебной власти, которые регулируются нормами уголовного и уголовно-процессуального законодательства и разрешаются судом.

Поскольку своим указом Президент Российской Федерации не назначал новое наказание, а в порядке помилования произвел замену смертной казни на более мягкое, по сравнению со смертной казнью, на лишение свободы, то вывод суда о том, что Президент Российской Федерации правомерно руководствовался положениями Конституции Российской Федерации и других законодательных актов, действующими на день издания указа, является правильным.

Утверждения заявителя о противоречии оспариваемого указа положениям международных договоров, Конституции Российской Федерации, Уголовному кодексу Российской Федерации и определению Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2009 г. N 1344-О-Р ошибочны.

Вывод суда о том, что указ Президента Российской Федерации не находится в противоречии с правовыми позициями, сформулированными Конституционным Судом Российской Федерации, соответствует положениям Уголовного кодекса Российской Федерации, является обоснованным.

Осуществляемая в порядке помилования замена смертной казни другим, менее тяжким наказанием, предусмотренным действующим уголовным законом (в данном случае - двадцатью пятью годами лишения свободы), не может расцениваться как ухудшение положения осужденного.

Приговор в отношении Григорьева В.И. вступил в законную силу 24 апреля 1996 г., т.е. до 16 апреля 1997 г., и наказание, назначенное судом, приведено в исполнение не было.

Издание Президентом Российской Федерации актов о помиловании явилось гарантией сохранения жизни осужденным, которым по приговору суда было назначено наказание в виде смертной казни, и приговоры, в отношении которых не были приведены в исполнение, и позволило не нарушить взятые на себя государством международные обязательства в части неисполнения наказаний в виде смертной казни.

Согласно ч. 4 ст. 258 ГПК РФ суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

При этом суд учел также то обстоятельство, что Григорьевым В.И. был пропущен без уважительных причин установленный ч. 1 ст. 256 ГПК РФ трехмесячный срок на обращение в суд с требованием об оспаривании акта о помиловании.

Довод кассационной жалобы о том, что суд проигнорировал ходатайство Григорьева В.И. об обеспечении его личного участия в судебном заседании, несостоятелен.

Как следует из материалов дела, ходатайство Григорьева В.И. об обеспечении его участия в судебном заседании Верховным Судом Российской Федерации рассматривалось в судебном заседании от 5 апреля 2010 г. и было оставлено без удовлетворения с учетом того, что гражданское процессуальное законодательство не обязывает суд принимать меры для обеспечения явки участников процесса в судебное заседание, извещенных о времени и месте судебного заседания, в данном случае - доставки заявителя, находящегося в местах лишения свободы (л.д. 53).

Решение суда первой инстанции принято с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права, проанализированных в решении суда, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 5 апреля 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Григорьева В.И. - без удовлетворения.


Председательствующий

А.И. Федин


Члены коллегии

Г.В. Манохина



И.В. Крупное



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 8 июня 2010 г. N КАС10-275


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.