Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 января 2010 г. N 18-О09-59 Суд, отменяя приговор, указал на то, что осужденный, открывая вентиль газового баллона, наполненного природным газом (пропаном), и поджигая в комнате источник зажигания пламенного горения, в результате которого произошла вспышка (взрыв) газовоздушной смеси, повлекшая возникновение пожара, осознавал общественную опасность своих действий и избранного им общеопасного способа совершения преступления, который заведомо для виновного представлял реальную опасность для жизни других лиц

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 января 2010 г. N 18-О09-59


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Борисова В.П.,

судей Пейсиковой Е.В., Ламинцевой С.А.,

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании от 14 января 2010 г. кассационное представление государственного обвинителя Тимощенко О.С, кассационную жалобу осужденного Фадль-Эль-Мула М.Э. на приговор Краснодарского краевого суда от 3 апреля 2009 г., по которому Фадль-Эль-Мула М.Э., ..., осужден по пп. "а, в, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Он же оправдан по ч. 1 ст. 112 УК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

Постановлено взыскать с Фадль-Эль-Мула М.Э. в пользу потерпевшей П. в счет компенсации морального вреда ... руб.

Заслушав доклад судьи Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы кассационного представления и кассационной жалобы осужденного, выступления осужденного Фадль-Эль-Мула М.Э. с участием переводчика и адвоката Бицаева В.М., поддержавших доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего приговор в части оправдания Фадль-Эль-Мула М.Э. по ч. 1 ст. 112 УК РФ отменить, а дело направить на новое рассмотрение, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Фадль-Эль-Мула М.Э. признан виновным в убийстве двух лиц - своей бывшей жены Ф. и малолетнего сына-инвалида Ф. находившегося заведомо для виновного в беспомощном состоянии, совершенном общеопасным способом.

Органом предварительного следствия Фадль-Эль-Мула М.Э. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 112 УК РФ, совершенного в отношении его дочери С.

Суд оправдал Фадль-Эль-Мула М.Э. по указанному обвинению за отсутствием в деянии состава преступления.

В судебном заседании Фадль-Эль-Мула М.Э. виновным себя не признал.

В кассационной жалобе Фадль-Эль-Мула М.Э., выражая свое несогласие с приговором, полагает, что постановленный приговор является незаконным, несправедливым и подлежащим отмене.

Осужденный утверждает, что он непричастен к убийству своей бывшей жены и малолетнего сына. При этом указывает, что его бывшая жена С., страдала психическим расстройством, сама подожгла в доме газовый баллон, отчего возник пожар и погибли она и сын. Указывает на несоответствие показаний его дочерей С. и С., как данным в судебном заседании, так и на предварительн следствии, их показаниям, изложенным в протоколе судебного заседания и приговоре. Осужденный утверждает, что на его дочерей оказывалось психологическое воздействий при проведении допросов со стороны родственников его бывшей жены, сотрудниками милиции, следователем и педагогом. Осужденный также указывает на другие искажения в протоколе судебного заседания, а именно: его показаний, данных в судебном заседании, показаний свидетелей Р., П., А. и П. Кроме того, осужденный оспарив окол осмотра места происшествия, утверждая, что в нем неверно отражены сведения относительно места расположения предметов в домовладении, а именно: относительно места расположения предметов в домовладении, а именно: газового баллона и газового редуктора, что в последующем повлекло, по его мнению, фальсификацию результатов пожарно-технической экспертизы. В кассационной жалобе также указывается, что суд не вызвал в судебное заседание и не допросил свидетеля защиты Х. и других свидетелей, данные о личности которых не указываются в жалобе. Кроме того, осужденный полагает, что адвокат, представлявший его интересы, осуществлял защиту ненадлежащим образом. Указывает также на некачественный перевод протокола судебного заседания на арабский язык, а также на то, что при рассмотрении его дела в суде перевод был недостаточно четким и понятным.

В кассационном представлении государственный обвинитель Тимощенко О.С. просит приговор в части оправдания Фадль-Эль-Мула М.Э. по ч. 1 ст. 112 УК РФ отменить, а уголовное дело направить на новое рассмотрение. В обоснование своего довода государственный обвинитель указывает, что вывод суда об отсутствии умысла у виновного на причинение вреда здоровья своей дочери является необоснованным. Государственный обвинитель полагает, что преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 112 УК РФ, совершено осужденным с косвенным умыслом, поскольку он осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий, не желал, но сознательно допускал эти последствия либо относился к ним безразлично. Готовясь к совершению убийства общеопасным способом, Фадль-Эль-Мула М.Э. не мог не учитывать поражающие свойства орудия убийства и способ его применения - воспламенение газа пропана в виде вспышки, угрозу взрыва баллона, высокую температуру открытого пламени при горении пропана под давлением баллона, выделение угарного газа, и не мог не осознавать и не предвидеть, что его действиями также создается реальная угроза лишения жизни для причинения вреда здоровью его малолетней дочери С., которая в момент воспламенения источника зажигания пламенного горения находилась в помещении спальни.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя адвокат Баженова О.И. в защиту интересов Фадль-Эль-Мула М.Э. просит оставить его без удовлетворения, а приговор - без изменения.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Фадль-Эль-Мула М.Э. государственный обвинитель Тимощенко О.С. и потерпевшая П. просят оставить ее без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационного представления, кассационной жалобы осужденного и возражения адвоката, государственного обвинителя и потерпевшей, судебная коллегия находит ч. 1 ст. 112 УК РФ подлежащим отмене, а дело в этой части - направлению на новое рассмотрение, в то же время полагает, что выводы суда о виновности осужденного в совершении преступления, предусмотренного пп. "а, в, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробный анализ которых содержится в приговоре.

Вина Фадль-Эль-Мула М.Э. в убийстве своей бывшей жены и малолетнего сына установлена показаниями потерпевшей Ф., данными на предварительном следствии, о том, как ночью она почувствовала сильную боль и проснулась, увидела, что горела двуспальная кровать, где спали мать и брат, сестры на кровати уже не было, также горели окна и кресло где спал папа. Ее кресло не горело, папы в комнате не было. Она увидела, что папа забежал из кухни и, схватив ее за туловище левой рукой, прижал ее лицом к себе, она также схватила правой рукой папу за шею и попыталась за него крепко держаться. После этого, папа правой рукой два раза ударил в оконный проем, от этих ударов окно вылетело на улицу, через оконный проем они выскочили на улицу. Она увидела, что ее сестра находилась за домом на лавочке, также увидела рюкзак, принадлежащий ее сестре, в котором находились разные вещи и документы на нее и ее сестру.

В судебном заседании потерпевшая в целом подтвердила свои показания.

Данные сведения подтверждаются показаниями свидетеля Ф., данными на предварительном следствии, о том, что мать и отец между собой постоянно ссорились, ссоры происходили из-за того, что отец хотел увезти их с младшей сестрой навсегда ..., а мать не хотела их отпускать, отец часто бил мать, а когда она заступалась, то бил и ее, мать с отцом развелись в марте 2008 г.

Негатив отца распространялся не только на мать, но и на брата-инвалида, которого он называл "уродом", "головастиком". 6 июня 2008 г. примерно в 22 часа все легли спать. Она видела, как отец лег спать, потом вновь встал и вышел на улицу, она не слышала, чтобы мать вставала ночью с кровати, все вещи в комнатах находились на своих местах. Около 3 часов ночи она проснулась от удушья, почувствовала запах газа. Отец сказал ей, чтобы она вышла на улицу, когда она выходила, то увидела, что возле отца что-то лежит, уже потом, после случившегося она поняла, что это был газовый баллон, который ранее находился в сарае, каким образом данный предмет попал в спальню, она не знает. Мама от того, что она встала и пошла на улицу, не проснулась. Выйдя на улицу, она почувствовала себя лучше, но было прохладно и она хотела зайти в дом, взять кофту, но отец не разрешил ей заходить в дом. Она прошла в задний двор, заметила возле дома ее школьный рюкзак, в этот момент услышала какие-то звуки как удары внутри дома и взрыв. Через некоторое время она увидела на улице сестру и отца, они были обгоревшими. После начался пожар, стали сбегаться люди, вскоре приехали пожарные и скорая помощь. В рюкзаке находились вещи и документы ее и младшей сестры.

Данные сведения подтверждаются показаниями свидетеля К. - социального педагога в МОУ и классного руководителя старшей дочери С., участвовавшей при допросе девочки; показаниями потерпевшей П. - матери потерпевшей Ф., согласно которым ее дочь и М. постоянно скандалили, поскольку он хотел с дочерьми уехать к себе на родину ..., а ее с сыном оставить в России, при этом пояснял, что если С. попытается ему помещать, то он убьет ее. С. не хотела отдавать ему детей, девочки также говорили, что в ... не поедут. 7 июня 2008 г. она со слов своей старшей внучки С. узнала, что Фадль-Эль-Мула М.Э. занес в спальню газовой баллон и начал выпускать из него газ, после этого он вывел ее на улицу и вернулся в дом за С., после чего произошел пожар; показаниями свидетелей П., Р. - родственников потерпевшей Ф. об обстоятельствах произошедшего пожара в доме, известных им со слов С., о желании М. уехать ... вместе с дочерьми на постоянное место жительства.

Доводы осужденного о том, что на его дочерей на предварительном следствии оказывалось воздействие, опровергаются показаниями свидетелей Ф. и С. в судебном заседании, не утверждавших, что на них оказывалось воздействие на предварительном следствии, свидетеля К., являвшейся социальным педагогом школы, где обучалась старшая дочь С., и участвовавшей при ее опросе сотрудником милиции и допросе следователем прокуратуры, согласно которым в обоих случаях С. одинаково рассказывала о случившемся, способностей к фантазированию за ней она никогда не замечала.

Кроме того, в отношении С. и ее младшей сестры С. были проведены судебно-психологические экспертизы, из которых следует, что учитывая их индивидуальные, возрастные, психические особенности и конкретные условия происходивших событий, они могли правильно воспринимать важные для дела обстоятельства. У испытуемых признаков повышенной внушаемости, повышенной склонности к фантазированию, а также признаков эйдетической (образной) памяти не имеется.

Суд дал оценку показаниям старшей дочери С. в судебном заседании, изменившей свои показания в пользу отца, как недостоверным, данным под влиянием на нее, с целью облегчить участь своего отца, что подтверждается данными в судебном заседании пояснениями самой С. о случившемся: "Я люблю маму, но маму уже не вернуть, но отца я тоже очень люблю и не хочу, чтобы он находился в тюрьме".

Вышеуказанные сведения согласуются с показаниями свидетеля А. о том, что ему было известно, что М. хотел увезти с собой дочерей на родину ..., С. была против этого, о том, как после пожара на территории за домом был найден детский школьный рюкзак с детскими вещами и документами, а также о том, как на расспросы старшая дочь С. ответила, что это все сделал папа; аналогичными показаниями свидетеля А., показаниями свидетелей Е., П., П., К. - соседей семьи Фадль-Эль-Мула и очевидцев пожара, которые беседовали с С. и С., непосредственно после пожара и знают о случившемся в доме с их слов; показаниями свидетелей П., П., К., В., Б. - сотрудников пожарной части в станице ..., согласно которым при тушении пожара в жилом помещении были обнаружены трупы женщины и ребенка, лежащие на кровати, газовый баллон, вентиль которого был откручен, было слышно шипение выходящего из него газа, закрыв вентиль, они перенесли баллон на безопасное расстояние от дома, после того, как пожар был потушен обнаружили за домом детский школьный рюкзак; показаниями свидетеля П. - исполняющего обязанности заведующего ожоговым отделением ... больницы ..., о том, как поступившая в отделение на лечение с ограниченным глубоким ожогом конечности, полученным в результате вспышки бытового газа, Ф. сказала: "Папа хотел нас убить", а после общения с отцом девочка стала говорить, что газ подожгла мама.

Данные сведения также согласуются с другими доказательствами, в том числе: протоколом осмотра места происшествия - домовладения ..., в ходе которого были обнаружены обгоревшие трупы Ф. и Ф. а также газовый редуктор и газовый баллон, актами судебно-медицинских экспертиз о причине смерти потерпевших; актом пожарно-технической экспертизы, согласно которому причиной пожара явилась вспышка (взрыв) газовоздушной смеси, локальной очаговой зоной (эпицентром взрыва) является северо-западная часть жилой комнаты, пламя распространялось симметрично во всех направлениях от эпицентра взрыва; протоколом выемки школьного рюкзака, принадлежащего С., при осмотре которого обнаружены карты профилактических прививок Ф., оригиналы свидетельств о рождении Ф. М. и Ф., а также другие документы; протоколами выемки документов у П. на имя Фадль-Эль-Мула М.Э. и у Х. кожаной сумки-барсетки, при осмотре которой обнаружены документы о образовании и паспорта на имя Фадль-Эль-Мула М.Э.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы смерть Ф. наступила в результате прижизненных термических ожогов пламенем 100% поверхности тела с обугливанием кожи, осложнившихся шоком. Площадь ожогов и их степень по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью, который имеет прямую причинную связь со смертью.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы смерть Ф. наступила в результате отравления угарным газом, о чем свидетельствует наличие в крови 52% карбоксигемоглобина. На трупе также обнаружены повреждения в виде термических ожогов пламенем 100% поверхности тела с обугливанием кожи.

Всем исследованным доказательствам, в том числе показаниям самого Фадль-Эль-Мула М.Э. отрицавшего свою причастность к убийству бывшей жены и сына, показаниям свидетелей Р., П., А., П., а также другим доказательствам, указанным в жалобе осужденного, суд в приговоре дал оценку в соответствии с требованиями ст. 17, 88 УПК РФ. Показания свидетеля Х., данные на предварительном следствии, были оглашены по ходатайству самого подсудимого (т. 6, л.д. 265).

Осмотр места происшествия и пожарно-техническая экспертиза проведены в соответствии с требованиями УПК РФ. В судебном заседании эксперт К., проводивший пожарно-техническую экспертизу, пояснил ее выводы. Оснований не доверять выводам заключения экспертизы не имеется.

Доводы осужденного о наличии у его бывшей жены С. психических расстройств опровергаются актом посмертной психиатрической экспертизы Ф. о том, что она каким-либо психическим расстройством, исключающим вменяемость и лишающим ее способности адекватно воспринимать окружающую деятельность, не страдала. Об этом свидетельствуют характеристики ее личности, а также многочисленные свидетельские показания, согласно которым суицидальные намерения она никогда не высказывала, наоборот, опасалась за свою жизнь, предпринимала конкретные меры по разрешению сложившейся ситуации в семье, беспокоилась о детях, имела конкретные планы на будущее.

Допрошенная в судебном заседании эксперт В. подтвердила выводы акта экспертизы.

Согласно акту стационарной судебно-психиатрической экспертизы Фадль-Эль-Мула М.Э. хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным расстройством психической деятельности в момент совершения инкриминируемого ему деяния не страдал, он мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Признаков какого-либо болезненного расстройства психической деятельности также не обнаруживал. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.

Суд обоснованно признал Фадль-Эль-Мула М.Э. вменяемым.

Действия Фадль-Эль-Мула М Э правильно квалифицированы по пп. "а, в, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ, учитывая общеопасный способ совершения убийства и обстоятельства содеянного.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в том числе права Фадль-Эль-Мула М.Э. на защиту, не допущено.

На предварительном следствии и в судебном заседании он был обеспечен защитниками Горбатько Ю.В. и Баженовой О.И., от помощи которых не отказывался. На предварительном следствии и в судебном заседании ему был предоставлен переводчик, замечаний по качеству перевода он не заявлял. Осужденному были предоставлены копии протокола судебного заседания как на русском, так и на ... языках. Поданные им замечания на протокол судебного заседания были рассмотрены судом и отклонены постановлениями от 5 ноября 2009 г. и 20 ноября 2009 г.

Наказание осужденному по пп. "а, в, е" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, требований ст. 6, 60 УК РФ, данных о личности, смягчающего наказания обстоятельства - наличия двух малолетних детей. Назначенное наказание является справедливым.

В то же время судебная коллегия не может согласиться с выводом суда в части оправдания Фадль-Эль-Мула М.Э. по ч. 1 ст. 112 УК РФ в отношении его дочери С. по следующим основаниям.

По смыслу уголовного закона, если в результате применения виновным общеопасного способа убийства наступила смерть не только определенного лица, но и других лиц, содеянное надлежит квалифицировать помимо п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ, по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а в случае причинения другим лицам вреда здоровью - по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по статьям УК, предусматривающим ответственность за умышленное причинение вреда здоровью.

Как установлено судом, умысел осужденного был направлен на убийство своей бывшей жены С. и малолетнего сына-инвалида Э., совершенным общеопасным способом - путем поджога с использованием газа, выпущенного внутри помещения.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы в результате противоправных действий Фадль-Эль-Мула М.Э. его младшей дочери С. были причинены повреждения в виде термических ожогов пламенем верхних конечностей и лица 2-3 А степени, 9% (3%), которые квалифицируются как причинившие средней тяжести вред здоровью, так как вызвали расстройство здоровья на срок свыше 21 дня.

Выводы суда о том, что Фадль-Эль-Мула М.Э. не допускал возможности причинения вреда здоровью своей дочери С., которая находилась в момент поджога газа в помещении спальни, противоречат установленным в приговоре обстоятельствам, согласно которым виновный осознавал, что "при взрыве бытового баллона с газом не исключена возможность подрыва посторонних людей, проживающих по соседству с домовладением супругов Фадль-Эль-Мала, а также членов его семьи, находящихся в зоне поражения от взрыва баллона", что его действия могут "представлять реальную опасность для жизни других помимо избранной жертвы лиц - привести к гибели других членов его семьи, а также гибели соседей" (т. 7, л.д. 2, 25).

Таким образом, судебная коллегия полагает, что доводы кассационного представления заслуживают внимания, согласно которым, Фадль-Эль-Мула М.Э., открывая вентиль газового баллона, наполненного природным газом (пропаном), и поджигая в комнате источник зажигания пламенного горения, в результате которого произошла вспышка (взрыв) газовоздушной смеси, повлекшей возникновение пожара, осознавал общественную опасность своих действий, направленных на убийство его бывшей жены и малолетнего сына, и избранного им общеопасного способа совершения преступления, который заведомо для виновного представлял реальную опасность для жизни других лиц, а также осознавал то обстоятельство, что его младшая дочь С. в момент воспламенения источника зажигания пламенного горения находилась в помещении спальни.

Последующие действия Фадль-Эль-Мула М.Э., совершенные после поджога газа и направленные на спасение дочери, не влияют на квалификацию содеянного.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 3 апреля 2009 г. в отношении Фадль-Эль-Мула М.Э. в части его оправдания по ч. 1 ст. 112 УК РФ отменить, дело в этой части направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

В остальном приговор в отношении Фадль-Эль-Мула М.Э. оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.


Председательствующий

Борисов В.П.


Судьи

Пейсикова Е.В.



Ламинцева С.А.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 января 2010 г. N 18-О09-59


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение