Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 февраля 2010 г. N 39-О10-2 Суд исключил из приговора осуждение за покушение на убийство двух и более лиц и переквалифицировал действия осужденного как покушение на убийство, поскольку действия осужденного в отношении потерпевшей правильно квалифицированы как убийство и дополнительной квалификации как покушение на её убийство не требуют

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 февраля 2010 г. N 39-О10-2


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего - Галиуллина З.Ф.,

судей - Мещерякова Д.А., Валюшкина В.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённого Казьмина В.А. и адвоката Жировой Г.А. на приговор Курского областного суда от 27 ноября 2009 года, по которому

Казьмин В.А., судимый:

4 апреля 2001 года по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы;

28 сентября 2001 года, с учётом внесённых изменений, по ст.ст. 131 ч. 2 п. "в", 132 ч. 2 п. "в" УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ на 7 лет 7 месяцев лишения свободы, освобождён 15 августа 2008 года по отбытии наказания,

осуждён по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на 14 лет лишения свободы, по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 11 лет лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Казьмина В.А. в пользу К. в возмещение материального ущерба рублей и в счёт компенсации морального вреда рублей, в пользу Б. в счёт компенсации морального вреда рублей, в пользу У в возмещение материального ущерба рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., объяснения: осуждённого Казьмина В.А., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы и просившего об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение; адвоката Лунина Д.М., поддержавшего доводы кассационных жалоб осуждённого и адвоката Жировой Г.А. и также просившего об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение; мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего, что приговор подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия установила:

Казьмин В.А. признан виновным в том, что совершил покушение на убийство К., К. и Б., не доведённое до конца по независящим от него обстоятельствам, а также убийство К. Преступления были совершены в п. ... ... района ... области при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.

В кассационной жалобе осуждённый Казьмин В.А. просит приговор в части его осуждения за покушение на убийство К. отменить и дело в этой части прекратить, а также переквалифицировать его действия в отношении Б. на ст. 111 ч. 1 УК РФ, в отношении К. - на ст. 111 ч. 4 УК РФ.

Указывает, что к совершению преступления в отношении К. непричастен, оговорил себя в совершении этого преступления из-за применения к нему недозволенных методов ведения следствия работниками милиции. О применении таких методов к нему он никому не говорил в период следствия и сказал об этом только в суде. О том, что к нему применялось физическое насилие работниками милиции свидетельствует наличие у него телесных повреждений, а заключение судебно-медицинского эксперта о причинении этих повреждений задолго до его задержания, является ложным.

По своим физическим данным он не мог причинить тяжкие повреждения более сильному К. Показания об обстоятельствах нападения на К. он давал по подсказкам работников милиции. У него не было умысла на убийство Б. и К., он безразлично относился к последствиям своих действий. Просит смягчить ему наказание, ссылаясь на раскаяние в содеянном, добровольную сдачу работникам милиции. Просит также уменьшить сумму взысканий в пользу потерпевших.

В кассационной жалобе адвокат Жирова Г.А. просит приговор в части осуждения Казьмина за действия в отношении К. отменить и дело в этой части производством прекратить, а также переквалифицировать его действия в отношении Б. на ст. 111 ч. 1 УК РФ и в отношении К. на ст. 111 ч. 4 УК РФ, назначив более мягкое наказание и снизив суммы взысканий в пользу потерпевших. Указывает, что доказательств виновности Казьмина в покушении на убийство не имеется, а показания самого осуждённого на следствии по этому факту были даны из-за применения к нему работниками милиции недозволенных методов ведения следствия, о чём свидетельствует причинение Казьмину после задержания телесных повреждений. Казьмин не имел умысла на убийство Б. и К., а потому его действия в отношении потерпевших необходимо квалифицировать в соответствии с наступившими последствиями. Просит также о смягчении назначенного наказания, так как судом не учтена помощь Казьмина следствию и суду в установлении истины по делу, его состояние здоровья.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что вина Казьмина в совершении преступлений подтверждается следующими доказательствами.

Так, потерпевший К. показал, что когда в ночь с 25 на 26 октября 2008 года шёл по улице, то на него кто-то напал и больше он ничего не помнит, очнулся через несколько дней в больнице.

Свидетель К. показала на следствии, что в 4-ом часу ночи ушла из бара и по дороге увидела лежащего на земле окровавленного К., позвонила в милицию и "скорую помощь". Затем она вернулась в бар, где встретила К. В., с которой вместе вновь подходила к К.

Приехали сотрудники милиции и врачи, увезли К.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что потерпевшему К. с учётом закрытой черепно-мозговой травмы, выраженной отёком головного мозга, наличия кровоизлияний под мягкую оболочку и в боковые желудочки головного мозга, причинён тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Данные повреждения образовались в результате нанесения не менее 4 ударов со значительной физической силой.

Судебно-медицинский эксперт Л. показал, что полученные К. повреждения и развившееся угрожающее состояние здоровья не совместимо с жизнью, однако смерти К удалось избежать в результате оказания своевременной медицинской помощи.

На предварительном следствии Казьмин при допросе в качестве подозреваемого показал, что в связи с возникшими неприязненными отношениями хотел избить Н., но перепутал и избил другого человека - К., которого ранее не знал, нанеся тому удар своей головой в лицо, а затем несколько раз, держа руками голове потерпевшего, ударил ею о камень, после чего оттащил тело с дороги.

При проверке показаний на месте Казьмин указал место совершения данного преступления и подтвердил свои показания об обстоятельствах совершения данного преступления, как и при последующих допросах в качестве обвиняемого.

Доводы Казьмина о том, что такие показания он давал из-за применения к нему работниками милиции недозволенных методов ведения следствия, проверялись и опровергнуты как несостоятельные. Следственные действия проводились в присутствии защитников Казьмина, от которых замечаний по проведению не возникало, а ссылка осуждённого на имевшиеся у него телесные повреждения как на подтверждение факта применения насилия неубедительна, так как по заключению эксперта эти повреждения возникли еще до задержания Казьмина.

Потерпевшая Б. показала, что находилась в баре вместе с К., где конфликтов с Казьминым не было. Когда же они пошли домой, то их догнал Казьмин и со словами: "Ну, что девчонки попались", - нанёс ей удар ножом в правый бок, она почувствовала сильную боль и побежала в больницу, где потеряла сознание, что происходило с К. она не видела. При опознании Б. указала на Казьмина, как на Лицо, нанесшее ей ножевое ранение.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что у потерпевшей Б. обнаружено одно глубоко проникающее ножевое ранение передней брюшной стенки, с повреждением внутренних органов - печени и большого сальника, образовавшееся от действия острого колюще-режущего предмета - ножа. В результате данных повреждений внутренних органов потерпевшей причинён тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

О том, что ножевое ранение Б. могло быть смертельным по причине повреждения жизненно-важных органов, обильного внешнего и наружного кровотечения, при условии не оказания быстрой медицинской помощи, подтвердил судебно-медицинский эксперт.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть К. наступила от прижизненных со значительной силой нанесённых колото-резаных ранений грудной клетки, проникающих в грудную полость с повреждением ткани левого лёгкого на передней и задней поверхностях; ствола лёгочной артерии; перикарда; стенки правого желудочка; осложнившихся внутриполосной, внутритканевой и наружной кровопотерей. Локализация, характер и расположение ножевых повреждений указывают, что область головы К. подвергалась травматизации колюще-режущим предметом не менее 3 раз, грудная клетка - 7 раз, шея - 1 раз, верхние конечности не менее 3 раз.

Из заключения медико-криминалистической экспертизы следует, что ножевые ранения К. были причинены ножом, изъятым у Казьмина при задержании.

С учётом характера и локализации телесных повреждений у потерпевших судом сделан правильный вывод о том, что у Казьмина наличествовал умысел на их убийство, который в отношении К. и Б. не был доведён до конца по причине не зависящей от воли виновного - в связи с оказанием им своевременно медицинской помощи.

В связи с этим доводы кассационных жалоб о необходимости квалификации действий Казьмина в соответствии с наступившими последствиями удовлетворению не подлежат.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что приговор подлежит изменению в связи с неверной квалификацией действий осуждённого.

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия действия Казьмина по покушению на убийство К. были квалифицированы по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ, однако суд принял решение о квалификации этих действий по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, то есть применил более тяжкий закон и указал при этом, что положение Казьмина не ухудшается. При этом суд не учёл, что наказание по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ не может превышать 11 лет 3 месяцев лишения свободы, в то время, как за совершение преступления, предусмотренного ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ этот срок составляет 15 лет.

Таким образом, положение Казьмина переквалификацией его действий на более тяжкий закон было ухудшено и судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать его действия в соответствии с предъявленным органами следствия обвинением - со ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ, назначив ему наказание в соответствии с санкциями данных статей УК РФ.

Кроме того, органами предварительного следствия Казьмину было предъявлено обвинение в том, что он совершил покушение на убийство двух лиц - К. и Б., и эти действия были квалифицированы по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, суд также признал Казьмина виновным в покушении на убийство К. и Б., в то время, как К. была убита на месте и действия Казьмина в этой части были обоснованно квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ. Таким образом Казьмин был дважды осуждён за одни и те же действия, которые одинаково описаны в постановлении о привлечении Казьмина в качестве обвиняемого - за покушение на убийство К. и за убийство К.

Судебная коллегия находит, что действия Казьмина в отношении потерпевшей К. правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ и дополнительной квалификации как покушение на её убийство не требуют, в связи с чем осуждение Казьмина за покушение на убийство К. подлежит исключению из приговора.

Органами предварительного следствия действия Казьмина, связанные с покушением на убийство К. и Б. были квалифицированы по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как покушение на убийство двух лиц, других квалифицирующих признаков указано не было, не указал их и суд, ошибочно квалифицируя действия Казьмина, как покушение на убийство трёх лиц.

С учётом того, что действия Казьмина в отношении потерпевшего К. подлежат переквалификации на ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ, а осуждение Казьмина за покушение на убийство К. подлежит исключению из приговора, действия Казьмина в отношении потерпевшей Б. надлежит переквалифицировать со ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ, так как предъявленное органами предварительного следствия обвинение Казьмину по данному эпизоду предусматривало квалификацию содеянного по признаку покушения на убийство двух лиц - К. и Б., иных обстоятельств, влияющих на квалификацию содеянного указано не было и суд их также не указал, а кассационная инстанция не вправе устанавливать обстоятельства, влияющие на квалификацию содеянного, которые не были установлены следствием и судом.

В связи с переквалификацией действий Казьмина на более мягкий закон судебная коллегия считает необходимым назначить ему более мягкое наказание, чем наказание назначенное судом, однако в виде длительного лишения свободы с учётом характера и степени общественной опасности совершённых преступлений, наличия в отношении него опасного рецидива преступлений.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о снижении размера сумм, взысканных с Казьмина в пользу потерпевших, так как с осуждённого обоснованно взыскан в пользу потерпевших материальный ущерб, причинённый его действиями, а взысканная в пользу потерпевших с осуждённых компенсация морального вреда по своему размеру полностью соответствует требованиям разумности и справедливости.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Курского областного суда от 27 ноября 2009 года в отношении Казьмина В.А. изменить:

переквалифицировать действия Казьмина В.А. в отношении потерпевшего К. со ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ, по которым назначить ему 9 лет лишения свободы; исключить осуждение Казьмина В.А. за покушение на убийство потерпевшей К. переквалифицировать действия Казьмина В.А. в отношении потерпевшей Б. со ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1 УК РФ, по которым назначить ему 9 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 1, 30 ч. 3 и 105 ч. 1, 105 ч. 1 УК РФ путём частичного сложения назначенных наказаний назначить Казьмину В.А. 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Председательствующий

З.Ф. Галиуллин


Судьи

Д.А. Мещеряков



В.А. Валюшкин



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 февраля 2010 г. N 39-О10-2


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.