Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 сентября 2010 г. N 10-О10-27 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденному за убийство малолетнего назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о личности, психического здоровья и обстоятельств, смягчающих наказание

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 сентября 2010 г. N 10-О10-27


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе председательствующего Ворожцова С.А., судей Хомицкой Т.П. и Пелевина Н.П.,

при секретаре Кошкиной A.M.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Лукьянцева Р.Н. на приговор Кировского областного суда от 21 июня 2010 года, которым Лукьянцев Р.Н.

осужден к лишению свободы по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в редакции ФЗ от 27.07.2009 N 215-ФЗ) сроком на 14 лет в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 21 июня 2010 года.

Постановлено взыскать с Лукьянцева Р.Н. в пользу К. компенсация морального вреда в размере ... рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Лукьянцев Р.Н. осужден за совершение умышленного убийства малолетней К. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Хомицкой Т.П., мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе осужденный Лукьянцев Р.Н. выражает несогласие с приговором, указывает о непричастности к убийству К. В результате физического и психического воздействия со стороны сотрудников милиции оговорил себя на следствии, написал явку с повинной. Мотив убийства К. у него отсутствовал. Не устранены противоречия в показаниях свидетелей Т. и Т., допрошенных с нарушением уголовно-процессуального закона, о том, что они видели К. живой после 2 сентября 2009 года и, следовательно, ее труп был захоронен не 2 сентября, а возможно после 10 сентября 2009 года. Считает, что адвокат не должным образом защищала его интересы в суде, чем нарушено его право на защиту. На стадии предварительного следствия не проведена экспертиза по изъятым у него вещам. Свидетель Н., Т., Г. его оговаривают. Настаивает, что не совершал преступления, просит разобраться в деле и принять справедливое решение.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Симонова В.Б. просит приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного в содеянном правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Доводы жалобы осужденного Лукьянцева о непричастности к убийству малолетней К. не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.

Так, потерпевшая К. - мать погибшей, пояснила о том, что вечером 2 сентября 2009 года Лукьянцев в нетрезвом состоянии пришел к ним домой. Уходя от них, вместе с ним отпросилась и ушла ее дочь В., которая не вернулась домой. На следующий день, на ее вопрос о том, где В. Лукьянцев ответил, что она ушла домой.

Поиски дочери были безрезультатными и 6 сентября 2009 года обратились в милицию, а 11 октября 2009 года труп дочери был найден на пустыре, закопанным в землю.

Эти показания потерпевшей согласуются с показаниями других несовершеннолетних свидетелей П. и Т. которые в ходе предварительного следствия и в судебном заседании подтвердили, что 2 сентября 2009 года они, гуляя ... встретили вечером Лукьянцева, который был в состоянии алкогольного опьянения и малолетнюю К. В одиннадцатом часу вечера они расстались и пошли домой, а Лукьянцев с К. пошли в сторону своих домов. После этого живой они К. не видели.

Вопреки доводам жалобы осужденного, возникшие противоречия относительно встречи свидетелей с осужденным и К или 2 сентября 2009 года, судом были разрешены, признав убедительными их объяснения о запамятовании даты к моменту судебного разбирательства. Судом обоснованно принято решение о признании достоверными и допустимыми показаний П. и T., данные ими в ходе предварительного следствия (т. 4 л.д. 82-83).

Приведенным показаниям соответствуют и показания Лукьянцева, который будучи допрошенным 11 и 12 сентября 2009 года на стадии предварительного следствия в качестве подозреваемого, 13 октября 2009 года в качестве обвиняемого, и в протоколе явки с повинной от 11 октября 2009 года подробно изложил обстоятельства нахождения с ним вечером 2 сентября 2009 года малолетней К., о встрече с Т. и П., а также о том, что он с К. Пошел гулять на пустырь, расположенный за огородами, где в ходе возникшей ссоры, задушил ее, сдавливая шею потерпевшей сзади локтевым сгибом левой руки, помогая правой. Поняв, что К. мертва, выкопал яму, в которую захоронил труп. Вернувшись домой около 3 часов 30 минут 3 сентября 2009 года, испачканные землей и травой брюки оставил в бане, и мать их выстирала.

Кроме того, при допросе 11 октября 2009 года Лукьянцев собственноручно нарисовал схему места, где он совершил убийство и закопал труп К. (т. 3 л.д. 35-36, 38-42, 47-53, 63-65).

Изложенное Лукьянцев подтвердил и показал на месте обстоятельства и механизм совершенного им преступления в ходе проверки показаний подозреваемого, проведенной 12 октября 2009 года с участием адвоката и понятых (т. 3 л.д. 54-59).

Указанные показания Лукьянцева получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, даны в присутствии защитника, а потому суд обоснованно признал их допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре.

В судебном заседании осужденный, отказавшись от дачи показаний, признал свою вину, подтвердил и не оспаривал вышеизложенное.

Доводы осужденного о применении недозволенных методов ведения расследования, заявленные лишь в кассационной жалобе, опровергаются материалами, проведенной по заявлению Лукьянцева проверки, и приложенными к материалам уголовного дела. Постановлением следователя от 29 июля 2010 года принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления (т. 4 л.д. 97-99).

Более того, в судебном заседании Лукьянцев на заданный вопрос о том, оказывалось ли на него какое-либо воздействие со стороны сотрудников правоохранительных органов в ходе написания чистосердечного признания, ответил, что никакого давления не оказывалось, все писал добровольно и осознанно (т. 4 л.д. 88).

Судом оценены показания свидетелей К., Л., К., В., Ц. содержание которых дополнительно подтверждают обстоятельства случившегося в той мере, в какой они имели возможность свидетельствовать. Каких-либо объективных данных, позволяющих рассуждать об оговоре ими Лукьянцева в совершении преступления, судом не установлено.

Показания свидетеля Л. сводятся к тому, что 3 сентября 2009 года она обнаружила испачканные землей обувь и брюки сына и выстирала их, что дополнительно подтверждает показания Лукьянцева о том, что когда он копал яму руками и фрагментом доски, куда схоронил труп, то стоял на корточках и на коленях.

Показания указанного свидетеля объясняют, почему проведенной судебно-медицинской экспертизой вещественных доказательств, следов преступления на одежде осужденного не обнаружено, что дополнительно опровергает доводы кассационной жалобы.

Пояснения Лукьянцева о том, что он копал яму фрагментом доски подтверждены данными протокола осмотра места происшествия от 11 октября 2009 года, в ходе которого в области живота трупа был обнаружен и изъят фрагмент доски со следами грунта (т. 2 л.д. 36-54).

Анализируя показания Лукьянцева, данные в ходе предварительного следствия, судом правильно сделан вывод о том, что они дополнительно подтверждены данными протокола осмотра места происшествия не только относительно места совершения преступления и обнаруженного фрагмента, но и таких деталей, как глубина ямы и положение, в котором был захоронен труп К.

Вопреки доводам, содержащимся в жалобе, исходя из установленных фактических обстоятельств дела, мотивом совершения преступления в отношении К. суд обоснованно признал возникшую в ходе ссоры неприязнь у Лукьянцева к потерпевшей.

Сопоставив и оценив все доказательства по делу, как каждое в отдельности, так и в совокупности, суд обоснованно признал их достаточными для установления обстоятельств совершенного Лукьянцевым преступления.

Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку, квалифицировав его действия по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, из материалов дела не усматривается. Закон, обеспечивающий право на защиту Лукьянцева на стадии расследования и в судебном заседании был соблюден.

Наказание Лукьянцеву назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о личности, психического здоровья, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление.

Смягчающие наказание обстоятельства: явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления суд в полной мере учел при назначении наказания Лукьянцеву. Оснований для признания назначенного наказания несправедливым или для его снижения не имеется.

Учитывая вышеизложенное и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия, определила:

приговор Кировского областного суда от 21 июня 2010 года в отношении Лукьянцева Р.Н. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.


Председательствующий

Ворожцов С.А.


судьи

Хомицка Т.П.



Пелевин Н.П.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 сентября 2010 г. N 10-О10-27


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение