Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 октября 2010 г. N 111-П10 Суд частично изменил приговор и освободил осужденного от отбывания наказания за преступления, по которым истек срок давности уголовного преследования

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 октября 2010 г. N 111-П10


Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

Председательствующего - Серкова П.П., членов Президиума - Давыдова В.А., Нечаева В.И., Петроченкова А.Я., Соловьева В.Н., Тимошина Н.В., Хомчика В.В., -

при секретаре Шандре Л.Н.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Макарова В.В. на приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 июля 2005 года, по которому Макаров В.В.

судимый 15 декабря 1993 года, с учетом изменений, внесенных постановлением судьи от 19 мая 1997 года, по ч. 1 ст. 213, ч. 1 ст. 222 УК РФ, ч. 2 ст. 218, ч. 3 ст. 218-1, 17, ч. 2 ст. 218 УК РСФСР, с применением ст. 40 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, освобожден 2 ноября 1998 года по отбытии срока наказания,

осужден к лишению свободы: по ч. 1 ст. 209 УК (в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года N 162-ФЗ) к 15 годам, по ч. 4 ст. 309 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ) к 7 годам, по п.п. "а, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-Ф3) к 15 годам, по ч. 3 ст. 30, п.п. "а, е, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам, по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 223 УК РФ к 1 году 4 месяцам, по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года N 92-ФЗ) к 1 году 4 месяцам.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2006 года приговор оставлен без изменения.

По делу также осуждены Струнин A.M., Голубев Н.Р., Поляков А.Н., Сорокин А.Н., Хнычков В.П., Кокоев Г.Г., в отношении которых надзорное производство не возбуждено.

В надзорной жалобе осужденный Макаров В.В. ставит вопрос о пересмотре приговора и внесении изменений в судебные решения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Дзыбана А.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора, кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Малиновского В.В. о частичном удовлетворении надзорной жалобы и осужденного Макарова В.В., поддержавшего доводы надзорной жалобы, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Макаров признан виновным в том, что совместно с Голубевым в начале 2003 года создал устойчивую вооруженную группу (банду), объединенную для нападения на граждан и организации, которую вооружили оружием, боеприпасами и взрывными устройствами.

В начале 2003 года Макаров, не имея соответствующего разрешения, приобрел у неустановленных лиц при неустановленных обстоятельствах 2 гранаты "Ф-1" с взрывателями, пистолет "ТТ" и боеприпасы к нему, три самозарядных пистолета похожих на "ПМ", пистолет, переделанный из газового пистолета "ИЖ-79-7,6", признанные огнестрельным оружием, не менее 24 патронов калибра 9 мм, признанных боеприпасами, которые хранил в своей автомашине, а также по месту жительства, носил и перевозил.

В начале июня 2003 года Макаров и Голубев вовлекли в вооруженную устойчивую группу Струнина и Хнычкова, которые осознавали свою причастность к данной группе.

Струнин в первой половине лета по указанию Макарова и Голубева с целью вооружения данной группы склонил Кокоева к изготовлению для имевшегося в группе огнестрельного оружия трех приспособлений для бесшумной стрельбы - глушителей, которые за деньги, выданные Макаровым, приобрел Голубев.

С конца лета и до середины осени 2003 года Струнин по указанию Макарова и Голубева склонил лицо, не входящее в банду, к изготовлению семи металлических телескопических полок, одну из которых вместе с Макаровым, а шесть - с Макаровым и Голубевым приобрели у Кокоева.

Осенью 2003 года Струнин по указанию Макарова и Голубева склонил Кокоева к удлинению резьбы на стволе для глушителя на одном из имевшихся самозарядных пистолетов.

Осенью 2003 года Струнин по указанию Макарова и Голубева обращался к Кокоеву с просьбой переделать на газовом пистолете ствол под патроны к огнестрельному оружию, но Кокоев от выполнения работы отказался.

28 июня 2003 года Голубев, Макаров и Хнычков, имея цель совершения разбойного нападения ..., около 17 часов вошли в магазин ..., закрыли дверь на засов, достав пистолеты, напали на продавщицу А. и, угрожая убийством, потребовали выдать хранившиеся деньги, принудили открыть кассу, откуда похитили ... рублей ... копеек, а также забрали из сумки потерпевшей ... рублей.

30 июня 2003 года Макаров, узнав, что К. и Ч. не забрали из милиции заявления о причинении им ножевых ранений Струниным, решил совершить вооруженное нападение на К... чтобы заставить его дать ложные показания и отказаться от дачи показаний против Струнина, для чего в тот же день, около 13 часов 30 минут, Макаров, Голубев и Хнычков подъехали к дому ... ворвались в квартиру К., где Макаров, угрожая пистолетом потерпевшему, подверг его избиению.

Голубев, Макаров и Хнычков, располагая информацией о том, что директор ООО ... Д. с охранником Р. собираются выезжать ... и будут иметь при себе денежные средства, разработали план вооруженного нападения на них.

С этой целью 15 июля 2003 года, в 23 часа, указанные лица, имея на вооружении пистолет "ТТ", три пистолета похожие на "ПМ", два из которых были с глушителями, две гранаты "Ф-1", приехали к дому ..., в первом подъезде которого располагался офис ООО....

Макаров и Хнычков вошли в подъезд, а Голубев остался на улице. Дождавшись, когда Д... и Р..., под верхней одеждой которого находились ... долларов США, что составляло ... рублей, вошли в подъезд, Голубев закрыл входную дверь, а Макаров и Хнычков стали с близкого расстояния стрелять в потерпевших, при этом Хнычков, находясь в подъезде многоквартирного дома, бросил в сторону Р. гранату "Ф-1".

Макаров и Голубев, ошибочно полагая, что в сумке брошенной Р. находятся деньги, взяли ее и с места преступления скрылись. В результате огнестрельных ранений Д. был причинен легкий вред с кратковременным расстройством здоровья, Р. - тяжкий вред здоровью.

В конце августа - начале сентября 2003 года Макаров в целях дополнительного вооружения банды поручил Струнину обеспечить изготовление по имеющемуся образцу металлической телескопической палки, являющейся холодным оружием, что тот и сделал через Кокоева.

В начале сентября 2003 года Макаров передал Струнину ... рублей на приобретение у Кокоева изготовленной телескопической палки. Струнин, купив телескопическую палку у Кокоева, передал ее Макарову.

В начале осени 2003 года Макаров и Голубев поручили Струнину изготовить шесть металлических телескопических палок, аналогичных ранее изготовленной.

В начале октября 2003 года Макаров, Голубев и Струнин у проходной завода... приобрели у Кокоева шесть металлических телескопических палок, являющихся холодным оружием за ... рублей.

В надзорной жалобе и дополнениях к ней осужденный Макаров просит освободить его от наказания, назначенного по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 223, ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 222 УК РФ, за истечением сроков давности уголовного преследования и смягчить наказание. Считает, что в его действиях нет рецидива преступлений, поскольку судимость по приговору от 15 декабря 1993 года погашена давностью. Коллегией присяжных заседателей он оправдан по ч. 4 ст. 309 УК РФ, однако в резолютивной части приговора об этом не указано. Также не принято решение по инкриминируемым органами следствия преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 209, ч. 3 ст. 222, ч. 2 ст. 325 УК РФ.

Одновременно с этим ставит вопрос об отмене судебных решений в связи допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона председательствующим при рассмотрении дела в суде с участием присяжных заседателей.

Полагает, что формирование коллегии присяжных заседателей проходило с нарушениями, при исследовании доказательств не соблюдался принцип равноправия и состязательности сторон, выступления адвокатов неоднократно прерывались, выводы об его виновности сделаны судом на основе показаний осужденных на предварительном следствии, полученных в результате применения незаконных методов следствия и от которых они отказались в суде, а также других доказательств, полученных с нарушением закона.

Оспаривает правильность формулирования вопросного листа, заявляет, что выводы суда об его виновности не соответствуют установленным фактам, дает свою собственную оценку представленным доказательствам, назначенное наказание, по его мнению, не отвечает требованиям справедливости.

Рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного Макарова, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит судебные решения подлежащими изменению на основании п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ и п. 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ.

Настоящее дело было рассмотрено в суде в соответствии с требованиями ст.ст. 324, 353 УПК РФ, регламентирующими особенности производства в суде с участием присяжных.

Нарушений требований ст. 328 УПК РФ при формировании коллегии, о чем указывает осужденный в своей надзорной жалобе, судом допущено не было.

Списки кандидатов в присяжные заседатели, явившихся в судебное заседание, без указания их домашних адресов были вручены сторонам, что соответствует требованиям ч. 4 ст. 327 УПК РФ.

Данных о том, что кто-либо из кандидатов скрыл о себе сведения, препятствующие их участию в разбирательстве, судом не установлено.

Судебное разбирательство проведено достаточно полно и всесторонне, данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочном исключении из разбирательства доказательств, нарушении принципа состязательности и равноправия сторон, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, Президиумом не установлено.

Содержание вопросов присяжным заседателям сформулированы председательствующим в понятной форме, при отсутствии юридических терминов, исключающих их различное толкование, соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ.

Выводы суда о виновности осужденного основаны на вердикте, который отвечает требованиям ст. 343 УПК РФ, действия Макарова квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными коллегией присяжных заседателей.

Обвинительный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, обязателен для председательствующего судьи и соответствует требованиям ст.ст. 348, 350 УПК РФ.

Утверждения осужденного о несоответствии выводов, изложенных в приговоре фактическим обстоятельствам дела, не могут быть приняты во внимание, поскольку по этим основаниям согласно положениям п. 1 ч. 1 ст. 379 УПК РФ не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных.

С доводами жалобы осужденного о том, что в приговоре не были отражены все вопросы, связанные с квалификацией его действий, согласиться нельзя.

Из материалов дела усматривается, что в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, постановлением судьи от 16 июня 2005 года до вынесения приговора в отношении Макарова по ч. 2 ст. 325 УК РФ уголовное дело было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Квалификация действий Макарова по ч. 4 ст. 309 УК РФ судом определена на основании вердикта присяжных заседателей, признавших его виновным в нападении на К... в составе банды 30 июня 2003 года.

Что касается обвинения осужденного по ч. 2. ст. 209, ч. 3 ст. 222 УК РФ, то суд в приговоре признал данную квалификацию излишней, так как описанные в них действия полностью охватываются другими составами.

С учетом осуждения Макарова 15 декабря 1993 года по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 218-1, ст. 17, 194, ч. 2 ст. 206, ч.ч. 1, 2 ст. 218, 17, 218 ч. 2 УК РСФСР, к 6 годам лишения свободы и освобождения по отбытии срока наказания 2 ноября 1998 года, его судимость на момент совершения преступлений (сначала 2003 года по октябрь 2003 год), за которые он был осужден по приговору от 22 июля 2005 года, погашена не была. Оснований для исключения из приговора ссылки на его судимость не имеется.

Вместе с тем судебные решения подлежат изменению по следующим основаниям.

С учетом требований ст. 10 УК РФ действия Макарова подлежат переквалификации с ч. 1 ст. 209 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 8 декабря 2003 г.) на ч. 1 ст. 209 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13 июня 1996 г.) с оставлением наказания в тех же пределах.

Согласно п. "а" ч. 1, ч. 2 ст. 78 УК РФ, лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года, при этом сроки давности исчисляются с момента совершения общественно опасного деяния и до вступления приговора в законную силу.

В соответствии со ст. 15 УК РФ к преступлениям небольшой тяжести относятся деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает двух лет лишения свободы.

Санкции ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 223, ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года N 92-ФЗ) предусматривали наказание до 2-х лет лишения свободы, поэтому данные преступления относятся к категории небольшой тяжести.

Судом установлено, что Макаров совершил преступления, предусмотренные ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 223, ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года N 92-ФЗ), в период с конца августа - начала сентября по начало октября 2003 года, в то время как приговор вступил в законную силу только 10 апреля 2006 года.

Таким образом, на день рассмотрения дела судом кассационной инстанции истек двухгодичный срок давности, установленный за указанные преступления.

Из материалов дела видно, что осужденный Макаров от следствия не скрывался, в розыске не находился, поэтому он подлежал освобождению от наказания по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 223, ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года N 92-ФЗ) на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, что не было сделано судом второй инстанции.

В связи с изложенным, Президиум находит Макарова подлежащим освобождению от отбывания наказания, назначенного по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 223, ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года N 92-ФЗ), в связи с истечением срока давности уголовного преследования с назначением ему более мягкого наказания по совокупности преступлений.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорную жалобу осужденного Макарова В.В. удовлетворить частично.

2. Приговор Нижегородского областного суда с участием присяжных заседателей от 22 июля 2005 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 10 апреля 2006 года в отношении Макарова В.В. изменить, освободить его от отбывания наказания, назначенного по ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 223, ч.ч. 4, 5 ст. 33, ч. 4 ст. 222 УК РФ (в редакции Федерального закона от 25 июня 1998 года N 92-ФЗ), в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ Макарову В.В. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, ч. 4 ст. 309, п.п. "а, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 63-Ф3), ч. 3 ст. 30, п.п. "а, е, ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить 19 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части судебные решения в отношении Макарова В.В. оставить без изменения.


Председательствующий судья

Серков П.П.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 октября 2010 г. N 111-П10


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.