Определение Конституционного Суда РФ от 19 октября 2010 г. N 1304-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Келя Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав абзацем пятым части второй статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 19 октября 2010 г. N 1304-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Келя Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав абзацем пятым части второй статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина С.И. Келя вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин С.И. Кель оспаривает конституционность абзаца пятого части второй статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которым не допускается приостановка работником работы в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней в организациях, непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств, оборудования. По мнению заявителя, данное законоположение исключает использование им самозащиты трудовых прав, допускает принудительный труд и не соответствует статьям 7 (часть 2), 18, 19, 37 (части 2 и 3), 45 (часть 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации. Оспариваемая С.И. Келем норма применена в его деле судом общей юрисдикции.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные С.И. Келем материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.

Конституция Российской Федерации гарантирует каждому право на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и запрещает принудительный труд (статья 37, части 2 и 3).

Защита права работника на своевременную и полную выплату заработной платы в соответствии с его квалификацией, количеством и качеством выполненной работы (абзац пятый части первой статьи 21 Трудового кодекса Российской Федерации) осуществляется способами, предусмотренными трудовым законодательством (статья 352 Трудового кодекса Российской Федерации), включая самозащиту данного права в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней путем приостановки работы на весь период до выплаты задержанной суммы (часть 2 статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем реализация прав и свобод человека и гражданина, включая предусмотренное Трудовым кодексом Российской Федерации право работника на самозащиту права на своевременную и полную выплату заработной платы, не должна нарушать права и свободы других лиц (статья 17, часть 3, Конституции Российской Федерации), а в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом, в том числе в сфере трудовых отношений (статья 55, часть 3, Конституции Российской Федерации).

Руководствуясь необходимостью защиты здоровья, прав и законных интересов населения, нормальная жизнедеятельность и экологическая безопасность которого зависит от надлежащего обеспечения эксплуатации особо опасных видов производств, оборудования, направленной на предупреждение аварий на этих производствах, оборудовании и обеспечение готовности к локализации и ликвидации последствий указанных аварий, федеральный законодатель был вправе не допускать (запрещать) приостановку работы в порядке реализации работниками их права на самозащиту своевременности и полноты выплаты заработной платы в организациях, указанных в абзаце пятом части второй статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации. Поэтому сама по себе содержащаяся в нем норма - в той мере, в какой она призвана обеспечивать нормальную жизнедеятельность населения, - не может рассматриваться как неправомерно ограничивающая конституционные права работников данных организаций и противоречащая положениям статьи 55 Конституции Российской Федерации.

Не нарушается оспариваемой нормой и конституционный принцип равенства всех перед законом и судом, установленный статьей 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации, поскольку заявитель поставлен в равные условия с другими гражданами, работающими в организациях, непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств, оборудования.

Трудовой кодекс Российской Федерации, вводя запрет на приостановку работы в случае нарушения сроков выплаты заработной платы для работников организаций, непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств, оборудования, и исключая тем самым их из числа лиц, обладающих правом на самозащиту своевременности и полноты выплаты заработной платы, в то же время не препятствует этой категории работников отстаивать свои трудовые права, в том числе на своевременную и полную оплату труда, всеми другими способами, по отношению к которым самозащита не является ни основной, ни наиболее эффективной мерой защиты трудовых прав и свобод, а выступает лишь дополнительным средством правовой защиты, имеющим специфический и вспомогательный характер. Соответственно, каждый работник организации, непосредственно обслуживающей особо опасные виды производств, оборудования, право которого на своевременную и полную выплату заработной платы было нарушено, может обратиться за защитой своего права в комиссию по трудовым спорам, в суд либо в органы государственного надзора и контроля за соблюдением трудового законодательства.

Содержание конституционного принципа свободы труда предопределяет запрет принудительного труда, под которым, согласно пункту 1 статьи 2 Конвенции МОТ N 29 относительно принудительного или обязательного труда (принята 28 июня 1930 года, ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июня 1956 года), понимается всякая работа или служба, требуемая от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания и для которой это лицо не предложило добровольно своих услуг. Тем самым данная норма международного трудового права признает, что принудительный труд должен обладать одновременно двумя признаками - отсутствием добровольного предложения работником своих услуг для его выполнения и наличием угрозы наказания за отказ от его выполнения.

Оспариваемое заявителем законоположение само по себе не создает возможность для привлечения работников к принудительному труду и не обеспечивает его выполнение угрозой применения какого-либо наказания за отказ от него, а потому оснований для признания этой нормы противоречащей статье 37 (часть 2) Конституции Российской Федерации не имеется (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2006 года N 60-О).

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Келя Сергея Ивановича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Оспаривалась норма, запрещающая приостанавливать работу из-за задержки зарплаты в организациях, непосредственно обслуживающих особо опасные виды производств, оборудования.

По мнению заявителя, данное положение исключает использование некоторыми работниками самозащиты трудовых прав, допускает принудительный труд.

КС РФ не согласился с этими доводами и разъяснил следующее.

Федеральный законодатель был вправе установить данный запрет, руководствуясь необходимостью защиты здоровья, прав и законных интересов населения. Нормальная жизнедеятельность и экологическая безопасность последнего зависят от надлежащего обеспечения эксплуатации особо опасных видов производств, оборудования, предупреждения аварий на них и обеспечения готовности к их локализации, ликвидации последствий.

Поэтому сама по себе оспариваемая норма в той мере, в какой она призвана обеспечивать нормальную жизнедеятельность населения, не может рассматриваться как неправомерно ограничивающая конституционные права работников данных организаций.

Такой запрет не препятствует этой категории сотрудников отстаивать свои права, в т. ч. на своевременную и полную оплату труда, всеми другими способами, по отношению к которым самозащита не является ни основной, ни наиболее эффективной мерой. Каждый работник подобной организации может обратиться за защитой своего права в комиссию по трудовым спорам, в суд либо в контролирующие органы власти.

Ссылка заявителя на то, что оспариваемое положение допускает принудительный труд, несостоятельна.

Исходя из норм международного трудового права, принудительный труд должен обладать одновременно двумя признаками: отсутствием добровольного предложения лицом своих услуг для его выполнения и наличием угрозы наказания за отказ от работы.


Определение Конституционного Суда РФ от 19 октября 2010 г. N 1304-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Келя Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав абзацем пятым части второй статьи 142 Трудового кодекса Российской Федерации"


Текст Определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.