Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 октября 2010 г. N 67-О10-77 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в убийстве, совершённом группой лиц, подтверждена совокупностью доказательств. Каких-либо нарушений требований уголовно-процессуального закона допущено не было

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 октября 2010 г. N 67-О10-77


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кузнецова В.В.,

судей Пейсиковой Е.В. и Ламинцевой С.А.,

при секретаре Ядренцевой Л.В.

рассмотрела в судебном заседании 7 октября 2010 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Кузина А.С. и адвоката Кречетова С.С. в защиту интересов осужденной Козловой М.В. на приговор Новосибирского областного суда от 23 июня 2010 года, по которому

Кузин А.С.

осужден к лишению свободы по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет, по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 к лишению свободы на 17 лет в исправительной колонии строгого режима;

Козлова М.В.,

судимая 18 декабря 2006 года по п. "д" ч. 2 ст. 126 УК РФ к лишению свободы на 3 года 6 месяцев, наказание отбыла,

осуждена к лишению свободы по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 7 лет, по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ на 2 года, по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 к лишению свободы на 7 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Кузнецова В.В., выслушав выступления адвокатов Лунина Д.М. и Бицаева В.М., поддержавших поданные жалобы, мнение прокурора Телешевой-Курицкой Н.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Кузин и Козлова признаны виновными в том, что они, а также лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, 24 декабря 2009 года совершили убийство Ш. При этом с целью убийства Кузин наносил потерпевшему удары кувалдой, ногами и неустановленным предметом в область головы и другие части тела, а Козлова - кухонным ножом в область лица, шеи, правого плечевого сустава, грудной клетки и живота. Кроме того, в тот же день Кузин и Козлова по предварительному сговору совершили кражу у Ш. в тот момент, когда он был без сознания, сотового телефона стоимостью ... рублей.

В кассационных жалобах:

- осужденный Кузин А.С. указывает, что ... имеет ребенка и считает назначенное ему наказание суровым. Не отрицая возникновение конфликта у него с Ш., который перерос в драку, утверждает об отсутствии умысла на его убийство. Он не предполагал, что Козлова позовет К. на помощь и тот начнет избивать Ш. кувалдой. Сам он ударов ножом не наносил и в сговор с Козловой и К. на убийство не вступал. Просит обратить внимание на то, что он дал чистосердечное признание, хотя с ним не совсем согласен. Также указывает на отсутствие экспертизы на наличие у него в крови алкоголя и его отпечатков пальцев на кувалде и ноже. Очные ставки не были проведены, на место преступления его не выводили. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. Дополнительно ссылается на то, что ему не было разъяснено право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей;

- адвокат Кречетов С.С. указывает на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. По его мнению, суд необоснованно не учел показания Козловой об отсутствии у нее умысла на убийство, а также то, что телесные повреждения, повлекшие причинение смерти, она не наносила, несколько царапин в области спины и плеча нанесла ножом под психическим принуждением, и предполагает наступление смерти в результате действий К., а явку с повинной и показания на предварительном следствии не подтвердила, ссылаясь на моральное давление со стороны оперативных сотрудников. Эти ее показания согласуются с показаниями Кузина о том, что Козлова ударов кувалдой не наносила, передал ей нож, которым она нанесла удары, но куда точно он не видел. Согласно заключению эксперта смерть Ш. наступила от тупой травмы головы, а колото-резаные ранения расцениваются как легкий вред здоровью. Указание на мотив, цель либо наличие умысла на убийство в материалах дела отсутствуют, и, следовательно, квалификация ее действий является ошибочной. Телефон она продала под воздействием психического принуждения, опасаясь за свою жизнь - К. передал телефон, приказав его продать и купить спиртное. Просит приговор в отношении Козловой отменить и дело прекратить.

Проверив материалы дела и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Доводы Кузина о том, что ему не было разъяснено право на рассмотрение дело судом с участием присяжных заседателей, опровергаются материалами уголовного дела, из которых видно, что 6 мая 2010 года следователь в присутствии защитника разъяснил обвиняемому Кузину условия выбора порядка судопроизводства, о чем составлен протокол (т. 3, л.д. 140), а также права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, в том числе о праве ходатайствовать о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей, после чего обвиняемый Кузин в присутствии защитника заявил о том, что указанным правом он воспользоваться не желает (т. 3 л.д. 137-138). В связи с этим обоснованно принято решение о рассмотрении данного дела судьей единолично.

Высказанные в жалобах доводы об отсутствии у Кузина и Козловой умысла на убийство Ш. опровергаются доказательствами, всесторонне, полно и объективно исследованными в судебном заседании и изложенными в приговоре.

В частности, осужденный Кузин в судебном заседании показал, что во время распития спиртного, когда Ш. стал приставать к Козловой, ударил его кулаком в лицо, стал бить руками и ногами, а когда Козлова вернулась с К., тот стал бить Ш. кувалдой по голове, груди, конечностям.

Он также нанес удар кувалдой Ш. ... по голове. Затем К. вновь стал бить Ш. кувалдой, говорил, что его надо убивать. К. дал нож Козловой, и та ножом ударила Ш. в грудь и тело. Труп завернули в палас и вынесли на улицу.

Козлова также пояснила, что Кузин бил Ш. кулаками, затем Ш. бил кувалдой К., который говорил, что его в живых оставлять нельзя. По предложению К. она нанесла Ш. удары ножом. Кузин также ударил Ш. кувалдой по голове.

Эти их показания, зафиксированные в протоколе судебного заседания, суд сопоставил с явкой Козловой с повинной, их показаниями, данными на предварительном следствии, показаниями свидетелей, актами экспертиз и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Свидетель К. показал, что ему позвонил родной брат и сказал, что его задержали за убийство и что участие в убийстве принимали три человека.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы смерть Ш. наступила от тупой травмы головы в виде кровоизлияний под мягкие мозговые оболочки, осложнившейся отеком головного мозга. На трупе были также обнаружены множественные непроникающие колото-резаные раны: на лице, в области плечевого сустава, на грудной клетке, на передней стенке живота, на передней боковой поверхности шеи.

Анализ этих доказательств позволил суду прийти к правильному выводу о том, что Кузин и Козлова действовали с умыслом на убийство Ш., и правильно квалифицировать содеянное по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц.

То обстоятельство, что нанесенные Козловой удары ножом не являлись смертельными, не исключает ее ответственность за убийство. Доводы о том, что удары ножом Ш. Козлова наносила в условиях принуждения, исключающих уголовную ответственность, судебная коллегия считает не соответствующими материалам уголовного дела.

Как в явке с повинной, так и при последующем допросе в присутствии адвоката Козлова поясняла лишь о том, что К. передал ей нож со словами: "Убивай его", и она ножом нанесла потерпевшему несколько ударов в область спины и живота, в височную область. Впоследствии о случившемся она сообщила сотрудникам ДПС, указала место, где находится труп, после чего она была доставлена в дежурную часть милиции, где добровольно написала явку с повинной. В дальнейшем Козлова также в присутствии защитника показывала, что она согласилась с К., что Ш. следует убить, и наносила ему удары ножом, чтобы причинить ему смерть.

О том, что Кузин действовал с умыслом на убийство Ш. следует из его же показаний, данных на предварительном следствии, которые, как и показания Козловой, суд исследовал и дал им соответствующую оценку в приговоре, мотивированно признав, в частности, необоснованными доводы Козловой о применении к ней при расследовании дела незаконных методов. Мотив убийства судом установлен и приведен в приговоре.

Доводы Кузина о том, что его на место совершения преступления не выводили, не являются основанием к отмене приговора, поскольку данное следственное действие не является обязательным и, кроме того, Кузин от проверки его показаний на месте отказался на том основании, что обстоятельства преступления им подробно изложены в явке с повинной, при даче показаний в качестве подозреваемого и обвиняемого (т. 2, л.д. 2). В соответствии со ст. 194 УПК РФ проведение очной ставки также является не обязанностью, а правом следователя, причем как Кузин, так и Козлова от проведения очной ставки отказались (т. 2 л.д. 172).

То обстоятельство, что "на суд не представлена экспертиза" на наличие алкоголя в крови Кузина, а также экспертиза на наличие его отпечатков на кувалде и ноже, также не является основанием для отмены приговора, поскольку сам Кузин, в том числе в своей жалобе, не отрицает, что перед убийством Ш. он употреблял спиртные напитки, а при допросах, в том числе в судебном заседании, Кузин пояснял, что он нанес кувалдой удар в область головы Ш. Нанесение потерпевшему ударов ножом Кузину не вменяется.

С учетом того, что Кузин и Козлова принимали непосредственное участие в убийстве Щ., их действия судом обоснованно квалифицированы по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, совершенное группой лиц.

Доводы о том, что Козлова телефон не похищала и продала его под принуждением, опровергаются показаниями Кузина в судебном заседании о том, что он и Козлова вместе обсудили и решили телефон похитить, продать и купить еще спиртного. Такое предложение исходило от Козловой.

В судебном заседании Козлова и Кузин пояснили, что вину в краже они признают полностью.

Свидетель П. пояснила, что купила у Кузина и Козловой телефон за ... рублей без документов на него, который, узнав впоследствии, что он был украден, уничтожила.

Хищение Козловой и Кузиным телефонного аппарата судом правильно квалифицировано по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Наказание осужденным назначено с учетом всех обстоятельств, и оснований для признания приговора несправедливым не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 23 июня 2010 года в отношении Кузина А.С. и Козловой М.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.


Председательствующий

Кузнецов В.В.


Судьи

Пейсикова Е.В.



Ламинцева С.А.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 7 октября 2010 г. N 67-О10-77


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение