Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2010 г. N 75-О10-4 "Нарушение требований уголовно-процессуального закона, а именно положений о непосредственном исследовании доказательств, является основанием для отмены приговора суда" (извлечение)

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 марта 2010 г. N 75-О10-4
"Нарушение требований уголовно-процессуального закона, а именно положений о непосредственном исследовании доказательств, является основанием для отмены приговора суда"
(извлечение)


По приговору Верховного суда Республики Карелия от 27 января 2010 г. Р. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 159 УК РФ (в ред. от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ) к наказанию в виде лишения свободы на семь лет.

Постановлением суда от 18 ноября 2009 г. удовлетворено заявленное государственным обвинителем ходатайство о проведении судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению Р. в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210, ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159, ч. 4 ст. 159 УК РФ, в отсутствие подсудимого Р., который объявлен в розыск.

Мера пресечения в отношении Р. в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

Отдельным постановлением от 27 января 2010 г. по ходатайству государственного обвинителя прекращено уголовное преследование в отношении Р. по ч. 1 ст. 210 УК РФ и ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Этим же постановлением уголовное дело в отношении Р. в части обвинения его в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210, ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ, прекращено на основании п. 2 ст. 254 УПК РФ.

В отношении этого постановления кассационные жалобы и представление не принесены.

Р. признан виновным в том, что в период с 1999 по 2003 гг. в составе организованной группы совершил мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием с причинением значительного ущерба гражданину при обстоятельствах, указанных в приговоре. Судебное разбирательство по делу проведено в отсутствие подсудимого Р. на основании ч. 5 ст. 247 УПК РФ в связи с тем, что Р. в течение длительного времени уклоняется от явки в суд, обвиняясь при этом в совершении тяжких и особо тяжкого преступлений.

На предварительном следствии допрошенный в качестве обвиняемого Р. виновным себя в совершении преступлений фактически не признал, от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции Российской Федерации отказался.

В кассационном представлении заместителя прокурора Республики Карелия ставился вопрос об отмене приговора в отношении Р. и направлении дела на новое рассмотрение в тот же суд, но в ином составе судей. В обоснование представления указано, что суд не обеспечил непосредственного допроса в судебном заседании подавляющего большинства потерпевших и свидетелей, чем нарушил требования уголовно-процессуального закона. От выяснения причин неявки потерпевших и свидетелей суд уклонился, однако обстоятельства их неявки признал чрезвычайными. При таких обстоятельствах, по мнению прокурора, приговор не может быть признан законным и обоснованным и подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В кассационной жалобе адвокат, защищавший интересы Р., просил об отмене приговора и прекращении производства по делу, считая, что не имелось оснований для рассмотрения дела в отсутствие Р.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 25 марта 2010 г. отменила приговор по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 281 УПК РФ оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, допускается с согласия сторон в случае неявки потерпевшего или свидетелей, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 настоящей статьи УПК РФ.

В ч. 2 ст. 281 УПК РФ изложено, что при неявке в судебное заседание потерпевшего или свидетеля суд вправе по ходатайству стороны или по собственной инициативе принять решение об оглашении ранее данных ими показаний в случаях: 1) смерти потерпевшего или свидетеля; 2) тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; 3) отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; 4) стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.

Эти требования уголовно-процессуального закона по настоящему делу выполнены судом не в полной мере. В приговоре в обоснование выводов о виновности Р. приводится большое количество показаний потерпевших и свидетелей, оглашенных в судебном заседании. Однако в данном случае оглашение показаний потерпевших и свидетелей, за исключением лиц, умерших или больных, ранее данных ими при производстве предварительного расследования или в судебном заседании, не соответствует условиям судебного разбирательства, установленным ст. 240 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия государственным обвинителем было заявлено ходатайство об оглашении показаний 36 потерпевших, данных ими в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела по тем же фактам, но в отношении других участников преступной группы: М., Б., О., Г. и Н., а также ходатайство об оглашении показаний свидетелей, данных ими на предварительном следствии. Это ходатайство государственный обвинитель мотивировал тем, что перечисленные лица неоднократно не являлись по вызову суда в судебное заседание.

Адвокат, защищавший интересы Р., возражал против удовлетворения этого ходатайства государственного обвинителя, поскольку считал необходимым допросить указанных выше лиц в ходе судебного следствия по обстоятельствам обвинения, предъявленного именно его подзащитному. Кроме того, адвокат указывал на то, что причины неявки потерпевших и свидетелей неизвестны. В протоколе судебного заседания также указано, что причина неявки потерпевших и свидетелей неизвестна.

При таких условиях суд принял решение об оглашении показаний большинства потерпевших и свидетелей в связи с невозможностью их явки в судебное заседание в силу сложившихся обстоятельств, признанных судом чрезвычайными. Как указано выше, показания этих лиц были оглашены и положены в основу приговора.

Однако, как правильно излагается в кассационных представлении и жалобе, указанные лица неоднократно вызывались в судебное заседание, но по неизвестным причинам не являлись.

Удовлетворяя ходатайство государственного обвинителя, суд мотивировал свое решение тем, что со времени совершения преступления Р. прошло от 8 до 10 лет, предварительное следствие окончено более четырех лет назад, в течение которых потерпевшие неоднократно вызывались и давали показания по делу, а в настоящее время большинство из них сменили место жительства, которое установить невозможно; неявившиеся свидетели ранее допрашивались в судебном заседании "по этому же" уголовному делу с соблюдением принципа состязательности сторон и всех требований уголовно-процессуального закона.

Вместе с тем, как правильно указывается в кассационном представлении заместителя прокурора Республики Карелия, в материалах дела отсутствуют сведения о причинах, по которым не явились потерпевшие и свидетели, хотя они составляют большинство от лиц, указанных в списке, приложенном к обвинительному заключению.

Ссылку суда на то, что эти лица ранее допрашивались в суде с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, автор кассационного представления обоснованно называет не соответствующей закону, поскольку судом были нарушены требования ч. 1 ст. 240 УПК РФ о непосредственном исследовании доказательств. Вывод суда о том, что большинство свидетелей и потерпевших сменили место жительства, не подтвержден соответствующими документами.

Таким образом, в кассационном представлении заместителя прокурора Республики Карелия правильно указывается на то, что по делу не приняты все предусмотренные законом меры для обеспечения явки в суд потерпевших и свидетелей.

При таких обстоятельствах у суда не имелось достаточных оснований признать чрезвычайными обстоятельства неявки в судебное заседание указанных выше свидетелей и потерпевших и, следовательно, не имелось оснований для оглашения показаний потерпевших и свидетелей, не явившихся в судебное заседание. Кроме того, таким подходом к ведению судебного следствия суд нарушил установленное п. "д" ч. 3 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. право Р. (в данном случае адвоката, защищающего интересы последнего) на то, чтобы допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены.

Огласив при отсутствии достаточных для этого оснований показания потерпевших и свидетелей со стороны обвинения, суд одновременно нарушил требование закона о равноправии сторон в исследовании доказательств в судебном заседании при состязательной форме правосудия, лишив другую сторону возможности получить ту или иную информацию от допрашиваемых лиц.

В итоге при рассмотрении настоящего уголовного дела судом были нарушены требования уголовно-процессуального закона, установленные чч. 1, 2 ст. 240 УПК РФ, согласно которой в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, а оглашение показаний потерпевшего и свидетеля, ранее данных при производстве предварительного расследования или другого судебного разбирательства, возможно лишь в случаях, предусмотренных ст.ст. 276 и 281 УПК РФ.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 379 УПК РФ и ч. 1 ст. 381 УПК РФ нарушение уголовно-процессуального закона является основанием для отмены приговора кассационной инстанцией, если оно повлияло или могло повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Показания потерпевших и свидетелей, не явившихся в судебное заседание, оглашенные в нарушение требований ст. 281 УПК РФ и положенные судом в основу приговора без их надлежащей проверки, повлияли на его законность и обоснованность.

При таких данных постановленный в отношении Р. приговор Верховного суда Республики Карелия от 27 января 2010 г. отменен и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 марта 2010 г. N 75-О10-4 "Нарушение требований уголовно-процессуального закона, а именно положений о непосредственном исследовании доказательств, является основанием для отмены приговора суда" (извлечение)


Текст Определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, ноябрь 2010 г., N 11


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.