Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2010 г. N 56-Г10-23 Решение о признании недействующим пункта 4 Положения о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Приморского края, и лицами, замещающими государственные должности Приморского края, утв. постановлением Губернатора Приморского края от 21 мая 2010 г. N 54-пг, оставлено без изменений

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2010 г. N 56-Г10-23


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пирожкова В.Н., судей Калининой Л.А., Хаменкова В.Б.

при секретаре Аверине А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационному представлению прокурора Приморского края, кассационной жалобе администрации Приморского края на решение Приморского краевого суда от 25 августа 2010 г., которым частично удовлетворено заявление прокурора Приморского края об оспаривании пунктов 3 и 4 Положения о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Приморского края, и лицами, замещающими государственные должности Приморского края, утвержденного постановлением губернатора Приморского края от 21 мая 2010 г. N 54-пг.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., представителя губернатора Приморского края Мех С.А., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А, полагавшей решение подлежащим отмене в части отказа в удовлетворении заявления прокурору Приморского края, Судебная коллегия установила:

прокурор Приморского края обратился в суд с заявлением о признании недействующими пунктов 3 и 4 Положения о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Приморского края, и лицами, замещающими государственные должности Приморского края, утвержденного постановлением губернатора Приморского края от 21 мая 2010 г. N 54-пг, изложенных в следующей редакции:

"3. Основанием для проверки является:

Назначение гражданина на государственную должность Приморского края;

Очевидно, что возложение на граждан, претендующих на замещение государственных должностей субъекта Российской Федерации и лиц, замещающих такие должности, обязанности представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, в силу Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" направлено на предупреждение коррупции, в том числе на выявление и последующее устранение причин коррупции (профилактику коррупции); на выявление, предупреждение, пресечение, раскрытие и расследование коррупционных правонарушений (борьба с коррупцией); на минимизацию и (или) ликвидацию последствий коррупционных правонарушений.

Следовательно, установленный субъектом Российской Федерации, порядок проверки достоверности и полноты сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей субъектов Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности Приморского края, должен быть основан на принципах противодействия коррупции, регламентированных статьей 3 этого же Федерального закона.

И поскольку в пункте 3 Положения о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Приморского края, и лицами, замещающими государственные должности Приморского края, утвержденного губернатором Приморского края от 21 мая 2010 г. N 54-пг предписаний, умаляющих принципы признания, обеспечения и защиты основных прав и свобод человека и гражданина; законности; публичности и открытости деятельности государственных органов и органов местного самоуправления; неотвратимости ответственности за совершение коррупционных правонарушений; комплексного использования политических, организационных, информационно-пропагандистских, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер; приоритетном применении мер по предупреждению коррупции; сотрудничества государства с институтами гражданского общества, международными организациями и физическими лицами не усматривается, оснований для выводов о его незаконности в порядке абстрактного нормоконтроля нет.

Суд правильно отклонил доводы прокурора о противоречии этого пункта положениям пункта 3 статьи 6, части 6 статьи 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции".

Во всяком случае, норм, отменяющих либо иным образом исключающих применение основных мер по профилактике коррупции, сформулированных федеральным законодателем, в том числе предъявление в установленном порядке квалификационных требований к гражданам, претендующим на замещение государственных или муниципальных должностей и должностей государственной или муниципальной службы, а также осуществление проверки в установленном порядке сведений, представляемых указанными гражданами, оспариваемый пункт не содержит.

Письменно оформленная информация о представлении лицом, замещающим государственную должность Приморского края, недостоверных или неполных сведений о доходах, об имуществе и доказательствах имущественного характера, о несоблюдении им установленных ограничений.

4. Информация, предусмотренная пунктом 3 настоящего Положения, может быть предоставлена:

Правоохранительными и налоговыми органами;

Постоянно действующими руководящими органами политических партий и зарегистрированных в соответствии с законом общероссийских и краевых общественных объединений, не являющихся политическими партиями".

В обоснование заявления сослался на противоречие названных положений пункту 3 статьи 6, части 6 статьи 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" и пунктам 3 и 4 Положения, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 г. N 1066 (с изменениями от 1 июля 2010 г.), полагая, что в силу предписаний федерального законодательства назначение гражданина на государственную должность не может служить основанием для проведения проверок; предусмотренное требование, в качестве основания для проведения проверок, получение письменно оформленной информации не содержит указания на достаточный характер такой информации; сужен перечень субъектов, которые могут представить указанную информацию.

Губернатор Приморского края возражал против удовлетворения заявления.

Решением Приморского краевого суда от 25 августа 2010 г. заявление прокурора Приморского края удовлетворено частично, признан недействующим со дня вступления решения суда в законную силу пункт 4 Положения о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Приморского края, и лицами, замещающими государственные должности Приморского края, утвержденного постановлением губернатора Приморского края от 21 мая 2010 г. N 54-пг.

В остальной части заявление прокурора Приморского края оставлено без удовлетворения.

В кассационном представлении прокурора, участвующего в деле, поставлен вопрос об отмене решения в части отказа в удовлетворении заявленных требований.

В кассационной жалобе администрация Приморского края просит отменить решение в той части, которой заявление прокурора удовлетворено.

Суть доводов кассационного представления, кассационной жалобы сводится к неправильному истолкованию норм материального закона, подлежащего применению по данному делу.

Изучив доводы кассационного представления, кассационной жалобы, проверив материалы дела, Судебная коллегия не находит оснований для отмены решения в порядке, предусмотренном статьей 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Не содержится в оспариваемой норме и иных требований, предъявляемых к проверке достоверности и полноты, указанных в части 1 статьи 8 Федерального закона от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера государственного или муниципального служащего, его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей, чем это предусмотрено частью 6 статьи 8 названного Федерального закона и по смыслу которой, такая проверка осуществляется представителем нанимателя (руководителем) или лицом, которому такие полномочия предоставлены представителем нанимателя (руководителем), самостоятельно или путем направления в порядке, устанавливаемом Президентом Российской Федерации, запроса в правоохранительные органы или государственные органы, осуществляющие контрольные функции, об имеющихся у них данных о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера государственного или муниципального служащего, его супруги (супруга) и несовершеннолетних детей.

Тот факт, что в оспариваемом пункте осуществление проверки связывается не только с полученной информацией о недостоверных или неполных сведениях о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, о несоблюдении установленных ограничений лицом, замещающим государственную должность Приморского края, но и с юридическим оформлением должностного статуса гражданина, произведенного соответствующим органом государственной власти, данное обстоятельство не свидетельствует об изменении актом субъекта Российской Федерации оснований проверки сведений, представляемых гражданами, замещающими государственные должности, на чем настаивает прокурор.

Суд в этой части решения обоснованно исходил из того, что назначение гражданина на государственную должность является тем объективным критерием, которым обусловлена проверка достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами при назначении на государственную должность Российской Федерации в соответствии с нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации; а также соблюдения лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, ограничений и запретов, требований о предотвращении или урегулировании конфликта интересов, исполнения ими должностных обязанностей, установленных Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации", другими федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Кроме того, данный критерий вытекает из предписаний подпунктов "а", "б" и "в" пункта 1 Положения о проверке достоверности и полноты сведений, представляемых гражданами, претендующими на замещение государственных должностей Российской Федерации, и лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, и соблюдения ограничений лицами, замещающими государственные должности Российской Федерации, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 2009 г. N 1066 (с последующими изменениями).

Неубедительны и доводы прокурора о несоответствии редакции оспариваемого пункта 3 регионального Положения требованиям правовой определенности. Судебная коллегия констатирует, что по своей юридической конструкции эта норма не допускает неоднозначного ее толкования. Судом первой инстанции в решении правильно отмечено, что поскольку признаки "достаточности" информации, которая могла бы служить основанием для проведения проверки в Указе Президента Российской Федерации, на противоречие которому поставлен вопрос, не определены, отсутствие этого термина в региональном положении не может указывать на неясность правового регулирования.

Что же касается оспариваемого пункта 4 Положения, утвержденного постановлением губернатора Приморского края от 21 мая 2010 г. N 54-пг, Судебная коллегия соглашается с выводами суда о ее противоречии федеральному законодательству в той мере, в которой этим пунктом исключается возможность представления информации, предусмотренной пунктом 3 этого Положения, общественной палатой Российской Федерации.

Иное означало бы самоустранение органов государственной власти субъектов Российской Федерации от проведения единой государственной политики в области государственной коррупции; отказ от взаимодействия с институтами гражданского общества в области противодействия коррупции, и, как следствие, снижение эффективности установленных федеральным законодательством антикоррупционных мер.

С учетом изложенного, руководствуясь статьями 361, 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия определила:

решение Приморского краевого суда от 25 августа 2010 года оставить без изменения, кассационное представление прокурора, участвующего в деле, кассационную жалобу администрации Приморского края - без удовлетворения.


Председательствующий

Пирожков В.Н.


Судьи

Калинина Л.А.



Хаменков В.Б.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 ноября 2010 г. N 56-Г10-23


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.