Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 ноября 2010 г. N КАС10-587 Оставляя в силе постановление о возвращении уголовного дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, суд исходил из того, что после признания доказательств недопустимыми в обвинительном заключении фактически отсутствуют доказательства, подлежащие исследованию в судебном заседании

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 ноября 2010 г. N КАС10-587


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И., членов коллегии Пелевина Н.П. и Манохиной Г.В.

при секретаре Кулик Ю.А.

рассмотрела в судебном заседании от 16 ноября 2010 г. кассационные жалобу потерпевшей Б. и представление государственного обвинителя Дятловой М.Г. на постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 сентября 2010 г., которым по итогам предварительного слушания уголовного дела в отношении Балакир Е.А., ранее не судимой,

обвиняемой в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 4 (в редакции от 8 декабря 2003 года), 174.1 ч. 1 (в редакции от 7 апреля 2010 года), 305 ч. 1 УК РФ,

признаны недопустимыми положенные в основу её обвинения доказательства, и уголовное дело в отношении неё возвращено Генеральному прокурору Российской Федерации для устранения препятствий его рассмотрения судом.

Заслушав доклад члена Кассационной коллегии Пелевина Н.П., прокурора Дятловой М.Г., поддержавшей кассационное представление по изложенным в нём доводам и полагавшей обоснованной кассационную жалобу потерпевшей Б., считавшей необходимым их удовлетворить, постановление судьи отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд со стадии предварительного слушания, объяснение обвиняемой Балакир Е.А., возражавшей против удовлетворения кассационных представления и жалобы и полагавшей необходимым постановление судьи оставить без изменения, Кассационная коллегия установила:

6 октября 2005 года следователем по ОВД СУ Волгоградской области было возбуждено уголовное дело N ... по ст.ст. 303 ч. 1, 159 ч. 3 УК РФ по фактам совершения мошенничества в отношении Б. и фальсификации доказательств по гражданскому делу о взыскании с него долга.

Заключением Судебной коллегии Волгоградского областного суда от 14 сентября 2006 года удовлетворено представление исполняющего обязанности Генерального прокурора Российской Федерации, в действиях судьи ... - районного суда ... Балакир Е.А. признано наличие признаков преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 4, 301 ч. 1, 174.1 ч. 2, 305 ч. 1, 33 ч. 4, 305 ч. 1, 305 ч. 1, 325 ч. 1 УК РФ.

Решением квалификационной коллегии судей ... области от 22 августа 2007 г. дано согласие на возбуждение уголовного дела в отношении судьи Балакир Е.А. по названным выше нормам уголовного закона.

Постановлением первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации - Председателя Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации от 10 июля 2009 года в отношении Балакир Е.А. было возбуждено уголовное дело N ... по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст. 159 ч. 4, 174.1 ч. 1, 305 ч. 1, 33 ч. 4, 305 ч. 1, 33 ч. 4, 305 ч. 1, 305 ч. 1 УК РФ, после чего постановлением руководителя отдела СУ СК при прокуратуре РФ по ... области от 15 июля 2009 года уголовные дела N ... были соединены в одно производство.

2 августа 2010 года по делу было утверждено обвинительное заключение Генеральным прокурором Российской Федерации и 5 августа 2010 г. данное уголовное дело было направлено для рассмотрения в Верховный Суд Российской Федерации, который по итогам предварительного слушания постановил указанное выше решение.

В кассационном представлении государственного обвинителя поставлен вопрос об отмене постановления судьи и направлении дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. В обоснование представления указано, что постановление является незаконным, так как уголовное дело может быть возбуждено как в отношении конкретного лица, так и по факту совершения преступления, при этом возбуждение уголовного дела в отношении конкретного лица необходимо тогда, когда преступление может быть совершено только специальным субъектом и ни кем иным, а названные выше составы преступлений к таковым не относятся, и закон не обязывает следователя при решении вопроса о возбуждении уголовного дела предварительно устанавливать все признаки состава преступления. При возбуждении уголовного дела N ... следователь располагал результатами проверки по заявлению потерпевшего Б. о противоправном завладении его собственностью, как поводом для возбуждения уголовного дела, однако достоверно не располагал данными о лице, совершившем это деяние, поэтому достаточных оснований для инициирования процедуры возбуждения уголовного дела в отношении судьи Балакир Е.А. в тот момент не имелось, и дальнейшее расследование дела проводилось в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Считает необоснованным вывод суда о незаконности возбуждения уголовного дела N _ и сбора доказательств по нему, поскольку при получении в процессе расследования сведений о причастности к совершению преступлений судьи Балакир Е.А. была инициирована специальная процедура возбуждения уголовного дела в отношении неё. Законным и обоснованным является и возбуждение уголовного дела N ... на основании материала проверки, выделенного из уголовного дела N ..., что не противоречит требованиям ст. 140 УПК РФ, а собранные по нему доказательства следователем правомерно признаны допустимыми. Полагает, что при расследовании уголовного дела N ... нарушений прав Балакир Е.А. и гарантий её неприкосновенности допущено не было, все следственные действия с её участием проводились исключительно с её согласия, а иные следственные действия не затрагивали её прав. Вывод судьи о нарушении требований п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ при составлении обвинительного заключения и неуказания доказательств стороны защиты не является препятствием для рассмотрения дела судом, тем более, что ни в ходе следствия, ни после ознакомления с материалами уголовного дела Балакир Е.А. не заявляла о конкретных доказательствах в свою защиту, что не препятствует сделать это в ходе судебного разбирательства, для проведения которого процессуальные препятствия отсутствуют ввиду соответствия обвинительного заключения требованиям ст. 220 УПК РФ.

В кассационной жалобе потерпевшая Белич Г.В. считает, что принятое судом решение не основано на законе и направлено только на защиту интересов судьи Балакир Е.А., в нарушение прав потерпевшей стороны, гарантированных Конституцией РФ. По её мнению, уголовно-процессуальный закон не содержит нормы, которая бы запрещала следователю возбудить уголовное дело по факту хищения имущества Белича В.Д. и своевременно начать сбор доказательств в целях предупреждения возможности их утраты. Полагает, что установленная законом гарантия неприкосновенности судей не должна ущемлять конституционных прав потерпевшей стороны.

Следственные действия не связанные с ограничением неприкосновенности судьи по делу проводиться могут, но данное положение закона суд истрактовал в пользу судьи Балакир Е.А., поскольку не все доказательства возможно восстановить после возвращения дела прокурору, в том числе, пропавшего без вести потерпевшего Б., чьи показания, а также важные показания ряда умерших свидетелей, изобличали Балакир Е.А. Судом также не было принято во внимание то, что законность решения Квалификационной коллегии судей ... области о даче согласия на возбуждение дела в отношении Балакир Е.А. по её жалобе подтвердил Верховный Суд РФ. Просит постановление судьи отменить.

В возражениях на кассационные представление и жалобу обвиняемая Балакир Е.А. считает их необоснованными и неподлежащими удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, судебная коллегия находит постановление суда законным и обоснованным.

В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела в отношении судьи районного суда, о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается Генеральным прокурором Российской Федерации на основании заключения коллегии, состоящей из трёх судей областного суда, о наличии в действиях признаков преступления и согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.

Как видно и материалов дела, в период с 3 августа 1999 г. по 12 декабря 2005 г. Балакир Е.А. занимала должность судьи _ районного суда.

Уголовное дело N _ возбуждено 6 октября 2005 г. по ст.ст. 303 ч. 1, 159 ч. 3 УК РФ по фактам совершения мошенничества в отношении Белича В.Д. и фальсификации доказательств по гражданскому делу.

Поводом к возбуждению данного уголовного дела послужило заявление Б. и сообщение о преступлении, содержащееся в материалах УФСБ РФ по ... области, из которых следует, что к совершению данных противоправных деяний причастна судья Балакир Е.А., и именно ее просил привлечь к уголовной ответственности Б. в своём заявлении от 26 сентября 2005 года за совершение мошенничества.

Таким образом, на момент возбуждения уголовного дела имелась достоверная информация о причастности к преступлениям судьи Балакир Е.А., обладающей гарантиями неприкосновенности, в отношении которой предусмотрен особый порядок возбуждения уголовного дела и привлечения её к уголовной ответственности.

Несмотря на это, органы предварительного следствия, вместо инициирования процедуры возбуждения уголовного дела в отношении судьи Балакир Е.А. по правилам ст. 448 УПК РФ, формально возбудили уголовное дело по факту совершения преступлений, достоверно располагая данными о специальном субъекте их совершения, после чего в рамках данного уголовного дела собирались доказательства о причастности Балакир Е.А. к совершению преступлений, которые затем послужили основанием для заключения судебной коллегии _ областного суда от 14 сентября 2006 года о наличии в действиях судьи Балакир Е.А. признаков названных преступлений, решения квалификационной коллегии судей _ области от 22 августа 2007 года о даче согласия на возбуждение уголовное дела в отношении неё, а также основанием возбуждения уголовного дела N _ в отношении судьи Балакир Е.А., которое затем было соединено с уголовным делом N _, собранные по которому доказательства были положены в основу её обвинения.

Доводы кассационных представления и жалобы о том, что законом не запрещено возбуждение уголовного дела по факту совершения преступления, не могут свидетельствовать о законности возбуждения уголовного дела N _, которое по факту совершения преступления возбуждено лишь формально, поскольку было достоверно известно лицо, их совершившее, и органами следствия собирались доказательства виновности именно этого лица без соблюдения гарантий, установленных ст. 448 УПК РФ, о чём в постановлении судьи приведены обоснованные и мотивированные доводы, на основании которых сделан правильный вывод о недопустимости доказательств, положенных в основу обвинения Балакир Е.А., а доводы кассационных представления жалобы о необходимости указанных путём сбора доказательств виновности судьи Балакир Е.А. не могут свидетельствовать об освобождении органов следствия от соблюдения процессуальной процедуры привлечения судьи к уголовной ответственности, гарантированной законом, тем более, при отсутствии каких-либо препятствий для её соблюдения.

Кроме того, вопрос об исключении недопустимых доказательств является промежуточным судебным решением, не подлежащим самостоятельному обжалованию, и может быть обжалован лишь одновременно с итоговым судебным решением, каковым не является возвращение дела прокурору для устранения препятствий его рассмотрения в судебном заседании.

Данные препятствия заключается в том, что после признания доказательств недопустимыми судья обоснованно указал на то, что в нарушение п. 5 ч. 1 ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении фактически отсутствуют доказательства, подлежащие исследованию в судебном заседании, что после принятого судьёй решения является бесспорным фактом, не оспариваемым в представлении и жалобе, в которых не приведено основанных на законе доводов о законности действий органов следствия при решении вопроса об уголовной ответственности специального субъекта - судьи.

Оснований для удовлетворения кассационных жалобы и представления по изложенным в них доводам и отмены решения судьи, которое на данном этапе не ограничивает и не перекрывает сторонам доступа к правосудию и не нарушает их процессуальных прав, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 сентября 2010 г. в отношении Балакир Е.А. оставить без изменения, а кассационные представление государственного обвинителя Дятловой М.Г. и жалобу потерпевшей Б. - без удовлетворения.


Председательствующий

Федин А.И.


Члены коллегии:

Пелевин Н.П.



Манохина Г.В.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 ноября 2010 г. N КАС10-587


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.