Решение Верховного Суда РФ от 17 июня 2010 г. N ГКПИ10-321 Об отказе в удовлетворении заявления об оспаривании постановления Правительства РФ от 13 января 2010 г. N 1 "О внесении изменений в перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории"

Решение Верховного Суда РФ от 17 июня 2010 г. N ГКПИ10-321

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 12 августа 2010 г. N КАС10-358 настоящее решение оставлено без изменения


Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю.,

при секретаре Степанищеве А.В.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлениям Маргулева А.И. и Отделения международной неправительственной некоммерческой организации "Совет Гринпис" об оспаривании постановления Правительства Российской Федерации от 13 января 2010 г. N 1 "О внесении изменений в перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории", установил:

постановлением Правительства Российской Федерации от 30 августа 2001 г. N 643 утвержден перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории (далее - Перечень).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 января 2010 г. N 1 "О внесении изменений в перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории" (далее - Постановление) в Перечень внесены следующие изменения:

а) исключен абзац двенадцатый Перечня, предусматривавший запрет на производство целлюлозы, бумаги, картона и изделий из них без использования бессточных систем водопользования на производственные нужды;

б) абзац сорок шестой изложен в следующей редакции:

"запрещается деятельность по отведению сточных вод и утилизации отходов в части складирования, захоронения и обезвреживания вновь образующихся отходов I-V класса опасности за пределами специально оборудованных мест размещения отходов, созданных на основании выданных в соответствии с законодательством Российской Федерации разрешений";

в) абзац сорок седьмой, предусматривавший запрет деятельности по утилизации отходов в части обезвреживания отходов производства и потребления путем сжигания, дополнен словами "без очистки выбросов до нормативного качества".

Маргулев А.И. и Отделение международной неправительственной некоммерческой организации "Совет Гринпис" (далее - организация "Совет Гринпис") обратились в Верховный Суд Российской Федерации с заявлениями об оспаривании Постановления. Маргулев А.И. просил признать недействующим пункт "а" Постановления, ссылаясь на его противоречие пункту 1 статьи 6 Федерального закона от 1 мая 1999 г. N 94-ФЗ "Об охране озера Байкал". В заявлении организации "Совет Гринпис" поставлен вопрос о признании Постановления недействующим в полном объеме по мотивам его несоответствия нормам Федеральных законов "Об охране озера Байкал" и "Об охране окружающей среды", а также положениям международной Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия.

Заявления Маргулева А.И. и организации "Совет Гринпис" объединены судом для совместного рассмотрения в одно производство.

В судебном заседании Маргулев А.И. и его представители Сумбаев А.П. и Гречушкина Т.С. поддержали заявление об оспаривании пункта "а" Постановления, дополнив доводы о его незаконности ссылками также на положения части 4 статьи 39 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения" и статьи 51 Федерального закона "Об охране окружающей среды".

Представители организации "Совет Гринпис" Крейндлин М.Л. и Блатова О.Д. в своих объяснениях в судебном заседании просили о признании Постановления недействующим в полном объеме по основаниям, изложенным в их заявлении.

Представители Правительства Российской Федерации Раевская Е.В. и Гуськов А.П. требование заявителей не признали, ссылаясь на то, что оспариваемое Постановление принято Правительством Российской Федерации в рамках имеющихся у него полномочий, не противоречит действующему законодательству и прав заявителей не нарушает.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, и их представителей, изучив материалы дела и заслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., просившей отказать заявителям в удовлетворении их требований, суд находит заявления Маргулева А.И. и организации "Совет Гринпис" не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из преамбулы постановления Правительства Российской Федерации от 30 августа 2001 г. N 643 "Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории" следует, что указанное постановление принято в соответствии с Федеральным законом от 1 мая 1999 г. N 94-ФЗ "Об охране озера Байкал".

Согласно пункту 3 статьи 6 названного Федерального закона Перечень видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне, утверждается Правительством Российской Федерации. Следовательно, принимая Постановление, вносящее изменения в Перечень, и, соответственно, снимая запрет на осуществление некоторых видов хозяйственной деятельности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории, Правительство Российской Федерации действовало в пределах предоставленных ему федеральным законодателем полномочий.

С утверждением заявителей о том, что Постановление вынесено с нарушением пункта 1 статьи 6 Федерального закона "Об охране озера Байкал" (далее - Федеральный закон), поскольку позволяет осуществлять химическое загрязнение озера Байкал или его части, а также его водосборной площади, связанное со сбросами и выбросами вредных веществ, размещением производства и потребления; изменяет стоки в озеро Байкал, суд согласиться не может.

В силу статьи 5 Федерального закона в целях охраны уникальной экологической системы озера Байкал на Байкальской природной территории устанавливается особый режим хозяйственной и иной деятельности, осуществляемой в соответствии с принципами: приоритета видов деятельности, не приводящих к нарушению уникальной экологической системы озера Байкал и природных ландшафтов его водоохранной зоны; учета комплексности воздействия хозяйственной и иной деятельности на уникальную экологическую систему озера Байкал; сбалансированности решения социально-экономических задач и задач охраны уникальной экологической системы озера Байкал на принципах устойчивого развития; обязательности государственной экологической экспертизы.

В соответствии со статьей 6 Федерального закона на Байкальской природной территории запрещаются или ограничиваются виды деятельности, при осуществлении которых оказывается негативное воздействие на уникальную экологическую систему озера Байкал: химическое загрязнение озера Байкал или его части, а также его водосборной площади, связанное со сбросами и с выбросами вредных веществ, использованием пестицидов, агрохимикатов, радиоактивных веществ, эксплуатацией транспорта, размещением отходов производства и потребления; физическое изменение состояния озера Байкал или его части (изменение температурных режимов воды, колебание показателей уровня воды за пределами допустимых значений, изменение стоков в озеро Байкал).

Из анализа содержаний приведенных законоположений видно, что Байкальская природная территория имеет особый режим хозяйственной деятельности, который характеризуется возможностью как полного запрета некоторых видов деятельности, при осуществлении которых оказывается негативное воздействие на уникальную экологическую систему озера Байкал, так и их ограничения.

Таким образом, в Федеральном законе, вопреки утверждению заявителей, отсутствуют нормы о полном запрете осуществления определенных видов хозяйственной деятельности в центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Как уже отмечалось, определение запрещенных видов такой деятельности пунктом 3 статьи 6 Федерального закона отнесено к исключительной компетенции Правительства Российской Федерации.

Подтверждением вывода о законности оспариваемого постановления является и содержание главы III Федерального закона, регулирующей вопросы нормативов предельно допустимых вредных воздействий на уникальную экологическую систему озера Байкал.

Так, статьей 14 Федерального закона определено, что предельно допустимый объем сбросов и выбросов вредных веществ, размещения отходов производства и потребления, опасных для уникальной экологической системы озера Байкал, устанавливается с учетом результатов научных исследований в соответствии с законодательством Российской Федерации и ежегодно подлежит обязательному пересмотру в целях его уменьшения с учетом состояния окружающей среды Байкальской территории. Количество относящихся к категориям особо опасных и высокоопасных для уникальной экологической системы озера Байкал вредных веществ в сбросах хозяйственных и иных объектов, расположенных в центральной экологической и буферной экологической зонах, не должно превышать такое количество при заборе (изъятии) водных ресурсов из водных объектов. Концентрации вредных веществ всех категорий опасности для уникальной экологической системы озера Байкал в сбросах и выбросах не должны превышать нормативы предельно допустимых концентраций вредных веществ, установленных для каждой из экологических зон.

Оспариваемое Постановление, принятое в целях регламентации особого режима хозяйственной деятельности на Байкальской природной территории, полностью согласуется с приведенной нормой Федерального закона, поскольку не содержит положений, позволяющих при осуществлении хозяйственной деятельности превышать предельно допустимый объем сбросов и выбросов вредных веществ, размещения отходов производства и потребления, опасных для уникальной экологической системы озера Байкал, а также не разрешает превышать в сбросах и выбросах нормативы предельно допустимых концентраций вредных веществ всех категорий опасности, установленных для центральной экологической зоны.

С учетом изложенного Постановление не противоречит и пункту 2 статьи 51, пункту 2 статьи 59 Федерального закона от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", поскольку не допускает сброс отходов производства и потребления в поверхностные и подземные водные объекты, на водосборные площади, в недра и на почву, а также не разрешает осуществление хозяйственной деятельности, ведущей к деградации и (или) уничтожению Байкальской природной территории.

Довод заявления организации "Совет Гринпис" о том, что оспариваемое Постановление издано в нарушение статьи 32 указанного Федерального закона, так как при его подготовке не была проведена оценка воздействия намечаемой хозяйственной деятельности на окружающую среду, также не может быть признан обоснованным.

Статьей 33 Федерального закона "Об охране окружающей среды" предусмотрено, что в целях установления соответствия документов и (или) документации, обосновывающих планируемую хозяйственную и иную деятельность требованиям в области охраны окружающей среды, проводится экологическая экспертиза, порядок проведения которой устанавливается федеральным законом. В статье 11 Федерального закона от 23 ноября 1995 г. N 174-ФЗ "Об экологической экспертизе" приведен перечень объектов государственной экологической экспертизы федерального уровня, в который проекты нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации не входят. При таких обстоятельствах для утверждения Постановления, принятого во исполнение полномочия, делегированного федеральным законодателем, не требовалось обязательного проведения оценки его воздействия на окружающую среду.

Довод заявителя Маргулева А.И. о противоречии пункта "а" Постановления части 4 статьи 39 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", предусматривающей, что нормативные правовые акты, касающиеся обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, принимаемые федеральными органами исполнительной власти, не должны противоречить санитарным правилам, не имеет под собой правовых оснований, поскольку оспариваемое Постановление вопросов санитарно-эпидемиологического благополучия населения не регулирует.

Утверждение организации "Совет Гринпис" о противоречии оспариваемого Постановления статье 4 Конвенции об охране всемирного природного наследия, принятой ЮНЕСКО 16 ноября 1972 г., также является необоснованным. Постановление не содержит положений о том, что Российская Федерация отказывается от своего обязательства обеспечивать охрану, сохранение, популяризацию и передачу будущим поколениям озера Байкал, являющегося природным объектом всемирного наследия.

Согласно части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации, решил:

Маргулеву А.И. и Отделению международной неправительственной некоммерческой организации "Совет Гринпис" в удовлетворении заявлений отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня его принятия судом в окончательной форме.


Судья Верховного Суда
Российской Федерации

В.Ю. Зайцев



Решение Верховного Суда РФ от 17 июня 2010 г. N ГКПИ10-321


Текст решения официально опубликован не был


Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 12 августа 2010 г. N КАС10-358 настоящее решение оставлено без изменения


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.