Решение Верховного Суда РФ от 18 ноября 2010 г. N ГКПИ10-1255 Об отказе в признании недействующими пунктов 3.2.10, 7.2 и примечания к пункту 7.2 Приложения 2 к Инструкции Центрального банка РФ от 2 июля 1997 г. N 63 "О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации"

Решение Верховного Суда РФ от 18 ноября 2010 г. N ГКПИ10-1255

ГАРАНТ:

Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 18 января 2011 г. N КАС10-678 настоящее решение оставлено без изменения

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю.

при секретаре Степанищеве А.В.

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Ареховой Е.И. о признании недействующими пунктов 3.2.10, 7.2 Приложения 2 к Инструкции Центрального банка Российской Федерации от 2 июля 1997 г. N 63 "О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации", а также примечания к пункту 7.2, установил:

Центральным банком Российской Федерации (далее - Банк России) 2 июля 1997 г. утверждена Инструкция N 63 "О порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями Российской Федерации" (далее - Инструкция). Инструкция определяет общий для всех кредитных организаций Российской Федерации порядок осуществления операций доверительного управления и порядок ведения бухгалтерского учета этих операций (пункт 1.2).

Пунктом 6.4 Инструкции предусмотрено, что между кредитной организацией - доверительным управляющим, создающей общий фонд банковского управления (далее - ОФБУ), и учредителями управления, средства которых аккумулируются, заключается договор. Под учредителями понимаются учредители доверительного управления, определенные в п. 2.6 Инструкции. Данные договоры заключаются в письменной форме в порядке, установленном гражданским законодательством. Рекомендуемое содержание общих условий может использоваться в виде примерных условий договора или в качестве стандартной формы для заключения договора присоединения. Общие условия, принятые в виде примерных условий договора, а также Общие условия, принятые в форме договора присоединения, подлежат опубликованию кредитной организацией - доверительным управляющим. Доверительный управляющий обязан выдать на сумму внесенного имущества сертификат долевого участия.

В силу пункта 6.5 Инструкции Общие условия должны содержать описание прав и обязанностей учредителей доверительного управления, доверительного управляющего и выгодоприобретателей ОФБУ, описание видов имущества, принимаемого доверительным управляющим в ОФБУ, в случае принятия в доверительное управление ценных бумаг - описание механизма оценки их стоимости, описание существенных рисков в соответствии с Приложением 6 к Инструкции, сроки и объем предоставляемой учредителям доверительного управления отчетности, размер вознаграждения доверительного управляющего, порядок выплаты доходов выгодоприобретателям и порядок ликвидации ОФБУ. При прекращении договора доверительного управления имущество, находящееся в доверительном управлении, передается учредителю управления, если договором не предусмотрено иное. Договор доверительного управления может предусматривать, что учредителю управления возвращаются денежные средства (в рублях или в иностранной валюте в зависимости от условий договора), вырученные от реализации имущества, находящегося в доверительном управлении, или денежные средства, принадлежащие доверительному управляющему, с последующим возмещением выплаченных сумм за счет управляемого имущества. Рекомендуемое содержание Общих условий приведено в Приложении 2 к Инструкции "Об общих условиях создания и доверительного управления имуществом Общего фонда банковского управления (ОФБУ)".

Пунктом 7.2 Приложения 2 к Инструкции установлено, что получение доверительным управляющим вознаграждения осуществляется за счет управляемого имущества путем удержания доверительным управляющим соответствующих сумм. В соответствии с примечанием к изложенной норме в данном пункте договора может быть предусмотрено либо получение доверительным управляющим вознаграждения за счет имущества, находящегося в управлении, либо за счет полученной прибыли (доходов) от управляемого имущества путем удержания доверительным управляющим соответствующих сумм.

Арехова Е.И. обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пункта 7.2 Приложения 2 к Инструкции и примечания к нему недействующими со дня принятия. В заявлении указано, что оспариваемые предписания нормативного правового акта противоречат статье 1023 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ), не допускающей возможность удержания вознаграждения либо расходов доверительного управляющего за счет имущества учредителя управления, так как в этом случае будет нарушен принцип сохранности имущества.

В судебном заседании Арехова Е.И. поддержала свое заявление, дополнив его требованием о признании недействующим также пункта 3.2.10 Приложения 2 к Инструкции, предусматривающего, что доверительный управляющий имеет право на возмещение необходимых расходов, произведенных при доверительном управлении имуществом, за счет имущества, полученного в доверительное управление, или использования доходов (прибыли) от использования этого имущества. Заявительница пояснила, что закрепление в оспариваемых предписаниях права доверительного управляющего на вознаграждение, а также на компенсацию необходимых расходов за счет имущества учредителя управления, по сути, является установлением порядка перехода имущества учредителя управления из его собственности в собственность доверительного управляющего, что не соответствует статьям 1012, 1023 ГК РФ.

Представители Банка России Буданова И.Н., Григорович Ю.Б. и Иванов П.Г. требования заявительницы не признали, ссылаясь на то, что Инструкция издана Банком России в пределах его компетенции и оспариваемые предписания Приложения 2 к ней не противоречат законодательству Российской Федерации, поскольку принцип сохранности имущества нельзя считать нарушенным, если стороны договорились о порядке использования имущества, переданного в доверительное управление. Управление денежными средствами и ценными бумагами предполагает не только возможность, но и необходимость их реализации доверительным управляющим в интересах учредителя управления. Рекомендуемые для использования кредитными организациями правила поведения, не являющиеся обязательными, не могут рассматриваться как затрагивающие права граждан, так как эти организации применяют их по своему усмотрению.

Заслушав объяснения заявительницы, представителей заинтересованного лица, изучив материалы дела и выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., просившей требования заявительницы оставить без удовлетворения, суд находит заявление Ареховой Е.И. не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Из пункта 1.1 Инструкции видно, что она разработана на основе главы 53 ГК РФ, статьи 4 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", статей 5 и 6 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", статьи 5 главы 2 Федерального закона "О рынке ценных бумаг". При этом объектами доверительного управления для кредитной организации, выступающей в качестве доверительного управляющего, могут быть денежные средства в валюте Российской Федерации и в иностранной валюте, ценные бумаги, природные драгоценные камни и драгоценные металлы, производные финансовые инструменты, принадлежащие резидентам Российской Федерации на правах собственности (пункт 3.1), то есть имущество, в отношении которого законодателем установлены особые правила при передаче его в доверительное управление.

Так, пунктом 2 статьи 1013 ГК РФ установлено, что денежные средства не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления, за исключением случаев, предусмотренных законом. Таким законом является Федеральный закон от 2 декабря 1995 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности", закрепляющий, что кредитная организация вправе осуществлять доверительное управление денежными средствами по договору с физическими и юридическими лицами (статья 5).

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Дату названного Федерального закона следует читать как "2 декабря 1990 г."

В соответствии со статьей 1025 ГК РФ особенности доверительного управления ценными бумагами также определяются законом. Статьей 5 Федерального закона от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ "О рынке ценных бумаг" установлено, что деятельностью по управлению ценными бумагами признается деятельность по доверительному управлению ценными бумагами, денежными средствами, предназначенными для совершения сделок с ценными бумагами и (или) заключения договоров, являющихся производными финансовыми инструментами. Профессиональный участник рынка ценных бумаг, осуществляющий деятельность по управлению ценными бумагами, именуется управляющим. Порядок осуществления деятельности по управлению ценными бумагами, права и обязанности управляющего определяются законодательством Российской Федерации и договорами.

Согласно пункту 1 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Федеральные законы "О банках и банковской деятельности" и "О рынке ценных бумаг" в отличие от статьи 1023 ГК РФ не содержат указания на то, что при доверительном управлении ценными бумагами, денежными средствами или производными финансовыми инструментами доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, исключительно за счет доходов от использования этого имущества. Следовательно, в договоре доверительного управления названным имуществом стороны вправе предусмотреть условие о том, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение и возмещение необходимых расходов, произведенных при доверительном управлении имуществом, за счет имущества, полученного в доверительное управление, путем удержания соответствующих сумм.

В связи с изложенным Банк России вправе был включить такие положения, носящие для сторон договора доверительного управления имуществом рекомендательный характер, в оспариваемое Приложение 2 к Инструкции. При этом сторона, не согласная с каким-либо из изложенных в рекомендуемой форме условий доверительного управления имуществом ОФБУ, вправе заключить договор без объединения имущества данного учредителя управления в единый имущественный комплекс с имуществом других лиц (Индивидуальный договор доверительного управления).

Следует также отметить, что целью заключения договора доверительного управления имуществом с кредитной организацией может быть не только получение прибыли, но и минимизация потерь от утраты им стоимости, например, в условиях финансового кризиса. При заключении подобных договоров положение статьи 1023 ГК РФ о том, что доверительный управляющий имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором доверительного управления имуществом, а также на возмещение необходимых расходов, произведенных им при доверительном управлении имуществом, лишь за счет доходов от использования этого имущества не может быть соблюдено. Однако это обстоятельство не дает оснований для вывода о том, что такие договоры как противоречащие статье 1023 ГК РФ не могут заключаться.

С доводом заявительницы о том, что Приложение 2 к Инструкции в оспариваемой части не соответствует нормам главы 53 ГК РФ, в которых закреплен принцип сохранности предмета управления, нельзя признать состоятельным, поскольку из пункта 3 статьи 1024 ГК РФ видно, что в договоре доверительного управления имуществом может быть оговорено условие о том, что при прекращении договора имущество, находящееся в доверительном управлении, не передается учредителю управления.

Кроме того, возможность исполнения обязательств за счет переданного в доверительное управление имущества предусмотрена пунктом 2 статьи 1020 и пунктом 3 статьи 1022 ГК РФ.

Согласно части первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Руководствуясь статьями 194-199, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации, решил:

Ареховой Е.И. в удовлетворении заявления отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня его принятия судом в окончательной форме.


Судья Верховного Суда Российской Федерации 

В.Ю. Зайцев


Решение Верховного Суда РФ от 18 ноября 2010 г. N ГКПИ10-1255


Текст решения официально опубликован не был


Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 18 января 2011 г. N КАС10-678 настоящее решение оставлено без изменения


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.