Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2010 г. N 66-О10-109 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, его роли при их совершении, его отношения к содеянному, данных, характеризующих его личность, обстоятельств, смягчающих его наказание, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2010 г. N 66-О10-109


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего Червоткина А.С., судей Ведерниковой О.Н., Глазуновой Л.И.,

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного Ворогушина А.В. на приговор Иркутского областного суда от 18 мая 2010 года, по которому

осужден к лишению свободы по:

- п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - на тринадцать лет;

- п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ - на девять лет без штрафа.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Ворогушину А.В. наказание в виде лишения свободы на срок пятнадцать лет без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н., выслушав осужденного Ворогушина А.В., участвовавшего в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видеоконференц-связи, выступление адвоката Шинелевой Т.Н., поддержавшей доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Модестовой А.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Ворогушин А.В. признан виновным в совершении разбойного нападения на З. в целях хищения чужого имущества, совершенного с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; а также в убийстве З. совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 7 сентября 2009 года Ворогушиным и иным лицом, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи со смертью (Н.), ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Ворогушин А.В. считает приговор незаконным, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела, утверждает, что приведенные в приговоре доказательства не рассмотрены с точки зрения их относимости и допустимости, а вина каждого участника преступления должна быть доказана самостоятельно. Кроме того, указывает, что уголовно дело сфабриковано, оно основано на показаниях, данных им и Н. в результате применения следователем незаконных методов ведения следствия; утверждает, что не убивал потерпевшего, но был вынужден взять вину на себя, его адвокат и следователь были в сговоре, на шее убитого отсутствуют следы удушения. Просит принять верное и справедливое решение.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Ворогушина А.В. государственный обвинитель Петренко Л.В. считает приговор суда законным и обоснованным, просит оставить его без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Ворогушина А.В. в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Ворогушин по предъявленному ему обвинению в убийстве и разбойном нападении виновным себя признал полностью, в хищении паспорта виновным себя не признал. В судебном заседании от дачи показаний отказался, поэтому судом были исследованы показания, данные им при производстве предварительного расследования, а также ответы на вопросы председательствующего и участников процесса.

Так, 16 сентября 2009 года Ворогушин при явке с повинной сообщил, что они с Н. 7 сентября совершили убийство З. похитили его вещи, 9 сентября сожгли мусор и его документы с целью скрыть следы (том 1, л.д. 73).

Согласно его показаниям, данным в входе предварительного расследования, при допросе его в качестве подозреваемого 16 сентября 2009 года Ворогушин показал, 7 сентября 2009 года у него дома в процессе совместного распития спиртных напитков с Н. по предложению последнего, они решили убить З. и забрать ценные вещи. Пришли домой к З., пили спиртное, а когда З. уснул в кресле, Н. принес с балкона провод красного цвета длиною около 2-х метров, взял провод за один конец, обмотал его два раза вокруг шеи З., второй конец дал ему, они стали тянуть в стороны. З. стал брыкаться, Н. взял, не выпуская провода, табурет, которым нанес несколько ударов З. по голове. Он продолжал душить З. затем тянули за концы провода вдвоем, пока З. не затих, труп положили в ванну, затем в согнутом виде поместили в холодильник. Дверь холодильника не закрывалась, они поставили на него шкаф. Потом собрали мусор, бутылки, рюмки, провод, документы З. в пакет. Забрали ценные вещи и ушли.

Дверь закрыли ключами. 9 сентября они с Н. пришли в квартиру З.., взяли пакет с мусором, и все сожгли в лесу вместе с документами убитого, которые взяли вместе с сумочкой (том 1, л.д. 97-102).

При проверке показаний на месте Ворогушин в присутствие защитника и понятых показал на месте и рассказал обстоятельства убийства 3. и похищения его имущества. (том 1, л.д. 195-208).

При допросе в качестве обвиняемого Ворогушин полностью подтвердил свои показания при допросе в качестве подозреваемого, и при проверке показаний на месте, признал свою вину в убийстве З. совместно с Н. (том 1, л.д. 239-242).

Таким образом, показания Ворогушина, данные в ходе предварительного расследования, об обстоятельствах совершенного им разбойного нападения и убийства 3. подтверждены протоколом осмотра места происшествия от 12 сентября 2009 года (т. 1 л.д. 10-29), протоколом выемки от 17 сентября 2009 года (т. 1 л.д. 126-129); протоколом обыска от 17 сентября 2009 года (т. 1 л.д. 132-135); протоколом проверки показаний на месте (т. 1 л.д. 195-208); показаниями свидетелей М., В., Ф., З., З., К., С., Л. и других; заключениями экспертиз, а также другими доказательствами, изложенными в приговоре.

Согласно заключению судебно-медицинских экспертиз причину и давность смерти З. установить не представилось возможным в связи с резко выраженными гнилостными изменениями тканей и органов трупа. Наличие переломов подъязычной кости и щитовидного хряща не исключает возможности наступления смерти от механической асфиксии в результате сдавливания органов шеи, как руками, так и петлей, в том числе из провода. При этом механическая асфиксия оценивается как причинившая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. Не исключено причинение повреждений на голове табуретом при обстоятельствах указанных Н. У 3. обнаружены признаки алкогольного опьянения тяжелой степени (том 1, л.д. 60-61, том 2, л.д. 217-219).

По заключению экспертизы вещественных доказательств на кофте Ворогушина обнаружена кровь человека, которая совпадает с группой крови З. и самого Ворогушина. В слюне от окурка Марльборо обнаружена слюна принадлежащая Н.. На смывах с ключей обнаружены следы пота, который мог произойти от Н. В следах пота обнаружены антигены В и Н. Происхождение свойственного Ворогушину и З. и антигена Н возможно за счет их пота (том 2, л.д. 141-146).

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив их в совокупности, суд пришел к верному выводу о доказанности вины Ворогушина в совершении преступления и правильно квалифицировал его действия.

Вышесказанное опровергает содержащийся в кассационной жалобе осужденного довод о том, что он не убивал З.

Изложенные в кассационной жалобе доводы осужденного Ворогушина о применении к нему незаконных методов ведения следствия нельзя признать обоснованными, поскольку в судебном заседании было установлено, что на предварительном следствии Ворогушин допрашивался только в присутствии своего защитника, допросы осуществлялись с соблюдением требований УПК, протоколы допросов были подписаны им лично, без замечаний. Проверка показаний на месте также была проведена в присутствии защитника, с участием понятых, т.е. при обстоятельствах, исключающих оказание на него давления.

Вопреки доводам жалобы суд проанализировал и оценил показания Ворогушина на предварительном следствии в совокупности с имеющими по делу доказательствами, признал их достоверными и правдивыми, поскольку они подтверждаются другими доказательства, исследованными в суде, и приведенными в приговоре.

Всем исследованным в судебном заседании доказательствам суд дал надлежащую оценку, обоснованно указав в приговоре, что их совокупность свидетельствует о доказанности вины Ворогушин в совершении инкриминируемых ему деяний при обстоятельствах, установленных в судебном заседании и изложенных в приговоре.

Поскольку лишение жизни потерпевшего не охватывается составом разбоя, то действия Ворогушина правильно квалифицированы судом по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ и по п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, при этом верно определены квалифицирующие признаки убийства - "совершенное группой лиц по предварительному сговору" и "сопряженное с разбоем", поскольку оно было совершено в процессе нападения на потерпевшего в целях завладения его имуществом.

О наличии у Ворогушина умысла на убийство свидетельствуют орудие, избранные им для совершения убийства - используемый в качестве петли провод, его действия - стягивание группой лиц петли на шее потерпевшего до наступления смерти.

Квалифицируя действия подсудимого Ворогушина по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ суд обоснованно исходил из того, что подсудимый Ворогушин и лицо, уголовное преследование, в отношении которого прекращено в связи со смертью, действуя совместно и согласованно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие.

Наказание Ворогушину назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, его роли при их совершении, его отношения к содеянному, данных, характеризующих его личность, обстоятельств, смягчающих его наказание, а также влияния назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Ворогушина, суд признал явку с повинной, активное способствование раскрытию преступлений, раскаяние в содеянном, признание вины, обстоятельств отягчающих наказание не установил. В связи с этим наказание ему по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ суд обоснованно назначил с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных Ворогушиным преступлений, дающих основание для применения при назначении наказания требований ст. 64 УК РФ, не установлено.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, по делу не усматривается.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 18 мая 2010 года в отношении Ворогушина А.В. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.


Председательствующий

Червоткин А.С.


судьи

Ведерникова О.Н.



Глазунова Л.И.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2010 г. N 66-О10-109


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.