Определение Конституционного Суда РФ от 9 ноября 2010 г. N 1432-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Пожарского районного суда Приморского края о проверке конституционности части первой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 9 ноября 2010 г. N 1432-О-О
"Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Пожарского районного суда Приморского края о проверке конституционности части первой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.И. Бойцова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Пожарского районного суда Приморского края, установил:

1. В своем запросе в Конституционный Суд Российской Федерации Пожарский районный суд Приморского края оспаривает конституционность части первой статьи 222 УК Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, на рассмотрении данного суда находится уголовное дело по обвинению гражданина А.С. Комкова в незаконном хранении пороха, применяемого для снаряжения охотничьих патронов к гладкоствольному оружию.

Заявитель утверждает, что часть первая статьи 222 УК Российской Федерации, исключая из деяний, за совершение которых лицо подлежит уголовной ответственности, незаконные приобретение, хранение и ношение боеприпасов к гражданскому гладкоствольному огнестрельному оружию, устанавливает уголовную ответственность за незаконное приобретение, хранение и ношение взрывчатых веществ, в том числе пороха, предназначенного для снаряжения боеприпасов к гладкоствольному оружию, вне зависимости от цели их применения; в связи с этим складывается ситуация, когда за незаконное хранение боеприпасов (патронов) к гладкоствольному оружию, снаряженных порохом, уголовная ответственность не наступает, а при хранении того же количества самого пороха - либо извлеченного из патронов, либо не использованного для снаряжения патронов - основания для привлечения к уголовной ответственности имеются. По мнению заявителя, такое регулирование не соответствует статьям 19 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные Пожарским районным судом Приморского края материалы, не находит оснований для принятия его запроса к рассмотрению.

В соответствии со статьей 71 (пункт "о") Конституции Российской Федерации уголовное законодательство относится к ведению Российской Федерации. Реализуя вытекающие из статьи 76 (часть 1) Конституции Российской Федерации полномочия в этой сфере, федеральный законодатель самостоятельно определяет содержание положений уголовного закона, в том числе устанавливает преступность общественно опасных деяний, их наказуемость и иные уголовно-правовые последствия совершения лицом преступления. При этом он связан требованиями статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, допускающими возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, что предполагает - в силу принципа верховенства права - недопущение использования средств уголовного закона для несоразмерного, избыточного ограничения прав и свобод при применении мер уголовной ответственности (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2008 года N 8-П).

Осуществляя уголовно-правовое регулирование, федеральный законодатель установил в части первой статьи 222 УК Российской Федерации уголовную ответственность за незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ, к которым среди прочего относится порох, а также взрывных устройств. Данная норма, криминализируя незаконный оборот взрывчатых веществ, не является неопределенной по своему содержанию и не создает, вопреки утверждению заявителя, предпосылки для нарушения принципа равенства всех перед законом и судом (статья 19, часть 1, Конституции Российской Федерации).

Равным образом не может рассматриваться как нарушающее указанный конституционный принцип и исключение федеральным законодателем уголовной ответственности за незаконный оборот гражданского гладкоствольного огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов к нему. Тем более что незаконный оборот оружия, его основных частей и боеприпасов к нему и незаконный оборот взрывчатых веществ (в том числе пороха) отличаются друг от друга по предмету правонарушения.

Для решения вопроса о том, являются ли предметы, которые лицо незаконно приобрело и хранило, боеприпасами к гражданскому гладкоствольному оружию либо взрывчатыми веществами, признаваемыми предметами преступления, предусмотренного частью первой статьи 222 УК Российской Федерации, необходимо обращение к нормативным правовым актам, устанавливающим правила оборота оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, а в тех случаях, когда для его решения требуются специальные познания, - проведение экспертизы.

Проверка же правильности квалификации инкриминируемого А.С. Комкову деяния, как требующая исследования фактических обстоятельств дела, не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Таким образом, положения части первой статьи 222 УК Российской Федерации в системе действующих нормативных предписаний, устанавливающих правила оборота оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, неопределенности с точки зрения соответствия их Конституции Российской Федерации не содержат.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению запроса Пожарского районного суда Приморского края, поскольку он не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми такого рода обращения в Конституционный Суд Российской Федерации признаются допустимыми.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.

3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Оспаривалась норма, устанавливающая уголовную ответственность за одно из преступлений против общественной безопасности.

Речь идет о незаконных приобретении, передаче, сбыте, хранении, перевозке или ношении огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов (за исключением гражданского гладкоствольного, его основных частей и боеприпасов к нему), взрывчатых веществ или взрывных устройств.

По мнению заявителя (районного суда), положение неконституционно. При его применении складывается ситуация, когда за незаконное хранение боеприпасов (патронов) к гладкоствольному оружию, снаряженных порохом, уголовная ответственность не наступает. Между тем при хранении того же количества самого пороха (извлеченного из патронов либо не использованного для их снаряжения) основания для этой ответственности есть.

КС РФ отклонил эти доводы и разъяснил следующее.

Данная норма, криминализируя незаконный оборот взрывчатых веществ, не является неопределенной по своему содержанию. Она не создает, вопреки утверждению заявителя, предпосылки для нарушения принципа равенства всех перед законом и судом.

Также не может рассматриваться как нарушение этого принципа и то, что федеральный законодатель исключил уголовную ответственность за незаконный оборот гражданского гладкоствольного огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов к нему. Тем более что незаконный оборот оружия, его основных частей и боеприпасов к нему и незаконный оборот взрывчатых веществ (в т. ч. пороха) отличаются друг от друга по предмету правонарушения.

Для решения вопроса о том, являются ли предметы, которые лицо незаконно приобрело и хранило, боеприпасами к гражданскому гладкоствольному оружию либо взрывчатыми веществами, необходимо обращаться к нормативным правовым актам, устанавливающим правила соответствующего оборота. В тех случаях, когда требуются специальные познания, проводится экспертиза.


Определение Конституционного Суда РФ от 9 ноября 2010 г. N 1432-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Пожарского районного суда Приморского края о проверке конституционности части первой статьи 222 Уголовного кодекса Российской Федерации"


Текст Определения опубликован в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации", 2011 г., N 2


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.