Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 октября 2010 г. N 59-О10-22 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в совершении умышленного убийства двух лиц, одно из которых совершено в отношении заведомо для осужденного находящегося в беспомощном состоянии лица, с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление, подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 октября 2010 г. N 59-О10-22


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

судей Ведерниковой О.Н., Фетисова С.М.,

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного Шевченко Г.В. на приговор Амурского областного суда от 16 июля 2010 года, которым

Шевченко Г.В., ...,

осужден по п.п. "а", "в", "д", "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ к девятнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н., выслушав осужденного Шевченко Г.В., участвовавшего в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видеоконференц-связи, выступление адвоката Кротовой С.В., поддержавшей доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Модестовой А.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Шевченко Г.В. признан виновным в умышленном причинении смерти двум лицам: М. и заведомо для него находящемуся в беспомощном состоянии, с особой жестокостью, с целью скрыть другое преступление, К.

Преступления совершены 2 ноября 2009 года, ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Шевченко Г.В. выражает несогласие с вынесенным приговором, утверждает, что преступление не совершал, показания на предварительном следствии, в том числе, явка с повинной, даны им под психическим давлением со стороны следственных органов, явка с повинной происходила в отсутствие адвоката и не может служить доказательством его вины. Сообщает, что волокна с одежды К. попали на его одежду в результате того, что он был вынужден часто поднимать К., который был инвалидом и плохо держался на ногах, а волокна с одежды М. попали на его одежду после конфликта с ним, вследствие чего считает, что заключение эксперта от 29 января 2010 года не является доказательством его вины. Также, оспаривает заключение эксперта ... от 27 января 2010 г., утверждая, что оно не является доказательством его вины. Сообщает, что на орудиях преступления его отпечатков не обнаружено, на половицах дома следов от его бахил (охотничьих сапог) не обнаружено, а также не обнаружено следов крови на его сапогах. Считает, что протоколы осмотра места происшествия, выемки, заключения экспертиз не могут служить доказательствами его вины.

В дополнительной жалобе указывает, что правдивые показании им были даны в судебном заседании, а доказательства, приведенные прокурором во время прений сторон, основаны на домыслах и предположениях и не могут считаться допустимыми в силу ст. 75 УПК РФ. Кроме того, оспаривает показания свидетеля С., ссылается на показания потерпевшей С., свидетеля Б. Утверждает, что конфликтов с К. у него не было, он помогал ему, суд не взял во внимание факты, доказывающие его невиновность, в том числе, то, что данное преступление могли совершить иные лица, которые днем на автомобиле искали М. в селе. Также, указывает, что суд отклонил его замечания на протокол судебного заседания, который является неполным. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного Шевченко Г.В. государственный обвинитель Непрынцев Ю.Б. считает ее необоснованной и не подлежащей удовлетворению.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Шевченко Г.В. в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

В судебном заседании подсудимый Шевченко Г.В. виновным себя в совершении преступлений не признал, поэтому в судебном заседании были оглашены его показания на предварительном следствии, из которых следует, что 2 ноября 2009 года в результате совместного распития спиртных напитков между ним, M. и К., являющимся инвалидом, произошла ссора. В ходе ссоры он нанес более десяти ножевых ударов М., а затем, когда К. сказал ему, что "его за это посадят", взял топор и нанес К. удары в область головы и лица. Что происходило дальше, не помнит, но не отрицает, что наносил удары вилкой и отрубил голову К. (т. 5 л.д. 40-56, 79-81, 85-88, 92-97, 104-107).

Вина Шевченко Г.В. в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена протоколом осмотра места происшествия от 3 ноября 2009 года (т. 1 л.д. 12-61), протоколом явки с повинной от 4 ноября 2009 года (т. 5 л.д. 2-5), протоколом проверки показаний на месте с участием подозреваемого Шевченко Г.В. (т. 5 л.д. 67-74), протоколом выемки от 3 ноября 2009 года (т. 1 л.д. 68-72); показаниями потерпевших К. и С., свидетелей Л., К., К., А., А., А., С., Б., С. и других; заключениями экспертиз; другими, изложенными в приговоре доказательствами.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы ... от 7 декабря 2009 года смерть М. наступила от острой и массивной кровопотери, явившейся осложнением колото-резаных проникающих ран грудной клетки и живота с повреждением внутренних органов (всего 43 раны) (т. 2, л.д. 84-97).

В соответствии с заключением эксперта ... от 7 декабря 2009 года непосредственной причиной смерти К. явилась травматическая ампутация головы (т. 2, л.д. 59-66).

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив их в совокупности, суд пришел к верному выводу о доказанности вины Шевченко Г.В. в совершении преступлений и правильно квалифицировал его действия.

Изложенные в кассационной жалобе доводы осужденного Шевченко Г.В. о том, что он преступление не совершал, показания на предварительном следствии, в том числе, явка с повинной, даны им под психическим давлением со стороны следственных органов, проверялись судом первой инстанции и были им отвергнуты.

Согласно материалам дела, в том числе, протоколу допроса в качестве подозреваемого, Шевченко Г.В. был допрошен в качестве подозреваемого в присутствии защитника, то есть в условиях, исключающих какое-либо незаконное воздействие на него. Как следует из материалов дела, об оказании на Шевченко Г.В. какого либо давления ни он сам, ни его защитник не заявляли на последующих этапах предварительного расследования. В судебном заседании Шевченко Г.В. подтвердил, что по поводу оказания на него давления с жалобами в компетентные органы он не обращался, при этом Шевченко Г.В. суду не конкретизировал лиц, время, места психологического давления.

Таким образом, указанные доводы жалобы Шевченко судебная коллегия считает необоснованными.

Доводы жалобы Шевченко Г.В. о его невиновности в совершении убийства М. и К., которое могли совершить иные лица, которые в день убийства искали М. в селе, а также его доводы о том, что волокна с одежды К. попали на его одежду в результате того, что он был вынужден часто поднимать К., который был инвалидом и плохо держался на ногах, а волокна с одежды М. попали на его одежду после конфликта с ним, - проверялись во время судебного заседания и были отвергнуты судом.

Судом проверялись также и другие доводы, приведенные в жалобе осужденного, которые были обоснованно отвергнуты судом. Мотивы, по которым суд отверг данные доводы жалобы осужденного, подробно приведены в приговоре.

Вывод суда о доказанности вины Шевченко в совершении убийства М. и К. основан на совокупности доказательств, согласующихся между собой, исследованных в судебном заседании и подробно приведенных в приговоре, при этом его действия квалифицированы правильно.

На основе исследованных доказательств, суд пришел к верному выводу о том, что убийство К. было совершено Шевченко Г.В. с целью сокрытия совершенного им убийства М.

Согласно материалам дела, К. являлся инвалидом второй группы и плохо ходил, о чем достоверно было известно Шевченко В.Г. На этом основании суд пришел к правильному выводу о том, что, нанося удары топором и вилкой с целью убийства К., Шевченко заведомо знал о том, что тот находится в беспомощном состоянии и не способен в силу своего состояния здоровья оказать ему сопротивление.

Суд обоснованно признал доказанным и другой квалифицирующий признак убийства - совершенное с особой жестокостью, установив, что об этом свидетельствует избранный Шевченко Г.В. способ лишения жизни К., которому наносились различными орудиями, в том числе, острыми колющими предметами, вилками, общей длинной 19 см, рабочей поверхностью 10 см и 9 см, шириной 2 см и 1,9 см, множественные удары по лицу и телу.

При этом суд пришел к правильному выводу о том, что подсудимый осознавал, что действует с особой жестокостью, проявляя бессердечность и безжалостность, заведомо причиняя потерпевшему особые физические мучения и страдания, обусловленные избранным способом убийства, нанес множественное количество ударов вилкой в лицо и по телу потерпевшему желал именно этого. Смерть К. от травматической ампутации головы явилась неизбежным и закономерным следствием действий Шевченко, направленных на лишение жизни К.

Доводы жалобы о том, что протоколы осмотра места происшествия, выемки, заключения экспертиз не могут служить доказательствами его вины, нельзя признать обоснованными, поскольку указанные доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального законодательства, признаны судом допустимыми, согласуются между собой и иными доказательствами по делу, вследствие чего обоснованно положены судом в основу приговора.

Вопреки доводам жалобы, приговор основан не на домыслах и предположениях, а на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Наказание Шевченко Г.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и высокой степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности, обстоятельств, смягчающих наказание и отсутствия отягчающих обстоятельств, в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения им новых преступлений.

Согласно статье 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются: 1) несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции; 2) нарушение уголовно-процессуального закона; 3) неправильное применение уголовного закона; 4) несправедливость приговора.

В данном деле таких нарушений не установлено, поэтому просьба осужденного Шевченко об отмене приговора удовлетворению не подлежит.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Амурского областного суда от 16 июля 2010 года в отношении Шевченко П.В. оставить без изменения, а его кассационную жалобу - без удовлетворения.


Председательствующий

Е.П. Кудрявцева


Судьи

О.Н. Ведерникова



С.М. Фетисов



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 октября 2010 г. N 59-О10-22


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.