Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2010 г. N 78-ВПР10-29 Постановление об отказе в иске о возложении обязанности возобновить выплату трудовой пенсии по старости отменено, оставлены в силе судебные акты о частичном удовлетворении иска, поскольку суд надзорной инстанции при принятии постановления нарушил принцип правовой определенности

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2010 г. N 78-ВПР10-29


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Гуляевой Г.А. и Задворнова М.В.

рассмотрела в судебном заседании 10 декабря 2010 г. гражданское дело по иску Марголиной Э.Д. к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ по Выборгскому району Санкт-Петербурга о возложении обязанности возобновить выплату трудовой пенсии по старости по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 22 августа 2007 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуляевой Г.А., выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Марголина Э.Д. обратилась в Выборгский районный суд Санкт-Петербурга с иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ по Выборгскому району Санкт-Петербурга о возложении обязанности возобновить выплату трудовой пенсии по старости с 15 июня 1998 г.

В обоснование своих требований истец указала, что с января 1985 г. являлась получателем трудовой пенсии по старости, однако в связи с выездом 27 ноября 1990 г. на постоянное место жительства в государство Израиль выплата пенсии была прекращена. По вопросу возобновления выплаты пенсии она обращалась к ответчику 10 ноября 2004 г. Однако в письме от 16 августа 2005 г. заместителем начальника Управления Пенсионного фонда РФ по Выборгскому району Санкт-Петербурга было сообщено, что оснований для восстановления выплаты пенсии не имеется. В связи с этим Марголина Э.Д. просила обязать ответчика восстановить выплату пенсии с 15 июня 1998 г.

Решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 3 ноября 2005 г. исковые требования Марголиной Э.Д. удовлетворены частично. Суд возложил на ответчика обязанность восстановить выплату трудовой пенсии по старости с 10 ноября 2004 г.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 26 февраля 2006 г. указанное решение оставлено без изменения.

Постановлением президиума Санкт-Петербургского городского суда от 22 августа 2007 г. состоявшиеся судебные постановления в части удовлетворения исковых требований Марголиной Э.Д. отменены и принято по делу новое решение, которым Марголиной Э.Д. в удовлетворении требований к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда РФ в Выборгском районе Санкт-Петербурга о восстановлении выплаты пенсии отказано.

Определением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 23 декабря 2009 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 18 февраля 2010 г., Марголиной Э.Д. восстановлен процессуальный срок на обжалование постановления президиума Санкт-Петербургского городского суда от 22 августа 2007 г. в порядке надзора.

В надзорном представлении заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., поданном в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в интересах Марголиной Э.Д., ставится вопрос об отмене постановления президиума Санкт-Петербургского городского суда от 22 августа 2007 г.

По результатам изучения доводов надзорного представления дело было истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Колычевой Г.А. от 3 ноября 2010 г. надзорное представление с делом передано для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны, извещённые о времени и месте рассмотрения дела в суде надзорной инстанции, в судебное заседание Судебной коллегии по гражданским делам Верховном Суда Российской Федерации не явились. Истица и ее представитель адвокат Зарбеев Р.А. просили рассмотреть дело в их отсутствие. На основании статьи 385 ГПК РФ Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 22 августа 2007 г. подлежащим отмене, а надзорное представление - удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к выводу, что судом надзорной инстанции при рассмотрении настоящего дела было допущено такого характера существенное нарушение норм процессуального права.

При рассмотрении дела в надзорном порядке суд надзорной инстанции проверяет правильность применения и толкования норм материального и процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов надзорной жалобы или представления прокурора (часть 1.1 статьи 390 ГПК РФ).

Вместе с тем в случае выявления допущенных судом существенных нарушений закона, не указанных в доводах представления, суд в интересах законности вправе выйти за пределы доводов представления и обратить внимание на допущенные судом иные существенные нарушения закона, учесть их при принятии своего решения по результатам рассмотрения представления.

Под интересами законности, как следует из смысла статьи 2 ГПК Российской Федерации, которые дают суду, рассматривающему дело, основания для выхода за пределы представления, следует, в частности, понимать необходимость обеспечить по рассматриваемому делу правильное его рассмотрение.

Судебная коллегия с учетом изложенного и в интересах законности считает возможным и необходимым при рассмотрении представления выйти за пределы доводов представления заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. и обратить внимание на допущенное судом надзорной инстанции существенное нарушение норм процессуального права, не указанное в доводах представления.

Судом установлено, что Марголина Э.Д., ... года рождения проживавшая до 27 ноября 1990 г. в ..., с января 1985 г. являлась получателем пенсии по старости, назначенной в соответствии с Законом СССР от 14 июля 1956 г. "О государственных пенсиях". 27 ноября 1990 г. Марголина Э.Д. выехала на постоянное место жительства в государство Израиль, в связи с чем выплата пенсии ей была прекращена. В ноябре 2004 г. истица обратилась к ответчику с заявлением о возобновлении выплаты пенсии, в удовлетворении которого ей было отказано.

Разрешая спор и принимая решение об удовлетворении частично исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что Марголина Э.Д., получавшая пенсию в соответствии с законодательством СССР и выехавшая на постоянное место жительство за границу, имеет право на сохранение и получение ранее назначенной пенсии.

Суд кассационной инстанции согласился с данными выводами суда.

Президиум Санкт-Петербургского городского суда, отменяя указанные судебные постановления и принимая новое решение об отказе Марголиной Э.Д. в удовлетворении заявленных требований, сослался на нормы ранее действовавшего пенсионного законодательства и пришел к выводу о том, что лица, получавшие пенсии в соответствии с законодательством СССР (кроме пенсии по инвалидности вследствие трудового увечья, профессионального заболевания, по случаю потери кормильца) и выехавшие на постоянное место жительства за пределы Российской Федерации, не имеют права на сохранение и получение ранее назначенной пенсии.

Кроме того, суд надзорной инстанции указал, что в силу части 3 статьи 3 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" право на трудовую пенсию наравне с гражданами Российской Федерации, за исключением случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации, имеют иностранные граждане и лица без гражданства, постоянно проживающие в Российской Федерации. Однако Марголина Э.Д. на момент обращения с заявлением о восстановлении выплаты пенсии на территории Российской Федерации являлась гражданкой государства Израиль, регистрации на территории Российской Федерации не имела, пенсия по нормам законодательства Российской Федерации ей не назначалась.

Между тем, Судебная коллегия не может согласиться с приведёнными выводами суда надзорной инстанции, поскольку они сделаны с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии с частью четвертой статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью её правовой системы.

Согласно части первой статьи 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней"). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Судебная коллегия считает, что прибегнув к процедуре пересмотра решения суда в порядке надзора, президиум Санкт-Петербургского городского суда нарушил принцип правовой определенности, вытекающий из положений статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Согласно пункта 1 статьи 6 Конвенции каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

В силу статьи 1 Протокола N I к Конвенции каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Как указал Европейский Суд по правам человека по делу "Рябых против Российской Федерации" от 24 июля 2003 г. право на судебное разбирательство, гарантированное п. 1 ст. 6 Конвенции, должно толковаться в свете Преамбулы к Конвенции, в которой, в соответствующей её части, верховенство права признается частью общего наследия Договаривающихся государств. Одним из основополагающих аспектов верховенства права является принцип правовой определенности, который, среди прочего, требует, чтобы принятое судами окончательное решение не могло бы быть оспорено. Правовая определенность подразумевает недопустимость повторного рассмотрения однажды решенного дела. Принцип закрепляет, что ни одна из сторон не может требовать пересмотра окончательного и вступившего в законную силу постановления только в целях проведения повторного слушания и получения нового постановления. Полномочие вышестоящего суда по пересмотру дела должно осуществляться в целях исправления судебных ошибок, неправильного отправления правосудия, а не пересмотра по существу. Пересмотр не может считаться скрытой формой обжалования, в то время как лишь возможное наличие двух точек зрения по одному вопросу не может являться основанием для пересмотра. Отступления от этого принципа оправданны, только когда являются обязательными в силу обстоятельств существенного и непреодолимого характера.

Европейский Суд по правам человека также указал, что долг, признанный судебным решением, может считаться "собственностью" в целях статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции. Отмена решения после того, как оно стало окончательным и не подлежало обжалованию, составляет вмешательство в право лица, в чью пользу вынесено постановление, на спокойное пользование указанным имуществом.

То обстоятельство, что президиум не согласился с толкованием норм материального права, приведенным во вступившем в законную силу решении суда, само по себе не является исключительным обстоятельством, оправдывающим отмену обязательного и подлежащего исполнению решения суда и возобновления рассмотрения дела.

Таким образом, несмотря на то, что в решении суда не было указано на присуждение каких-либо сумм, имелось указание ГУ - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Выборгском районе Санкт-Петербурга на возобновление выплаты пенсии, то в силу вышеизложенного судебное решение в отношении Марголиной Э.Д. создало объект собственности. Отмена этого решения в нарушение принципа правовой определенности поставила под сомнение доверие Марголиной Э.Д. к обязательности судебных решений и лишила её возможности получить по решению суда то, что она ожидала получить.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия признает постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда незаконным, принятым с существенным нарушением норм процессуального права, повлиявшим на исход дела, без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав истицы. В связи с этим постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 22 августа 2007 г. подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции и определения суда кассационной инстанции.

Руководствуясь ст.ст. 387, 390, 391 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

постановление президиума Санкт-Петербургского городского суда от 22 августа 2007 г. отменить. Оставить в силе решение Выборгского районного суда Санкт-Петербурга от 3 ноября 2005 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 26 февраля 2006 г.


Председательствующий

Горохов Б.А.


Судьи

Гуляева Г.А.



Задворнов М.В.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 декабря 2010 г. N 78-ВПР10-29


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.