Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2003 г. N 2-002-36 Суд отменил приговор и прекратил уголовное дело в отношении заявителей за непричастностью их к совершению преступления, поскольку все доказательства, полученные после вынесения следователем постановления о прекращении уголовного дела, юридической силы не имеют

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2003 г. N 2-002-36


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

председательствующего - Каримова М.А., судей Пелевина Н.П., Колоколова Н.А.

рассмотрела в судебном заседании от 24 марта 2003 года кассационные жалобы осужденных Баева В.Е., Шемякина А.Г., адвокатов Кононова О.А. и Ксенофонтова С.П. на приговор Вологодского областного суда от 18 июля 2002 года, которым

1. Баев В.Е. ранее не судимый;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

2. Шемякин А.Г. ранее не судимый;

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

По приговору суда Баев и Шемякин осуждены за убийство Ж. группой лиц по предварительному сговору в ночь на 31 июля 2001 года в сел. К., Вологодской области.

В судебном заседании Баев и Шемякин вину не признали.

Заслушав доклад судьи Колоколова Н.А.; пояснения осужденных Баева В.Е., Шемякина А.Г., адвокатов Кононова О.А. и Ксенофонтова С.П., поддержавшего доводы кассационных жалоб; мнение прокурора Яшина С.Ю., полагавшего приговор оставить его без изменения, судебная коллегия, установила:

Согласно приговору 30 июня 2001 года Баев, Шемякин и Ж. распивали спиртные напитки на территории березового парка. Между Баевым и Ж. на почве личных неприязненных отношений произошла ссора, переросшая в драку, в ходе которой на стороне Баева в избиении потерпевшего принял участие и Шемякин.

Затем Шемякин и Баев на машине последнего увезли Ж. на берег реки К. в район ул. Большакова. Там Баев, пытаясь предотвратить сопротивление Ж. схватил его руками сзади, а Шемякин стал наносить многочисленные удары по голове и туловищу потерпевшего до тех пор, пока Ж. не потерял сознание.

После этого, они договорились занести Ж. в воду, где некоторое время с целью причинения смерти удерживали его под водой лицом вниз. Смерть потерпевшего наступила в результате утопления в воде.

В кассационных жалобах:

- осужденные Баев и Шемякин просят приговор отменить, а дело в отношении них производством прекратить, поскольку к смерти потерпевшего они не причастны. Действительно, вечером 30 июля 2001 года они употребляли спиртные напитки вместе с Ж., Н. и А.

Н. уехал на своей машине. После этого втроем поехали в город, из машины последовательно вышли А и Ж. Куда последний после этого пошел, и что с ним произошло, они не знают. Кроме того, по делу имеется ряд грубых нарушений уголовно-процессуального закона. Шемякин уточняет, что в стадии предварительного расследования оговорил себя и Баева, так как к нему применялось физическое насилие.

- адвокаты Ксенофонтов С.П. и Кононов О.А. просят приговор в отношении их подзащитных отменить, а дело производством прекратить поскольку доказательств вины Баева и Шемякина в смерти Ж. нет. Основывая свои выводы о виновности обоих осужденных исключительно на непоследовательных и противоречивых показаниях Шемякина на одном из этапов предварительного расследования, суд не учел, что они были получены с нарушением норм уголовно-процессуального права, путем применения к Шемякину физического насилия. Кроме того, по делу имеется ряд грубых нарушений уголовно-процессуального закона.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор в отношении Баева и Шемякина подлежит отмене, а уголовное дело в отношении них прекращению по следующим основаниям.

Настоящее уголовное дело органами прокуратуры возбуждено 31 июля 2001 года по признакам ст. 115 УК РФ по факту обнаружения трупа Ж. в реке K. В постановлении указано, что смерть потерпевшего наступила от закрытия дыхательных путей водой; кроме того на трупе обнаружены легкие телесные повреждения.

В ходе проведения предварительного расследования по делу допрошены Баев, Шемякин, Н., А., которые показали, что, действительно, 30 июля 2001 года распивали спиртные напитки в березовой роще с Ж. После этого уехали в город, где они расстались. Что в дальнейшем произошло с Ж. они не знают.

При проведении судебно-медицинского исследования трупа было установлено, что смерть Ж. наступила в результате механической асфиксии: закрытия дыхательных путей водой. Смерть Ж. в прямой причинной связи с обнаруженными на его теле повреждениями в виде синяков и ссадин не состоит.

Поскольку данных свидетельствующих о насильственной смерти потерпевшего в процессе расследования установлено не было, уголовное дело по факту смерти Ж. прекращено постановлением следователя прокуратуры от 6 августа 2001 года по основаниям, предусмотренным ст. 5 п. 2 УПК РСФСР - за отсутствием состава преступления.

Данное постановление о прекращении дела в последствие отменено не было.

11 марта 2002 года постановление о возбуждении уголовного дела от 31 июля 2001 года прокурором по надзору за следствием и дознанием Вологодской области отменено и им же, в тот же день им вновь возбуждено новое уголовное дело по факту насильственной смерти Ж. несмотря на то, что в его материалах имелось неотменное постановление о прекращении уголовного дела, что препятствовало дальнейшему проведению предварительного следствия.

19 марта 2002 года к материалам дела приобщена явка с повинной Шемякина, в которой он указал, что "бил Ж. в грудь, а Б. держал сзади. Потом (не указано кого) бросили в реку и уехали".

20 марта 2002 года на допросе в качестве подозреваемого Шемякин показал, что после избиения умершего или потерявшего сознание Ж. решили выбросить в реку, чтобы избавится от трупа. Занесли потерпевшего на два метра от берега. Там, где глубина была по колено, бросили Ж. в воду. "Под водой потерпевшего не удерживали". После этого уехали.

Данные обстоятельства в тот же день Шемякин подтвердил и при проведении следственного эксперимента.

28 марта 2002 года Шемякин на допросе в качестве обвиняемого показал, что после того, как он и Баев "кинули Ж. в воду лицом вниз и я (Шемякин) немного подержал его в таком положении". Кто предложил бросить Ж. в воду он не помнит.

Изложенное свидетельствует, что в показаниях Шемякина в стадии предварительного расследования имеются существенные противоречия, что вызывает сомнения в их достоверности. Данное обстоятельство при проведении судом анализа и оценки доказательств полностью оставлено без внимания.

Кроме того, из материалов уголовного дела следует, что Шемякин ни разу не давал показаний о том, что Ж. удерживал под водой также и Баев, как это указано в приговоре.

14 июня 2002 года при перепредъявлении обвинения Шемякин заявил, что оговорил себя и Баева, поскольку к нему применялось физическое насилие. Аналогичные показания им даны и в судебном заседании.

Баев, как в стадии предварительного расследования, так и в судебном заседании последовательно отрицал свою причастность к смерти Ж.

В силу ст. 77 ч. 2 УПК РФ признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу приговора лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств, а в соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления бесспорно доказана.

Кроме того, обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда исследованы все возникшие по делу версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Согласно ст. 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности подсудимого толкуются в его пользу.

По смыслу процессуального закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся формы вины, степени и характера участия в совершении преступления.

Нарушив все названные нормы закона, суд первой инстанции, обосновал свой вывод о виновности Баева и Шемякина в совершении убийства исключительно на противоречивых и непоследовательных показаниях последнего в стадии предварительного расследования.

Иных сведений, подтверждающих противоречивые показания Шемякина в стадии предварительного расследования о том, он, Баев и Ж. втроем находились на берегу реки, либо рядом с нею, а тем более, зашли в воду и преднамеренно погрузили тело потерпевшего под воду, удерживали его там, в деле нет. Не ссылается на них в обвинительном приговоре и суд.

Обоснованными также следует признать доводы, содержащиеся в кассационных жалобах Шемякина и Баева, их защитников о том, что показания допрошенных по делу свидетелей О., Б., и Н. не опровергают утверждений осужденных о том, что они высадили находившегося в состоянии алкогольного опьянения потерпевшего Ж. из машины, а сами уехали. Кроме того, из показаний и Б. следует, что среди бывших в машине они опознали одного только Ж. Были ли там Баев и Шемякин они не знают.

В силу ст. 379 УПК РФ обвинительный приговор при рассмотрении дела в кассационном порядке должен быть отменен в виду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Кроме того, доказательства, на которые сослался суд при постановлении обвинительного приговора в отношении Баева и Шемякина, были получены после вынесения постановления о прекращении уголовного дела по факту обнаружения трупа Ж.

По смыслу уголовно-процессуального закона вынесение постановления о прекращении уголовного дела, препятствует проведению по нему дальнейшего расследования. Следовательно, все доказательства, полученные после вынесения следователем постановления о прекращении уголовного дела, юридической силы не имеют.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Вологодского областного суда от 18 июля 2002 года в отношении Баева В.Е. и Шемякина A.Г. отменить, уголовное дело в отношении них прекратить за непричастностью к совершению преступления.

Баева В.Е. и Шемякина А.Г. из-под стражи немедленно освободить.


Председательствующий

Каримов М.А.


Судьи

Пелевин Н.П.



Колоколов Н.А.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 марта 2003 г. N 2-002-36


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение