Определение Конституционного Суда РФ от 18 января 2011 г. N 3-О-Р "По ходатайству Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 января 2010 года N 119-О-О"

Определение Конституционного Суда РФ от 18 января 2011 г. N 3-О-Р
"По ходатайству Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 января 2010 года N 119-О-О"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.Д. Князева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, установил:

1. Конституционный Суд Российской Федерации Определением от 19 января 2010 года N 119-О-О отказал в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданки Ю.А. Приведенной положениями статьи 10 Федерального закона от 18 декабря 2001 года N 177-ФЗ "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой, и поскольку по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено решение, сохраняющее свою силу.

Полагая, что при принятии данного Определения остался неразрешенным вопрос о конституционно-правовом смысле оспаривавшихся законоположений в части, позволяющей в силу придаваемого им в правоприменительной практике значения до настоящего времени заключать под стражу подозреваемых и обвиняемых по решению прокурора, принятому до 1 июля 2002 года, и тем самым порождающей неясность в вопросе о законности содержания Ю.А. Приведенной под стражей в период с 22 мая по 21 июля 2008 года без судебного решения, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации в своем ходатайстве просит Конституционный Суд Российской Федерации разъяснить Определение от 19 января 2010 года N 119-О-О, ответив на следующие вопросы:

выявляется ли в нём конституционно-правовой смысл части третьей статьи 10 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации";

предполагает ли его принятие отсутствие правовой неопределенности в вопросе о конституционности части третьей статьи 10 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации";

означает ли его содержание такое истолкование части третьей статьи 10 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации", которое допускает после 1 июля 2002 года заключение под стражу подозреваемых и обвиняемых по решению прокурора, принятому до наступления указанной даты?

2. По смыслу статьи 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", официальное разъяснение Конституционным Судом Российской Федерации вынесенного им ранее решения дается лишь по тем требующим дополнительного истолкования вопросам, которые были предметом рассмотрения в заседании Конституционного Суда Российской Федерации и нашли свое отражение в этом решении; ходатайство о даче разъяснения не подлежит удовлетворению, если поставленные в нем вопросы не требуют какого-либо дополнительного истолкования принятого решения либо предполагают необходимость формулирования новых правовых позиций, не нашедших в нем отражения.

Отказывая в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав Ю.А. Приведенной, Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 19 января 2010 года N 119-О-О констатировал, что положение части третьей статьи 10 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ было направлено на исключение с 1 июля 2002 года возможности принятия во внесудебном порядке решений о заключении под стражу и продлении содержания под стражей и вместе с тем - в целях обеспечения правовой определенности и стабильности правоотношений, возникших в связи с принятыми до указанного срока в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР, решениями о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу, - допускало в виде исключения исполнение таких решений в течение указанного в них процессуального срока, исчисляемого со дня принятия соответствующего решения.

В связи с этим Конституционный Суд Российской Федерации указал, что на оспариваемое законоположение распространяется сформулированная в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 марта 2002 года N 6-П правовая позиция, в соответствии с которой любые нормативные правовые положения, допускающие арест (заключение под стражу) и содержание под стражей без судебного решения, не подлежат применению с 1 июля 2002 года, что исключает возможность принятия судами и иными правоприменительными органами не согласующихся с ней решений, так как иное означало бы неисполнение требований Конституции Российской Федерации и Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Данный вывод не содержит какой-либо неясности в оценке части третьей статьи 10 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" и не допускает с 1 июля 2002 года заключение под стражу подозреваемых и обвиняемых по решению прокурора, принятому до наступления указанной даты, вследствие чего в дополнительном разъяснении, вопреки мнению заявителя, не нуждается.

Проверка же законности заключения под стражу Ю.А. Приведенной к полномочиям Конституционного Суда Российской Федерации, как они определены в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью первой статьи 79 и статьей 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в удовлетворении ходатайства Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 января 2010 года N 119-О-О.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин



Определение Конституционного Суда РФ от 18 января 2011 г. N 3-О-Р "По ходатайству Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 января 2010 года N 119-О-О"


Текст Определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение