Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2010 г. N 78-Г09-47 О признании недействительным пункта 6 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге" от 30 декабря 1997 года N 227-77

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2010 г. N 78-Г09-47


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего В.Б. Хаменкова,

судей Г.В. Макарова и О.А. Ксенофонтовой

при секретаре Н.В. Росляковой

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе Михайлова И.П. на решение Санкт-Петербургского городского суда от 24 ноября 2009 года, которым Михайлову И.П. отказано в удовлетворении заявления о признании противоречащими федеральному законодательству и недействующими положений пункта 6 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 30 декабря 1997 года N 227-77 "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Хаменкова В.Б., объяснения представителя Михайлова И.П. Евдокимова М.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения против жалобы представителя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Долиной Н.А., представителя Губернатора Санкт-Петербурга Рылеева А.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

17 декабря 1997 года Законодательным Собранием Санкт-Петербурга принят Закон Санкт-Петербурга N 227-77 "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге", в соответствии с пунктом 6 статьи 1 которого Уполномоченный не вправе заниматься политической деятельностью, быть членом политической партии или иного общественного объединения, преследующего политические цели.

Михайлов И.П. обратился в суд с заявлением о признании указанной нормы недействующей и не подлежащей применению, указав в обоснование своих требований на её противоречие пункту 10 статьи 23 Федерального закона "О политических партиях", статье 19 Федерального закона "Об общественных объединениях" и нарушение его права заниматься политической деятельностью и быть членом политической партии, поскольку с момента избрания на должность Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге был вынужден приостановить членство во Всероссийской политической партии "Единая Россия".

Решением Санкт-Петербургского городского суда от 24 ноября 2009 года в удовлетворении заявления Михайлову И.П. отказано.

В кассационной жалобе Михайлов И.П. ставит вопрос об отмене судебного решения, считая его постановленным в нарушение норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда неправильным и подлежащим отмене.

Отказывая заявителю в удовлетворении требований, суд исходил из того, что в соответствии с пунктами а) и б) части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится защита прав и свобод человека и гражданина, а также обеспечение соответствия законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Из чего суд сделал вывод о том, что Закон Санкт-Петербурга, определяющий статус и условия деятельности Уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге, не может противоречить Федеральному конституционному закону от 26 февраля 1997 года N 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации".

Коль скоро пункт 2 статьи 11 данного Федерального конституционного закона содержит положения, запрещающие Уполномоченному заниматься политической деятельностью, Закон Санкт-Петербурга " Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге", по мнению суда, должен содержать аналогичные положения.

С подобной позицией согласиться нельзя, поскольку она является ошибочной.

Действительно, защита прав и свобод человека и гражданина находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Из этого следует, что субъект Российской Федерации, осуществляя правовое регулирование вопросов совместного ведения, в частности, принимая закон об уполномоченном по правам человека субъекта Российской Федерации, в силу частей 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации должен обеспечить его соответствие федеральному закону.

Федеральным законом от 11 июля 2001 года N 95-ФЗ "О политических партиях" (пункты 8 и 10 статьи 23) установлен прямой запрет на ограничение членства в политической партии по признаку профессиональной принадлежности.

Членство гражданина Российской Федерации в политической партии не может служить основанием для ограничения его прав и свобод.

Ограничение права на вступление в политическую партию либо обязанность приостановления членства в политической партии может устанавливаться для определенных категорий граждан Российской Федерации федеральными конституционными законами и федеральными законами.

Приведённые положения базируются на конституционных принципах признания и гарантирования прав и свобод человека и гражданина, в том числе права гражданина на объединение (статьи 17 и 30 Конституции Российской Федерации), которое в силу части 3 статьи 55 Конституции может быть ограничено исключительно федеральным законом.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований считать, что запрет на членство в политической партии уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге мог быть установлен законом Санкт-Петербурга.

Судом оставлено без внимания, что согласно части 1 статьи 76 Конституции Российской Федерации федеральные конституционные законы принимаются по предметам ведения Российской Федерации.

Определение статуса Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации относится к исключительному ведению Российской Федерации, а установление для него федеральным конституционным законом ограничения на членство в политической партии полностью соответствует приведённым выше положениям Конституции Российской Федерации и Федерального закона "О политических партиях".

Определение статуса Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации к ведению Российской Федерации не отнесено.

Напротив, статьёй 5 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" субъектам Российской Федерации предоставлено право своими законами самостоятельно учреждать должности Уполномоченных по правам человека в субъектах Российской Федерации и финансировать их деятельность.

Таким образом, Федеральный конституционный закон и законы субъектов Российской Федерации определяют правовой статус должности Уполномоченного по правам человека на различных уровнях, указанные должности единую централизованную систему на территории Российской Федерации не составляют, в связи с чем единым статусом замещающие эти должности лица не обладают, а их компетенция, порядок назначения (избрания) на должность, освобождения от должности (прекращение полномочий), организационные формы и условия деятельности (порядок деятельности) не могут быть идентичными.

В этой связи проверка судом соответствия оспариваемого Закона Санкт-Петербурга Федеральному конституционному закону "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" является необоснованной.

Трансформация отдельных норм данного Федерального конституционного закона в законы субъектов Российской Федерации не исключена при условии, если при этом, как того требуют положения частей 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации, не нарушаются федеральные законы.

Следовательно, положения закона субъекта Российской Федерации, принятого по вопросу совместного с Российской Федерацией ведения, противоречащие федеральному закону, запрещающему ограничение прав граждан на членство в политической партии по профессиональному признаку, должны были быть признаны судом недействующими и не подлежащими применению.

Доводы суда о том, что политическая нейтральность лица, занимающего должность Уполномоченного по правам человека, направлена на повышение гарантий защиты прав и свобод граждан, не являются правовыми.

Осуществление прав и свобод человека и гражданина согласно части 3 статьи 17 Конституции Российской Федерации не должно нарушать права и свободы других лиц.

Поэтому обеспечение и защита прав одних граждан за счёт незаконного ограничения прав других недопустимо, если иное не установлено федеральным законом.

При таких обстоятельствах постановленное судом решение не может быть признано законным.

Учитывая, что судом допущена ошибка в применении норм материального права, Судебная коллегия считает необходимым решение суда отменить и вынести по делу новое решение об удовлетворении требований Михайлова И.П.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360 и 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

Решение Санкт-Петербургского городского суда от 24 ноября 2009 года отменить и принять по делу новое решение, которым заявление Михайлова И.П. удовлетворить, признать положения пункта 6 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 30 декабря 1997 года N 227-77 "Об Уполномоченном по правам человека в Санкт-Петербурге" противоречащими федеральному законодательству и недействующими с момента вступления настоящего решения в законную силу.


Председательствующий

Хаменкова В.Б.


Судьи

Макарова Г.В.



Ксенофонтовой О.А.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 февраля 2010 г. N 78-Г09-47


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.