Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2011 г. N 49-В10-20 Дело о взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку срок исковой давности по делам данной категории подлежит исчислению с момента полного погашения работодателем задолженности, а не с момента увольнения истца

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2011 г. N 49-В10-20


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

в составе: председательствующего Корчашкиной Т.Е., судей Назаровой A.M., Задворнова М.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Тарануха В.П. к ОАО "Авиакомпания "БАЛ" о взыскании компенсации за несвоевременную выплату заработной платы, индексации и компенсации морального вреда по надзорной жалобе Тарануха В.Г. на решение Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 1 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 мая 2010 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаровой A.M., возражения представителей ОАО "Авиакомпания "БАЛ" адвокатов Махановой И.В., Пыжова А.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Тарануха В.Г. обратился в суд с указанными исковыми требованиями, ссылаясь на то, что работал в ОАО "Авиакомпания "БАЛ" до 28 мая 2007 года. При увольнении ему не была выплачена причитающаяся заработная плата в размере ... коп. Задолженность по заработной плате выплачена ответчиком в полном объеме только 15 января 2010 года, в связи с чем просил взыскать с ответчика компенсацию за несвоевременную выплату заработной платы, индексацию и компенсацию морального вреда.

Решением Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 1 апреля 2010 года Тарануха В.Г. отказано в удовлетворении заявленных требований.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 мая 2010 года состоявшееся по делу решение оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Тарануха В.Г. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 октября 2010 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. надзорная жалоба Тарануха В.Г. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

В судебное заседание не явился Тарануха В.Г., надлежащим образом извещённый о месте и времени рассмотрения дела, от него 18 января 2011 года поступила телефонограмма с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие, в связи с чем на основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в отсутствие Тарануха В.Г.

Поверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального права.

Разрешая спор и принимая решение об отказе в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом пропущен срок обращения в суд, установленный статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации, согласно которому работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права. По мнению суда, о нарушении своих прав истец узнал в день увольнения. При этом суд признал необоснованным и противоречащим нормам статей 14, 140, 392 Трудового кодекса Российской Федерации довод истца об исчислении указанного срока с момента выплаты задолженности по заработной плате.

С данными выводами согласился суд кассационной инстанции.

Между тем, Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами судов первой и кассационной инстанций по следующим основаниям.

Согласно статье 236 Трудового кодекса Российской Федерации при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от невыплаченных в срок сумм за каждый день задержки начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Как следует из материалов дела, Тарануха В.Г. работал в ОАО "Авиакомпания "БАЛ" в должности ... Приказом от 25 мая 2007 года N 374/у уволен с 28 мая 2007 года по пункту 3 части 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации по собственному желанию, однако окончательный расчет с ним произведен только 15 января 2010 года.

Таким образом, судами первой и кассационной инстанций не было учтено, что заработная плата истцу была выплачена несвоевременно по вине работодателя, в связи с чем Тарануха В.Г. имеет право на взыскание компенсации за несвоевременное получение заработной платы, предусмотренной статьей 236 Трудового кодекса Российской Федерации.

В данном случае срок исковой давности подлежит исчислению с момента полного погашения работодателем задолженности, то есть с 15 января 2010 года, а не с момента увольнения Тарануха В.Г. и нормы статьи 392 Трудового кодекса Российской Федерации не могут быть применены к возникшим правоотношениям.

При таких обстоятельствах в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами первой и кассационной инстанций в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия находит необходимым отменить решение Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 1 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 мая 2010 г., направив дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387 и 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, определила:

решение Уфимского районного суда Республики Башкортостан от 1 апреля 2010 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 13 мая 2010 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд первой инстанции.


Председательствующий

Корчашкина Т.Е.


Судьи

Назарова A.M.



Задворнов М.В.


Бывший сотрудник обратился в суд, в т. ч. с целью взыскать с работодателя компенсацию за несвоевременную выплату зарплаты.

Суды двух инстанций сочли, что срок исковой давности по этому требованию пропущен.

При этом они исходили из нормы ТК РФ, в силу которой работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение 3 месяцев со дня, когда он узнал (должен был узнать) о нарушении. По мнению судов, такой датой в этом случае является день увольнения истца.

СК по гражданским делам ВС РФ признала эти выводы ошибочными и разъяснила следующее.

Согласно ТК РФ при нарушении срока выдачи зарплаты, сумм при увольнении и других средств, причитающихся сотруднику, работодатель обязан выплатить их с процентами (денежной компенсацией).

Размер последних должен составлять не менее 1/300 ставки рефинансирования ЦБР за каждый день задержки.

Они начисляются начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по дату фактического расчета включительно. Обязанность выплаты этой компенсации возникает независимо от вины работодателя.

В данном случае срок исковой давности должен исчисляться с момента полного погашения работодателем задолженности, а не с момента увольнения истца. Нормы ТК РФ, на которые сослались нижестоящие суды, не могут быть применены к данным правоотношениям.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 февраля 2011 г. N 49-В10-20


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.