Письмо Генеральной прокуратуры РФ от 21 марта 2000 г. N I-ГП-26-2000 "О состоянии законности при издании органами государственной власти субъектов Российской Федерации нормативных правовых актов"

Письмо Генеральной прокуратуры РФ от 21 марта 2000 г. N I-ГП-26-2000
"О состоянии законности при издании органами государственной
власти субъектов Российской Федерации нормативных правовых актов"


Анализ состояния законности при издании органами государственной власти субъектов Российской Федерации нормативных правовых актов свидетельствует о том, что в 1999 г. по сравнению с предыдущим годом отмечалась тенденция к незначительному уменьшению числа нарушений норм Конституции Российской Федерации и федерального законодательства, допускаемых при формировании региональной законодательной базы. Так, если в 1998 г. названными органами принято около 1,9 тыс. незаконных правовых актов, то в 1999 г. эта цифра составила 1,7 тыс. актов, причем большинство таких документов по-прежнему издавалось государственными органами исполнительной власти субъектов Федерации. В результате прокурорского вмешательства в 1998 г. отменены либо приведены в соответствие с требованиями Конституции России и федеральных законов 870 незаконных правовых актов регионального уровня, в то время как в 1999 г. - 747.

По всем выявленным прокурорами незаконным правовым актам незамедлительно принимались меры реагирования, однако эффективность надзорной деятельности в данной сфере в настоящее время значительно ослаблена. Такое положение объясняется тем, что в результате вынесения 16.06.98 Конституционным Судом Российской Федерации постановления N 19-П "По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации", разграничивающего компетенцию Конституционного Суда и судов общей юрисдикции по рассмотрению дел о проверке конституционности правовых актов субъектов Федерации, прокуроры до принятия специального федерального конституционного закона фактически оказались лишенными права на судебное обжалование региональных нормативных правовых актов. Сегодня прокурор может реализовать предоставленные ему федеральным законодательством полномочия лишь путем принесения протеста на незаконный правовой акт в орган или должностному лицу, которые издали этот акт. Последние, однако, все чаще отклоняют протесты прокуроров, будучи уверенными, что никаких дальнейших мер прокурорского реагирования не последует. Сложившуюся ситуацию наглядно иллюстрируют приведенные выше цифры, когда усилиями прокуроров реально отменяется (изменяется) менее 50% актов, изданных органами государственной власти субъектов Федерации в нарушение закона.

Корректировка региональной законодательной базы нередко требует вмешательства Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Так, в истекшем году в высшие органы государственной власти направлено 12 информационных записок о несоответствии региональных правовых актов Конституции России и федеральным законам для решения вопроса об издании указов Президента Российской Федерации о приостановлении действия таких актов либо об обращении с запросами в Конституционный Суд Российской Федерации. В число этих актов вошли, в частности, Закон Республики Ингушетия "О Съезде народа Ингушетии", постановление губернатора Самарской области от 13.10.99 N 290 "О мерах по реализации Федерального закона "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий" на территории Самарской области" и др.

Одной из причин издания незаконных правовых актов по-прежнему остается пренебрежительное отношение органов государственной власти субъектов Федерации к принципам федерализма, разграничения предметов ведения и единства экономического пространства. В отдельных субъектах Российской Федерации еще сохраняется тенденция к присвоению региональными органами государственной власти полномочий, отнесенных Конституцией России к исключительному ведению федерального центра (республики Башкортостан, Коми, Татарстан, Рязанская, Тамбовская, Тульская области, Еврейская автономная область и др.).

В ряде республик Северо-Кавказского региона продолжают действовать конституции, положения которых содержат существенные отступления от основополагающих норм Конституции Российской Федерации, что, в свою очередь, служит предпосылкой для возникновения угрозы конституционной безопасности страны (республики Адыгея, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Северная Осетия - Алания и др.). Это проявляется в присвоении республиками властных полномочий по вопросам территориальной целостности, обороны и безопасности, судоустройства и т.д.

Среди общей массы незаконных правовых актов преобладают акты, затрагивающие экономические интересы государства. В частности, региональными органами государственной власти игнорировались требования федерального законодательства в сфере бюджетных, налоговых правоотношений, а также по вопросам свободного перемещения товаров, ценообразования и лицензирования.

Прокурорами выявлялись правовые акты органов государственной власти субъектов Российской Федерации, неправомерно регулирующие процесс формирования региональных бюджетов (Волгоградская, Воронежская, Кировская, Ленинградская, Магаданская, Нижегородская области и др.).

Часто вскрывались нарушения, связанные с введением не предусмотренных федеральным законодательством налогов и сборов (Республика Алтай, Белгородская, Калининградская, Орловская, Челябинская области и др.).

В Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Ульяновской областях, г.Санкт-Петербурге и некоторых других регионах сформировалась практика предоставления налоговых льгот в обход федеральных законов.

Нередки случаи нарушения прав хозяйствующих субъектов путем установления официальных запретов на свободное перемещение и реализацию произведенной продукции и товаров (Алтайский, Краснодарский, Красноярский края, Вологодская, Новосибирская области и др.).

В Ставропольском крае, Брянской, Мурманской, Иркутской областях и других регионах допускалось не основанное на законе регулирование цен и ценообразования.

Прокурорами выявлялись многочисленные существенные отступления от норм Конституции России, гражданского законодательства и Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", выражавшиеся в произвольном установлении особого порядка лицензирования отдельных видов деятельности (Республика Мордовия, Липецкая, Нижегородская, Рязанская, Сахалинская области и др.).

Кроме того, массовый характер носили нарушения Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", допускаемые органами государственной власти субъектов Федерации при издании актов, регламентирующих указанную деятельность (Республика Алтай, Московская, Оренбургская области, Усть-Ордынский Бурятский автономный округ и др.).

На уровне регионов нередко издавались правовые акты, нарушающие права внебюджетных фондов и направленные на нецелевое использование их средств (республики Бурятия, Коми, Новгородская область, Ненецкий автономный округ и др.).

Представительными и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации по-прежнему грубо нарушался закон при принятии решений, касающихся прав и свобод граждан.

Конституцией России и федеральным законодательством всем гражданам страны гарантировано право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства. Тем не менее в республиках Марий Эл, Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской, Ставропольском крае, Волгоградской области, Усть-Ордынском Бурятском автономном округе и многих других регионах в 1999 г. продолжали действовать правовые акты, неправомерно ограничивающие конституционные права граждан.

Практически во всех субъектах Федерации Северо-Кавказского региона, а также в республиках Башкортостан, Татарстан, Брянской, Кемеровской, Курганской, Московской, Пермской и других областях имелись существенные отклонения от гарантий избирательного права, закрепленных Конституцией страны и Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" за всеми гражданами России.

Массовый характер носили и решения об отмене, приостановлении льгот, предоставленных федеральным законодательством различным категориям граждан (Ставропольский край, Магаданская, Омская, Пензенская, Смоленская области и др.).

Существенным образом ущемляли права граждан и должностных лиц акты, касающиеся установления вопреки КоАП РСФСР и отраслевым законам мер административного воздействия (Белгородская, Владимирская, Пермская, Тюменская области, Ханты-Мансийский автономный округ).

ГАРАНТ:

См. Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ)


В республиках Адыгея, Калмыкия, Удмуртской, Калужской, Ульяновской, Ярославской областях и некоторых других регионах отмечалось стремление к противозаконному ограничению прав местного самоуправления.

Внимание органов прокуратуры к обозначенной проблеме не ослабевает.

В целях воздействия на правотворческую практику субъектов Российской Федерации прокурорами выработана четкая система работы с правовыми актами. По-прежнему широко используется личное участие прокуроров в обсуждении законопроектов. По заключениям прокуроров республик Бурятия, Хакасия, Ставропольского края, Иркутской, Оренбургской, Самарской и других областей многие проекты законов на стадии их принятия снимались с обсуждения либо приводились в соответствие с действующим законодательством. Прокуроры субъектов Федерации, наделенные правом законодательной инициативы, также реализовали это право для корректировки региональной законодательной базы (Республика Марий Эл, Краснодарский край, Новгородская, Сахалинская, Тюменская области, г.Москва и др.).

Налажено деловое сотрудничество прокуроров с полномочными представителями Президента Российской Федерации в регионах, оказывающими действенную помощь в отстаивании интересов государства при здании нормативных правовых актов органами исполнительной власти. В частности, по просьбе прокурора Алтайского края после необоснованного отклонения его протеста полномочный представитель Президента России обратился к главе краевой администрации с предложением об отмене противоречащего Конституции страны и федеральным законам постановления от 09.08.99 N 577 "Об обеспечении проведения уборочных работ и поставок сельскохозяйственной продукции в региональный продовольственный фонд в 1999 г.". В результате этих согласованных действий незаконный правовой акт утратил силу.

Однако в ряде регионов имеются факты, когда руководители органов государственной власти не только отказываются от конструктивного сотрудничества с органами прокуратуры, но и действуют вопреки уже состоявшимся решениям судебных органов. Так, в республиках Северная Осетия-Алания, Татарстан и Хакасия органы государственной власти в течение длительного времени игнорируют постановления Конституционного Суда Российской Федерации, вынесенные по вопросам конституционности отдельных положений законов "О местном самоуправлении в Республике Северная Осетия-Алания", "О местных органах государственной власти и управления" и "О Правительстве Республики Хакасия", а также конституций республик Татарстан и Хакасия.

Таким образом, принимаемых прокурорами мер по обеспечению законности правовых актов субъектов Российской Федерации на сегодняшний день явно недостаточно. В целях искоренения практики многочисленных отступлений региональных органов государственной власти от основополагающих норм Конституции Российской Федерации необходимо, по нашему мнению, ускорить принятие возвращенного Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации на доработку в Государственную Думу Федерального конституционного закона "О полномочиях судов общей юрисдикции по проверке соответствия нормативных правовых актов Конституции Российской Федерации, федеральным конституционным законам, федеральным законам, иным нормативным правовым актам".

В настоящее время отсутствует институт ответственности должностных лиц органов государственной власти субъектов Российской Федерации за принятие актов, противоречащих Конституции России и федеральному законодательству. В этой связи назрела необходимость установления на федеральном уровне ответственности, основанной на конституционном положении о том, что соблюдение Конституции страны и федеральных законов является обязанностью всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, граждан и их объединений.

Кроме того, целесообразно рассмотреть вопрос о предоставлении Генеральному прокурору Российской Федерации права законодательной инициативы, а также права на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации.


И.о.Генерального прокурора

Российской Федерации

В.В.Устинов



Письмо Генеральной прокуратуры РФ от 21 марта 2000 г. N I-ГП-26-2000 "О состоянии законности при издании органами государственной власти субъектов Российской Федерации нормативных правовых актов"


Текст письма официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.