Обзор практики рассмотрения судами Красноярского края споров, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг (извлечение)

Обзор практики рассмотрения судами Красноярского края споров, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг (извлечение)

 

I. Статистика. Нормативная база

 

Право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь закреплено в ст.41 Конституции РФ. Оно включает в себя возможность получения гарантированного объема бесплатной медицинской и лекарственной помощи, а также платных медицинских услуг сверх гарантированного объема. При оказании медицинской помощи высока вероятность причинения вреда жизни или здоровью пациента как вследствие непрофессиональных действий медицинских работников, так и в силу ряда объективных факторов: недостаточной материально-технической оснащенности многих государственных и муниципальных лечебных учреждений, относительно недавнего появления и развития частной медицины, неизученности многих серьезных заболеваний и пр. В свою очередь, повышение уровня правовой грамотности населения способствует неуклонному росту количества обращений граждан в суды, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг.

Статистика. При проведении обобщения судебной практики по спорам, связанным с ненадлежащим оказанием медицинской помощи, изучено 63 гражданских дела, рассмотренных судами края в 2004 г. и первом полугодии 2005 г., что составляет 0,09% от общего количества дел за указанный период (67916).

Большую часть (54) составили дела по искам потерпевших о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда в связи с ненадлежащим оказанием бесплатной медицинской помощи в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения. Кроме того, были рассмотрены 4 дела о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с ненадлежащим оказанием платных медицинских услуг, 2 дела по искам граждан к страховым медицинским организациям о расторжении договоров добровольного медицинского страхования и взыскании убытков, 3 дела по искам граждан к лечебным учреждениям о возмещении расходов, связанных с получением платной лекарственной помощи.

Из изученных дел 41 дело окончено вынесением решения, 13 дел прекращены в связи с отказом истца от иска, по 4 делам судом утверждены мировые соглашения и в 5 случаях иск оставлен без рассмотрения в связи с неявкой истца. В кассационном порядке обжаловано 15 решений, 14 - оставлены судебной коллегией по гражданским делам краевого суда в силе, 1 решение отменено. Определения кассационной инстанции не обжаловались.

Нормативную базу отношений по оказанию медицинской помощи составляют Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (1993 г.); Закон РФ "О медицинском страховании граждан в РФ" (1991 г.); Программа государственных гарантий оказания гражданам РФ бесплатной медицинской помощи (утверждается Правительством РФ ежегодно) и иные акты в сфере здравоохранения.

В частности, в ст.31 Основ законодательства об охране здоровья граждан перечислены основные права пациента при обращении за медицинской помощью и ее получении: уважительное отношение со стороны медицинского и обслуживающего персонала; выбор врача и лечебно-профилактического учреждения; обследование и лечение в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и пр. Правильное рассмотрение споров по поводу ненадлежащего лечения предполагает исследование вопроса о соблюдении вышеперечисленных прав пациента, поскольку все они являются гарантиями его права на здоровье.

Статьей 27 Закона РФ "О медицинском страховании граждан в РФ" урегулированы вопросы ответственности страховых медицинских организаций и лечебных учреждений перед застрахованным (пациентом) за предоставление своевременной и качественной медицинской помощи: страховщик несет ответственность за выполнение условий договора медицинского страхования, то есть организацию и своевременное финансирование оказания медицинской помощи, ее доступность, а лечебное учреждение - за объем и качество медицинских услуг, их безопасность для пациента.

В соответствии с п.2 ст.779 Гражданского кодекса РФ оказание платных медицинских услуг регулируется положениями гл.39 Кодекса о договоре возмездного оказания услуг и §§ 1, 2 гл.37 Кодекса о договоре подряда, если это не противоречит существу отношений по оказанию медицинской помощи. Например, с помощью положений о договоре подряда могут определяться права заказчика в случае оказания медицинской услуги с недостатками: потребовать безвозмездного устранения недостатков; безвозмездного повторного оказания услуги; соразмерного уменьшения цены; возмещения собственных расходов, понесенных на устранение недостатков силами третьих лиц (п.1 ст.723, п.1 ст.737 ГК РФ); отказаться от договора и потребовать возврата уплаченной суммы (ст.739, п.3 ст.503 ГК РФ). К отношениям медицинского учреждения с гражданином, заказывающим (получающим) платную медицинскую услугу, также подлежат применению Правила предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями (1996 г.) и нормы Закона РФ "О защите прав потребителей" (1992 г.).

II. Споры о возмещении вреда жизни и здоровью

 

Среди изученных дел большую часть составили иски граждан о возмещении вреда здоровью и компенсации морального вреда преимущественно к муниципальным учреждениям здравоохранения.

Условия и порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью, определяются положениями §§ 1, 2 гл.59 Гражданского кодекса РФ. Возмещение вреда по правилам гл.59 ГК РФ производится и в тех случаях, когда вред жизни или здоровью гражданина был причинен при оказании платных медицинских услуг по договору (при исполнении договорных обязательств), если только договором не предусмотрен более высокий размер ответственности (ст.1084).

Специальные правила для возмещения вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу гражданина (потребителя) вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации об услуге, предусмотрены § 3 гл.59 ГК РФ. В соответствии со ст.ст. 1095-1097 ГК РФ, п.3 ст.12 и п.п. 1-4 ст.14 Закона РФ "О защите прав потребителей" такой вред подлежит возмещению исполнителем услуги в полном объеме независимо от его вины (за исключением случаев, предусмотренных ст.1098 ГК РФ, п.5 ст.14 Закона РФ "О защите прав потребителей"). Правила данного параграфа применяются к тем медицинским услугам, которые могут содержать в себе скрытые недостатки и проявлять свои опасные свойства в течение установленного исполнителем срока службы: стоматологические услуги, работы по протезированию, установке имплантатов и т.п.

Для возникновения обязательства по возмещению вреда необходима совокупность условий: наличие вреда жизни или здоровью гражданина, противоправность действий (бездействия) медицинского учреждения, причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина причинителя вреда (ст.1064 ГК РФ).

 

Вред жизни и здоровью. Моральные страдания

 

Признаками наличия вреда здоровью могут быть телесные повреждения, то есть нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций, возникновение и развитие заболеваний, патологических состояний и пр. При повреждении здоровья потерпевший в полной мере или частично теряет способность к труду, соответственно, лишается заработка, вынужден затрачивать средства на лечение, протезирование, санаторно-курортное лечение и т.д. Именно материальные затраты такого рода и образуют имущественный вред, причиненный здоровью гражданина.

При причинении вреда жизни или здоровью гражданина он также имеет право на компенсацию моральных страданий, которые могут выражаться в физической боли, связанной с причиненным увечьем или иным повреждением здоровья, длительным неадекватным лечением заболевания, либо в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, распадом семьи и т.д. Порядок компенсации морального вреда регулируется положениями § 4 гл.59 ГК РФ.

В отношении повреждения здоровья пациента, причиненного при оказании ему медицинской помощи, следует отметить, что оно может быть как прямым результатом медицинского воздействия, так и заключаться в ухудшении уже имеющегося заболевания в результате ненадлежащей или несвоевременной медицинской помощи.

И. обратилась в суд с иском к родильному дому "Н." о возмещении 13000 р. материального ущерба и взыскании компенсации морального вреда в сумме 10000 р. Свои требования мотивировала тем, что в марте 1999 г. ей была проведена операция кесарево сечение, а также переливание крови. При этом, по словам истицы, она была инфицирована вирусом гепатита В; обнаружено заболевание в августе 1999 г. В связи с полученным заболеванием истица понесла расходы на диетическое питание и приобретение лекарств, транспортные расходы, испытывала нравственные и физические страдания. Решением Н-го городского суда Красноярского края от 21.06.2004, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 30.08.2004, исковые требования И. удовлетворены частично, в ее пользу взысканы расходы на приобретение лекарств 7138 р. и компенсация морального вреда 10000 р. В остальной части иска отказано за недоказанностью. При вынесении решения суд основывался на совокупности доказательств по делу, в том числе на заключении судебно-медицинской экспертизы, согласно которому, с учетом способов распространения вирусного гепатита В и времени его проявления у истицы, наиболее вероятными источниками (причинами) инфицирования являются проведение операции кесарево сечение и переливание крови в родильном доме.

Причинение вреда здоровью может быть и не сопряжено с утратой пациентом трудоспособности, однако может вызвать у него физические и глубокие нравственные страдания, связанные с удлинением сроков лечения, ухудшением внешнего вида, необходимостью проведения повторных операций и т.д.

С. предъявила иск к лечебным учреждениям "Б." и "С." о взыскании 6000 р. для оплаты расходов по проведению косметической операции и 200000 р. компенсации морального вреда. Судом установлено, что из-за неправильного введения врачами "С." инъекции 10-процентного раствора хлористого кальция у истицы развился некроз мягких тканей левой руки. В течение длительного времени истице пришлось терпеть сильные боли и была ограничена подвижность левой руки, после проведения лечения на руке остались рубцы, в связи с чем невозможно носить одежду с коротким рукавом и требуется проведение косметической операции. С учетом фактических обстоятельств дела, принципа разумности и справедливости суд удовлетворил требование истицы о компенсации морального вреда в сумме 20000 р. Требование о возмещении затрат на проведение косметической операции отклонено, поскольку истицей не обоснована необходимость проведения подобной операции и не представлен расчет суммы расходов на ее проведение. Решение О-го районного суда г.Красноярска от 29.12.2003.

В некоторых случаях для оценки каких-либо неблагоприятных изменений здоровья пациента в качестве вреда, причиненного медицинским вмешательством, необходимы специальные познания.

А. обратилась в суд с иском к больнице "Г." о компенсации морального вреда в размере 200000 р. и возмещении материального ущерба в сумме 35359 р., включая стоимость операции по иссечению келоидных рубцов (рубцовой ткани) в сумме 8827 р. Свои требования истица мотивировала тем, что в связи с необоснованным отказом в госпитализации и несвоевременным проведением операции возникли осложнения (перитонит, ранняя спаечная непроходимость) и ей пришлось перенести две дополнительные операции. Судом установлено, что истице действительно был установлен неверный первоначальный диагноз, не установлено динамическое наблюдение, что и стало причиной задержки операции, проведения двух дополнительных и нанесения истице физических и нравственных страданий. С учетом требований разумности и добросовестности суд удовлетворил требование о компенсации морального вреда в размере 50000 р. В то же время суд признал необоснованным требование истицы о возмещении расходов на проведение операции по иссечению рубцовой ткани, поскольку согласно заключению судебно-медицинской экспертизы образование келоидных рубцов не зависит от кратности оперативных вмешательств, они являются следствием еще недостаточно изученной индивидуальной реакции организма. Решение JI-го районного суда г.Красноярска от 29.05.2001.

 

Противоправность действий медицинского учреждения

 

Под противоправностью действий (бездействия) понимается их несоответствие закону, иным установленным нормам и правилам. Применительно к субъектам, оказывающим медицинскую помощь, признаки противоправных действий заключаются в следующем: совершение деяний, не отвечающих полностью или частично официальным требованиям (закону, инструкциям и пр.); несоответствие медицинской услуги стандарту, условиям договора или обычно предъявляемым требованиям.

Для оценки действий (бездействия) работников медицинского учреждения как противоправных исходным моментом является анализ объема и содержания их обязанностей, предусмотренных применительно к тому или иному медицинскому случаю, конкретным обстоятельствам оказания медицинской помощи. Министерством здравоохранения РФ (Минздравсоцразвития РФ) утверждены стандарты диагностики и лечения многих общераспространенных заболеваний.

З. обратилась в суд с иском к К-й ЦРБ о возмещении расходов на лечение в сумме 4000 р. и компенсации морального вреда в сумме 100000 р., обосновывая требования тем, что по вине ответчика несвоевременно узнала о наличии онкологического заболевания и с опозданием начала курс лечения. Судом установлено, что 23.05.2002 акушером- гинекологом К-й ЦРБ у истицы взят анализ, 11.07.2002 получен результат с диагнозом "злокачественная опухоль". Об этом диагнозе акушер-гинеколог Т-ва сообщила истице лишь на приеме 19.12.2002, то есть спустя 4 месяца, после чего истица была направлена в онкодиспансер, где ей была проведена операция и установлена инвалидность второй группы.

Оценив доказательства по делу, суд пришел к выводу, что задержка результата анализа является организационным нарушением работников больницы, в том числе акушера-гинеколога Т-й. Учитывая анамнез больной, у Т-й еще раньше должно было возникнуть подозрение на онкозаболевание у истицы. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы столь длительная задержка результата анализа не могла не повлиять на развитие злокачественной опухоли у истицы. Решением К-го районного суда Красноярского края от 28.07.2004 исковые требования 3. удовлетворены частично: присуждены расходы на приобретение лекарств в сумме 3552 р. и компенсация морального вреда в сумме 50000 р.

Для оценки правильности, своевременности и достаточности медицинской помощи могут быть использованы общепризнанные правила медицины, методики и технологии лечения, изложенные в учебной литературе.

В. предъявила иск к ООО "Д." о возмещении материального ущерба в сумме 50562 р. (оплата медицинской услуги, экспертизы) и компенсации морального вреда в размере 200000 р., причиненных некачественной стоматологической помощью. Свои требования, истица мотивировала тем, что ответчик ненадлежащим образом выполнил работы по протезированию - установил несъемные протезы, которые причиняли постоянную боль и не позволяли нормально принимать пищу. В результате истица была вынуждена обратиться за помощью в другую стоматологическую клинику и заменить протезы съемно-несъемными, в настоящее время претензии по качеству протезирования не имеет.

Судом установлено, что вопреки условиям договора об оказании платной медицинской помощи (лечение и протезирование) истица не была ознакомлена с предварительным диагнозом и планом лечения - в амбулаторной карте отсутствуют соответствующие отметки. Кроме того, согласно заключению судебно-медицинской экспертизы ортопедическое лечение истицы в ООО "Д." проведено с многочисленными дефектами. Установка истице несъемных металлокерамических протезов не соответствует современным правилам выбора конструкции протеза. Установка консольного протеза на 6-й зуб противопоказана, поскольку он имеет самый большой коэффициент жевательной активности и возможны его перегрузки. Противопоказание не упоминается в каком-либо нормативном документе, но хорошо известно из учебной литературы. Установлено также наличие перфорации и отлома инструмента в канале 4-го зуба, что повлечет необходимость его удаления и протезирования.

Суд не принял во внимание ссылку ответчика на то, что конструкция несъемного протеза была установлена по настоянию самого пациента. Как профессионал врач не должен следовать любым указаниям пациента, в частности устанавливать заведомо проблемную конструкцию зубного протеза. Требование истицы о возмещении материального ущерба удовлетворено в полном объеме. Компенсация морального вреда, с учетом требований разумности и справедливости, присуждена в сумме 20000 р. Решение О-го районного суда г.Красноярска от 23.11.2004.

В соответствии с п.п. 1, 3 ст.1064 причинение вреда личности или имуществу гражданина считается противоправным, пока не доказано обратное, то есть его причинение правомерными действиями. В последнем случае, а также если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего (при условии, что действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества), возмещение вреда не производится. Обязанность по доказыванию правомерности своих действий, повлекших причинение вреда здоровью пациента, возлагается на медицинскую организацию. Тщательной проверке подлежит утверждение лечебного учреждения о предварительном согласии пациента на возможный риск причинения вреда в ходе медицинского вмешательства.

К. обратилась в суд с иском к ООО "Ц." о возмещении вреда здоровью в сумме 153000 р., материального ущерба в сумме 10000 р. (плата за услугу) и компенсации морального вреда в размере 200000 р. Свои требования истица мотивировала тем, что 14.06.2002 ей была проведена некачественная операция, а затем 24.06.2002 повторная операция. На 3-й день после повторной операции состояние больной резко ухудшилось, произошла остановка кровообращения и дыхания. По окончании лечения истице установлена вторая группа инвалидности по общему заболеванию.

Из материалов дела следует, что К. заключила с ответчиком договор об оказании платной медицинской услуги (лапароскопия, сальпингостомия слева, гистероскопия), стоимость услуг - 10000 р. При поступлении в гинекологическое отделение ООО "Ц." на плановое оперативное лечение К. был подписан формуляр письменного согласия, в соответствии с которым истица дала согласие на то, что при определенных обстоятельствах (возникновении осложнений) оперативное лечение может закончиться традиционным способом, то есть полостной операцией.

В ходе судебного разбирательства истицей не доказано, что ответчик оказал некачественную услугу: заболевание, по поводу которого К. оперировалась, у нее излечено, по гинекологии каких-либо претензий нет. Доводы истицы о том, что ухудшение состояния здоровья связано с проведением полостной операции (вместо эндоскопической), не могут быть приняты во внимание, поскольку согласно формуляру письменного согласия К. понимала и не возражала, что в силу объективных причин и при обнаружении каких-либо осложнений при проведении эндоскопической операции ей может быть проведена полостная операция.

Согласно акту служебного расследования возникшее у истицы на 3-й день послеоперационного периода осложнение в виде остановки кровообращения и дыхания нельзя связать с основным заболеванием, равно как и связать ухудшение состояния здоровья и инвалидность с выполненными операциями. Суд разъяснил сторонам право провести судебно-медицинскую экспертизу для установления причинно-следственной связи между проведенной операцией и ухудшением состояния здоровья, однако ни одна из сторон не заявила соответствующего ходатайства. При таких обстоятельствах у суда не имелось достаточных доказательств наличия подобной связи. Решением Ц-го районного суда г.Красноярска от 22.04.2004 в иске К. отказано.

 

Причинная связь между ненадлежащим лечением и вредом здоровью

 

Необходимым условием возникновения обязательства по возмещению вреда является причинная связь между противоправным действием (бездействием) и наступившим вредом. Установление причинной связи идет в ретроспективном плане, то есть от следствия к причине.

В одних случаях расстройство здоровья или смерть пациента является прямым последствием ненадлежащей медицинской помощи: при повреждении какого-либо органа во время операции, оставлении инородного тела в операционной ране, введении противопоказанного лекарства и т.д. В других случаях непрофессиональные действия медицинского работника, например неадекватное лечение или отказ в госпитализации, обуславливают снижение эффективности оказываемой медицинской помощи, не препятствуя естественному неблагоприятному течению болезни, наступлению осложнений, неправильному сращению переломов и пр.

Причинная связь может быть очевидной, например, в случаях, когда после проведенной операции в брюшной полости пациента остаются тампоны, хирургические инструменты, что в дальнейшем доставляет пациенту болевые ощущения, требует проведения повторных операций.

Н. обратилась в суд с иском к федеральному учреждению здравоохранения "Д." о компенсации морального вреда в сумме 150000 р. Свои требования мотивировала тем, что при проведении операции кесарево сечение в родильном отделении "Д." в сентябре 1991 г. в брюшной полости была оставлена марлевая салфетка. В течение длительного времени истица испытывала боли в животе, пока наконец в 2000 г. в ходе ультразвукового обследования не было обнаружено инородное тело. В 2002 г. истице была проведена операция, марлевая салфетка удалена из брюшной полости. Доказательств проведения истице операций в каких-либо других лечебных учреждениях в период с 1991 г. по 2000 г. ответчик не представил. Заочным решением Ж.-го районного суда г.Красноярска от 02.08.2004 иск удовлетворен частично, с ответчика взыскана компенсация в размере 40000 р. Решение не обжаловалось.

Решением К-го районного суда Красноярского края от 13.05.2004 удовлетворено требование Ш. к К-й ЦРБ о компенсации морального вреда в сумме 45000 р. Судом установлено, что при поступлении истицы в больницу ей был неправильно поставлен диагноз и проведено неадекватное лечение, которое привело к неправильному сращению шейки левого бедра и наступлению инвалидности. По заключению судебно-медицинской экспертизы выставленный в К-й ЦРБ диагноз "неполный перелом шейки левого бедра" не соответствовал рентгеновским данным, клинической картине, обусловил неадекватное полученной травме лечение; с учетом характера травмы оказанная истице помощь в стационаре К-й ЦРБ была недостаточной. Решение не обжаловалось.

Сложнее определить наличие причинной связи в тех случаях, когда неблагоприятный результат не следует непосредственно за противоправным действием или когда вред вызван действием целого ряда факторов и обстоятельств, которые усложняют оценку ситуации.

К. обратилась в суд с иском к больнице "Г. " о компенсации морального вреда в сумме 500000 р. Свои требования истица мотивировала тем, что по вине врачей больницы, неверно определивших предполагаемую массу плода и отказавшихся провести операцию кесарево сечение, в результате естественных родов она получила серьезные повреждения (артропатия тазобедренных суставов и пр.), а у родившегося ребенка имеются травмы шейного отдела позвоночника и спинного мозга.

Решением Л-го районного суда г.Красноярска от 22.04.2004, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 26.07.2004, в иске К. отказано. При этом суды первой и второй инстанций исходили из отсутствия причинной связи между действиями врачей и наступившими вредными последствиями. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы обследование истицы в отделе патологии "Г." было проведено своевременно и в полном объеме, абсолютных показаний для проведения операции кесарево сечение не было; выявленные у новорожденного заболевания являются врожденными, каких-либо данных о неправильных акушерских манипуляциях, которые могли повлечь родовую травму, нет. Отягченная беременность была следствием заболевания истицы сахарным диабетом и ее отказа от приема инсулина, что способствовало прогрессированию заболевания, резкому увеличению массы плода.

Решением К-го районного суда Красноярского края от 10.03.2004, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 12.05.2004, отказано в иске В. к К-й ЦРБ о компенсации морального вреда в сумме 150000 р. в связи с некачественным и длительным лечением, непринятием необходимых мер для предотвращения неблагоприятных последствий. Судом установлено, что при обращении в больницу с нагноением пальца правой руки истцу была оказана необходимая, своевременная и возможная с учетом стадии развития заболевания (панариций 5-го пальца правой руки) медицинская помощь. Течение заболевания, приведшее к ампутации ногтевой фаланги пальца, обусловлено снижением иммунитета организма вследствие имевшегося у истца онкологического заболевания. Доказательств неправильного лечения не представлено.

Решением К-го районного суда г.Красноярска от 09.12.2004, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 07.02.2005, отказано в иске К. к больнице "Г." о возмещении вреда здоровью в сумме 54240 р. и компенсации морального вреда в размере 150000 р. в связи с некачественным проведением ответчиком операции по удалению камней в желчном пузыре, ненадлежащим послеоперационным уходом, что привело к необходимости повторной операции и возникновению послеоперационной грыжи.

Суды первой и кассационной инстанций пришли к обоснованному выводу об отсутствии признаков вины в действиях врачей при проведении операции и в послеоперационный период, равно как и признаков причинной связи между действиями врачей и ухудшением здоровья истца в виде появления грыжи. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы и данным медицинской литературы расхождение швов (эвентрация) и появление послеоперационной грыжи может быть связано с пожилым возрастом истца, снижением реактивности организма, ухудшением процесса восстановления тканей после перенесенной истцом в 2001 г. лучевой терапии.

Причинная связь между бездействием и наступившим вредом имеет место, если у субъекта была обязанность совершить определенное действие, существовала возможность как отрицательного, так и положительного исхода, и совершение действия могло привести к положительному исходу.

Решением К-го районного суда Красноярского края от 12.01.2004, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 17.03.2004, удовлетворен частично иск А. к К-й ЦРБ. В пользу истицы взыскано возмещение расходов на погребение 9000 р. и компенсация морального вреда в сумме 90000 р. Суд установил, что сын истицы 1993 г.р. скончался в результате противоправного бездействия хирургов К-й ЦРБ, которые допустили задержку оперативного вмешательства не менее чем на 18 часов при явной клинике кишечной непроходимости у ребенка, что вызвало воспаление кишки, перитонит, эндотоксический шок и смерть.

В причинной связи с ненадлежащим оказанием медицинской помощи может состоять лишь часть неблагоприятных изменений в здоровье пациента, в то время как остальные являются следствием тяжести самого заболевания (патологии).

С. обратилась в суд с иском к Д-й ЦРБ о возмещении вреда, причиненного здоровью в результате ненадлежащего оказания медицинской помощи, - стоимости установленного эндопротеза 304880 р., стоимости приобретенных медикаментов 4899 р., расходов на проезд к месту лечения (г.Москва) и проживание 82400 р., утраченного заработка с 25.12.2004 (момент прекращения работы в связи с заболеванием) по 30.11.2004 в сумме 239649 р., с 1 декабря 2004 г. ежемесячно по 8092 р.; и выплате компенсации морального вреда в размере 1000000 р. Свои исковые требования мотивировала тем, что 09.06.1998 и 16.11.1999 по результатам рентгенограмм у нее выявлялось опухолевое новообразование в правой бедренной кости, которое в то время имело признаки доброкачественной опухоли.

При должной внимательности медицинского персонала Д-й ЦРБ истицу следовало направить на дополнительное обследование в специализированное краевое медицинское учреждение, что позволило бы произвести экономную органосохраняющую операцию в г.Красноярске, избежать сегментарной резекции кости и дорогостоящего эндопротезирования в г.Москве. Вместо этого ответчик предоставил истице лечение физиопроцедурами, которое повлекло преобразование опухоли в злокачественную, ее разрастание и, как следствие, возникновение патологического перелома в месте опухоли.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы истице как в 1998 г., так и в 1999 г., независимо от того, была ли опухоль доброкачественной или злокачественной, была показана сегментарная резекция бедренной кости с эндопротезированием, а не какая-либо экономная операция, поскольку уже в 1998 г. размер опухоли был достаточно большим, что исключало возможность успешной органосохраняющей операции. Однако своевременное оперативное вмешательство позволило бы избежать патологического перелома, остеопороза костей, усложнения оперативного вмешательства. Суд признал наличие причинной связи между предоставлением истице непоказанного и неэффективного лечения (физиопроцедуры), не соответствующего характеру заболевания, и патологическим переломом у истицы, длительным восстановлением длины конечности, причинением пациентке исключительно сильных физических и нравственных страданий, связанных с невозможностью самостоятельно передвигаться, вести нормальный образ жизни. Вместе с тем суд принял во внимание, что согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы и заключению дополнительной комиссионной экспертизы характер заболевания у истицы исключал проведение даже в 1998 г. более экономной операции, в любом случае ей пришлось бы нести расходы по эндопротезированию, неизбежна была и утрата трудоспособности, инвалидность. Решением от 24.01.2005 Д-го городского суда Красноярского края требование истицы удовлетворено в части компенсации морального вреда в сумме 120000 р.

Не исключены ситуации, когда основной причиной наступления вреда, в том числе смерти пациента, является тяжесть самого заболевания или его неизлечимый характер.

Ш. обратилась в суд с иском к Р-й ЦРБ о компенсации морального вреда в сумме 200000 р., причиненного тем, что в результате ошибок фельдшера на догоспитальном этапе и неправильного лечения в последующем в больнице умер ее брат Г.

Однако доводы истицы о том, что Г. не оказывалась необходимая помощь, опровергаются показаниями свидетелей и записями в карте вызова скорой медицинской помощи, истории болезни Г. После выявления симптомов, характерных для острого: инфаркта миокарда, Г. был сразу же госпитализирован и получил в больнице все необходимое лечение. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы именно характер и тяжесть заболевания Г. привели к летальному исходу. Решением Р-го районного суда Красноярского края от 24.08.2004, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 20.10.2004, в иске отказано.

М. обратилась в суд с иском к Д-й ЦРБ о взыскании компенсации морального вреда в сумме 500000 р., исковые требования мотивировала тем, что в результате невнимательности и некомпетентности медицинских работников Д-й ЦРБ ее дочери Ю. был поставлен неправильный диагноз, не было вовремя начато лечение, что и привело к смерти дочери.

Из медицинской карты стационарного больного на имя Ю., 02.04.2004 г.р., следует, что она поступила в Д-ю ЦРБ 23.07.2004 с диагнозом ОРВИ (острая респираторная вирусная инфекция). В результате проведенного 26.07.2004 ультразвукового обследования у Ю. обнаружено объемное образование в забрюшинном пространстве слева. Согласно истории болезни Ю., заполненной в больнице "Г.", девочке была сделана операция (лапаротомия) и частично удалена опухоль. Полное удаление опухоли оказалось невозможным, поскольку существовал риск обильной кровопотери и летального исхода. В дальнейшем Ю. была переведена в онкологическое отделение детской больницы с диагнозом "опухоль забрюшинного пространства" (нейробластома), а 10.09.2004 после проведенной операции по удалению опухоли наступила смерть Ю., диагноз клинический заключительный - нейробластома, порок сердца.

Оценив доказательства по делу, суд пришел к выводу, что вины медицинских работников в смерти дочери истицы нет: пациентка регулярно наблюдалась врачами Д-й ЦРБ, заболевание выявлено своевременно, медицинская помощь оказана в полном объеме.; Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы дефектов в тактике лечения Ю. в Д-й ЦРБ, которые могли бы повлиять на состояние больной и исход заболевания, не установлено. Выявление онкологического заболевания и врожденного порока сердца в трехмесячном возрасте не свидетельствует о поздней диагностике. После обнаружения опухоли Ю. была своевременно направлена в хирургическое отделение больницы "Г. ", причиной смерти стало злокачественное опухолевое заболевание. Решением Д-го районного суда Красноярского края от 25.05.2005 в иске М. отказано.

Вина медицинского учреждения

 

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п.2 ст.1064 ГК РФ). Именно медицинское учреждение обязано представить доказательства своей невиновности в причинении вреда жизни или здоровью пациента. Недопустимы случаи отказа пациенту в иске о возмещении вреда со ссылкой на то, что вина медицинского учреждения не доказана.

Отсутствие причинной связи между ненадлежащим лечением и неблагоприятными изменениями в здоровье пациента не равносильно невиновности медицинского учреждения. Вина и причинная связь являются самостоятельными условиями гражданско-правовой ответственности. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя (ст.1079, ст.1095 ГК РФ). Наличие причинной связи, напротив, является обязательным условием удовлетворения иска о возмещении вреда жизни и здоровью.

Согласно п.1 ст.401 ГК РФ лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Л. обратилась в суд с иском к Д-й ЦРБ о взыскании компенсации морального вреда в размере 200000 р., мотивируя тем, что в результате несвоевременного обследования не получила необходимого лечения возникших осложнений. Это, в свою очередь, привело к внутриутробной гибели плода, лишению истицы детородного органа, невозможности рождения детей в будущем. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы обследование Л. было проведено не в полном объеме, имела место недооценка тяжести позднего гестоза, несвоевременно диагностировано осложнение (преждевременная отслойка плаценты), с опозданием решен вопрос о хирургическом лечении. Оценив доказательства по делу, суд пришел к выводу, что медицинский персонал Д-й ЦРБ мог прогнозировать развитие у истицы вышеуказанного осложнения, с учетом имевшихся признаков гестоза, и должен был принять самые экстренные меры, включая безотлагательное проведение операции. С учетом фактических обстоятельств дела, характера и степени причиненных истице нравственных страданий суд определил размер компенсации морального вреда в сумме 100000 р. Решение Д-го городского суда Красноярского края от 11.04.2003.

Решением П-го районного суда Красноярского края от 24.11.2004, оставленным без изменения судебной коллегией по гражданским делам краевого суда от 24.01.2005, отказано в иске О-х к краевому учреждению здравоохранения "К." и муниципальному учреждению здравоохранения "Р." о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда по 125000 р. с каждого. С учетом требований п.2 ст.1064 и ст.151 ГК РФ суд пришел к правильному выводу об отсутствии вины ответчиков в смерти дочери истцов, наступившей 23.10.2004 в результате нарушения функции кишечника, возникшей после проведенной операции по удалению аппендикса. По заключению судебно-медицинской экспертизы, несмотря на достаточное техническое оснащение медицинским оборудованием и высокую квалификацию медицинских работников, они не могли в послеродовом периоде своевременно поставить диагноз острого аппендицита дочери истцов в связи с атипичным расположением червеобразного отростка: за слепой кишкой, забрюшинно. Атипичное расположение червеобразного отростка обусловило нетипичную клиническую картину острого аппендицита и трудность его своевременной диагностики.

X. предъявила иск к женской консультации о возмещении материального ущерба в размере 45000 р. (расходы по приобретению препарата диферелина) и компенсации морального вреда в сумме 100000 р. Свои требования мотивировала тем, что при своевременном диагностировании у истицы заболевания (эндометриоидная киста) вышеуказанный препарат назначался бы ей в гораздо меньших дозах или не назначался вообще. В ходе судебного разбирательства установлено, что по клиническим признакам (симптомам), имевшимся у истицы на момент обращения в женскую консультацию, и данным объективного обследования определить степень эндометриоза не представляется возможным. Объем диагностических и лечебных мероприятий, проведенных истице в амбулаторных условиях, соответствовал минимальному уровню обследования, предусмотренному для женских консультаций (утв. Приказом Минздрава России от 05.11.1998 N 323 "Об отраслевых стандартах объемов акушерско-гинекологической помощи"), наблюдение за истицей в женской консультации осуществлялось в соответствии с характером ее заболевания. При таких обстоятельствах суд признал невиновными действия работников женской консультации и отказал в иске о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда. Решение Ц-го районного суда г.Красноярска от 14.11.2003.

Особенности возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности

 

Независимо от вины медицинского учреждения подлежит возмещению вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу пациента при осуществлении деятельности, создающей повышенную опасность для окружающих (ст.1079 ГК РФ). Компенсация морального вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина воздействием источника повышенной опасности, также осуществляется независимо от вины причинителя (ст.1100). Медицинское учреждение освобождается от ответственности, если докажет, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Повышенно опасной законодатель признает деятельность, осуществление которой создает высокую вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами (п.1 ст.1079). В Кодексе перечислены некоторые виды подобной деятельности: использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п. Несмотря на то что перечень носит примерный характер, судам необходимо принимать его во внимание при возмещении вреда, причиненного ненадлежащим лечением, в порядке ст.1079 ГК РФ.

Решением М-го суда Красноярского края от 24.02.2004 удовлетворен иск Ж. к М-й ЦРБ о компенсации морального вреда в связи с причинением его ребенку в родильном отделении (М-й ЦРБ) термического ожога резиновой грелкой, давшей течь. В то же время ссылка в мотивировочной части решения на положения ст.1079 и ст.1100 ГК РФ, предусматривающих компенсацию морального вреда независимо от вины причинителя вреда, требовала дополнительного обоснования с учетом характера источника вреда (резиновая грелка).

Ответственность по правилам ст.1079 ГК РФ наступает лишь в том случае, если вред возник в результате действия источника повышенной опасности, проявления им своих повышенно опасных свойств (например, при работе механизма, самопроизвольном возгорании веществ и т.п.). При этом медицинское учреждение может быть частично освобождено от ответственности за причинение вреда источником повышенной опасности, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен (п.2 ст.1083).

М. предъявила иск к У-й ЦРБ о возмещении материального ущерба в сумме 1796 р. (транспортные расходы, проживание в общежитии во время лечения) и компенсации морального вреда в сумме 75000 р. Как установлено судом, в марте 2004 г. истица находилась на приеме у врача-ортопеда Г. вышеуказанной больницы. В процессе подточки зубов врач диском разрезал истице язык, после чего М. пришлось перенести хирургическую операцию по иссечению рубцов на языке, до настоящего времени ее беспокоят боли в языке, ей трудно говорить, принимать пищу. В судебном разбирательстве представитель больницы пояснил, что во время проведения сепарации (пропил между зубами) М. сделала неосторожное движение головой, что и стало причиной нанесения травмы языка. Вины врача-ортопеда, по словам представителя больницы, в случившемся не было: сепарация производится алмазным диском, который вращается с очень большой скоростью, и обеспечить защиту всей полости рта врач не в состоянии. Кроме того, врач-ортопед предварительно объяснял М., что во время сепарации не следует делать резких движений.

С учетом того, что вред истице был причинен во время работы механизма, суд вполне обоснованно вынес решение со ссылкой на ст.1079 ГК РФ. Дополнительные расходы присуждены М. в полном объеме, поскольку ответчик не представил доказательств наступления вреда вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшей. Компенсация морального вреда определена судом в размере 8000 р., с учетом характера и степени физических и нравственных страданий потерпевшей, ее индивидуальных особенностей (человек пожилого возраста), требований разумности и справедливости, а также наличия в действиях потерпевшей грубой неосторожности (п.2 ст.1083 ГК РФ). Решение У-го районного суда Красноярского края от 27.09.2004.

Деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, может быть признано использование медицинским учреждением высокотехничного оборудования (лазерных установок, аппаратов рентгенографии и т.п.), а в некоторых случаях - даже электроприборов с обычным, бытовым уровнем напряжения (с учетом конкретных обстоятельств и особенностей потерпевшего).

Т-вы (в интересах несовершеннолетнего ребенка) предъявили иск к родильному дому о компенсации морального вреда в размере 100000 руб. вследствие причинения их дочери термического ожога неисправной электрогрелкой. В соответствии с паспортом работа электрогрелки обеспечивается с помощью блока питания (ЭТНЗ-1), преобразующего сетевое напряжение 220 В в напряжение 7,5 В, 18 и 23 В переменного тока. Со ссылкой на ст.1079 ГК РФ (признавая электрогрелку источником повышенной опасности), с учетом характера причиненных ребенку страданий, требований разумности и справедливости суд удовлетворил исковые требования в сумме 30000 р. Решение А-го городского суда Красноярского края от 06.07.2004.

В то же время из объяснений Т-х следовало, что их дочь в течение часа находилась на пеленальнике с электрогрелкой без присмотра медицинских работников. Медицинским учреждением не представлены доказательства, опровергающие данные объяснения истцов, то есть доказательства своей невиновности в причинении вреда новорожденной. Исковые требования Т-х могли быть удовлетворены в соответствии с п.2 ст.1064 ГК РФ, даже без обращения к правилам ст.1079 ГК РФ.

 

Вина потерпевшего (пациента)

 

Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то с учетом степени вины причинителя вреда размер возмещения вреда должен быть уменьшен (п.2 ст.1083 ГК РФ). Вина потерпевшего (кроме умысла) не учитывается при возмещении дополнительных расходов (п.1 ст.1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (ст.1089), а также при возмещении расходов на погребение (ст.1094).

Применительно к оказанию медицинской помощи вина пациента может выражаться в следующем: несоблюдение режима стационарного лечения и приема лекарств, невыполнение предписаний врача (направления) о прохождении дополнительного обследования; невыполнение рекомендаций врача в послеоперационный период или при амбулаторном лечении; отказ от продолжения необходимого лечения, при условии надлежащего оформления такого отказа (ст.33 Основ законодательства об охране здоровья) и т.д.

Л. предъявила иск к У-й ЦРБ о компенсации морального вреда в сумме 10000 р., свои требования мотивировала тем, что в результате неквалифицированного обследования не была своевременно обнаружена трубная беременность, в последующем при проведении операции истице были удалены детородные органы. В судебном разбирательстве нашел подтверждение факт оказания истице ненадлежащей медицинской помощи. Определяя размер компенсации морального вреда, суд принял во внимание, что истица дважды направлялась заведующей гинекологическим отделением У-й ЦРБ в г.Красноярск для прохождения ультразвукового обследования, однако не выполнила указания врача. Решением У-го районного суда Красноярского края от 23.08.2001 иск удовлетворен частично, в сумме 1000 р.

Б. обратилась в суд с иском к ЗАО "С." о возмещении убытков в сумме 19869 р. (расходы на лечение, утраченный заработок) и компенсации морального вреда в сумме 30000 р. Свои требования истица обосновала тем, что из-за неквалифицированного удаления коронки с 6-го зуба сверху и непредоставления необходимого лечения у нее развился острый гнойный периостит верхней челюсти от 5-го зуба слева, это, в свою, очередь, повлекло удаление 5-го зуба и необходимость его протезирования. Судом на основе совокупности доказательств по делу установлено, что стоматологическая помощь истице была оказана квалифицированно, а вред здоровью наступил вследствие нарушения истицей процедуры лечения: пропуска назначенного повторного приема у ответчика и длительного необращения за медицинской помощью после удаления 6-го зуба (в течение двух недель), что и послужило согласно заключению судебно-медицинской экспертизы причиной развития периостита. Рекомендация Б. явиться на повторный прием подтверждалась показаниями свидетелей и записью врача в амбулаторной медицинской карте. Решением С-го районного суда г.Красноярска от 17.05.2005 в иске отказано.

П. предъявил иск к больнице "О." о возмещении материального ущерба в сумме 1176 р. (расходы на медицинское обследование) и компенсации морального вреда в сумме 50000, причиненного неправильным лечением левого глаза, в результате которого на глазу образовалось бельмо.

В ходе судебного разбирательства установлено, что истец с 28 мая по 14 июня 2000 г. проходил лечение от герпетического язвенного кератита в офтальмологической больнице; после выписки из больницы наблюдался положительный эффект. 5 июля 2000 г. вследствие простудного заболевания истец был повторно госпитализирован с диагнозом "рецидивирующий язвенный герпетический кератит". По ходу лечения отмечено улучшение. Однако 28 июля 2000 г. П. отказался от дальнейшего лечения, при выписке у пациента зафиксировано раздражение левого глаза, отечность роговицы, наличие на ней язвенной поверхности. Согласно заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы П. назначалось адекватное лечение, ухудшение зрения произошло вследствие отказа от лечения и несоблюдения истцом предписанного режима (самостоятельного употребления лекарств). Решением С-го районного суда г.Красноярска от 17.10.2002 в иске отказано.

III. Иски о возмещении материального ущерба

 

Споры, связанные с приобретением лекарственных препаратов

 

При типичном течении болезни лекарственные средства назначаются исходя из тяжести и характера заболевания, согласно утвержденной Минздравом РФ Программе государственных гарантий обеспечения граждан бесплатной медицинской помощью и в соответствии с территориальным формуляром (перечнем) лекарственных средств. Назначение лекарственных средств производится единолично лечащим врачом (Инструкция о порядке назначения лекарственных средств и выписывания рецептов на них, утв. Приказом Минздрава России от 23.08.1999 N 328, в ред. от 29.04.2005 N 313).

Допускается назначение лекарств и сверх территориального формуляра, например при нетипичном течении болезни, наличии осложнений основного заболевания. В этом случае лечащий врач обязан согласовать использование лекарственного средства с заведующим отделением, ответственным дежурным врачом или другим уполномоченным лицом лечебного учреждения.

М. предъявила иск к больнице "Г." о возмещении расходов по приобретению лекарства неотон на сумму 7300 р. Согласно объяснениям истицы, по настоянию врачей она была вынуждена приобрести вышеуказанный препарат для спасения жизни своего отца. Страховая компания, проведя экспертизу медицинской помощи, отказалась возместить М. затраты по приобретению неотона, который не входит в перечень жизненно необходимых лекарственных средств, утвержденный в рамках Программы государственных гарантий. В судебном разбирательстве представителями больницы доказана правомерность действий медицинских работников. Отец истицы действительно находился в критическом состоянии и нуждался в максимально эффективной лекарственной помощи. Порядок назначения лекарственного средства был соблюден: лечащий врач согласовал назначение неотона с заведующим отделением, а на следующий день после госпитализации отца М. применение препарата неотон было одобрено клинико-экспертной комиссией, о чем свидетельствует запись в истории болезни. Решением мирового судьи г.Красноярска от 20.04.2005 в иске отказано.

К. предъявил иск к страховой медицинской организации "М." и лечебному учреждению "Г." о возмещении расходов по оплате медицинских услуг, включенных в Программу государственных гарантий обеспечения населения Красноярского края бесплатной медицинской помощью. По словам К., в соответствии с имеющимся у него полисом страховой компании "М." он вправе был бесплатно пройти ультразвуковое обследование органов брюшной полости в больнице "Г.", но вместо этого был направлен в другое лечебное учреждение и получил необходимую медицинскую помощь за плату. Представители лечебного учреждения "Г.", ссылаясь на положения ст.27 Закона о медицинском страховании, указали, что ответственность перед истцом должна нести страховая компания.

Решением мирового судьи г.Красноярска от 20.02.2002 расходы застрахованного взысканы с больницы "Г."., поскольку по условиям договора на предоставление лечебно-профилактической помощи между страховой компанией "М." и лечебным учреждением "Г." при невозможности оказать медицинскую помощь определенного вида лечебное учреждение должно было немедленно известить об этом страховщика. Ответчик "Г." с подобным извещением к страховщику не обращался. Согласно представленной лицензии на медицинскую деятельность лечебное учреждение "Г." осуществляет ультразвуковые исследования органов брюшной полости и пр. Следовательно, страховая компания "М." не несет ответственность перед застрахованным К., поскольку выполнила все от нее зависящее для обеспечения К. бесплатной медицинской помощью в лечебном учреждении "Г.".

 

Споры, связанные с оказанием платных медицинских услуг по договору

 

По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги: совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность (п.1 ст.779 ГК РФ). В отличие от договора подряда (п.1 ст.702 ГК РФ) на исполнителя услуги по общему правилу не возлагается обязанность по передаче заказчику какого-либо результата. Недостижение при лечении пациента положительного эффекта (например, излечения заболевания, снижения обострения хронической патологии) не может само по себе рассматриваться как признак некачественной медицинской услуги. Невозможность гарантировать благоприятный исход лечения объясняется спецификой медицинской деятельности и объекта ее воздействия: неизученностью многих заболеваний, схожестью симптомов различных заболеваний, индивидуальной реакцией организма пациента на лечение и пр.

Ш. обратилась в суд с иском к больнице "К." о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, мотивируя тем, что ей была проведена некачественная пластическая операция, требуемый результат не. достигнут: морщины на лице и шее не удалены, возникла асимметрия левой и правой половины лица. Заявлены требования о взыскании с ответчика стоимости проведенной операции 8529 р., стоимости повторной пластической операции, которую истица намерена сделать, в размере 30000 р. и компенсации морального вреда в сумме 50000 р. Суд, рассмотрев представленные доказательства, в том числе заключение судебно-медицинской экспертизы, которым подтверждалось соответствие проведенной операции стандартной методике и отсутствие каких-либо послеоперационных осложнений у Ш., в иске отказал. Решение С-го районного суда г.Красноярска от 25.09.2001.

В то же время в соответствии со ст.783, п.1 ст.732 ГК РФ и п.1 ст.10 Закона РФ "О защите прав потребителей" исполнитель обязан до заключения договора предоставить заказчику необходимую и достоверную информацию о предлагаемых услугах, обеспечивающую возможность их правильного выбора. При рассмотрении споров до поводу качества медицинской услуги судам следует учитывать, была ли предоставлена пациенту вся необходимая информация об особенностях лечения, его результатах, не был1 ли он введен в заблуждение.

Рассматривая требования потребителя (пациента) о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о медицинской услуге, суд должен исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о ее характеристиках, имея в виду, что исполнитель обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию об услугах, обеспечивающую возможность компетентного выбора (п.1 ст.10, ст.12 Закона РФ "О защите прав потребителей"). Мировым судом рассмотрен спор между гражданином Д., страдающим глухотой, и индивидуальным предпринимателем П., которая обязалась в течение 10 дней восстановить Д. слух до нормального уровня с помощью оригинальной методики. Лечение оказалось безрезультатным. Согласно выписке из амбулаторной карты динамика улучшения слуха у Д. после проведенного лечения отсутствовала. Д. заявил требование о расторжении договора о платном лечении, взыскании с ответчицы стоимости услуг по лечению 45000 р. и компенсации морального вреда в сумме 20000 р.

Как установлено в судебном разбирательстве, по договору о платном лечении предприниматель П. приняла на себя обязательство добиться определенного эффекта (в договоре содержалось условие об "ожидаемых результатах лечения - восстановлении слуха до нормального"). В соответствии с п.3 ст.4 Закона РФ "О защите прав потребителей", если исполнитель при заключении договора был поставлен в известность о конкретных целях оказания услуги, то он обязан оказать услугу, пригодную для этих целей. Гр. Д. предупредил предпринимателя П. о том, что восстановление слуха ему необходимо для продолжения работы на железной дороге. Судом также установлено, что предприниматель П. не ознакомила истца с медицинскими документами, описывающими методику проводимого лечения, используемые лекарственные препараты и пр.

В соответствии с п.2 ст.732 ГК РФ и ст.12 Закона РФ "О защите прав потребителей" заказчик вправе требовать расторжения договора возмездного оказания услуг (заключенного в бытовых целях) без оплаты оказанной услуги, а также возмещения убытков в случаях, когда вследствие неполноты или недостоверности полученной от исполнителя информации был заключен договор на оказание услуги, не обладающей свойствами, которые имел в виду заказчик. Решением мирового судьи г.Красноярска от 13.02.2004 требования Д. удовлетворены частично: договор расторгнут, взыскана стоимость услуг 45000 р. и компенсация морального вреда в размере 2000 р.

Л-ы предъявили иск к ООО "Ц." о возврате уплаченной по договору цены 78991 р. и компенсации морального вреда в сумме 100000 р. Свои требования мотивировали тем, что ответчик при оказании платных услуг по лечению бесплодия (методом ЭКО) не провел предварительное обследование Л., не информировал ее о противопоказаниях к проведению вышеуказанного лечения (наличии у истицы воспалительных состояний - детородных органов), что делало лечение заведомо безрезультатным.

Судом установлено, что истцами подано в ООО "Ц." заявление на проведение лечения, которое является неотъемлемой частью договора об оказании платных медицинских услуг. Из этого заявления следует, что Л. был разъяснен порядок проведения лечения методом ЭКО и известно, что лечение может оказаться безрезультатным. Согласно одному из пунктов договора супруги Л-ы были ознакомлены с памяткой "Лечение бесплодия методом экстракорпорального оплодотворения (ЭКО)". Факт предоставления Л. информации о процедуре ЭКО подтверждается записями в ее амбулаторной карте. Утверждения Л. о том, что она не была обследована в объеме, позволяющем выявить противопоказания к проведению ЭКО, опровергаются заключением судебно-медицинской экспертизы. Согласно объяснениям эксперта предварительное обследование пациентки было проведено в полном объеме и противопоказаний к лечению бесплодия методом ЭКО выявлено не было, отрицательный результат лечения мог быть вызван рядом факторов, о которых пациентка была заранее информирована. Решением С-го районного суда г.Красноярска от 16.12.2003 в иске отказано.

При рассмотрении требований граждан (потребителей) о компенсации морального вреда в связи с ненадлежащим исполнением лечебным учреждением договора об оказании платных медицинских услуг следует учитывать, что условием компенсации является вина причинителя вреда (ст.15 Закона РФ "О защите прав потребителей").

С. предъявил иск к НИИ "Ц." о компенсации морального вреда в связи с некачественно проведенными платными операциями по ринопластике. Решением С-го районного суда г.Красноярска от 28.10.2004 в иске отказано, поскольку не доказано наличие какой-либо связи между проведенными пластическими операциями носа в 1993-1995 г.г. и появившимся у истца в 1997 г. хроническим заболеванием. По заключению судебно-медицинской экспертизы у истца до операции имелась деформация наружного носа (расширенное основание, утолщенный кончик носа). Пластические операции проводились ответчиком по существующим методикам. Лечение не сопровождалось какими-либо осложнениями. Данных, свидетельствующих о том, что заболевание ринитом явилось последствием пластических операций носа, нет.

Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от подлежащего возмещению гражданину имущественного вреда (утраченного заработка, суммы дополнительных расходов), стоимости услуг по договору об оказании платной медицинской помощи или иных убытков (п.3 ст.1099 ГК РФ).

В случае если частнопрактикующий врач в ходе лечения осуществляет продажу пациенту биологических добавок, к отношениям сторон в этой части применяются правила о купле-продаже товаров.

Ц. предъявил иск к частнопрактикующему врачу М. о взыскании 5167 р., потраченных на приобретение у М. лекарств компании "И." для лечения грибка ногтей и других заболеваний. По словам Ц., лечение было неэффективным, наблюдалось обострение остеохондроза, прогрессирование грибкового заболевания (утолщение наростов).

В судебном разбирательстве ответчик не отрицал, что осуществлял частную врачебную практику, проводил лечение Ц. с помощью электропунктуры (микротоком) и других безболезненных процедур. Относительно лечения грибка ответчик пояснил, что предложил Ц. пищевые добавки фирмы "И.", рассказал об их эффективности, но излечение не обещал. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы применение пищевых добавок фирмы "И." не могло привести к ухудшению здоровья Ц., поскольку продукт является натуральным, отвечает санитарным нормам и требованиям к качеству пищевых продуктов. Обострение у Ц. остеохондроза, по мнению экспертов, могло быть вызвано не лечением микротоком, которое безвредно, а спецификой самого заболевания, наличием стадий обострения и ремиссии; прогрессирование грибкового заболевания объясняется поздним обращением Ц. за медицинской помощью и запущенностью заболевания.

Решением Ш-го районного суда от 18.02.2002 Ц. в иске отказано по следующим причинам. К отношениям по договорам купли-продажи препаратов "И." между истцом и ответчиком применяется Закон РФ "О защите прав потребителей", глава вторая - защите прав потребителей при продаже товаров. Согласно ст.4 Закона продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору, пригодный для целей, для которых товар такого рода обычно используется, и соответствующий тем целям, о которых потребитель поставил в известность продавца. Качество препаратов фирмы "И." и их безопасность подтверждается гигиеническим сертификатом. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы продукция данной фирмы соответствует медико-биологическим требованиям, санитарным нормам. О назначении препаратов фирмы "И." Ц. был поставлен в известность. Поскольку истец употребил всю продукцию, приобретенную у ответчика, у суда нет возможности провести экспертизу приобретенных препаратов на предмет каких-либо дефектов. Действиями ответчика не причинен вред Ц., не создана угроза его причинения, следовательно, отсутствуют основания для удовлетворения иска.

 

Споры по договору добровольного медицинского страхования

 

Особенностью договора добровольного медицинского страхования является его возмездный характер. Заключая подобный договор с гражданином, страховщик оказывает ему платную услугу для удовлетворения личной потребности в сохранении здоровья. Соответственно, к отношениям сторон применяется законодательство о защите прав потребителей. С учетом специфики страховых правоотношений, к договору страхования с участием гражданина применяются лишь общие правила Закона о защите прав потребителей: о праве гражданина на получение информации об услуге, компенсации морального вреда, об альтернативной подсудности, освобождении от уплаты госпошлины. Правовые последствия нарушений договора страхования определяются Гражданским кодексом РФ и специальным законодательством о страховании.

К. предъявила иск к страховой компании "Н." и родильному дому о расторжении договора добровольного медицинского страхования, возврате уплаченной страховой премии в размере 3975 р., возмещении вреда здоровью в сумме 10000 р. и взыскании компенсации морального вреда в размере 50000 р.

В судебном разбирательстве нашел подтверждение факт существенного нарушения договора страховщиком. Вопреки договору добровольного медицинского страхования по программе "Благополучные роды. Комфорт", предусматривающему более комфортное и квалифицированное медицинское обслуживание, роды у застрахованной К. принимались в обычных условиях: при участии минимального количества специалистов и в общем зале вместо отдельной палаты. Суд посчитал, что застрахованная была лишена практически всех тех благ и удобств, на которые могла рассчитывать, заключая договор со страховщиком, и удовлетворил ее требование о расторжении договора (п.2 ст.450 ГК РФ). В пользу истицы с ответчика "Н." была взыскана страховая премия (в полном объеме).

В остальной части иска отказано. Требование о возмещении вреда здоровью истица мотивировала тем, что вследствие осложненных родов были повреждены детородные органы, а медицинская помощь оказана ненадлежащим образом: ушивание послеоперационных разрывов было произведено некачественно, и впоследствии образовался соединительный тяж, невозможна нормальная половая жизнь. Однако по заключению судебно-медицинской экспертизы образование подобного соединительного тяжа обусловлено индивидуальными особенностями организма и не связано с тактикой ведения родов и оказанной истице медицинской помощью. Требование о компенсации морального вреда отклонено по той причине, что в судебном разбирательстве не доказан факт нарушения личных неимущественных прав истицы. Решение Ц-го районного суда г.Красноярска от 16.02.2004.

Ненадлежащее исполнение договора добровольного медицинского страхования может сопровождаться причинением вреда застрахованному вследствие некачественного медицинского обслуживания. Соответственно, гражданин вправе предъявить к страховщику требование о расторжении договора страхования и возврате страховой премии (договорный иск), а к медицинскому учреждению - требование о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (деликтный иск), как в вышеприведенном примере. Если к иску из-за нарушения договора добровольного медицинского страхования применяется общий трехлетний срок давности, то на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, исковая давность не распространяется (ст.208 ГК РФ).

 

IV. Процессуальные особенности рассмотрения данной категории дел

 

Подсудность. Судебные расходы

 

Споры о возмещении вреда жизни и здоровью гражданина и компенсации морального вреда согласно ст.24 ГПК РФ подлежат рассмотрению в районном суде. Подсудность в силу п.6 ст.29 ГПК РФ определяется по выбору истца: иск может быть предъявлен в суд по месту нахождения (жительства) ответчика, а также в суд по месту жительства самого истца или месту причинения вреда.

Определением С-го районного суда г.Красноярска от 27.06.2003 в апелляционном порядке ошибочно отменено определение мирового судьи г.Красноярска от 08.05.2003 о передаче гражданского дела по иску К. к страховой компании "Н." о взыскании ущерба и компенсации морального вреда по подсудности в С-й районный суд. В свою очередь, Президиум Красноярского краевого суда отменил определение С-го районного суда, поскольку истец обратился с требованиями, подсудными согласно ст.24 ГПК РФ районному суду.

Споры граждан с лечебными учреждениями о возмещении расходов, связанных с получением платной лекарственной помощи, являются имущественными и при цене иска, не превышающей 500 МРОТ, установленных законом на день подачи иска, подсудны мировому судье (пп.5 п.1 ст.23 ГПК РФ).

При рассмотрении споров, связанных с ненадлежащим оказанием платных медицинских услуг, следует учитывать характер и размер заявленных исковых требований. Подсудность иска о расторжении договора об оказании платных медицинских услуг и возврате уплаченной цены (или возмещении иных убытков) определяется с учетом его цены, как по требованию имущественного характера. В том случае, если гражданин одновременно с иском о расторжении договора и возмещении убытков заявляет требование о возмещении вреда здоровью или компенсации морального вреда, все требования подлежат рассмотрению в районном суде (п.3 ст.23 ГПК РФ). Иск в связи с ненадлежащим оказанием платных медицинских услуг может быть предъявлен в суд по месту жительства или месту пребывания истца (потребителя) либо по месту заключения или месту исполнения договора (п.7 ст.29 ГПК РФ).

По делам о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, истцы освобождены от уплаты государственной пошлины (пп.3 п.1 ст.333.36 Налогового кодекса РФ).

 

Лица, участвующие в деле

 

Ответчиком по иску гражданина о возмещении вреда, причиненного ненадлежащим лечением, как правило, является медицинское учреждение (п.1 ст.1068 ГК РФ). Его работники (врачи, средний медицинский персонал и пр.), непрофессиональными действиями которых был нанесен вред жизни или здоровью пациента, могут быть привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц без самостоятельных требований на стороне ответчика, поскольку решение по иску о возмещении вреда может повлиять впоследствии на разрешение дела по регрессному иску медицинского учреждения к своему работнику (ст.43 ГПК РФ). Ответчиком также может быть частнопрактикующий врач, осуществляющий медицинскую практику в качестве индивидуальной предпринимательской деятельности.

 

Особенности доказывания

 

Обстоятельства по делу исследуются в пределах предмета доказывания, то есть совокупности юридических фактов, от установления которых зависит разрешение дела по существу, и с соблюдением правил относимости и допустимости доказательств.

Факты, подлежащие доказыванию, определяются в зависимости от характера заявленных истцом требований и возражений ответчика с учетом норм материального права, регулирующих правоотношения сторон. Суд принимает к исследованию только те из представленных доказательств, которые имеют значение для разрешения спора (ст.59 ГПК РФ): выписки из истории болезни, акты служебного расследования, постановления о прекращении уголовного дела, справки о понесенных расходах на приобретение лекарств и т.д. Обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания (ст.60 ГПК РФ). Например, степень утраты трудоспособности, нуждаемость потерпевшего в дополнительных видах помощи, причина смерти, правильность установления диагноза, адекватность проведенного лечения, необходимость оперативного вмешательства могут подтверждаться лишь заключениями медико-социальной, судебно-медицинской экспертиз.

При повреждении здоровья потерпевший в полной мере или частично теряет способность к труду, соответственно, лишается заработка, вынужден затрачивать средства на лечение, протезирование, санаторно-курортное лечение и т.д. Материальные затраты такого рода образуют имущественный вред, причиненный здоровью гражданина. Тщательному выяснению в судебном заседании подлежат обстоятельства, от которых зависит размер возмещения вреда здоровью, в том числе нуждаемость потерпевшего в тех или иных видах дополнительных расходов (на дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, специальный уход и т.д.).

Для присуждения компенсации дополнительных расходов достаточно, чтобы суд установил нуждаемость потерпевшего в отдельных видах помощи и ухода по заключению медико-социальной, судебно-медицинской экспертиз.

К. предъявила иск к ЦГБ г.С. о возмещении вреда здоровью, материального ущерба и компенсации морального вреда в связи с некачественно проведенной операцией по удалению камней в желчном пузыре, повреждением общего желчного потока, что привело к тяжелым последствиям, включая инвалидность II гр. и утрату профессиональной трудоспособности на 100%.

Решением С-го городского суда Красноярского края от 26 апреля 2005 г. исковые требования истицы удовлетворены, с ответчика в пользу К. взыскано в возмещение утраченного заработка единовременно 16800 руб., ежемесячно по 800 руб., расходы на приобретение лекарств 4965 руб. и компенсация морального вреда 100000 руб. Суд, руководствуясь ст.ст.1064, 1068, 1085, 1086, 151 ГК РФ, с учетом заключения судебно-медицинской экспертизы пришел к правильному выводу о том, что по вине врача, проводившего операцию истице, был поврежден общий желчный поток, что привело к тяжким последствиям и создало угрозу жизни К. Причиной инвалидности II гр. явилось повреждение общего печеночного потока, утрата профессиональной трудоспособности на 100%. Нуждаемость в лекарствах и расходы на их приобретение подтверждены соответствующими заключениями врачей и товарными чеками.

При определении размера компенсации морального вреда, причиненного ненадлежащим лечением, суд принимает во внимание характер и степень причиненных пациенту физических и нравственных страданий, степень вины лечебного учреждения (обычная или грубая неосторожность в действиях медицинского персонала) в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда, требования разумности и справедливости (п.2 ст.1101 ГК РФ). Характер и степень физических и нравственных страданий (тяжесть физического увечья, инвалидность, неизлечимость заболевания или неустранимость дефектов внешнего вида, продолжительность лечения и пр.) оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего (возраст, род занятий, состояние беременности и пр.). Размер компенсации морального вреда не может быть поставлен в зависимость от суммы подлежащего возмещению вреда здоровью.

В предмет доказывания по делам о компенсации морального вреда входят следующие юридические факты: имели ли место действия (бездействие) ответчика, причинившие истцу нравственные или физические страдания, в чем они выражались и когда были совершены; какие личные неимущественные права истца нарушены этими действиями (бездействием) и на какие нематериальные блага они посягают; в чем выразились нравственные или физические страдания истца; степень вины причинителя вреда.

Истец должен доказать причинение вреда при определенных обстоятельствах и конкретным лицом; степень физических и нравственных страданий, претерпеваемых им, и в чем они выражаются; причинно-следственную связь между причинением вреда и наступившими физическими или нравственными страданиями; размер компенсации морального вреда. Ответчик вправе доказывать отсутствие своей вины.

В подтверждение факта причинения нравственных или физических страданий могут представляться объяснения сторон, показания свидетелей, товарные чеки, заключения экспертов, акт о служебном расследовании, копия постановления о прекращении уголовного дела, справка о составе семьи умершего, о лицах, находящихся у него на иждивении, медицинская карта, выписки из истории болезни. Сведения о степени страданий потерпевшего суд может получить из его объяснений, например о невозможности продолжать активную жизнь, потере работы, временном ограничении или лишении каких-либо прав и т.д.

 

Судебно-медицинская экспертиза по делу

 

Для правильного разрешения дел данной категории, установления причин возникновения и развития неблагоприятных изменений здоровья пациента (осложнения заболевания и пр.), определения степени тяжести расстройства здоровья и значимости недостатков лечения в наступлении неблагоприятного исхода необходимы специальные познания в области медицины, проведение судебно-медицинской экспертизы (ст.79 ГПК РФ).

Следует учитывать, что противоправность действий медицинского учреждения, наличие вреда, причинная связь между действиями и наступившими последствиями (вредом), вина причинителя вреда составляют предмет доказывания по делу о возмещении вреда (ст.1064 ГК РФ). Недопустимы прямые вопросы судебно-медицинскому эксперту о наличии (отсутствии) данных обстоятельств, например: по вине ли медицинского учреждения причинен вред потерпевшему, есть ли причинная связь между ненадлежащим оказанием медицинской помощи и утратой пациентом трудоспособности и т.д. Заключение судебно-медицинской экспертизы может лишь помочь в установлении вышеперечисленных обстоятельств.

В 70% изученных дел данной категории судом назначалась судебно-медицинская экспертиза, проведение которой обычно поручалось Государственному учреждению здравоохранения "Красноярское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы", г.Красноярск, пр.Мира, 35). В одном случае проведение судебно-медицинской экспертизы по делу было поручено Российскому центру судебно-медицинской экспертизы (г.Москва, ул. Садовая-Кудринская, д.3, корп.2).

Отказ суда в назначении судебно-медицинской экспертизы по делу может повлечь отмену принятого решения.

Решением Ц-го районного суда г.Красноярска от 2 марта 2005 г. отказано в иске 3. к МУЗ "Г." и Главному управлению здравоохранения администрации г.Красноярска о компенсации морального вреда в связи с небрежными действиями врачей, которые не заметили ухудшения состояния больного, недооценили его состояние, что привело к наступлению смерти. Суд установил, что ненадлежащее исполнение врачами больницы своих обязанностей по оказанию медицинской помощи мужу истицы, приведшее к его смерти, не нашло своего подтверждения в судебном заседании.

Отменяя данное решение, судебная коллегия по гражданским делам краевого суда в определении от 1 июня 2005 г. указала, что суд первой инстанции сделал выводы на основании медицинских документов, посчитав нецелесообразным проведение судебно-медицинской экспертизы, хотя стороны в процессе настаивали на ее проведении. Кроме того, из дела видно, что проверка доводов истицы путем назначения судебно-медицинской экспертизы имела существенное значение для правильного разрешения спора, поскольку в данном случае были необходимы специальные познания в области медицины.

При недостаточной ясности или неполноте заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, а в случае сомнений в правильности или обоснованности ранее данного заключения, наличии противоречий в заключениях нескольких экспертов - назначить по тем же вопросам повторную экспертизу, поручив ее проведение другому эксперту (п.п. 1, 2 ст.87 ГПК РФ).

Н. (в интересах несовершеннолетнего сына) предъявила иск к больнице г.Л. о компенсации морального вреда в сумме 50000 руб., свои требования мотивировал тем, что из-за неполного обследования (не проведена ультразвуковая диагностика) при лечении врожденного двухстороннего крипторхизма ее сыну было проведено четыре операции вместо двух, чем причинены дополнительные физические и нравственные страдания.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы К-го бюро СМЭ ультразвуковая диагностика (УЗИ) не является обязательной, но может быть одним из вспомогательных методов диагностирования двухстороннего крипторхизма; данная диагностика не позволяет во всех случаях подтвердить или опровергнуть наличие яичка; тактика лечения обнаруженного у сына Н. заболевания избрана верно, оперативное лечение проведено правильно. Истица с заключением экспертизы не согласилась, по ее ходатайству проведена повторная экспертиза Н-м бюро СМЭ. В заключении повторной экспертизы отмечено, что ультразвуковая диагностика половых органов при крипторхизме не является обязательным стандартным обследованием, однако точность данного метода составляет 40 - 90%.

Решением Л-ro городского суда от 12.05.2004 исковые требования Н. частично удовлетворены, взыскана компенсация морального вреда в сумме 5000 р. Удовлетворяя иск, суд отметил, что, хотя ультразвуковая диагностика при крипторхизме не является обязательной, врач больницы г.Л. Ч. не предпринял всех возможных мер для выявления яичка у сына Н., что подтверждалось актом служебного расследования и привлечения врача Ч. к дисциплинарной ответственности.

Заключение судебно-медицинской экспертизы оценивается судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

М., в интересах своей несовершеннолетней дочери, предъявила иск к больнице "Г." и родильному дому о возмещении материального ущерба 520 р. (затраты на лечение) и компенсации морального вреда 300000 р., причиненных несвоевременным установлением дочери диагноза острого аппендицита, что повлекло развитие перитонита, вторичного флегмонозного сальпингита, угрозу жизни дочери и общее ухудшение ее здоровья после операции.

Решением Л-го районного суда г.Красноярска от 27.10.2003 в иске М. отказано. Суд руководствовался следующим: по заключению судебно-медицинской экспертизы дочь истицы была обследована своевременно и в достаточном объеме, а диагностика аппендицита была затруднена объективными обстоятельствами - отсутствовали характерные клинические признаки аппендицита из-за атипичного течения заболевания (атипичное расположение червеобразного отростка). Определением судебной коллегии по гражданским делам краевого суда от 17.12.2003 решение отменено, а дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд первой инстанции сделал вывод о невиновности ответчика на данных судебно-медицинской экспертизы, которая не является бесспорным доказательством, а должна оцениваться наряду с другими, имеющимися по делу. В частности, из акта служебного расследования следовало, что со стороны медицинского персонала "Г." были допущены нарушения при определении диагноза, и это могло усугубить тяжесть состояния пациентки. Суд не учел всех обстоятельств, не назначил повторную судебно-медицинскую экспертизу, хотя доводы истицы нуждались в дополнительной проверке. При новом рассмотрении дела сторонами заключено мировое соглашение, по которому ответчики обязались выплатить М. по 10000 р. каждый, в счет компенсации морального вреда.

В тех случаях, когда выводы экспертов по существу вопросов не являются категоричными, но и не опровергаются другими доказательствами по делу (соответствуют им), суд вправе обосновать решение данными судебно-медицинской экспертизы.

Г. обратился в суд с иском к больнице "К." и станции переливания крови о компенсации морального вреда в размере 200000 р., мотивируя тем, что в период нахождения на лечении в "К." был заражен гепатитом С. Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы возможность наличия у Г. хронического гепатита С до поступления в стационар больницы "К." исключена, заражение произошло в период нахождения и оперативного лечения в указанной больнице в мае - июне 2001 г. Заражение возможно как с переливанием донорской крови, так и парентеральным путем, а именно с. медицинским инструментарием. Доноры, кровь которых была использована при лечении Г., были обследованы на наличие вируса гепатита С, результаты обследования отрицательные. Оценивая обстоятельства дела и учитывая, что бесспорных доказательств того, что заражение Г. гепатитом С произошло в результате переливания ему донорской крови либо каким-либо иным путем, кроме парентерального, не представлено, суд удовлетворил иск Г. в отношении больницы "К.", работники которой не обеспечили истцу безопасность лечения. Учитывая, что истец был инфицирован неизлечимой болезнью, суд удовлетворил иск в сумме 50000 р. Решение С-го районного суда г.Красноярска от 06.12.2002. Определением Красноярского краевого суда от 26.02.2003, по кассационной жалобе "К.", решение оставлено в силе, поскольку судом первой инстанции тщательно исследованы обстоятельства дела, им дана надлежащая правовая оценка: ответчик не представил доказательств того, что заражение Г. произошло не во время лечения, а в другом учреждении либо при переливании крови.

 

Судебное решение

 

Выносимые судами решения по данной категории споров должны в полной мере соответствовать требованиям ч.1 ст.195 ГПК РФ, быть законными и обоснованными.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (ч.1 ст.1, ч.3 ст.11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст.ст. 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда решение содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Судам необходимо соблюдать последовательность в изложении решения, установленную статьей 198 ГПК РФ. В решении должны быть четко изложены вводная, описательная, мотивировочная и резолютивная части.

Содержание исковых требований должно быть отражено в его описательной части в соответствии с исковым заявлением. Если истец изменил основание или предмет иска, увеличил или уменьшил его размер, ответчик признал иск полностью или частично, об этом следует также указать в описательной части решения.

Мотивировочная часть решения должна содержать фактическое и нормативное (или правовое) обоснование выводов суда по рассматриваемому делу, за исключением признания иска ответчиком и принятия его судом, а также пропуска срока исковой давности и срока обращения в суд. О признании стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения (ч.2 ст.68 ГПК РФ), указывается в мотивировочной части решения одновременно с выводами суда об установлении этих обстоятельств, если не имеется предусмотренных ч.3 ст.68 ГПК РФ оснований, по которым принятие признания обстоятельств не допускается.

В решении должны быть изложены все имеющие значение для дела обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах. Заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не является исключительным средством доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст.67, ч.3 ст.86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли во внимание все материалы, представленные на экспертизу, дан ли соответствующий анализ.

В силу ч.4 ст.198 ГПК РФ в мотивировочной части решения должны быть указаны материальный закон, примененный судом к данным правоотношениям, и процессуальные нормы, которыми руководствовался суд.

Резолютивная часть решения должна содержать вывод суда об удовлетворении иска или об отказе в иске полностью или в части. Такой ответ должен быть дан по каждому заявленному в процессе требованию. Все выводы должны быть изложены кратко, четко и в императивной форме. Например, при удовлетворении иска о возмещении вреда жизни и здоровью указываются ежемесячные суммы, подлежащие взысканию с ответчика в пользу истца и соответствующие степени утраты истцом трудоспособности, единовременная сумма возмещения вреда, но не более чем за три года, предшествующих предъявлению иска; разрешается вопрос о дополнительных расходах (на дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, санаторно-курортное лечение), о взыскании компенсации морального вреда в определенном размере.

 

Обзор подготовлен:

 

заместителем председателя
Красноярского краевого суда

С.В.Асташовым

судьей Красноярского краевого суда

С.Е.Устинович

ст.преподавателем кафедры гражданского права ЮИ КрасГУ, к.ю.н.

М.В.Кратенко

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Обзор практики рассмотрения судами Красноярского края споров, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг (извлечение)


Текст обзора официально опубликован не был