Кассационное определение Ярославского областного суда от 24 апреля 2012 г. N 22-684/2012 Суд необоснованно учел при назначении размера наказания то обстоятельство, что осужденная не приняла никаких мер к заглаживанию причиненного своими действиями ущерба, в связи с чем приговор по делу о поджоге, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего, изменен, срок лишения свободы снижен

Кассационное определение Ярославского областного суда
от 24 апреля 2012 г. N 22-684/2012

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда в составе:

председательствующего Пашковой Н.Л.

судей Федченко В.Н., Чекалова С.Б.

при секретаре Моревой Н.Б.

рассмотрела в судебном заседании от 24 апреля 2012 года кассационное представление прокурора, кассационную жалобу адвоката Трусовой Н.В. на приговор Угличского районного суда Ярославской области от 8 февраля 2012 года, которым Суровегина Е.В., ПЕРСОНАЛЬНЫЕ ДАННЫЕ, ранее не судимая осуждена по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 2 (два) года лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Мера пресечения изменена на заключение под стражу, взята под стражу в зале суда.

Срок наказания исчислен с 8 февраля 2012 года.

Постановлено взыскать с Суровегиной Е.В. в пользу ФИО1 компенсацию морального вреда 70 000 рублей, в остальной части иск передать на рассмотрение в гражданском производстве.

Решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи областного суда Федченко В.Н., мнение прокурора Берковской Т.А., поддержавшей доводы представления, выступление адвоката Порецкого Р.В. в поддержание доводов жалобы, судебная коллегия установила:

Суровегина Е.В. осуждена за умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему, совершенное путем поджога и повлекшее по неосторожности смерть человека.

Преступление совершено в НАСЕЛЕННЫЙ ПУНКТ Угличского района Ярославской области 01.09.2012 года, при обстоятельствах указанных в приговоре.

В кассационном представлении прокурор указывает на нарушение судом требований уголовно-процессуального закона, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона, несправедливость наказания вследствие чрезмерной суровости.

Обращает внимание на то, что суд необоснованно передал иск потерпевшего на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, мотивируя свое решение тем, что потерпевший не обосновал его документально. При этом суд признает квалификацию действий осужденной по ч. 2 ст. 167 УК РФ, как умышленное уничтожение чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину правильной. Выводов, почему для квалификации действий осужденной устных данных потерпевшего было достаточно в части определения причиненного ему размера ущерба как значительный, а для удовлетворения исковых требований в рамках рассмотрения уголовного дела необходимы дополнительные документы, приговор не содержит.

Ссылаясь на ст. 44 УПК РФ, п. 1 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 20.12.1994 г. N 10 (в редакции Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 г. N 10, от 15.01.1998 г. N 1, от 06.02.2007 г. N 6) указывает, что суд, решая вопрос о компенсации морального вреда и определения его размера устанавливает степень вины причинителя, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействиями) они нанесены, какие нравственные и физические страдания перенесены потерпевшим. При определении размера компенсации ФИО1 суд данные требования закона не учел. Удовлетворяя иск потерпевшего о компенсации морального вреда, причиненного смертью отца, суд снизил размер компенсации с учетом материальных возможностей осужденной, хотя ее материальное положение в судебном заседании не исследовалось. Полагает, что моральный вред снижен необоснованно.

Кроме того, при определении вида учреждения, в котором осужденной подлежит отбывать наказание, судом также допущены нарушения уголовного закона.

Суд, назначая Суровегиной Е.В. вид учреждения, в качестве мотива принятого решения указал, что ранее она совершала правонарушения, злоупотребляла спиртным. Данные выводы не подтверждаются материалами дела, так как это не соответствует исследованным в судебном заседании материалам уголовного дела.

Считает, что указанные нарушения уголовно-процессуального, уголовного законов являются существенными. Просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В дополнительном кассационном представлении прокурор указывает, что в приговоре неправильно применен уголовный закон при назначении Суровегиной наказания. Так, при определении вида и размера наказания судом учтено, что в результате действий Суровегиной наступили тяжкие последствия в виде смерти человека, потерпевший лишился единственного жилья и большей части своего имущества. Однако, указанные обстоятельства составляют объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 167 УК РФ и не могут повторно учитываться при назначении наказания. Непринятие мер к возмещению ущерба, так же как и не признание вины, не могут учитываться при назначении наказания в качестве обстоятельства, негативно характеризующего личность подсудимой. Указывает, что из приговора не усматривается, какие обстоятельства суд отнес к смягчающим наказание. Неправильное применение закона, считает, могло отразиться на справедливости (размере) назначенного наказания.

В кассационной жалобе адвокат Трусова Н.В. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым в связи с нарушением норм материального права.

Указывает, что при определении значительности вреда, причиненного потерпевшему, суд исходил из показаний самого потерпевшего и той оценки причиненного ущерба, которую он сам произвел. Вместе с тем, разрешая исковые требования потерпевшего, суд указал, что иск документально не обоснован, поскольку документы на дом, по стоимости бытовой техники, бензопил не сохранились, в связи с чем, сумма иска нуждается в дополнительной проверке.

Таким образом, выводы суда о значительности ущерба, причиненного потерпевшему, являются противоречивыми, а, следовательно, сделать однозначный вывод о значительности ущерба нельзя.

Автор жалобы приводит доводы о несогласие с назначенным осужденной наказанием, считает его несоответствующим принципу справедливости.

Выражает свое несогласие с выводом суда о необходимости назначения для отбывания наказания Суровегиной колонии общего режима. Указывает, что мотивом назначения данного вида исправительного учреждения послужила личность осужденной и то, что она ранее совершала правонарушения, злоупотребляет спиртным. Вывод о том, что Суровегина ранее совершала правонарушения, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, так как в материалах дела нет данных о том, что осужденная привлекалась к административной ответственности. Злоупотребление спиртными напитками не является основанием к ужесточению вида исправительного учреждения, тем более, что отягчающих по делу обстоятельств судом не установлено.

Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив доводы кассационной жалобы осужденного по материалам уголовного дела, судебная коллегия находит приговор в части квалификации действий Суровегиной законным и обоснованным, но подлежащим изменению в части назначенного ей наказания.

Выводы суда о доказанности вины осужденной в совершении указанного выше преступления соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.

Действиям Суровегиной дана верная правовая оценка, и они правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 167 УК РФ, как умышленное уничтожение чужого имущества, повлекшее причинение значительного ущерба, совершенное путем поджога и повлекшее по неосторожности смерть человека.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 6 Постановления Пленума ВС РФ N 14 от 5 июня 2002 года (в редакции ФЗ от 06.02.2007.) "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем" при решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб собственнику или иному владельцу имущества, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего.

В результате противоправных действий Суровегиной был уничтожен жилой дом потерпевшего, в результате чего он остался без жилья. Следовательно, выводы следствия и суда о том, что действиями осужденной, совершившей умышленный поджог дома потерпевшего, последнему был причинен значительный материальный ущерб, являются обоснованными.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности, данные о личности осужденной, обстоятельства смягчающие наказание.

Указание в приговоре на то, что действиями осужденной потерпевшему ФИО1 причинены тяжкие последствия - смерть его отца и оставление потерпевшего без жилья и большей части своего имущества, раскрывает характер и степень общественной опасности совершенного Суровегиной преступления.

Тот факт, что при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, суд применил правила ст. 62 УК РФ при определении размера наказания, на что имеется ссылка в приговоре, свидетельствует о том, что перечисленные в приговоре при назначении наказания такие обстоятельства, как явка с повинной, раскаяние в содеянном, состояние здоровья и привлечение к уголовной ответственности впервые, суд признал обстоятельствами, смягчающими наказание Суровегиной.

Вместе с тем, суд необоснованно учел при назначении размера наказания то обстоятельство, что осужденная не приняла никаких мер к заглаживанию причиненного своими действиями ущерба. Данное обстоятельство подлежит исключению из приговора, а назначенное осужденной наказание - снижению.

Вывод о назначении осужденной для отбывания наказания колонии общего режима судом в приговоре мотивирован, и судебная коллегия с ним соглашается.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые явились бы основанием к отмене приговора, не имеется.

Необоснованным находит судебная коллегия довод представления о том, что судом при определении размера морального вреда необоснованно снижен его размер. Материальное положение осужденной, не имеющей постоянных источников дохода, злоупотребляющей спиртными напитками, что следует из имеющейся в материалах дела характеристики, явился основанием для принятия судом такого решения.

Мотивированным находит судебная коллегия вывод суда о передаче иска потерпевшего о возмещении материального ущерба на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства. Данное решение не противоречит требованиям закона и не ставит под сомнение выводы суда о виновности Суровегиной в причинении своими действиями значительного ущерба потерпевшему, как считают авторы жалобы и представления.

При обращении потерпевшего в суд с иском в порядке гражданского судопроизводства, им могут быть предъявлены ко взысканию не только стоимость уничтоженного имущества, но и расходы по восстановлению имущества, иные, вызванные пожаром и при его тушении убытки.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

Приговор Угличского районного суда Ярославской области от 8 февраля 2012 года в отношении Суровегиной Е.В. изменить:

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора при назначении наказания указание о непринятии осужденной никаких мер компенсации ущерба.

Снизить назначенное Суровегиной наказание по ч. 2 ст. 167 УК РФ до 1 года 10 месяцев лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационное представление прокурора и кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения.

 

Председательствующий:

 

Судьи:

 

 

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.


Кассационное определение Ярославского областного суда от 24 апреля 2012 г. N 22-684/2012


Текст определения официально опубликован не был